Александр халилов

Главная Новости В стране Подробнее
13.10.2019 (11:29)

Военный оркестр гвардейского десантно-штурмового Кавказского казачьего полка успешно прошел проверку Военно-оркестровой службы ВС РФ

В соответствии с планом-графиком работы Центральных органов военного управления Министерства обороны Российской Федерации на 2019 год, представителями Военно-оркестровой службы Вооруженных Сил Российской Федерации были проверены военные оркестры, дислоцированные на территории Южного военного округа, в том числе военные оркестры соединений и воинских частей Воздушно-десантных войск.

В ходе проверки особое внимание было уделено вопросам участия военных оркестров в общественных, культурно-массовых и спортивных мероприятиях, оценена специальная строевая подготовка, исполнение служебно-строевого репертуара и плац-концерта, в том числе порядок размещения и организация служебной деятельности и документации, а также разнообразие концертных репертуаров.

Военный оркестр гвардейского десантно-штурмового Кавказского казачьего полка, дислоцированного в г. Ставрополе, на суд членов строгой комиссии вынес более 30 музыкальных произведений разной направленности.

Каждый музыкант индивидуален, как и его инструмент, и каждый требует индивидуального подхода. Понадобилось немало усилий и многочасовых репетиций, чтобы добиться нужной сыгранности.

«Искусство оно многогранно, — отметил председатель комиссии – начальник военно-дирижерской кафедры Военного института (военных дирижеров) Военного университета Министерства оборонв Российской Федерации полковник Игорь Цупиков, — «Опираясь на эту истину, не особо хотелось ограничивать коллектив оркестра какими-либо рамками» — подчеркнул председатель комиссии.

Благодаря довольно интересному, музыкальному репертуару, который продемонстрировал оркестр десантно-штурмового полка из Ставрополя, комиссия по достоинству оценила качество исполнения, стиль, характерное звучание и творческий почерк коллектива.

Новости по теме:
Метки: К списку новостей

Михаил Халилов (в центре) с отцом Александром Михайловичем (на фото — слева) и дядей Валерием Михайловичем Халиловыми. Красная площадь, сентябрь, 2014 г. Фото: личный архив Михаила Халилова

…Через полгода после гибели Валерия Халилова я увидел в соцсетях видео: молодой морской офицер дирижирует оркестром. Его жесты напомнили мне неповторимый почерк главного военного дирижера Минобороны, который в последние месяцы жизни возглавлял и Ансамбль имени Александрова.

— Это Михаил, папин племянник, — объяснила Мария, дочь Валерия Михайловича. — Служит в Севастополе.

На днях я связался с Михаилом Халиловым. (Кстати, полностью его должность звучит так: военный дирижер оркестра штаба Черноморского флота.)

— Насчет особого «халиловского дирижирования», которое у вас заметно, — спрашиваю, — я не ошибся?

— Да, смотрю очень много концертов моего дяди. Хочется, конечно, как Валерий Михайлович, дирижировать. У меня же и отец — Александр Михайлович — военный дирижер, полковник. И дед — Михаил Николаевич Халилов — был военным дирижером. Меня, кстати, в честь дедушки и назвали… Я, как говорится, еще не родился, а уже знал, что буду военным музыкантом. Брал уроки музыки у дяди. И отец со мной занимался. И Суворовское военно-музыкальное училище окончил с отличием, и Институт военных дирижеров. По распределению еще в 2011-м попал в Севастополь.

Валерия Халилова проводили в последний путь его музыканты — под его музыку…

Фото: Александр ГАМОВ

— Много раз видел, как дирижирует Валерий Халилов — и на Красной площади, и на базе Хмеймим в Сирии… Энергично.

— Во-первых, Валерий Михайлович сам по себе был человеком энергичным. У него не было жестов «неконкрентных», не было «размазанности»… Считаю, то, как генерал Халилов дирижировал, это — эталон. Он же и сам музыку сочинял — такую же энергичную. (Всего у Валерия Михайловича более 100 произведений, много маршей.) И любил повторять слова Суворова: «Музыка удваивает, утраивает армию…»

— Ну, военную мощь.

— Да! Мы вспоминаем его часто. При жизни, правда, редко с ним виделись, он всегда — с оркестром, все время куда-то летал… Буквально за месяц до гибели он мне свою дирижерскую палочку подарил — из вишневого дерева. Для меня это — как будто Валерий Михайлович со мной. Ею я дирижирую только тогда, когда мы с нашим оркестром даем такие большие концерты. Я ее берегу…

ВСПОМНИМ ВСЕХ ПОИМЕННО

Экипаж и пассажиры военного самолета Ту-154

25 декабря 2016 года военный самолет Ту-154 рухнул в Черное море недалеко от Сочи. На бору воздушного судна находились 92 человека — члены экипажа, артисты ансамбля имени Александрова, журналисты «Первого канала», «НТВ» и телеканала «Звезда» (подробности)

Вспоминая Черное горе

25 декабря 2016-го над Черным морем под Сочи разбился Ту-154 Минобороны России с 84 пассажирами и 8 членами экипажа

70 СЕКУНД ПОЛЕТА

Ночью 25 декабря самолет Ту-154 с бортовым номером RA-85572 поднялся с военного аэродрома «Чкаловский» под Москвой и взял курс на Сирию — на российскую авиабазу Хмеймим. Дозаправка планировалась на Северном Кавказе — в Моздоке, но из-за непогоды ее перенесли в сочинский аэропорт. Лайнер взлетел оттуда в 5.25 утра. И через 70 секунд… пропал с радаров. Никто не хотел верить, что самолет потерпел крушение. Его искали в горах, на побережье, но потом заметили фрагменты фюзеляжа в воде. В 1,5 километра от берега. (подробности)

Приемный сын доктора Лизы: Я только однажды видел, как мама плакала…

Илья Швец поделился с «Комсомолкой» воспоминаниями о женщине, только в Донбассе спасшей более 500 детей

Сегодня ровно год, как в небе над Черным морем потерпел крушение ТУ-154. Одной из 84 пассажиров, летевших в Сирию с гуманитарной помощью, была Елизавета Глинка. Всю жизнь она спасала больных и обездоленных, раненных на войне, стариков и детей. И в тот раз не осталась в стороне, хотя ради этой поездки она впервые нарушила традицию проводить выходные с семьей. У Елизаветы Петровны и ее мужа, адвоката Глеба Глинки, двое взрослых сыновей, живут в Америке. О том, что есть еще третий, приемный сын Илья Швец, мало кто знал. Сегодня он с семьей живет в Саратове, работает в кафе, учится на юриста. От общения с журналистами категорически отказывается, но для «КП» сделал исключение. (подробности)

Памяти художественного руководителя Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени Александрова генерал-лейтенанта Валерия Халилова и его прославленного коллектива.

Катастрофа борта ТУ 154, вылетевшего из Сочи в ночь на 25 декабря 2016 года, унесла жизни замечательных людей — одних из лучших в стране. Среди них артисты легендарного ансамбля Александрова, руководитель ансамбля, музыкальный руководитель Фестиваля «Спасская башня» генерал-лейтенант Валерий Халилов.

Заслуженный деятель искусств России, генерал-лейтенант Валерий Михайлович Халилов (30 января 1952 — 25 декабря 2016) — потомственный дирижер. Родился в семье военного дирижера в городе Термез (Узбекская ССР). Детство провел в Средней Азии.

Валерий Халилов: Я представитель военной музыки, главный военный дирижер и выходец, собственно, тоже из семьи военных. Это не просто красиво, музыка требует самоотдачи, она требует высочайшей дисциплины, требует, безусловно, знания, навыки, умения. Отец мой был военным дирижером. Детство мое началось в Средней Азии. Отец по окончании института дирижеров был направлен в Среднюю Азию, потому что этот регион знал. Он из Ташкентской школы музыкальных воспитанников. Во время войны из этой школы отобрали десять лучших мальчиков и направили в Москву для формирования первой школы военно-музыкантских воспитанников. В 1951 году отец окончил институт дирижеров, здесь же он познакомился с моей мамой, она работала в этом институте в секретном делопроизводстве, в строевой части. Здесь они женились, и я родился в городе Термез – это на границе с Афганистаном, на берегу Сыр-Дарьи. Этот период я не помню, потому что был маленьким. Отец ездил по гарнизонам. Второй гарнизон был города Кирки, уже Туркмения, то есть родился я в Узбекистане. Мой брат четыре года спустя родился уже в Туркменистане. И мы переехали в город Джамбул это Казахстан уже третья Среднеазиатская республика. И вот там началась моя сознательная жизнь.

RadioBlago: Музыкальная одаренность Валерия Халилова проявились очень рано. В четыре года Халилов уже начал заниматься на фортепиано, а в пять лет впервые выступил на публике.

Валерий Халилов: В четыре года я начал заниматься на фортепиано. Это обязательный инструмент для любого музыканта. И тому, кто даже совмещает профессию духовика, струнника, дирижера, этот инструмент необходим, не только для ознакомления с мировой музыкальной литературой, но он позволяет глубже вникнуть в профессию дирижера. В Джамбуле в пять лет я пошел в школу, у меня есть фотография, где я с бабочкой. И я играл, это я уже четко помню «Марш Черномора» из оперы «Руслан и Людмила» в четыре руки с мальчиком.

RadioBlago: В 1963 году семья Халиловых переезжает в Москву, тяжело заболевает отец Валерия и увольняется из армии. В одиннадцать лет Валерий Халилов поступает в Московскую военно-музыкальную школу, Школа была открыта в 1937 году для подготовки специалистов особой профессии. Учащиеся должны были овладеть искусством музыканта и знанием строевого дела, а также открывать парады войск Московского гарнизона на Красной площади в Москве.

Валерий Халилов: Отец тяжело заболел, и мы вынуждены были переехать. Он уволился из армии, переехали в Москву уже к родителям мамы. В одиннадцать лет я поступил в Московскую военно-музыкальную школу, семилетка, суворовская. Сейчас называется Московское музыкальное училище. Поступил я в 1963 году. Надо сказать, что поступать туда было очень тяжело, потому что был потрясающий конкурс. Хотите верьте, хотите нет, пятьдесят человек на место. Принимали тридцать мальчиков ежегодно со всего Советского Союза. Я сдавал экзамен арифметику, не был силен, хотя, в общем-то, был уверен в себе во всех предметах. Сдал арифметику, выскочил первым из кабинета на крыльях уверенности. Получилось таким образом, что я получил двойку, сделал я ее неправильно и должен был быть отчислен, потому что пересдача запрещена была. Но благодаря профессии моего отца – его знали, конечно, как видного дирижера, а к тому же музыкальные предметы я все сдал на отлично, я очень хорошо пел, очень правильным тоненьким интонационным голосом, хорошо слышал – по сольфеджио пятерка, хорошо играл на рояле, все-таки одиннадцать лет, конечно, с четырех лет я занимался… Когда я поступил в это заведение закрытого типа было очень тягостно и тоскливо, потому что по существу оторвали от родителей, от домашнего уюта, разместили, естественно, в казарме. Это жесткий совершенно распорядок дня, это форма одежды без нарушений, хождение строевым шагом, участие в ритуалах, в артикулах армейских и т.д. Было тяжело, но было тяжело первые два года. Было тяжело не только мне, но и моим сокурсникам. Где-то за церквушкой, а там, на территории Серебряного Бора располагалось две церкви. В храме, тогда еще не действующем, размещалась наша столовая. Я помню с Сашей Смагаем мы за эту столовую заходили и поплакивали, так – тяжело было, на самом деле хотелось домой. Вы знаете, я пример хочу привести. У нас не было, я даже слово «дедовщина» не хочу говорить, шутки были, безусловно. Были старшие воспитанники, были младшие воспитанники, шутили над нами, достаточно серьезно иногда. Вот могу привести пример, может быть, не педагогично… У нас все здания в школе были расположены на огромной территории Серебряного Бора, на берегу Москва-реки, Троице Лыково. Общеобразовательная школа представляла собой еще дореволюционное здание деревянного типа, на первом этаже классы, на втором этаже — классы и раздевалка с вешалками. Вот я помню над нами шутили. Старшие воспитанники приходили – а мы в жмурки играли. Вот они заходили, ребята большие, если в одиннадцать лет поступали – через семь лет это уже семнадцать-восемнадцать лет ребятки. Они нас брали легко так и за задний ремень на вешалку, как гроздья, так развешивали и уходили. Начинался урок — первый звонок, мы после жмурок не знаем, что делать. Приходил завуч – майор Гурушков, на «о» говорил, Владимирский был, нас снимал, допытывался: «Кто?». Мы никогда, конечно, не говорили. Но это шутка, ничего в этом не было ущербного для здоровья и прочее. В этой школе был потрясающий совершенно преподавательский состав, и, конечно, мы брали с них пример. Пример вежливости, культуры, обхождения. Они были очень строгими, что способствовало тому, что я до сих пор строг к себе. Потому что требовательность к себе, прежде всего, дисциплина времени, дисциплина внутреннего содержания. Только тогда можно прийти к определенному успеху в своей жизни. Ну, и конечно, цель, к чему стремиться. Ничто не достигается легким путем. Если цель достигнута легким путем, значит будьте осторожны, что-то здесь не так.

RadioBlago: В 1970 году Валерий Халилов поступает на Военно-дирижерский факультет при Московской государственной консерватории имени Петра Ильича Чайковского. Это уникальный факультет — единственный в мире, где готовятся дирижеры для вооруженных сил Российской Федерации и специалисты в области духовой музыки для других стран.

По окончании обучения Валерий Халилов был назначен дирижером оркестра Пушкинского высшего командного училища радиоэлектроники ПВО.

Валерий Халилов: Далее Военно-дирижерский факультет при Московской государственной консерватории имени Петра Ильича Чайковского. Сам я по профессии кларнетист. Здесь тоже был казус. Я почему-то был очень маленького роста. Сейчас у меня рост 1,76 см, а заканчивал я 1,56 см. можете себе представить, это большая разница. Когда я поступал на дирижерский факультет, мандатная комиссия, по несколько человек, уже сдавших экзамен выстраивали Но по ранжиру — это еще не строй, многие еще в гражданке были, потому что поступали не только из нашей школы музыкальной, поступали сверхсрочно служащие, поступали с гражданки. И вот я помню этот эпизод. Начальник факультета, будущий к которому мы поступали Гайк Сумбатович Мурутян, полковник, композитор, армянин. Когда мы выстроились, он говорит: «Зачем такой дирижер нужен? Ему нужна будет высокая подставка все время». А начальник курса будущий Сергей Михайлович Петросян, он сейчас в Днепропетровске. Говорит: «Гайк Сумбатович, мы его за уши вытяним, потому что он музыкант все-таки, давайте пойдем ему навстречу». Экзамены я хорошо сдал, уже двоек у меня не было и арифметики Слава Богу, не было. Меня приняли. Приняли с таким маленьким ростом, профессиональная ущербность такая небольшая. Потому что дирижер должен быть правильного роста, средне-арифметического. И вот Авангард Алексеевич Федотов, мой преподаватель уже на дирижерском факультете, преподаватель кларнета. Это академик, Народный артист России, человек очень известный, бывший директор филармонии Московской. Проходит первый курс, мы уезжаем в отпуск. Из отпуска я приехал, встречаюсь с ним в коридоре, с Авангард Алексеевичем. Говорю: «Здравствуйте, Авангард Алексеевич». Он говорит: «Здравствуйте». И пошел дальше. Потом повернулся и говорит: «Халилов, это ты?». Я говорю: «Я вырос». Каким-то образом, очень странным, не знаю, с медицинской точки зрения, что это значит, но это такой взрыв был роста. Я вырос сразу на двенадцать-четырнадцать сантиметров, потом дорастал уже до современного роста. Авангард Алексеевич меня не узнал. Поступил учиться на факультет. Это тоже уникальное, совершенно, учебное заведение – единственное в мире, где готовятся дирижеры для оркестров вооруженных сил Российской Федерации, готовятся специалисты для других стран.

RadioBlago: Проходя службу в училище радиоэлектроники ПВО. Валерий Халилов познакомился с замечательным русским композитором Георгием Свиридовым. Первые опыты сочинения музыки Валерием Халиловым относятся как раз к этому периоду.

Валерий Халилов: Пушкинское училище радиоэлектроники во время войны называлось Училище ВНОС – Воздушного наблюдения, оповещения, связи. Георгий Васильевич Свиридов был принят в это учреждение курсантом, как имеющим высшее образование. Это училище во время войны было Эвакуировано в город Бийск, в Сибирь. Но по состоянию здоровья он не мог исполнять функцию курсанта в войсках ПВО. И когда встал вопрос «Куда же тебя девать, курсант? А что за образование… А Консерватория. Давай в оркестр». То есть мне посчастливилось руководить тем оркестром, в котором в годы войны служил великий русский композитор Георгий Васильевич Свиридов. И когда я уже приехал сюда капитаном, в Москву, был переведен на привальскую должность. Накануне, перед отъездом в Москву, проводился юбилей – сорокалетие этого училища, была выпущена книга, пара страниц в которой были отведены творчеству Свиридова. Я осмелился связаться с Георгием Васильевичем Свиридовым, он жил на большой грузинской улице, недалеко от Белорусского вокзала. Созвонился, трубку подняла жена. Она говорит: «У вас, молодой человек, пятнадцать минут – от 17.00 до 17.15». Я говорю: «Так точно. Спасибо большое». На Белорусском вокзале купил цветочки, волновался, дошел до этого дома №45, поднялся на второй этаж, или третий. Ждал 17 часов. Ровно в 17 часов жал кнопку. Открывается дверь – я в форме, с букетом. Открыла Эльза Густавна, я ей сразу букет. На заднем плане фигурировал Георгий Васильевич Свиридов. Очень им понравилось, что я пришел в форме – доверительная ситуации, и с цветами не Георгию Васильевичу, а супруге. Провел меня в свой кабинет, у него стол зеленого бархата, старинного, немножечко молью изъеденный. Он меня посадил за стол. Я говорю: «Георгий Васильевич, мне выпала высокая честь Вам вручить книгу о сорокалетии училища, в котором вы были курсантом, а затем Вас приняли в оркестр этого училища». И так получилось, что он открывает книгу именно на той странице, где… так получилось. Он начинает вспоминать эти фамилии: «С этим я картошку чистил, с этим мы музыкой занимались…». Время проходит очень быстро, Эльза Густавна уже начинает злиться, потому что есть режим у него определенный. Он меня спросил: «Вот о тебе написано, смотри-ка. Что Композитор?» Я говорю: «Я пытаюсь». Он говорит: «Пытайся, пытайся». Я говорю: «Георгий Васильевич, Вы же служили, почему марши не написали?». «Я – говорит, — написал марш из «Метел. Для того, чтобы марш написать, нужно много прослужить, тогда поймешь, что такое Военный марш». Он прав был. Потом он сказал: «Эля, принеси фотографии». Эльза Густавна принесла пачку фотографий, он долго выбирал. Выбрал фотографию. Написал на обратной стороне (эта фотография сейчас лежит в Музее училища) «Пушкинскому высшему училищу радиоэлектроники от одного из бывших курсантов», что очень важно. Потом подарил мне «Курские песни» и написал «Валерию Халилову на долгую память». У меня сейчас (титульный лист я сфотографировал) в кабинете.

RadioBlago: Под управлением Валерия Халилова действовало несколько оркестров, в том числе и симфонический оркестр Министерства обороны России.

Валерий Халилов: Я начну с того, что это изобретение — Симфонический оркестр Министерства обороны – не сегодняшнего дня. Римский-Корсаков, великий русский композитор, когда совершенствовал структуру оркестров военно-морского флота. Он создал два симфонических оркестра на флоте, потому что через симфонический оркестр можно услышать самые лучшие, самые выдающиеся образцы симфонической музыки, то есть музыкальной культуры. А где, как ни при исполнении Симфоническим оркестром Министерства Обороны, военнослужащие или гражданский персонал вооруженных сил может услышать живую симфоническую музыку?

RadioBlago: В 1980 году оркестр под управлением Валерия Халилова занимает I место в конкурсе военных оркестров Ленинградского округа, после чего он назначается на должность преподавателя кафедры дирижирования, а затем кафедры военно-оркестровой службы дирижерского факультета при Московской государственной консерватории имени П.И.Чайковского. В 1984 году В. М. Халилов переведен в орган управления военно-оркестровой службы Министерства обороны СССР. С 2002 по 2016 год Валерий Халилов — начальник военно-оркестровой службы Вооруженных Сил Российской Федерации — главный военный дирижер. С 2007 года он является музыкальным руководителем Международного фестиваля «Спасская башня». Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член Союза композиторов России, заслуженный деятель Всероссийского музыкального общества. Его творчество как композитора связано, в основном, с жанром духовой музыки.

Валерий Халилов: К сожалению, многие наши любители нашей военной и духовой музыки и просто музыки не знают возможности оркестра, потому что оркестр не звучит сейчас так часто, как это было, скажем, после войны, и тем более раньше, когда он просто заменял филармонию, а до революции слова известные Стасова, которые гласили так, что «военные оркестры проводники не одной только военной музыки, но и всяческой музыки в массы народные». Мы уже отметили 300 лет военной музыки России. Эта дата идет от 19 февраля 1711 года, когда Петром первым был подписан указ «О введении в кавалерийских и пехотных полках штатов оркестров, возглавляемых иностранцем и восемь русских музыкантов, то есть 9 человек было первоначально. И вот мне вспоминается работа моего отца. Оркестр выступал в парке города Джамбула. Тогда, вы помните, еще майские жуки летали, сейчас я их давно не видел майских жуков в мае месяце, а тогда еще летали. Фонари, вечер, майские жуки и музыка духового оркестра. Сейчас конечно, это немножечко, так сказать, архаично может выглядеть, элемент усмешки может даже возникает, а тогда это была сама жизнь, это была среда обитания наших людей. В общении через посещение парков, садов, кроме того коньки. Я помню сам катался на коньках, все дорожки были залиты, играла музыка, в том числе и военная музыка даже зимой. Это было замечательно, это поднимало настроение, как-то все было романтично и лирично, и когда мама приходила, она очень любила фокстрот «Цветущий май». Мама приходила на танцы, когда отец видел, что мама пришла, он начинал дирижировать вот эту музыку замечательную. И я знал, что пришла мама. А я сидел в это время за большим барабаном, я был маленький такой. То есть у меня четко в память врезался большой барабан, этот цветущий май и танцы под оркестр.

RadioBlago: Валерий Михайлович Халилов девять лет был музыкальным руководителем Международного фестиваля «Спасская башня». Стоял у истоков Фестиваля «Спасская башня», неизменно участвовал в разработке концепции каждого Фестиваля, руководил репетиционным процессом, дирижировал сводным оркестром в финале. Как вспоминает его коллега «Каждый год у нас происходило одно и то же. За много месяцев до начала фестиваля члены оргкомитета собирались на свои рабочие совещания и каждый раз спорили: кого пригласить, как правильно составить программу и как сделать праздник ярким, запоминающимся, не похожим на прежние представления. Халилов обычно отмалчивался, но в конце говорил: «Да что вы так волнуетесь. Кто бы ни приехал — все равно будет классно». «Все будет хорошо».

Ему удавалось невозможное — объединить в одно действие коллективы из разных стран. И каждый раз он это делал виртуозно, ярко, мощно.

Валерий Халилов оставил после себя целую плеяду молодых талантливейших музыкантов-учеников, которым он передал свое особенное отношение к военной музыке. В этом его главная заслуга и главное наследие. Именно это вселяет уверенность, что Фестиваль будет жить, а оркестровая музыка становиться все более и более популярной.

В апреле 2016 года Валерий Халилов назначен на должность Начальника ансамбля — художественного руководителя Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова. С этим ансамблем связана вся его последняя деятельность.

Днём рождения ансамбля считается 12 октября 1928 года: тогда в Центральном Доме Красной Армии состоялось его первое выступление. На тот момент коллектив насчитывал всего 12 человек.

Навсегда в историю страны ансамбль вошел, когда 26 июня 1941 года на Белорусском вокзале, уходя на фронт, впервые исполнил песню «Священная война».

Каждый из этих шестидесяти четырех музыкантов был по-своему уникален и одарен, своим талантом и артистичностью создавая праздник даже там, где его абсурдно было бы ждать. Ансамбль имени Александрова не раз выступал в горячих точках, заставляя людей улыбаться — пусть иногда и через слезы. В катастрофе легендарный коллектив потерял треть своего состава: это солисты, хор и часть музыкантов.

Остаться равнодушным к этому хору мощнейших голосов, к этим невероятным номерам было просто невозможно. За каждым выступлением стояли часы сложнейших репетиций, которые были бы невозможны без офицерской выдержки всех артистов и их художественного руководителя — генерал-лейтенанта, композитора Валерия Халилова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *