Биполярность

Елена Стрекалова, художница, 2D-иллюстраторка, психоактивистка. Год назад ей поставили диагноз — биполярное расстройство. Сегодня Лена находится в стадии ремиссии, но еще недавно ее жизнь была разделена на две части. Каково это — жить по фазам? Насколько биполярное расстройство опасно для человека? И как выглядит жизнь в больнице, где лечат пограничные расстройства?

Содержание

Лена, давай начнем с определения. Расскажи мне, что такое биполярное расстройство.

Биполярное расстройство — это заболевание, которое кардинально меняет твою жизнь. Причем, пока ты не подберешь правильное лечение, все твое существование будет поделено четко на две части. Первая — активная фаза, а вторая — пассивная депрессивная. У людей с биполярным расстройством второго типа вообще могут быть только депрессивные фазы. Их соотношение может быть разным: у кого-то одна неделя к трем месяцам, у кого-то месяц к месяцу. У меня в разные периоды лечения менялось и соотношение, на данный момент — месяц к трем. Я отмечаю эти фазы в календарике, чтобы видеть и не теряться в случае наступления следующей фазы, подстраивать свой режим жизни и принимать соответствующие лекарства.

Депрессивная фаза сопровождается такими симптомами: ты не хочешь вставать с кровати, не хочешь есть, ощущаешь жуткую усталость и апатию. Часто в пик этой фазы ты начинаешь думать: а зачем мне вообще такая жизнь, может, лучше в окно выйти? Я, к счастью, с этим справилась. Но я хорошо помню то ощущение, когда я готова была уже открывать окно. Думаю, что если бы был какой-то легальный способ суицида, к примеру, зайти в какую-то кабинку, чтобы через секунду тебя не было, большая часть БАРщиков в депрессивную фазу заканчивали бы жизнь самоубийством.

БАРщики?

Да, так мы называем друг друга — людей с биполярным аффективным расстройством.

Что такое биполярное расстройство?

При таком диагнозе чередуются, а точнее, перемежаются с периодами нормального настроения противоположные фазы: мании и депрессии.

Симптомы мании со стороны могут показаться подарком судьбы: это прекрасное настроение вне зависимости от внешних обстоятельств, бьющая ключом энергия и бурная активность. Но они опасны, потому что могут привести к полной потере связи с реальностью, а спустя несколько недель или месяцев неизбежно заканчиваются депрессиями. Если настроение, напротив, сниженное, сил нет, любые дела даются с трудом и это продолжается более двух недель подряд, можно говорить о депрессии.

Биполярность может быть выражена в разной степени: от относительно мягких колебаний, которые больше похожи на сезонную хандру с периодами бурной деятельности, до экстремальных перепадов от эйфорической мании к суицидальной депрессии.

Ближе, чем кажется Люди с ментальными расстройствами рассказали о том, как они переживают психофобию близких

Биполярное расстройство отличается тем, что интеллект и адекватность человека почти не страдают, он способен осознавать и контролировать свое поведение в большинстве случаев.

Проверить, соответствуют ли ваши перепады настроения критериям биполярного расстройства, можно с помощью опросников на признаки мании и депрессии. Например, шкала мании Янга, шкала депрессии Бека.

Если у близкого человека такой диагноз, или у вас есть причины его подозревать — это еще не повод для паники. Это заболевание возможно контролировать, при адекватном лечении и образе жизни «биполярники» мало чем отличаются от окружающих людей, кроме переменчивого настроения. Но это нелегкая задача, а потому заболевшему очень понадобится ваша поддержка.

А что насчет активной фазы?

Активная, или маниакальная, фаза может очень варьироваться. Ты можешь спать по два часа, при этом полностью высыпаться за это время. А можешь не высыпаться, но при этом ходить весь день на взводе, потому что тебя всего трясет, ты активный, машешь руками, быстро говоришь и не можешь замолчать. В эту фазу человек очень раздражительный и может обидеть близких, даже не задумываясь.

Разгребать же все тебе приходится в депрессивной фазе, когда ты хочешь просто умереть. Получается вот такой замкнутый круг.

На данный момент я наблюдаюсь у психиатра. Приходится постоянно пить таблетки, пропускать их приемы нельзя. Сейчас я принимаю противосудорожные, антидепрессанты, нормотимики, но это не значит, что первые таблетки против судорог, а вторые — лечат депрессию, — это лекарства, которые работают вместе и только в комплексе помогают чувствовать себя хорошо. Собственно, благодаря лечению я на третьей фазе сейчас — в ремиссии. Мне сложно сказать, когда наступает активная фаза, а когда депрессивная, потому что переход между ними сглаживается. Ну и главное, что уже не хочется выйти в окно. Ты понимаешь, когда наступает депрессивная фаза, но ты уже с этим можешь мириться, ходить на работу, общаться с людьми. Делать какие-то простейшие вещи, которые раньше не мог.

Что, например?

Позвонить по телефону. Это состояние сложно объяснить… В депрессивной фазе ты не хочешь ни с кем общаться, ты не хочешь идти в магазин за едой, остается только заказать доставку, но и по телефону ты не можешь говорить.

Как чаще всего проявляется БАР?

Биполярное расстройство у всех проявляется по-разному, и знаете, нет двух одинаковых случаев. При том, что всего 2% населения болеют биполярным расстройством, в моем окружении есть пять подруг, живущие с ним. Поэтому у меня была возможность увидеть разные формы.

БАР появляется внезапно. В моем случаем — на первом курсе обучения в колледже. На втором курсе у меня уже начались проблемы с посещаемостью. А на третьем и четвертом курсах я могла появиться несколько раз за год. Я не могла выйти на улицу. У меня были жуткие боли в теле. Начались панические атаки, что не редкость для БАРщиков.

Можешь описать состояние во время панической атаки?

В какой-то момент тебе просто начинает казаться, что ты умираешь. Что-то в теле начинает болеть настолько, что ты на полном серьезе думаешь, что сейчас тебя не станет. Или ты начинаешь задыхаться до посинения. Это могло происходить ночью дома, скорая помощь ко мне приезжала как минимум раз в неделю. Мне не хотелось их тревожить, но часам к четырем утра действительно казалось, что я умираю. Естественно, они не могли мне как-то особо помочь. Говорили нечто вроде: «Ну что тут у вас? Колики, может? Займитесь чем-то! На работу сходите! Парня найдите!» К счастью, они кололи успокоительное, и я могла уснуть. Но, когда я просыпалась, паническая атака никуда не исчезала, а скорую второй раз вызвать я уже не могла. Приходилось лежать в болях и страхе по 12-13 часов и смотреть в потолок.

В этот период я все больше и больше отдалялась от людей, потому что мне было страшно и грустно, а никто ведь не понимал, что же со мной происходит.

В таком состоянии ты злишься на всех, ссоришься, бросаешь работу, бросаешь учебу, бросаешь всех.

Расскажи, как ты поняла, что у тебя начинается развиваться биполярное расстройство.

Я заметила, что мне становилось плохо в метро. Как только я туда заходила, я начинала задыхаться, а в глазах темнело. А если мурашки бегали по затылку, это означало, что я сейчас упаду в обморок. Как только я садилась, мне становилось легче, но просить уступить место я не могла. Когда я все же просила, мне, молодой девушке, конечно же, отказывали. «Хорошо, будете вытаскивать меня из вагона сами», — думала я и хлопалась в обморок.

Я решила, что у меня вегетососудистая дистония, и пошла к врачу. Он подтвердил диагноз и сказал, что никак это заболевание не лечится. На мой вопрос «а как же мне с такими обмороками на работу и учебу ходить?» он ответил «не ходить». Дальше мне стало сложно находиться на улице. Добавились боли в области сердца. В отношениях с людьми я стала агрессивной. И знаете, что удивительно? Ко мне никто не подошел и не сказал, что я как-то странно себя веду. Со мной просто переставали общаться. А так как я отдельно от родителей жила, то мне еще сложнее было понять, что же со мной не так. По сути, со своим расстройством я осталась одна.

Сколько времени ушло на постановку правильного диагноза?

Пять с половиной лет. Я закончила четыре курса колледжа, поступила в университет, и вот окончательный диагноз мне поставили только прошлым летом. Наверное, то, что я — сильный и даже жесткий человек, мне помогло. Была бы я послабее, я уже давно бы вышла из окна. Когда мне было грустно, я звонила маме, а она советовала мне выпить валерьянки, таблеток от сердца, успокоительного. Она правда хотела помочь, но не понимала, что со мной вообще происходит. Я думала: хорошо, уж хоть что-то. Моя подруга-медик советовала мне пропить капли от сердца. В общем, я пила много всего разного…

Ромашку?

И ромашку, и мяту, которых у меня полный шкаф. Я все это пила и пила, а лучше не становилось. Переломный момент наступил, когда я поняла, что мне тяжело разговаривать с людьми. Не по телефону, а в жизни. Если я все же доходила в магазин, то с продавцами я разговаривала жестами. Если я заказывала еду на дом, то на сайте указывала, что я немая. Я тогда сильно похудела, ведь чтобы поесть, нужно сначала встать и доползти до холодильника, а я и этого не могла. Все это время я ходила периодически к разным врачам, но потом перестала на них надеяться.

Так, насколько я понимаю, проявлялась депрессивная фаза. А маниакальная?

В эту фазу мне дико хотелось быть популярной, выступать с лекциями, чтобы меня слушали люди. И я старалась делать все для этого. Как художница я вышла на довольно приличный уровень, и в этой фазе я смогла заполнить эту нишу — потребность быть услышанной, значимой. Я знала, что нарисую картинку, закину ее в интернет, соберу 200 лайков и все станет нормально. Мне сразу становилось легче, а вот в депрессивной все было наоборот. Зато, когда я была в маниакальной фазе, я познакомилась со многими людьми. И одна моя новая подруга подкинула мне пачку антидепрессантов.

Как только я начала их пить, стало происходить что-то странное: то мне казалось, что падает потолок, то, что какие-то ступеньки оказывались перед ногами или жук полз по стене.

Но это нормально. И в принципе мне повезло, так как она мне дала именно те таблетки, которые назначил мой первый психиатр. Это такое совпадение, на самом деле! И, наверное, если бы не это, я бы сейчас здесь и не сидела, потому что давило нереально.

Несмотря на жуков и падающие потолки, мне стало легче. И я поняла, что антидепрессанты что-то лечили. Я решила, что у меня депрессия, хотя в маниакальной фазе я ее, конечно же, не ощущала. В этот период ты вообще отрицаешь ее как факт, потому что тебе весело и клево и ты можешь спать по четыре часа и вкалывать по 20, не ощущая усталости.

Какой была реакция, когда наконец-то поставили диагноз?

Было сложно. В какой-то момент мне начало становиться хуже и таблетки перестали помогать. Я гуглила, что же это могло такое быть у меня. Когда мне на запрос выпало «биполярное расстройство», я отказывалась это принять. Это же что-то серьезное, а мне казалось, что я просто скучно живу.

Я несколько раз записывалась к психиатру, но постоянно отменяла записи. Считала, что это просто такой период был, а со мной на самом деле все в порядке. Но потом я дошла до состояния, когда просто уже не могла работать. Я устала. И я набрала по телефону маму и попросила ее записать меня к психиатру, чтобы я сама не могла отменить. И вот тут мне тоже повезло со специалистом. Я пришла к нему, описала все, что со мной происходит, и заявила: «У меня же не биполярное расстройство, ведь правда?» Врач посмотрел на меня с грустью и кивнул. Диагноз мне поставили сразу, но дело в том, что биполярное расстройство может маскироваться под кучу других болезней. Так что после было еще полгода наблюдений, которые его подтвердили.

Как сейчас протекает заболевание?

Важно понимать, что оно нестабильное. Бывают периоды, когда тебе легче, а бывает совсем непросто. В какой-то момент все пошло под откос… Начались проблемы в работе, я разбила телефон, на меня напали двое парней, которые хотели меня изнасиловать… Я поняла, что хватит, и решила лечь в больницу. В интернете я нашла клинику, где есть отделение пограничных расстройств. И я пошла туда лечить депрессию.

То есть ты сама пошла добровольно?

Да! Я рассказала врачу свою историю, взяла направление и на следующий день пришла в больницу. Точнее попросила подругу меня привезти на своей машине, потому что я была вообще не в состоянии что-то делать. Но мне не было страшно абсолютно. И, возможно, если б я не слушала эти истории про «дурку» и легла бы туда пораньше, мне было бы легче.

Я провела там месяц и неделю. Пришла я туда с пакетом вещей, а вышла с подругой и новой соседкой. Первый день я просто лежала и рыдала. По потолку тараканы бегают, все такое убитое, обшарпанное, совковое…

Реальные тараканы?

Именно живые, притом разных размеров. Но со временем привыкла ко всему: персиковым стенам, персиковой палате, персиковым тараканам… Над моей кроватью еще висела порванная гирлянда с надписью «Все будет ОК», но я не выдержала и сорвала ее. На второй день начали расспрашивать, что со мной, и я выпалила: «Врач сказал мне, что у меня нервное расстройство, клиническая депрессия и биполярное аффективное расстройство». Услышав это, мои соседки спросили: «Сколько ж тебе лет-то?» А им, как ни странно, было около 50-60-ти в среднем.

Что дал тебе этот опыт нахождения в больнице?

Я очень многое поняла про людей. Раньше не представляла, кто заполняет антистресс-раскраски. А тут вижу, женщина, потерявшая мужа, рыдает и разрисовывает. Так было принято: все по очереди рыдали, никто ничего другу другу не говорил, потому что нужно было выплакаться. Я себе накупила журналов, начиталась глянца и поняла, что лучше буду дальше разгадывать судоку. Вообще, первое время ничего не делала, лежала, пила таблетки, благодаря которым хорошо спала.

Много ограничений было?

Вот тут я развею сейчас стереотипы. Никто не отбирал у нас телефоны, никто не держал насильно, мы могли выходить за территорию свободно, подписав специальную бумагу. Примерный режим выглядел так: утром я просыпалась, шла на процедуры, пила кислородную пенку, встречалась с врачом, общалась с соседками, разгадывала судоку, гуляла по территории. Мои соседки очень любили, когда я говорила об искусстве, и каждый вечер перед сном я рассказывала истории.

Там никто никуда не спешит, потому что все уже понимают, что доспешились.

Поэтому встретить людей на лавочке под дождем было привычным делом. Льет? Ну и что? Задача сейчас — отдохнуть и посидеть на лавочке. И знаете, через две недели пребывания там я почувствовала себя лучше.

Как адаптировалась к жизни после лечения?

Очень сложно, потому что я привыкла к определенному режиму дня. Сначала так и жила: сон, приемы пищи, разгадывание судоку… Но потом поняла, что вообще-то я уже вышла из больницы. Стал вопрос: что делать? Я заставляла себя рисовать, ведь это моя работа, но путь от кровати к столу был для меня непосильным. Поэтому я стала брать скетчбук прямо в постель. Потом я поняла, что мне так неудобно, и потихоньку начала вставать к компьютеру. Затем я вернулась в соцсети, начала писать какие-то посты, — и вот такими мелкими шажками я потихоньку возвращалась. Кстати, то, что я занимаюсь блогерством и психоактивизмом, мне помогло социализироваться быстрее.

Что тебя подтолкнуло начать заниматься психоактивизмом и открыто говорить о своем расстройстве?

Я знаю, что многие люди с БАР, не могут так активно давать отпор, потому что им стыдно, они боятся, что их семья не поймет, и т.д. И я ставлю людям условие: либо вы принимаете меня, либо не общаетесь со мной. Потому что у меня выбора нет — я такая, какая есть. И я такой человек, который сразу все о себе вываливает собеседнику, не дожидаясь вопросов. Я жестко защищаю свою позицию, себя, своих друзей и не позволяю кому бы то ни было травить и атаковать меня. И передо мной не стоял вопрос — говорить людям о БАР или нет?

Первое, что я сделала, когда узнала диагноз, сфотографировала его и запостила в сториз. Мне сразу написала подруга: «Ты что! Люди увидят, удали!» Но разве кому-то стыдно написать, что у него грипп?

Так вот биполярное расстройство — это такое же заболевание, которое нужно лечить. И я везде говорю о себе и своем расстройстве, чтобы люди знали, чтобы делать проблему видимой. Ведь когда ты проинформирован, ты не боишься.

Биполярное расстройство излечимо?

Нет, это на всю жизнь. Нужно постоянно следить за тем, что с тобой происходит: сколько ты спишь, ешь, какие лекарства принимаешь. Но симптомы можно сгладить.

Какие у тебя есть страхи, связанные с БАР?

Я боюсь в какой-то момент вернуться в то состояние, когда ты не можешь контролировать себя, когда ты хочешь покончить с собой. Это страшнее всего, потому что даже если кто-то близкий хочет тебе помочь, он может просто не успеть. Очень многие люди с биполярным устройством погибают раньше времени. И меня невероятно бесит, когда я слышу истории, что люди отказываются лечиться.

Почему ты не молчишь и рассказываешь сегодня мне свою историю?

Потому что в нашей стране все очень плохо с психопросвещением и очень мало людей знают, что это такое — биполярное расстройство. Я знаю, что те люди, которые живут с БАР и могут доступно рассказать о нем, никогда этого не сделают, потому что боятся реакции людей, стигматизации, что узнают их родственники. Но я не боюсь.

Беседовала Таня Касьян. Иллюстрации Алины Борисовой

Читайте также: О чем молчат бездомные женщины

Эта статья была впервые опубликована на VICE Denmark.

Рашиду Мутику 29 лет, он – бакалавр журналистики, и он живёт с биполярным расстройством. Такой же или подобный диагноз поставили примерно 40 000 датчан и 4 миллионам британцев, но, как это часто бывает с психическими заболеваниями, оно до сих пор окружено множеством отрицательных стереотипов.

Мы с Мутиком вместе учились в старшей школе, где он показывал себя исключительно хорошо. Я всегда считал его гением; он был одним из самых умных и перспективных людей, которых я знал. Но жизнь у него пока что складывалась не так, как ожидали мы все: из-за биполярки Мутику оказалось трудно удержаться на обычной работе.

Недавно он вернулся из Копенгагена в деревню, чтобы быть поближе к семье. Я поговорил с Мутиком, чтобы узнать, как расстройство повлияло на все аспекты его жизни.

VICE**: Что ты почувствовал, когда тебе поставили диагноз?**

Рашид Мутик: Я получил его около года назад, и поначалу это было огромным облегчением. За предыдущие годы мне очень часто ставили неправильные диагнозы, поэтому было очень приятно наконец-то узнать, что со мной происходит. Но это чувство поутихло, когда я осознал серьёзность диагноза. При биполярке как будто качается маятник между крайней самокритичностью, неловкостью и внезапным приступом огромной самоуверенности. Я убедил себя, что всегда должен чувствовать себя отлично, уверенно, полным сил, но смириться с тем, что моё маниакальное состояние так же вредно, как и депрессивное, было трудно. Мне нужно было найти равновесие, но это состояние равновесия не приходит ко мне само собой, а мысль о нём немного нагоняет на меня скуку.

Каково это – находиться в маниакальном состоянии?
В начале маниакального состояния я – лучшая версия самого себя. Я всё делаю быстрее, не устаю и не унываю. Я не могу спать, но и не чувствую в этом потребности. Это всё равно что жить в весёлой нарезке кадров из фильмов: думать не надо – человек просто делает, и всё шикарно. Человек очень много говорит и с трудом дожидается ответов. Он – сверхчеловек, он забавен, он – центр внимания, и он наслаждается этим. Если кто-то не уделяет внимания исключительно ему, это не принимается близко к сердцу – просто кажется, что этот человек что-то упускает. Полагаю, это очень похоже на кайф от кокаина.

Photo by Roseann Sabla

Так почему же маниакальное состояние – это так же плохо, как и депрессивное?

Основных причин две. Первая – в том, что если достаточно долго пробыть в маниакальном состоянии, в конце концов происходит то же самое, что и после нескольких дней под кокаином: приходит паранойя, человек выходит из-под контроля. После маниакального эпизода мой мозг просто ломается и начинается депрессия. Во-вторых, в маниакальном состоянии человек делает то, что ему не свойственно. Он от фонаря принимает важные решения насчёт своей жизни, денег и отношений, а это может испортить жизнь.

Как-то раз я проиграл 2400 долларов, и банк закрыл мой счёт. Среди симптомов есть и гиперсексуальность: я в маниакальном состоянии занимался сексом в общественных местах с людьми, которых даже не знал по именам. Это может разрушать отношения, как романтические, так и дружеские, и карьеру. В маниакальном состоянии некоторые люди уходят с работы, потому что не хотят сидеть на привязи, а когда эпизод заканчивается, они глубоко об этом сожалеют.

Как биполярка влияет на твою повседневную жизнь?

Этот диагноз влияет на всё. Я часто не могу спать – как-то раз я не спал двое с половиной суток, а когда я наконец засыпаю, я сплю по 20 часов кряду. Пропадает контроль над собственным телом. В маниакальном состоянии мне приходится напоминать себе поесть, а когда я всё-таки ем, мне приходится напоминать себе, что надо остановиться.

В депрессивном состоянии я толкую всё совершенно иначе. Просто встать утром и пойти на работу – уже испытание. Рефлексы проявляются не особенно хорошо, поэтому водить машину практически невозможно. Я переживал настолько тяжёлую депрессию, что мне было трудно даже порезать буханку хлеба. У меня было так мало сил, что казалось невозможным удержать хлеб и порезать его ножом. При таком самочувствии на душ нет сил – человеку даже не кажется, что он заслуживает чистоты.

Как биполярка влияет на твои отношения с другими людьми?

Поддерживать близкие отношения трудно, потому что человек не отдаёт то, чего от него ожидают, при общении. В депрессии мне кажется, что люди любят меня зря: может быть очень трудно просто встретиться со знакомым человеком на улице и поздороваться с ним. И это– если вам вообще удастся выйти на улицу. В депрессивном состоянии не имеет значения, насколько сильно ваш друг хочет, чтобы вы пришли на вечеринку: выйти из дома вы неспособны, как бы вы ни старались. Речь идёт о низком уровне энергии и очень высокой тревожности.

А со свиданиями как**?**

В маниакальном или депрессивном состоянии партнёр может принять ваше психическое состояние на свой счёт, подумав, что он что-то сделал не так. Из-за непостоянства вашего настроения он может начать нервничать рядом с вами. Мне говорили: «Я никогда не знаю, чего от тебя ожидать». Логично: я тоже не знаю, чего от меня ожидать. Разумеется, когда человек начинает отгораживаться от внешнего мира, его близкие раздражаются, злятся и печалятся, но это ещё и значит увеличение его изоляции, а она ухудшает самочувствие.

Каким образом заболевание повлияло на твою карьеру?

Выключателя на мне нет, поэтому я не могу определять, сколько энергии мне расходовать. Очень многие люди с биполярным расстройством невероятно творческие и умелые, но они могут работать только в непрерывном творческом потоке, который не заканчивается в шесть вечера, а не управляя своим рабочим временем, человек выгорит. На обычном рабочем месте от человека ожидают постоянства, что он будет каждый день вставать в одно и то же время и выполнять одинаковый объём работы. Я не думаю, что люди должны делать это каждый день – для таких ощущений психическое расстройство не обязательно, – но с биполярным расстройством это кажется тяжелее. Я никогда не смогу ходить на работу, на которой регулярно или всегда требуется одинаковая производительность, но я могу представить себя на нормальной работе в будущем, хотя это и будет трудно.

Боишься ли ты, что у твоих детей может быть биполярное расстройство?

О, да, конечно. Оно может быть наследственным, поэтому я очень много думаю о том, стоит ли мне производить на свет детей. Мне очень много раз казалось, что на свете не стоит жить. Люди не выбирают сами, родиться им или нет, поэтому я всегда думаю, может ли у меня быть предлог дать жизнь человеку, которому, как и мне, когда-нибудь опротивеет собственное существование.

Каковы самые худшие предрассудки, с которыми ты сталкиваешься?

В целом люди, как правило, относятся ко мне с неплохим пониманием. Но самое худшее – когда вам говорят, что из депрессии можно просто взять и выйти, как будто для этого достаточно взять себя в руки. Думаю, эту мысль так или иначе усвоил каждый человек в депрессии. Хоть я и прожил с этим много лет, я до сих пор иногда задумываюсь, не является ли моя депрессия банальной ленью.

Такой настрой очень сильно проявляется и в медиа: «эксперты» рассказывают, что у них была депрессия, но затем они начали качаться и читать мотивационные цитаты, а затем всё рассосалось. Если проблема решилась таким образом, то они на самом деле не страдали от депрессии. Согласно другому стереотипу именно против людей с биполярным расстройством, им нельзя доверять, якобы они – лгуны и манипуляторы. Человек с биполяркой однозначно не является безупречно надёжным, но это уже другое.

Можно ли вылечиться от биполярного расстройства?

Это хроническое заболевание, так что этому не бывать. Это один из важнейших уроков, которые я должен усвоить: это не прекращается никогда, это не исчезнет. Если подумать, что вы это преодолели, и начать игнорировать симптомы, появляется риск впасть в глубокую депрессию или тяжёлое маниакальное состояние. Меня до сих пор преследует мысль о невыносимости жизни, но я иду на поправку. Я настроен оптимистично, но самое жуткое в биполярке – это то, что можно находиться на верном пути, но, стоит только оступиться один раз, как тотчас же вернёшься к началу. В этом плане она похожа на наркоманию или алкоголизм.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *