Что значит воцерковленный человек?

Аудио

Беседа с иереем Виталием Семеновым.
– Как часто сегодня многие люди приходят или хотя бы заходят в Церковь? Кто-то из них называет себя воцерковленным, а другие пока считают себя невоцерковленными. Какая между ними разница? Что такое «невоцерковленный христианин»? Влияет ли это как-то на его личные или служебные качества?

– Человек становится членом Церкви Христовой, приняв святое крещение, в котором он получает от Господа разрешение от первородного греха (если взрослый человек крестится – от всех его личных грехов). Но воцерковление – чин, который, кстати, совершается сразу после крещения, и он помогает новоявленному христианину сделать первые шаги как члену Церкви в открытые во время крещения врата рая. Господь так устроил, что во время этого таинства раскрываются для души врата рая, врата жизни вечной.

Но многие люди, приняв крещение, становятся формальными христианами: по праздникам в храм заходят, когда трудно, придут записочку подадут, помолятся в храме, свечечку поставят. Это означает, что человек на самом деле не воцерковился. То есть ему помогли сделать первый шаг в открытые врата рая, в жизнь вечную, но он не пошел.

Что такое «воцерковленный»? Воцерковленный человек – тот, кто во всей полноте стремится быть частью Церкви Христовой, Глава которой – Христос, и жить так, как заповедал Христос, по Евангелию, – участвовать в таинствах, каяться в своих грехах, бороться со своими страстями, регулярно давать Господу возможность воссоединиться со своим телом, со своей душой в таинстве Евхаристии. А если он так не делает и крайне редко причащается, то через свою жизнь обычную, нецерковную, недуховную он отдаляется от Христа и Его Церкви.

– Может ли невоцерковленный человек считаться христианином?

– Священник во время приготовления пришедших на исповедь читает молитву. В ней есть удивительные слова, с которыми священник обращается к Господу: «…соедини его святей Твоей Церкви» – священник молит о пришедших, чтобы Господь через таинство Исповеди, разрешая их от уз греха, воссоединил их со Святой Своей Церковью: человек через грех отпадает от Христа и, как следствие, от Церкви. Вот это очень важно понимать: можно называть себя христианином, но в глазах Господа таковым не быть, ибо Мною аще кто внидет, спасется – Господь свидетельствует, что через Него можно войти в жизнь вечную, других средств нет.

И Господь говорит: Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее. Глава Церкви – Христос, Он хранит Свою Церковь для того, чтобы врата ада ее не одолели, а тот, кто по разным причинам отходит от Церкви, охлаждается в вере, – и к тем средствам, которые Господь вложил в Церковь Свою, чтобы человек усваивал плоды Его Воскресения, плоды победы над смертью, над адом, над дьяволом и обретал через Господа возможность вечной жизни с Ним, в итоге не приобщается.

– Очень многие люди, которые приходят в храм креститься, даже не скрывают того, что после таинства не собираются ходить постоянно в храм. Зачем это делается? Как дань моде?

– Я все-таки не склоняюсь к тому, что это дань моде. Скорее всего, это человеческие страхи – они связаны с тем, что люди боятся смерти…

– «А вдруг что-то есть, а вдруг наказание какое-то»?

– «А вдруг меня какие-нибудь колдуны заколдуют? А тут я могу в церковь сходить, свечечку поставить». Это разные страхи. Самый, конечно, благоприятный для участия в этом таинстве – страх Божий. Но многие люди крестятся просто потому, что «кто меня от всякого зла будет хранить? А если у меня какие-то неудачи будут или сложности с учебой, с работой? Это же надо куда-то обратиться – а как я приду в храм, если я некрещеный?» – люди крестятся не потому, что они хотят жизни вечной со Христом, не потому, что они возлюбили Господа и хотят следовать за Ним, а чтобы страшно не было на земле жить или просто потому, что такая традиция – говорят: «Я же русский, как это я не крещен?» или: «Я татарин – я должен быть мусульманином». Это ошибка.

Не из-за национальной принадлежности принимают крещение и не из-за страхов – умереть или еще что. Мы вступаем на этот путь – а это путь крестный – из любви к Богу, потому что мы хотим любить Его, и жить Его любовью, и в этой любви оказаться в вечности.

– Отвечает ли за духовное состояние человека священник, который его крестил?

– Однозначно, если священник принял решение допустить… Речь идет о взрослом человеке, но и, кстати, о младенце тоже, – младенцы крестятся по вере родителей и вере крестных, и поэтому, если священник не видит веры, если он видит, что крестные не то что не знают, но и не хотят знать Символ веры – суть и основание всей нашей веры… Святые отцы говорят, что если человек не доверяет хотя бы слову из Символа веры, то он не имеет права считать себя христианином вообще. А если я не знаю Символ веры, какой я крестный? Какой я христианин? Люди, когда шла борьба с ересями, жизнь свою отдавали, чтобы отстоять истинное исповедание веры, чтобы человечество не ушло на ложный путь, чтобы не погибли, пойдя по ложному пути, по пути ереси, дети, внуки. А мы даже не хотим знать Символ веры, который написан Духом Святым и который помогает нам понять, почему кто-то христианином себя называет.

Сейчас есть благословение Святейшего, чтобы в каждой епархии, в каждом приходе существовали катехизаторы, которые занимаются подготовкой людей к таинству Крещения. В нашем приходе таких катехизаторов двое, и еще священники: они проводят огласительные беседы перед крещением. Если взрослый человек собирается креститься, то обязательны две беседы в нашем храме, но в каждом храме по-своему установлено.

Когда человека научат, что значит жить по-христиански, посты соблюдать (и зачем), участвовать в церковной жизни, быть человеком воцерковленным, то есть членом Церкви Христовой, – если человек не желает этого, то зачем обманывать Бога, священника, себя? Такого человека не допускают до крещения.

В моей практике были люди, которых я не допустил до крещения, взрослые. С детьми сложнее, ведь с родителями и крестными сегодня сложно провести доскональную беседу, но мы стараемся, насколько возможно, это делать. Некоторые люди это негативно воспринимают, но мы с такими сразу расстаемся: если человек не хочет ничего знать о Церкви, зачем тогда ему быть членом Церкви?

– Почему люди прекращают ходить в храм? Ведь среди них не только захожане, которые переступают церковный порог раз-два в год, но и те, кто уже успел приблизиться к вере.

– На моем жизненном пути было несколько случаев, когда люди церковные переставали ходить в храм. И мне доводилось общаться с ними: мне было страшно, – это были люди, которые, как я видел, ведут более высокую духовную жизнь, чем я, и дольше были в Церкви, чем я (это я сейчас рассказываю о периоде, когда я еще не был священником). Мне, помню, тогда стало очень страшно: «Если такой человек перестал ходить в храм, если он стал как обычный светский человек, то и я могу потерять Христа и Его Церковь».

Был такой случай. Я работал на мирской работе и ночь через две сторожил в одном из храмов города Астрахани. У меня был напарник, молодой человек, который занимался резьбой по дереву, он резал иконостас в этом храме, преподавал в воскресной школе, занимался с детьми рукопашным боем. И мы ночь делили на две части – надо было хоть несколько часиков поспать, так как на следующий день на работу, а работа была очень ответственная, а он в свою смену, когда должен был отдыхать, читал Псалтирь, когда его время было бдеть, он занимался резьбой по дереву. Я удивлялся – как человек мог нести такой подвиг ради Христа? Он вообще не спал, молился, для Господа все делал. Он учился в одном из наших вузов и даже оставил вуз, чтобы посвятить себя Богу. И однажды я выяснил, что он познакомился с девушкой. Эту девушку привела в храм ее церковная подруга просто на беседу со священником – девушка общалась с сектантами, насколько я понял. И вот моему напарнику она понравилась, он стал с ней общаться, и потом он пропал. Я спрашиваю: «А где он? Что с ним случилось?» Мне ответили, что он с девушкой познакомился, сказал, что будет восстанавливаться в университете, и пропал. Через полгода я уезжал в командировку, зашел в храм помолиться перед поездкой и вдруг вижу – он. Я так обрадовался, что он в храм пришел. Он был в каком-то растерзанном свитере, с рюкзаком на спине. Говорю ему: «Как ты? Что с тобой?» Он отвечает: «Да я вот сейчас на острове городском был, мы там через костер прыгали». Спрашиваю: «А что с тобой случилось? Почему ты пропал?» – «Да я, – говорит, – с этой девушкой стал общаться, она сказала: «Если ты хочешь, чтобы я была твоей невестой, ты меня должен обеспечивать, кормить, поэтому восстанавливайся в вузе, оставляй храм, иди на мирскую работу”». И он пошел по этому пути. Говорю: «Ну как ты с ней?» Отвечает: А мы с ней расстались».

Потерять легко. Я видел, как ему тяжело было возвращаться в храм. Он пришел в другой храм, не в тот, где работал и где мы с ним общались. Я видел, как его всего изнутри распирало, он не знал, что делать.

– А с другой стороны, писатель Сергей Нилус в своих книгах рассказывает о периодах взлетов и падений, когда он то приближался к Богу, то удалялся от Него. Что это? Эмоциональное выгорание человека или недостаточное его воцерковление?

– Скорее, второе. Под воцерковлением подразумевают ведение человеком настоящей духовной жизни. Бог раскрывается через взаимное проявление любви человека к Богу. Любовь к Богу можно проявлять только через духовные средства. Господь говорит: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня». Если человек живет заповедями Христовыми… Как еще святые отцы говорили, Бог познается не через знания, а через жизнь по заповедям, то есть через опыт духовной жизни, через опыт любви к Богу и к ближнему.

Если любовь не искренна, если человек скатывается в самолюбие, в саможаление и идет к Богу только потому, что ему хочется только получать помощь от Бога для себя и больше его ничего не интересует, то он ненадолго в Церкви. Например, я знаю тех, кто из-за того, что «уж замуж невтерпеж», говорит: «Я в храм хожу, но вот молодой человек, я с ним познакомлюсь, он нецерковный совсем, безбожник, и я буду с ним, а сама буду верной Господу». Ничего подобного: когда ты не ради Христа живешь, не ищешь Божьего, то ты отходишь от Бога.

И еще очень важно. Преподобный Силуан Афонский пишет, что когда он прибыл на Афон молодым послушником, то очень сокрушался в сердце своем и жил покаянием, но «в первый год, по получении Святого Духа, я думал: грехи мне Господь простил: благодать свидетельствует об этом. Чего мне еще более надо? Но не так надо думать. Хотя грехи прощены, но всю жизнь надо о них помнить и скорбеть, чтобы сохранить сокрушение. Я так не делал, и перестал сокрушаться, и много я потерпел от бесов». И вот так бывает со всяким, кто перестает сокрушаться: гордость вновь возобладает в сердце… Христианин, который живет церковной жизнью, благоговеет перед Господом, в сердце своем всегда предстоит перед Творцом.

– По результатам социологических опросов людей, назвавших себя православными, на 20 процентов больше, чем тех, кто считает себя верующими. О чем это говорит?

– О том, что человек считает себя православным только по названию, не по своей жизни, не по своим отношениям с Господом, а только по факту крещения. Но сам факт крещения – не гарантия, что ты православный. Это просто тебе дан шанс, Господь открыл для тебя врата рая, но ты можешь развернуться и идти в совершенно противоположную сторону. Господь по Своей любви будет тебя, конечно, вразумлять, Он говорит: Се, стою у двери, и стучу и: Сыне, даждь Ми твое сердце, но если человек не развернется и не будет карабкаться туда – чрез труд, подвиг духовной жизни, обращение к духовнику за советом, – то он будет катиться туда, где Бога вообще нет. И это очень страшно. Мы должны понимать, что вера – это труд, это подвиг, и это жизнь прежде всего духовная, причем через те средства, которые дал нам Сам Христос и которые Он вложил в Свою Церковь.

– Спасибо, отец Виталий. До новых встреч в эфире!

Ведущая журналист Римма Хохлова

Записал Игорь Лунёв

Обряд воцерковления

Воцерко́вленным в точном терминологическом смысле называется человек, прошедший обряд воцерковления. Воцерковле́ние — особый обряд «Чин воцерковления отрочати», совершаемый в 40-й день по рождении младенца. Чин воцерковления предполагает вхождение его в ряды членов Церкви. В этот же день своего рода воцерковление проходит и мать: священник прочитывает над ней в притворе специальные очистительные молитвы, чтобы после родов она вновь смогла входить в храм и причащаться Святых Тайн. Следовательно, в полном смысле воцерковленными считаются только младенцы, над которыми был совершён этот обряд.

Неканоническое употребление термина

Воцерковле́нием стало считаться постепенное введение в основы веры и благочестия (катехизация) взрослого человека, собирающегося принять таинство крещения (а иногда и уже крещённого). Также воцерко́вленные — наименование православных, не просто крещённых в православной церкви, но и соблюдающих обрядовую сторону религии — пытающихся жить по-православному. Воцерковленным считается тот, кто регулярно причащается и регулярно посещает службы; обычно он поддерживает также социальные отношения в пределах своей церковной общины. Термин «воцерковленные» может применяться к любой христианской конфессии, но чаще всего речь идёт о православии.

Многие, но не все современные воцерковленные православные придерживаются традиционных православных канонов одежды и внешнего вида (женщины носят платки и длинные юбки, в том числе — вне церкви, мужчины — бороды). Многие воцерковленные проходят катехизацию и разбираются не только в обрядовой, но и в вероучительно-догматической стороне православия. Воцерковленных нередко противопоставляют невоцерковленным, или захожанам (крещёным, считающим себя православными, но пренебрегающим ритуальной стороной веры). Численность воцерковленных колеблется, по разным оценкам, от 2 до 10 %.

Самосознание воцерковленных предполагает полное подчинение всех сторон внутренней и внешней жизни человека внешнему для него идеалу. Идеалом является Христос в том виде, в каком он предстаёт в православной церкви.

Ссылки

  • Рецензия на весьма критическую по отношению к РПЦ книгу Николая Митрохина «Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы», в том числе затрагивается проблема различных категорий воцерковленных.

Воцерковление – это труд преодоления препятствий

Воцерковление – это труд преодоления препятствий, путешествие к Богу, совершаемое зачастую не благодаря, а вопреки обстоятельствам. Это сознательная и мучительная борьба со своими грехами, терпеливое восхождение к высшей Цели, достойной всех трудов и усилий.

Господь учит нас искать Царствие Божие, то есть оно не явлено, скрыто от нас и нужно приложить немало терпения и труда, чтобы это сокровище обрести, открыть для себя и усвоить. Но Царствие Божье – это не что-то, что будет потом, когда-нибудь, после смерти. Царствие Божие – это состояние духа, которое делает человека причастником жизни Бога уже здесь, в земной жизни. «

Царствие Божье не пища и не питие», — говорит Апостол Павел. То есть не то, что относится к плотской, чувственной жизни. – «Но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17). Это очень важные слова! Когда человек начинает сознательно жить по правде Божией, жить полноценной церковной жизнью, он обретает мир с Богом, с людьми, с собственной совестью, и из этого мира рождается совершенно необъяснимое чувство радости о Духе Святом. Вот эта радость и есть преддверие той совершенной радости, к которой всех нас призывает Господь.

Вы прочитали статью Что такое воцерковление, воцерковленность? Читайте также:

  • К кому мы идем в церковь?
  • А было ли воцерковление?
  • Воцерковленность и ответственность

От издательства

История Православной Церкви насчитывает почти два тысячелетия. За это время церковное Предание вместило в себя большое количество книг и постепенно сформировавшихся традиций: каноны, богослужебные тексты, молитвословы, поучения святых отцов и другие книги о самых разных аспектах христианской жизни. Как разобраться в этом море информации человеку, недавно переступившему порог храма? Что считать главным? Наставлениям кого из христианских подвижников следовать? Подобные вопросы возникают в голове человека, всерьез задумавшегося об основах своей веры и решившего понять церковные традиции. Замечательно, если найдется кто-то знающий и поможет. А если нет? Тогда можно воспользоваться проверенным способом – прочесть хорошую книгу. Надеемся, что такими книгами станут наши издания, составляющие новый образовательно-просветительский проект «Ступени веры».

Книги «Ступеней веры» отличает их соответствие учению Церкви, продуманность и доступность изложения. Все они написаны специально для этого проекта современными авторами: священниками, преподавателями, историками, не только обладающими глубокими познаниями в своих областях, но и умеющими ярко и доступно передать свои знания читателю.

Небольшой объем, лаконичность оформления и удобная навигация по книгам – отличительные особенности данного проекта. Некоторые книги курса построены в виде уроков, другие снабжены иллюстрациями и инфографикой, облегчающей усвоение материала. Отдельным достоинством курса является возможность изучения книг независимо друг от друга.

Этот курс станет незаменимым помощником как для людей, делающих первые шаги в Церкви, так и для всех, кто хочет расширить и систематизировать свои знания о православной вере.

Проект издательства «Никея» не отменяет необходимости дальнейшего знакомства с миром православного Предания, но дает знания, необходимые для более глубокого погружения в церковную традицию, и побуждает к дальнейшему движению в раз и навсегда правильно выбранном направлении.

Продуманный и логично выстроенный, курс «Ступени веры», словно компас, поведет читателя путем познания по ступеням восхождения, возрастания в православной вере.

1-Я СТУПЕНЬ.

ВОЦЕРКОВЛЕНИЕ

«ВХОЖДЕНИЕ В ЦЕРКОВЬ»

• «ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ»

2-Я СТУПЕНЬ.

ИСТОРИЯ

«ИСТОРИЯ ЦЕРКВИ»

3-Я СТУПЕНЬ.

БОГОСЛУЖЕНИЕ

«КАК УСТРОЕНО БОГОСЛУЖЕНИЕ ЦЕРКВИ»

«ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ СЛОВАРИК»

4-Я СТУПЕНЬ.

СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ

«ЗНАКОМСТВО С БИБЛИЕЙ»

Первая ступень. «Воцерковление» состоит из двух книг известного миссионера и проповедника протоиерея Андрея Ткачева – «Вхождение в Церковь» и «Духовная жизнь». Первая из них рассказывает об основах христианской жизни, раскрывает теорию – что такое молитва, какие таинства присутствуют в Церкви, почему и как почитаются святыни и соблюдаются традиции. Вторая же, скорее, говорит о практике духовной жизни.

«Духовная жизнь» – книга для людей, которые уже вошли в храм и хотят научиться осмысленной жизни в Церкви Христовой.

Автор последовательно открывает читателю суть духовной жизни, рассказывая о глубине покаяния, об аскетике и монашестве, о различиях между постом внешним и внутренним, о необходимости самообразования.

Какие вопросы себе задать?

Человеку, который хочет воцерковиться, прежде всего нужно обратиться к истокам, к своему прошлому. Важно знать, крещён ли он, кто его крёстные родители. Каждый из нас носит имя православного святого — своего небесного покровителя. У него есть своя история, жизнеописание — мы называем его житие. Это житие нужно прочитать обязательно. По мере ознакомления с ним у человека обязательно возникнет множество духовных и практических вопросов: можно ли достичь подобной святости? Не сказка ли это? Как мы связаны с невидимым миром Бога и святых? Все эти вопросы нужно задать священнослужителю при живом общении с ним.

Воцерковляться самому по какому-то учебнику или книге сложно, а порой и опасно. Дело в том, что сейчас много ложных религиозных течений, которые так или иначе предлагают свои учения под видом идей добра, мира и всеобщего счастья. Человек до прихода в Церковь обычно так себе и представляет духовные ценности. Но часто за этими красивыми словами кроются вещи, которые могут нанести серьёзный духовный вред. Во избежание таких ошибок нужно живое общение со священником.

Как «поймать» священника?

Сейчас все священники в конце каждого богослужения дают объявления о том, какие службы будут совершены в храме в течение недели. По этому объявлению, как по дорожной карте, и нужно ориентироваться. В храме у любой свечницы или человека в облачении можно спросить, в какое время заканчивается Божественная литургия (утром) или вечернее богослужение. Если к священнику подойти после окончания службы, ему будет проще найти время для беседы с вами. Особенно удобно подойти для беседы после вечерней службы.

Не нужно ничего бояться! Отвечать на вопросы новоначальных — прямая задача любого священнослужителя. Не представляю среди них такого, кто отказал бы во внимании воцерковляющемуся человеку.

Что почитать?

Многие боятся напрямую обратиться к священнослужителю со своими вопросами. Чтобы избавиться от этого страха, можно немного подготовиться теоретически. Взять книги «Азы православия», «Духовные посевы» или «Закон Божий» в изложении для семьи и школы и читать начальные тезисы о нашей вере. Кто такой Иисус Христос? Зачем Он пришёл в мир? Каким образом раздаёт Себя в виде Тела и Крови во время причастия? Это фундаментальные вопросы. Когда человек озадачится ими, ему всё-таки придётся обратиться к священнику и поговорить с ним. Найти время для этого необходимо. Когда человек придёт с книжкой, в которой карандашиком отмечены непонятные места, любой священник уделит ему время и поможет понять самое главное: что Глава Церкви — Христос, Он пришёл, чтобы спасти человечество. Что Исповедь, Причастие и другие таинства, которые совершаются в Церкви — это не страшно. Все они — для нас, и даже он, человек пока ещё невоцерковлённый, может прийти, исповедовать свои грехи и причаститься — если крещён, конечно.

Ещё один способ воцерковиться — это посещение святых мест, то есть мест особого явления Божией благодати. Однако я больше склоняюсь к первому способу, потому что мирские люди не всегда осознают, что такое мощи, иконы и другие святыни храмов и монастырей, в которые они приезжают.

Как и сколько молиться?

Порой люди невоцерковлённые решают, что могут сами определить для себя молитвенное правило, но тут есть опасность, с одной стороны, не молиться вообще, с другой — наложить на себя бремена неудобоносимые. Для определения размеров правила в первую очередь надо обратиться к священнослужителю. Он порекомендует молитвы, которые не только наполнены смыслом, но и богодухновенны — с таких начинается утреннее и вечернее правило. Они дают не столько информацию, сколько духовные силы.

Как младенцу мы предлагаем сначала молоко, а потом твёрдую пищу, так и новоначальному — духовному младенцу — нужно предложить молитвы, которые безусловно усваиваются душой. Только спустя время можно перейти к длинным канонам и последованию ко Причастию: когда он уже поймёт, что молитва — это прямое общение с Богом, Божией Матерью и святыми.

Коллаж Д. Петрова с использованием фрагмента картины Алексея Ивановича Корзухина «Перед исповедью», 1877 г.

Дети и Церковь – сколько копий сломано на эту тему в интернет спорах, сколько сделано ошибок родителями и сколько пролито слез. «Мы все старались делать, как в книжках написано, а они уходят из храма. Почему?»

Своими размышлениями о воспитании в вере делится Светлана Зайцева — мама восьмерых детей и жена священника.

Волочить ли за ручку?

По образованию я педагог, преподаватель русского языка, испанской и русской литературы. Точнее сказать, преподаватель бывший, потому что последние 20 лет я путешествую в отпусках. В декретных, конечно. Путешествую по детству мальчиков и девочек, которых дал мне Бог под мою ответственность.

Для чего я их ращу? Да много для чего, но если сузить и обратиться к общему для всех моих детей и к самому главному, то, конечно, для того, чтобы встав перед Господом на Страшном суде, сказать: «Вот, Господи, я — Твоя, и дети мои — Твои».

К сожалению, ясность и простота моей цели рассыпается в реальной жизни на миллион мелочей. Всем понятно, что если ты сам не свят, то и не просветишь никого.

Я стараюсь изо всех сил, получается не очень, поэтому я вот уже 20 лет советуюсь с духовным отцом, игуменом Валерием (Ларичевым). Батюшка имеет мирскую профессию, он психиатр. Диплом защитил по табакокурению, кандидатскую — по алкоголизму, докторскую — по наркомании.

И вот на этом этапе своей жизни доктор понял, что причины зависимостей — духовные. С этого понимания начался его новый путь, на котором мы и встретились.

Итак, первое, чем он меня ошарашил — это золотое правило воцерковления детей, с которым часто спорят, но я вижу, что оно работает: если ваш малыш только посмотрел в храме в сторону выхода — идите с ним на улицу.

Воцерковление не может зиждиться на насилии, на том, что вы кого-то оторвали от увлекательной игры на детской площадке и волочите за руку в храм, а он упирается и плачет. Так же родительский рык и волшебный стимулирующий пендель придется оставить для другого случая.

Иногда это бывает очень трудно, приходится прямо-таки ломать себя. А с другой стороны, вовсе не значит, что надо пускать все на произвол, куда кривая вывезет.

Потому что вера и благочестие не наследуется генетически и все это само не прилипает. Блаженный Августин считал веру свойством. То есть чем-то, что просто дано. Как, например, веснушки: у кого-то есть, а у кого-то нет.

Однако его мама своей молитвой эту данность, точнее, ее отсутствие у своего сына, все-таки смогла изменить.

Вообще не очень понятно, почему ко взрослым при просвещении мы относимся деликатно, стараемся их максимально информировать и не давить, а от детей требуем благочестия и веры просто по факту того, что мы их в некое место водим.

«Не хочу причащаться»

Н. П. Богданов-Бельский, «В церкви», 1910-е гг.

Один малыш одной глубоко верующей мамы категорически не хотел причащаться. Так иногда дети не хотят купаться в море. Какой-то внутренний тормоз, иррациональный страх детей держит.

И эта мама, такая умница, совсем не расстроилась, ни разу не попрекнула ребёнка, никуда его не волокла и ни разу не принялась рассказывать обидную и кощунственную белиберду про компотик в ложечке.

Невероятным чудом было вознаграждено ее терпение. Как-то под Пасху ее дитя замерло перед распятием на долгие для ребёнка минуты три. Что происходило при этом в душе у маленького человека, какая невероятная, взрослая работа — сложно даже представить.

Малыш повернулся к нам. По лицу его текли слёзы. Он начал говорить: «Зачем Его приколотили! Зачем! Как Ему ручки и ножки больно!! Он лечил всех, такой добрый, зачем?»

А ребёнку было года четыре. С этого дня все изменилось. Ребёнок причащался. Ребёнок уверовал и верит до сих пор. Потому что мама великой материнской интуицией поняла, что путь к Богу у каждого свой. Где угодно можно быть строгим и требовательным, гнуть свою линию в воспитании. Но не в храме.

Перед Богом мы и наши дети равны. Наша душа не имеет возраста. А в Евангелии есть совет — будьте как дети. То есть мы должны у них учиться, а они у нас. Не понимаете чему? Наблюдайте изо всех сил.

Поверьте, вот это ненасилие в вопросах тонких — требует сил и настоящего подвига.

Всегда, когда ребёнка волокут к вере, как козу на аркане, когда всеми силами хотят именно сейчас причастить, городят все, что угодно, про сладкий компотик, про то, что накажут, если он не причастится, — это значит, что родителям реальная Божья Воля безразлична. Им нужно сделать нечто магическое, здесь и сейчас.

Когда родитель не рядом

Светлана Зайцева

А бывает и такое. На молебен перед первым сентября ребенка приводят. А он говорит: «Я не хочу в храм, хочу на горку». Родители, возмущённо: «Да как так-то! А ну быстро пошёл! Мы вообще зачем сюда приехали?»

Последний вопрос — точно не к ребёнку, а к родителям. Зачем приехали? К Богу? Или забежали как бы в своём роде через плечо поплевать? Не приперло бы, не психовали бы всей семьей из-за учебы — не пришли бы?

Потом эти родители ко мне обращаются: «Матушка, ну вот что с ним делать? Не хочет на молебен». Вопрос риторический, но я задаю встречный: «А вы что планировали во время молебна делать?» — «Да тут постоять (во дворе) с подругой поговорить надо…» Но если вы не собирались молиться, то с чего бы это должен делать ваш ребенок?

Вместе в храме: не лезь и не мешай?

Малышу может быть некомфортно в храме, потому что никто о нем не заботился, о его пребывании в любви и радости именно в Церкви. Или он вообще первый раз в церкви, ему ничего не понятно, он напуган и растерян. Не надо приклеивать никакие негативные состояния к теме храма и веры. Особенно на уровне ранних детских запечатлений.

Если мы идем в храм вместе с ребенком, то это уже совсем иной визит к Отцу, не так, когда идешь молиться один.

Конечно, какое-то время ребёнок может просто побыть рядом с вами и порисовать или поиграть, но нужно все время думать, в какие моменты вы можете ребёнка к общей молитве приобщать.

Бывает, что ребёнок уже большой, а он по-прежнему в храме лишь рисует или гуляет на площадке. Ведь все, что от него требовали — с приставкой «не»: не шуметь, не лезть, не мешать. И, порой, этим все и исчерпывалось. Это обычное родительское упущение.

Шаги надо делать с самого начала. Вы скажете, что хочется, прийдя в храм, сосредоточится и вознестись духом горе, но ведь уча — мы сами учимся, и, порой, отвечая на детские вопросы, можем открыть и для себя нечто новое.

Конечно, если детей много, кажется великим подвигом уж одно то, что всех собрали и привели. Особенно зимой.

Но на этом все заканчиваться не должно.

«Мам, я никакого Бога не вижу!»

Н. П. Богданов-Бельский, «Будущий инок», 1889 г.

Я помню малышку, очень бойкую и подвижную, которая бегала во время всенощной по затихшему храму, время от времени с размаху заваливаясь в земной поклон, при этом прокатываясь в поклоне по скользкому полу и звонко, даже громогласно, восклицая при этом «Аминь!». На неё шикали. А жаль, можно бы было поговорить, пристроить ее поклон к службе…

Или, например, малыш — дошкольник спрашивает у мамы: «А что здесь все делают?» — в храме, то есть. Мама, через «тише», «отстань» и «иди поиграй» отвечает: «Молятся!» Ребёнок не отстаёт, спрашивает, кому и как. Мама, закипая: «Богу, кому-кому». Мальчик не отстаёт: «А как это?». Мама, уже реально в затруднении и раздражении: «Ну как. Говорят с Ним. Просят».

Мальчик: «А как говорить с тем, кого не видишь?» Мама отвечает: «Ну ты закрой глаза, и постарайся увидеть». Мальчик ложится на лавочку, закрывает глаза руками. Некоторое время лежит тихо. Потом громко: «Мам, я никакого Бога не вижу».

Мама выпихивает ребёнка на улицу. А как жаль!

Сколько упущено возможностей для разговора! Такими ситуациями надо дорожить, они бесценны. Хорошо яичко к Пасхе, хороши своевременные ответы на вопросы, которые реально возникают. Не стесняйтесь. Мешайте всем. Не знаете, как ответить — скажите честно.

Подойдите к каким-нибудь вашим личным доброжелательным духовным авторитетам, поговорите вместе о всех этих великих вселенских богословских непонятках. Правильные родительские действия порой производят неизгладимое впечатление.

Трое малышей, сияя глазами, с непередаваемым восторгом как-то рассказывали мне, что их мама перед причастием просила у каждого прощения. Крутая мама, что тут скажешь.

Раннее детство — это время, когда дети нас, родителей, боготворят. Мы с умилением замечаем, как они очаровательно нас копируют. Моя дочь, например, ходила по дому, засунув что-нибудь, какую-нибудь вещицу, подмышку. Так делала я — держала вещь, пока не дойду в процессе уборки до места, где она должна лежать.

Как-то я заметила двух мальчиков, которые ложились во дворе на лавочки и одинаково клали руки под голову. Спросила, зачем. Оказалось, так делает их папа. Дети повторили также и те фразы, которые папа говорит чаще всего.

Например «Да ты, голубчик, совсем не понимаешь русского литературного языка!» Это, однако, работает на нас до поры до времени. Если нет собственного внутреннего осмысления веры у ребёнка, в подростковом возрасте это, в лучшем случае, просто закончится, а в худшем — ребёнок начнёт бунтовать против того, чему в детстве с удовольствием подражал.

На стороне далече

Фрагмент картины «Возвращение блудного сына» Рембрандта ок. 1666-69 гг.

Для родителя момент взросления ребёнка, момент, когда сын или дочь устремляются на сторону далече, всегда трагичен. Но он закономерен и не необратим. Это возраст. Время, когда ребёнок отбрасывает детскую веру и жизнь втягивает его в то самое горнило сомнений, через которое лежит путь к вере взрослого человека.

Старец Паисий хорошо сказал, что если родители с детства пытались ребёнка вести к Богу, причащали и просвещали его, это не пройдёт даром. Это как обмакнуть в гудрон столб, прежде чем закопать его в землю. Это блокирует процесс разложения.

Представим этот смолённый столб как детскую душу, а землю, в которую его погружают, как современную, весьма искусительную среду, с ее соцсетями, рассказами о попах на мерседесах, матерящимися блогерами — любимцами публики — и всякими другими искушениями.

Если мы работали над тем, чтобы храм и семья были в детстве для ребёнка местом преизобилия радости, всякой, заслуженной и незаслуженной, ведь христианство — религия радости, свободы и счастья, то, когда он, подросток, устанет есть рожки, предназначенные свиньям там, на стороне далече. Память детства поманит его туда, где душе самое место.

Мои любимые уроки в школе, как преподавателя, это уроки, когда мы составляем описание картин. Помню, как мы рассматривали с пятиклассниками картину «Возвращение блудного сына». Мы поговорили о той радости, которую испытал отец, когда сын вернулся и о пире, о заколотом для этого пира теленке.

Возвращающихся не забывайте принимать с распростертыми объятиями. Это важно. Нет, не упреками, не жалобами, не головомойкой, надо изыскать радость о том, кто нашёл силы вернуться.

Дети заметили, что глаза отца на картине похожи на глаза слепого. Я поискала в комментариях, и выяснила, что Рубенс хотел показать отца человеком, выплакавшем о своём ушедшем сына своё зрение.

Кажется, Господь не возвращал сына в отчий дом до тех пор, пока родительская скорбь и молитва не переросли в полное приятие того, кто, кажется, и предал, и ошибся, и нагрешил, и причинил боль.

Счастье — штука трудная. Родительское счастье штука супертрудная, но не недостижимая. Родительское счастье — это кусочек Царствия Небесного на земле, и оно, как и Царствие Небесное, силой берётся и те, кто терпят, страдают, работают и надеются, — обретают его.

  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»
  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»

Традиция демонстрировать близость к Русской православной церкви (РПЦ) досталась современной российской власти от ее основателя, Бориса Ельцина. Пытаясь создать традиции и ритуалы новой российской власти, он целенаправленно отталкивался от всего советского, делая ставку на то, что при советской власти порицалось. Нельзя забывать и о популярном тогда тезисе о «России, которую мы потеряли». Предполагалось, что отказ от государственного атеизма вернет Россию к тому состоянию, в котором она была до большевиков, т. е. сделает ее православной страной.

Свою роль сыграло и нескрываемое тогда желание равняться на США, где уровень религиозности населения крайне высок и потому, несмотря на отделение государства от Церкви, политик не только не может быть антиклерикалом, но должен так или иначе демонстрировать религиозность.

С тех пор прошло более 20 лет. Нарочитая воцерковленность чиновников и силовиков стала чем-то обыденным, при том что уровень воцерковленности населения за эти годы так и не достиг не то что американских, но даже и европейских показателей.

В Православной церкви Пасха является самым главным праздником и посещаемость храмов в эти дни максимальная в году. Но, по данным МВД, в 2017 г. в пасхальных богослужениях приняли участие 4,3 млн человек. Население России – 143,5 млн человек, и легко вычислить, что до храмов дошли в пасхальную ночь 3% населения.

Конечно, можно записать в верующие всех, кто носит крестики, клеит в машинах иконки и иногда заходит в церковь поставить свечку. Это выгодно руководству РПЦ, это интересно для социологов, изучающих религиозность населения, но в практическом смысле ничего не дает. Для реального влияния религии на состояние общества имеют значение не те, кто пассивно соглашается с причислением себя к какой-то конфессии, а те, кто слушает проповеди, активно участвует в приходской жизни и уж тем более не пропускает важные для своей конфессии праздники.

Поэтому легко увидеть разницу между влиянием, например, католической церкви в Польше или религии вообще в США и тем, что происходит в России. Вопреки многолетним призывам руководства РПЦ регулярно и постоянно посещать храмы это делают лишь 3% наших сограждан. В практическом смысле это и есть мобилизационный ресурс РПЦ в его самом максимальном значении. Очевидно, что реальное влияние руководства РПЦ на население страны и того меньше: одно дело – пасхальный максимум, наблюдаемый раз в году, а другое – посещаемость обычной воскресной службы и, соответственно, аудитория звучащей там проповеди.

Опора на столь откровенное меньшинство ничего не дает в электоральном смысле, и даже наоборот: активно подыгрывая воцерковленному меньшинству населения и назойливо демонстрируя свои клерикальные симпатии, политическая элита фактически противопоставляет себя подавляющему нецерковному большинству граждан России.

Можно понять РПЦ, которая с максимальной выгодой для себя использует религиозные сантименты высшего руководства страны, но логику самого руководства понять сложно: весьма странно демонстративно солидаризироваться с меньшинством населения, делая вид, что опираешься на большинство. Если даже в России 1917 г., где большинство населения действительно было религиозным, Церковь никак не смогла помочь царской власти в трудное для нее время, то чем может помочь власти в 2017 г. Церковь, которая способна мобилизовать всего-то 3% населения?

Отдельная тема для разговора – эффективность вложений. С 1988 г., когда власти перестали мешать Церкви и начали ей помогать, в религиозную пропаганду были вложены космические деньги. Все последние годы страна живет в религиозной лихорадке: строятся новые храмы, идет постоянная религиозная пропаганда на всех уровнях, Церковь требует доступа в школы и вузы – и на фоне этого всего мы год за годом наблюдаем стабилизацию воцерковленного населения на уровне статистической погрешности.

Не пришло ли время посмотреть на отношения государства и Церкви с реалистичных позиций?

Автор – президент Института развития и модернизации общественных связей, Екатеринбург

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *