Что происходит с детьми после аборта?

А деньги? Да их всегда не хватает. Разве мама не сможет отказать себе в новых сапогах, чтобы купить ребенку пальто? Сможет. Но корни пустил стереотип, что через какое-то время можно обеспечить себе и будущему ребенку безоблачное будущее. Конечно, можно, но часто бывает уже поздно. Что поделать, если мама перепутала очередность действий: сначала она «рискнула» стать мамой, а только потом задумалась о своем финансовом положении.
И вот еще что. «Случайной» беременности не бывает. И раз уж так получилось, что тест показал две полоски, нужно пообещать ребенку, что мама успокоится и все будет хорошо. Она просто волнуется: «Малыш, извини, у мамы это впервые, понимаешь?». А если не впервые, то по какому праву мама может убить еще одного своего малыша?!
Это счастье, если удастся забеременеть после аборта. Ведь каждая четвертая женщина после этой процедуры остается бесплодной. А сколькие в процессе аборта умирают!
Сейчас в Беларуси на 100 родов приходится 38 абортов. По данным Всемирной организации здравоохранения, на каждые 1000 родов в мире приходится 300-500 абортов; 15% девушек до 20 лет, 30% до 25 лет и 80% до 30 лет делали аборт.
Мама, подари мне жизнь!
Возможно, будет сложно поверить в эти цифры, но как есть, так есть. Сейчас в Беларуси на 100 родов приходится 38 абортов. Это же больше трети! По данным Всемирной организации здравоохранения, на каждые 1000 родов в мире приходится 300-500 абортов. Это невероятно! Еще одна информация для размышления от той же организации: 15% девушек до 20 лет, 30% до 25 лет и 80% до 30 лет делали аборт. Некоторые из них делали аборт несколько раз.
В Беларуси каждый год от ребенка избавляются 4000 несовершеннолетних девушек. По количеству это же… все население таких городских поселков Гродненской области, как Мир и Желудок!
Еще один факт. В 1993 году абортов в Беларуси было почти в два раза больше, чем родов. Это значит, что дети, которым тогда позволили жить – это поколение счастливчиков. Этот факт может стать сюжетом для страшного фильма «Остаться в живых». А ведь я родилась в 1993 году. «Избранная», так сказать…
Те, кто не считает, что в утробе матери находится уже живой человечек, могут убедиться в обратном. Исследователи долго изучали данные о развитии эмбриона и пришли к выводу, что уже на 18-ый день после зачатия у ребенка начинает биться сердце. А на 6-7-ой неделе малыш начинает самостоятельно двигаться. В Республике Беларусь аборт делается до 12-ой недели по желанию женщины и до 22-ой недели по медико-социальным показаниям. Это значит, что крохотное существо уже чувствует боль, когда его убивают!
В документальном фильме «Безмолвный крик» показано, как кроха пугается, когда врач дотрагивается до него инструментом, делая аборт. Сердцебиение ребенка учащается до 200 ударов в минуту, он переворачивается в утробе матери и… широко открывает рот. Иными словами, ребенок кричит, но никто этого не слышит. Именно этот кадр дал название фильму «Безмолвный крик». Ребенок извлекается из матки вакуумной трубкой, которая рвет его тельце на части. В конце фильма – обращение акушера-гинеколога Бернарда Натансона ко всем врачам, которые делают аборты: «Вы должны показать этот или подобный фильм каждой женщине, которая решилась на аборт». Я уверена, что это, скорее всего, изменит решение мамы. Она увидит, как дает согласие на такое зверское убийство своего ребенка.
В Беларуси каждый год от ребенка избавляются 4000 несовершеннолетних девушек. По количеству это же… все население таких городских поселков Гродненской области, как Мир и Желудок!
Мама, тебя не накажут за меня?
По количеству абортов в Европе страны СНГ занимают лидирующие позиции. А все потому, что аборты просто-напросто разрешены.
Уважения заслуживает не так много стран, в которых действует закон о запрете на убийство беззащитных крох. В Ирландии, Афганистане, Египте и Анголе аборты запрещены безоговорочно. А в соседней Польше аборты разрешены только при условии угрозы жизни матери. В ином случае, нелегальная процедура может стоить от двух до пяти лет лишения свободы.
В Беларуси аборт разрешен до 12-ой недели беременности. Так же дело обстоит в Бельгии, Дании, Норвегии, Чехии, России.
А ведь в начале ХХ века в России ссылали в Сибирь за совершение аборта. А в Англии, Германии и Франции в ХVII веке за аборт была предусмотрена смертная казнь всех участников процедуры: и врача, и пациентки.
Христианство категорически против лишения жизни безвинных детей. Это считается смертным грехом. Женщины, которые решились на убийство своего нерожденного ребенка и у которых ещё осталась совесть, будут терпеть ее угрызения до конца жизни.
На сайте noabort.net публикуются невыдуманные истории трагедий женщин, которые совершили аборт. Одна девушка считает, сколько лет было бы ее малышу сейчас, мысленно празднует его пятилетие. Другая благодарит маму за то, что она одумалась в последний момент и отказалась от аборта. Ее изнасиловали, но она решила оставить ребенка. Спасибо маме! Третья девушка всегда хочет разбить зеркало, когда смотрит в него. Она видит там глаза убийцы трех малышей. Сейчас у нее бесплодие. Она плачет, услышав, что ее подруги родили уже по несколько детей…
Чем мы можем помочь?
В 1987 году в Польше появилась инициатива о духовном усыновлении нерожденных детей. А в 2005 году Конференция Католических Епископов в Беларуси утвердила эту инициативу и в нашей стране. Что это такое?
Это молитва за ребенка, которому угрожает убийство в утробе матери. Эта акция проводится в праздник Благовещения Божьей Матери и длится следующие 9 месяцев. Участвовать в ней могут все, независимо от пола и возраста. Сначала нужно прочитать специальную присягу духовного усыновления. Желательно ее читать в храме в присутствии священника, но можно и самому перед распятием.
Пресвятая Дева, Богородица Мария, все ангелы и Святые! Желая нести помощь беззащитным нерожденным детям, я торжественно обещаю, что с сегодняшнего дня я духовно усыновляю одного ребенка, имя которого известно только Богу, чтобы ежедневно в течение девяти месяцев молиться о спасении его жизни и о справедливой и праведной жизни после рождения.
Молитва духовного усыновления состоит из одной тайны Розария, а также из молитвы за ребенка и его родителей. Вот текст ежедневной молитвы:
Господь наш Иисус Христос, через посредничество Марии, Твоей Матери, которая родила Тебя с любовью, а также через посредничество Святого Иосифа, который был Твоим опекуном после рождения, прошу Тебя за этого нерожденного ребенка, которого я духовно усыновил, и над которым нависла угроза аборта. Прошу, дай его родителям любовь и мужество, чтобы они не убивали своего ребенка, а оставили ему жизнь, которую Ты Сам ему даровал. Аминь.
А потом на протяжении 9 месяцев нужно каждый день молиться одной тайной Розария (1 раз «Отче наш» и 10 раз «Радуйся, Мария») и читать молитву за ребенка и его родителей. Можно подкрепить силу своей молитвы добровольным постановлением.
Если пренебрегать своими «родительскими обязанностями» – не молиться на протяжении месяца, усыновление прерывается. Если же перерыв в молитве был недолгий, ее можно возобновить, продлив молитву за все пропущенные дни.
Главное, что таким образом Ты можешь спасти жизнь. Родители могут вовремя сказать «нет» и отказаться от аборта. Ты станешь духовным родителем уже родившегося ребенка.
В городе Узда возле костела Возвышения Святого Креста в сентябре был установлен памятник в виде креста, на котором изображены руки Бога, держащие нерожденного ребенка. Это пока первый памятник жертвам аборта в Беларуси. Но, возможно, не последний.

«Нет» медикаментозным абортам

— Одно время миниаборты были — это как регуляция менструального цикла. При небольшой задержке — это тот же аборт, только вакуумосператором, то есть плодное яйцо удаляется не кюреткой, а вакуумным отсосом. При беременности это было менее травматично: давался небольшой наркоз, делалось в амбулаторных условиях, люди по 40 человек в день шли. Они после процедуры легли минут на двадцать с грелкой, полежали и пошли — работоспособность не терялась. Это называлось «регуляция менструального цикла», то есть прерывание беременности на ранних сроках.

«Вот почему о медикаментозных абортах идёт спор? У нас в области их не делают, а в других областях делают, и в системы медицинского страхования это включили. Девушка выпивает таблетки (нет механической травмы), плодное яйцо вываливается, кровотечение останавливается, и всё. Это, конечно, сбивает гормональный фон, но он через полгода восстанавливается. Это менее травматично, но почему наши не дают добро… У нас-то вообще за рождаемость борются. Но рождаемость у нас высокая. А если запретят все аборты, то разовьются криминальные аборты, негласные, как раньше акушерки опытные делали. Будут просто калеченые женщины. Так нельзя! Там нет ни контроля, ни наблюдения, ни лечения».

Какая у нас статистика?

— Сейчас идёт снижение статистики абортов. Хотя какая у нас статистика? Когда говорят у нас, что врач КТУ (премия за выполнение коэффициента трудового участия — прим. ред.) не получит, если у него на участке будет много абортов. Поэтому их не подают в статистику.

«У нас по бумагам может за год на участке пройти 12 абортов — да кто в это поверит, если это молодёжный участок? Да там было все 120, только они прошли мимо. Ведь аборт можно сделать в любой больнице по закону, а не только в той, куда относишься по прописке. Платишь деньги по договору (аборт стоит от 5 до 7 тысяч) — и тебе делают аборт. Истинной информацией, какое количество абортов, никто не владеет».

12 недель сомнений

— А ещё какая тенденция? Вот представьте: приходит ко мне девочка, прикреплённая, допустим, к разуменской женской консультации. В разуменской на десятой неделе ей отказали — большой поток или врача нет. Она едет в стрелецкую, а там ей говорят: «Мы делаем аборты только до десяти недель». И она попадает ко мне в 11 недель и четыре дня беременности. И она знает точно, что будет прерывать беременность. Но ребёнку же надо объяснить, что аборт лучше всего делать в шесть–восемь недель, и если у тебя уже девять недель, то бегом беги, сдавай анализы. В 12 недель уже осложнений больше. И только по моему звонку, когда я прошу её принять, ибо она за деньги по договору пойдёт, её принимают. А сама она бегает по больницам, её никто не принимает и не даёт направление, потому что никто не хочет чужому пациенту не со своего участка давать направление и потом писать этот аборт к себе в статистику, а время идёт. Вот и доходилась. Пока не позвонишь, не упросишь…

«Если видят на УЗИ уже девятинедельный плод, а девушка не хочет ребёнка, её надо брать за руку и вести на аборт, потому что в 12 недель это уже будет калечение здоровья».

— Опытные врачи берутся и в 14 недель делать аборт — в том случае, если сами врачи «пропустили беременность». То есть она ходила, её проверяли, что-то назначали, воспаление лечили, а в конечном счёте выясняется, что там беременность! Делают УЗИ — а там уже 14-недельный плод, а девушке уже столько препаратов вкатили, она столько гормонов получила, что ей и сохранять эту беременность нежелательно. Неизвестно, что там будет. Тогда нужно звонить опытному доктору, который умеет делать аборты на этом сроке, но не все же умеют. А по медицинским показаниям до 22 недель делают, но там всё очень строго».

«Если раньше проживание малоимущей семьи в общежитии было основанием, то потом эти все приказы пересмотрели. Только если она беременна от наркомана, который состоит на учёте, и если она во время беременности заболела какой-то болезнью — краснухой, например. Но всё это делается только при наличии бумажки. Если она знает, что отец — наркоман, но он на учёте в диспансере не состоит, то никому не докажешь».

— А раньше были более широкие показания даже для медикаментозных абортов — если она не может ребёнка обеспечить или по состоянию здоровья… А сейчас по новому приказу мы можем прервать строго по небольшому списку. Например, если беременность угрожает жизни. Раньше был и социальный фактор — развод был в перечне приказа, мать-одиночка с минимумом зарплаты. В таких случаях беременность прерывали.

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 3 декабря 2007 года № 736 регламентирует медицинские показания для искусственного прерывания беременности. В их число входят:

  • возраст менее 15 лет;
  • туберкулёз;
  • краснуха;
  • злокачественные новообразования малого таза и органов зрения;
  • лимфомы;
  • сахарный диабет в тяжёлых формах;
  • расстройства дегенеративные, аффективные и связанные с употреблением психоактивных веществ;
  • атрофии;
  • паркинсонизм;
  • дистонии;
  • эпилепсия;
  • каталепсия и нарколепсия;
  • пороки сердца;
  • дыхательная недостаточность;
  • язва;
  • цирроз.

Ничьих детей не бывает

— Сейчас заставляют рожать. Говорят: «Ничьих детей не бывает». Ты можешь родить и оставить государству. Два года назад такая программа у нас разрабатывалась. У нас в районе где-то был пансионат, где находились 20 беременных малоимущих девушек. Все девять месяцев они там жили на государственном обеспечении, наблюдались, рожали, имели право от ребёнка отказаться в пользу государства. То есть ничьих детей не бывает — это «государственные» дети. Но я сама не знаю таких женщин, которые проходят девять месяцев и потом так легко отказываются от ребенка. По-моему, таких и нет. В городском роддоме точно сейчас такого не бывает, хотя раньше много отказников было. Сейчас если только она приехала откуда-то (с Украины, например), родила и сбежала из роддома. Но это же катастрофа, её же будут искать потом.

Всему своё время

— Недавно у нас на приёме была девочка молодая, 24 года, её мама привела. У неё настолько выраженный токсикоз, что она сидеть не могла, лежала на коленях у матери. Ей настолько было плохо, что ситуация (24 года, первая беременность) не вызвала вопросов по отговариванию её: она начала рваться прямо у меня в кабинете. Есть же состояние, при котором женщина просто не может перенести беременность. Могли ведь в поликлинике взять у неё анализы на ацетон и не заставлять её сдавать все анализы в течение двух недель и потом выдерживать неделю «тишины». Её мама говорит: «Сделайте хоть что-нибудь. Помогите. Нам в поликлинике сказали, что без медицинских показаний аборт будет стоить 20 тысяч». Кто такую цену назвал — не знаю. Но по показаниям она бы не перенесла эту беременность из-за такого токсикоза. Ребёнок ведь для мамы — это чужеродный белок, организм начинает выделять ацетон и идёт самоотравление. Тогда надо либо капать беременную всё время, чтобы «разводнять» её, либо прерывать беременность.

В поликлиниках не хватает времени

— В поликлиниках некогда беседовать с пациентами. На приём выделяется 12 минут. Под дверью стоят толпы. Нет нормального управления лечебным процессом. У власти стоят люди, которые работают на пяти работах, ведут приёмы в частных клиниках, у них нет времени на приём обычных пациентов в муниципальных клиниках. И все это знают, но ничего не делают.

«Я считаю, что любую женщину можно за девять месяцев наблюдения оценить — оценить, как она будет рожать. Можно оценить её психологию: что от неё можно ожидать при родах. Ведь от поведения при родах зависит здоровье ребёнка. Бывают очень сложные роды из-за болевого синдрома — у нас же не научились обезболивать, как за границей, у нас натуральным путём рожают. За границей — обезболили, она ничего не чувствует и здорового ребёнка рожает. А у нас женщины продолжают рожать по принципу «терпи». И у одной можно понять, какой болевой синдром и как она будет рожать, будет слушаться, дышать. А другая будет невменяемая и будет орать, её надо будет бить по щекам, приводить в чувство. И поэтому ещё на этапе беременности нужно определять, где ей рожать — в роддоме или в перинатальном центре. Нельзя почитать отзывы в интернете и определить, какой врач лучше. Должна быть некая взаимосвязь и понимание у беременной с врачом».

Кстати

С конца мая 2014 года в Шебекинском и Грайворонском районах был запущен пилотный проект «Шаг за шагом — вместе», который нацелен на индивидуальный подход к каждой беременной. С будущими мамами заключали специальный договор на индивидуальное обслуживание, по которому весь срок их наблюдения в женской консультации с момента первой консультации до послеродового периода их вёл один доктор. Губернатор Евгений Савченко дал поручение запустить этот проект во всех районах Белгородской области до конца 2015 года.

Не надо торопиться

— Бытует мнение, что девственницы старше 30 лет будут иметь сложности при зачатии ребёнка. Это миф. Всё будет хорошо и даже лучше — меньше инфекций. Отношения должны быть только обдуманные, постоянные, иначе есть риск инфицирования.

«При планировании беременности надо пройти флюорографию, полечить зубы, сдать анализы на инфекцию, чтобы потом сюрпризов не возникало. И пить фолиевую кислоту как профилактику пороков развития».

— Девочкам, которые осознанно планируют беременность и ходят на обследования, в среднем 30 лет. Если раньше уговаривали, что лучший детородный возраст — 25, то сейчас уже никого и не уговоришь. Больше рожают в тридцать, потому что хотят сделать карьеру, хотят, чтобы у них всё было, а потом только идут рожать. Хотят быть обеспеченными. Но я по-прежнему считаю, что лучший возраст — это 25, потому что после 28 лет идут «возрастные первородящие». Тяжелее вынашивать, тяжелее рожать.

Проблема не в абортах

— Женщины, которые имеют детей, лучше устраиваются в жизни, чем те, у которых их нет. У нас сейчас идёт проблема не абортов. Сперма никакая. Сейчас немного абортов — беременность не так легко наступает. Сейчас больше проблем именно с бесплодием. Это не последствия абортов, хотя аборты тоже дают осложнения. Из 100 женщин у восьми будут осложнения — но попадёт ли женщина в эту восьмёрку — неизвестно, никто не хочет сделать ей плохо. Но на каком фоне всё это делается? Инфекций достаточно: вся молодёжь лечит хламидию и уреаплазму. То есть это уже неблагоприятный фон, как бы мы женщину ни санировали, ни готовили, это уже будет эндометрит после аборта. А вот в плане того, что мы не можем получить беременность, работает бесплодный фактор и по статистике мужской уже преобладает над женским.

«35 лет назад была следующая статистика: 25 процентов — мужское бесплодие, 75 процентов — женское. Сейчас наоборот: 30 процентов — женское, 70 процентов — мужское. Почему так? Курение, пиво это бесконечное… А работа? Сейчас молодёжь или эмоционально затрачивает много энергии и некогда думать, что там со сперматозоидами происходит. Парни эмоционально выгорают. Ненормированные рабочие дни и так далее…».

— Или другая категория. Видели, сколько мужиков плитку кладут? Они же на солнце постоянно, на солнечных лучах. Они же перегреваются, «перекипают». И излучение от всей мобильной техники — они же увешаны ею: тут айфоны, тут айпады… Так что нельзя говорить, что аборты у нас тормозят рождаемость. Бесплодие надо лечить, чтобы получить нормальные показатели рождаемости.

Точка зрения

Белгородская митрополия в течение пяти лет ведёт работу с женщинами, решившими прервать беременность. Священник Иоанн Залога рассказал «Фонарю», как они отговаривают от абортов.

— В первую очередь, выясняются причины такого решения. Если это социальный фактор — нет денег на содержание ребёнка, будущий так называемый отец бьёт, родители из дома выгоняют, то женщине предлагается антикризисная помощь. Она может пожить в приюте, где бесплатное проживание и питание. Таких социальных приютов у нас в области три: один в Старом Осколе и два в Белгороде, вместимостью 15–20 человек. Также есть детский центр материальной помощи для уже родивших, когда требуется помощь при взращивании грудничка.

«Если же на решение влияет психологический фактор, то мы рассказываем про постабортный синдром. И про то, что это, в общем-то, грех».

— Но мы не навязываем своё мнение. С каждой женщиной помимо священника общается и социальный работник, и психолог. Идея в чём: мы оказываем помощь, если женщина хочет сохранить беременность. Наша задача — проинформировать о возможностях помощи. И ещё рассказать о последствиях, что могут и матку задеть, что может всё закончиться бесплодием.

«Нужно объяснять, что преждевременное прерывание беременности — это не прививку сделать и не прыщик удалить. А если женщина не хочет менять решение — ради Бога. Это её выбор».

Справка «Фонаря»

На заседании коллегии департамента здравоохранения и социальной защиты населения области в марте 2015 года заместитель губернатора Белгородской области Елена Батанова рассказала, что в 2014 году «благодаря работе специалистов, удалось сохранить 1,2 тысячи детей».

— Женщины отказались от мыслей об аборте. Нам необходимо сохранить каждую детскую жизнь, каждую беременность. Естественно, если это не противоречит медицинским показаниям.

Цифра «Фонаря»

По данным Белгородстата в 2014 году в Белгородской области родилось 17 822 ребёнка — на 61 младенца меньше, чем в 2013 году.

Хотите быть всегда в курсе новостей «Фонаря», когда просматриваете «Яндекс.Новости»? Добавьте нас в список ваших источников, и мы всегда будем на видном месте. Сделать это можно .

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Мужчина на Кавказе воспринимается как продолжатель рода, наследник имущества и защитник

«Если бы я подождала хотя бы день, прежде чем принять окончательное решение, а не решала бы всё на горячую голову, я бы не стала убивать своего ребенка», — говорит Карина, молодая женщина из маленькой армянской деревни.

По мере разговора она начинает плакать и прерывается, чтобы успокоиться.

У Карины две дочери, и третьим ребенком они с мужем хотели сына. На раннем сроке врач уверял ее, что у нее будет мальчик, однако на пятом месяце оказалось, что он ошибся.

«Я уже чувствовала, как ребенок толкается у меня внутри», — рассказывает она.

В тот же день Карина поехала в Ереван — с надеждой, что в местной больнице все же ошиблись. Но столичные врачи подтвердили — она была беременна полностью здоровой девочкой.

Image caption У Карины две дочери, и третьим ребенком они с мужем хотели сына

На их уговоры Карина не поддалась: «Мне даже неважно было, что у меня такой большой срок. Я решила сделать аборт».

Армения, как и Азербайджан, — в лидерах среди стран с наибольшим числом селективных абортов. При норме 104-106 мальчиков на 100 девочек, по данным ООН за прошлый год, в Армении рождается 110, а в Азербайджане — 114. Хуже этот показатель только в Китае.

«Демографическая катастрофа»

Объединение «Чистый мир» принимает женщин, ставших жертвами насилия. Оно находится в лабиринте одноэтажек в пригороде Баку. Снаружи здание нам не советуют фотографировать, а у входа висят камеры наружного наблюдения и стоит сурового вида молодой парень — единственный мужчина в этом доме.

Здесь живут несколько десятков женщин, которых, как рассказывают сотрудники, со временем устраивают на работу, стараются дать им образование и профессию.

Некоторых здесь заставили сделать аборт — насилием или угрозами. Одну женщину травлей и побоями заставили уйти из дома, другую сразу после УЗИ вернули в отцовский дом, что считается в консервативных семьях большим позором.

По словам Шахлы Гусейновой, под наибольшим давлением оказываются женщины, у которых не было официально оформленного брака. Одну из них после рождения третьей девочки муж бросил и не признал отцовство детей, чтобы не платить алиментов. Она прожила в убежище несколько месяцев, пока ей не нашли работу.

Image caption В доме-приюте объединения «Чистый мир» живут несколько десятков женщин

Как отмечают в ООН, процент селективных абортов возрастает среди женщин, уже имеющих детей.

«Для меня не имел значение пол ребенка, когда у меня родилась первая девочка, — говорит Сабина из Баку. — И когда родилась вторая, тоже, так как вторая беременность проходила так трудно, что я была уже рада тому, что просто смогла родить».

Сабина очень хотела мальчика, но, по ее словам, не смогла бы финансово осилить много детей. «Потому после второй дочери я трижды делала аборт, пока у меня, наконец, не родился мальчик, — рассказывает она.

Главный советник Фонда народонаселения ООН в Азербайджане Фарид Бабаев предупреждает, что если ситуация не начнет меняться, гендерный дисбаланс может обернуться настоящей демографической катастрофой.

Правообладатель иллюстрации Рюмин Александр/TASS Image caption Ситуация с гендерным дисбалансом среди детей понемногу улучшается, но все еще далека от нормы

Решать эту проблему необходимо с помощью просветительской работы, семинаров и бесед с будущими родителями, считают в ООН.

В Азербайджане организация проводит тренинги на тему гендерного равноправия для молодых неженатых мужчин в регионах и занимается разработкой плана по устранению гендерного дисбаланса среди новорожденных. Представительство ООН в Армении организует различные просветительские акции и флэшмобы, стараясь привлечь к этой проблеме внимание СМИ.

Проблема регионов

Статистика, которую ведет благотворительная организация «Чистый мир», показывает, что хуже всего дела обстоят в наиболее бедных регионах Азербайджана и пригородах Баку.

Многие женщины, столкнувшиеся с подобными проблемами, не окончили даже девяти классов школы. «Бывает так, что еще в четвертом их родители забирают из школы, — рассказывает Шахла Гусейнова. — Большинство не имеет никакой профессии или опыта работы, и эта ситуация характерна для регионов, где консерватизм распространен и где не желают давать девочкам образования».

Image caption «После аборта было страшное ощущение — будто ты родила ребенка, а его у тебя отобрали», — говорит 24-летняя Армине

В Гегаркуникской области, где живет Карина, сделавшая аборт на пятом месяце, в 2013 году гендерный дисбаланс достиг самых высоких показателей в мире — 124 мальчика на 100 девочек. Сейчас показатели немного улучшились — 117-116 мальчиков, но они все еще значительно выше нормы.

«Не могу передать, что я чувствовала на обратном пути из Еревана. Ехала я туда матерью пятимесячного ребенка, а возвращалась… никем, — вспоминает Карина. — Я, конечно, уже решила, что если опять забеременею и будет дочка, обязательно буду рожать. Больше я такой ошибки не сделаю».

Прямо напротив ее дома живет Армине. Ей 24, и у нее уже две дочки.

«Сейчас содержать четверых-пятерых детей очень сложно. Поскольку две девочки у нас уже есть, мы хотели, чтоб третьим был сын, — говорит она. — После аборта было страшное ощущение — будто ты родила ребенка, а его у тебя отобрали. Целый год я не могла приласкать своих девочек. Чувство вины тяготило. Тогда я решила, что больше никогда такого не сделаю… Но, как говорится, никогда не говори никогда».

Саша, 27 лет

Я сделала медикаментозный аборт в 20 лет и ни разу не пожалела об этом. На тот момент я встречалась с парнем около двух месяцев, он был в длительной командировке в моём городе. Мы предохранялись с помощью прерванного полового акта, я доверяла ему, ведь он был старше.

Когда я забеременела, он заявил, что мы поженимся, он возьмёт ипотеку, а чтобы её погасить, будет продолжать ездить по вахтам. Сначала я обрадовалась, но потом задумалась, а каково мне будет так жить? Фактически одна, с младенцем на руках, в чужом городе, без друзей, стабильной работы, образования, зато с деспотичной свекровью рядом.

Через день я подошла к нему и сказала, что хочу сделать аборт. После нескольких дней уговоров он всё-таки дал деньги, я поехала в частную клинику в столицу региона, где мне дали две таблетки для прерывания беременности. До сих пор мутит от этих воспоминаний! Это было очень больно, препарат вызывает спазмы всех мышц, но это был правильный выбор.

С этим мужчиной мы прожили вместе ещё два года, и это были самые ужасные, абьюзивные отношения в моей жизни. Он оказался диким ревнивцем, следил за мной, запрещал заводить друзей, устраивал скандалы. Полгода назад я узнала, что он бьёт свою нынешнюю жену, с которой у них общий годовалый ребёнок. Я помогла ей съехать от него, поддерживала как могла, но она всё-таки вернулась обратно.

Сейчас я замужем за чудесным мужчиной, путешествую, хожу по концертам, у меня много прекрасных друзей. Я по-настоящему счастлива и абсолютно не жалею, что с тем человеком и его семьёй меня не связывает общий ребёнок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *