Домашнее принуждение

Бывший муж жительницы Балтийска признался, что бьёт бывшую жену, и попытался объяснить причины такого поведения. Корреспондент «Клопс» поговорил с Иваном (имя изменено) по телефону в пятницу, 14 февраля.

Публикуем дословный диалог с мужчиной.

«— Можете прокомментировать свои действия в отношении бывшей жены?

— Нет. У меня нет общения с бывшей супругой.

— У меня другая информация: есть ряд обращений в полицию, есть медицинские документы о побоях, свидетельские показания о том, что вы её избили…

— Не отрицаю, было такое.

— А зачем вы это сделали?

— Врёт.

— В смысле? Это ваша бывшая жена. Она вам что-то должна?

— Насколько она мне бывшая?

— Ну вы ведь давно в разводе.

— Да.

— А что вы тогда от неё хотите?

— Ничего.

— А почему вы так поступаете по отношению к ней и своему ребёнку?

— К ребёнку? Ребёнок — это самое святое что у меня есть.

— Но тем не менее, после того как вы били жену на глазах дочери, ребёнок вынужден сейчас посещать психиатра и психолога…

— (вздыхает) Ольга Батьковна, скажите мне, вы любили когда-нибудь?

— Я не собираюсь с вами об этом разговаривать. Я считаю, что то, что вы делаете — это преступление. Не знаю, как квалифицирует это полиция, но моё мнение такое.

— А в чём моё преступление?

— Как минимум в том, что вы её избили на глазах дочери.

— Лещей дал, да, согласен. А не то, что она рассказывает вам. Я за это наказан, поверьте мне…

— Ну пока ещё нет, насколько я знаю.

— Плохо знаете…

— А что я не знаю? Уже есть решение суда?

— Да, это нанесение побоев…

— Вы вообще могли бы объяснить, зачем вы преследуете бывшую жену?

— Я её не преследую.

— А как это называется?

— В чём?

— Десятки звонков в день, вы приезжаете, караулите её, избиваете, звоните её родственникам. Это как называется?

— Это не преследование.

— А что это?

— Любовь.

— А зачем бьёте, если любите? Вы давно в разводе, живёте с другой женщиной, вы что не в состоянии объясниться с бывшей женой словами?

— А вы слышали, что она мне ответила?

— А какое это имеет значение? Она же не била вас?

— Ольга, вы сейчас меня провоцируете на какую-то откровенность…

— Я задаю вам вопросы, и если вы не хотите комментировать свои действия, то можете это не делать.

— Я не отрицаю, я как поступил, так и поступил. И я за это уже ответил, поверьте мне, уже ответил.

— Заявление в полиции, и пока вы за это не ответили. Вы хотите сказать, что вы бьёте бывшую жену, потому что вы её любите?

— (пауза, тяжёлый вздох) Нет, уже не люблю…»

Позднее Иван позвонил сам и пояснил, что бил бывшую жену из-за того, что она якобы «водит в квартиру мужчин». По его мнению, жена не должна это делать, так как квартира принадлежит ребёнку.

Сама Алёна рассказала, что после разговора с журналистом экс-супруг устроил ей скандал по телефону, обвинив женщину в том, что она «натравила на него СМИ». Всё это время мужчина продолжает звонить Алёне и её родным. Женщине приходится отвечать, чтобы бывший супруг не приехал.

«Несколько раз в день он, пьяный, звонит мне и сестре. Его номер телефона заблокирован, но оповещения о том, что он звонил, всё равно приходят. Порой я вынуждена отвечать, чтобы понять, где он находится и не собирается ли приехать. Он также звонит дочери. Из-за его действий пошатнулось здоровье и ребёнка, и моей мамы. Мама преподаёт в школе русский язык и литературу. На днях у неё прямо во время экзамена подскочило давление и пошла носом кровь. Дочке потребовался курс психологической помощи. Я после избиения до сих пор на больничном. Последние дни мы с дочкой живём у сестры, так как боимся ехать домой. Вчера позвонили соседи, сказали что видели бывшего в Дивном. Я боюсь за сохранность квартиры и машины — позвонила участковому в Балтийске, попросила его выяснить, где находится мой бывший муж, и сообщить мне об этом. Полицейский пообещал перезвонить, но на связь так и не вышел и на мои звонки не отвечал. В полиции мне пообещали помощь и защиту в любое время, но мы всё так же опасаемся за нашу безопасность», — рассказала Алёна.

Как по закону?

Адвокат Антон Самоха прокомментировал ситуацию:

«Я рекомендую Алёне получить заключение экспертизы по побоям в бюро судебно-медицинской экспертизы на ул. Киевской. Если она пробудет на больничном 21 день в связи с сотрясением головного мозга, то действия её бывшего мужа можно квалифицировать по ст. 115 УК РФ как причинение лёгкого вреда здоровью.

Если действия экс-супруга полиция всё же расценит как побои по ст.6.1.1 КоАП, то я не советую Алёне забирать заявление, даже если они примирятся. В течение года его рукоприкладство уже будет расцениваться по уголовной статье 116.1 («Побои»). Судя по рассказам Алёны, её бывшего супруга можно привлечь и по ст. 167 УК РФ («Умышленное повреждение имущества»).

Чтобы добиться наказания, я советую Алёне по каждому факту применения физической силы, оскорблений, порчи имущества писать заявление в полицию и регистрировать его. По возможности делать фото- и видеофиксацию происходящего, собирать справки от врачей, полученные ею, её ребёнком и другими родственниками в связи с данной ситуацией. Привлекать как можно больше очевидцев. Чем больше в полиции будет собрано фактов о злодеяниях, тем больше шансов привлечь его к уголовной ответственности.

К сожалению, в России невозможно через суд запретить злоумышленнику приближаться к жертве. Ввести понятие «запретительный ордер» сейчас предлагают те, кто продвигает закон о домашнем насилии. Однако есть случаи, когда женщины выигрывали дела в Европейском суде по правам человека и получали компенсацию за то, что Россия неспособна остановить преследователей. 9 июля 2019 года ЕСПЧ вынес решение о компенсации в 25 000 евро. Истица три года жаловалась в полицию по поводу преследований со стороны бывшего мужа. С 2016 года он избивал её, унижал, вывозил в другой регион, резал тормозные шланги автомобиля. Всё это время в возбуждении уголовных дел отказывали».

Руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия адвокат Мари Давтян, входившая в рабочую группу по разработке законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», раскритиковала опубликованный текст. По ее словам, в таком виде закон не будет работать, а жертвы домашнего насилия останутся без защиты. Госпожа Давтян ответила на вопросы «Ъ”.

— Что не так в опубликованном законопроекте (.pdf) по профилактике семейно-бытового насилия?

— То, как сформулирован закон; его вообще невозможно использовать. Как человек, который десять лет занимается этой проблемой, я не могу придумать ситуацию, в которой его можно применить. Ни одну потерпевшую, чьи дела я вела, я не смогу защитить этим законом.

— Что вы имеете в виду?

— Например, побои, причинение вреда здоровью в семье не подпадают под закон о домашнем насилии. Семейно-бытовое насилие определено как умышленное деяние, не содержащее признаков административного правонарушения или уголовного преступления.

— Какой смысл тогда в этом законе?

— У меня ровно тот же самый вопрос.

— Вы видели текст до публикации?

— Нет, он с нами вообще никак не согласовывался, мы видим его так же, как и все. Текст не смотрели ни я, ни Оксана Пушкина, ни Александр Кошкин, тоже член рабочей группы. Заранее с нами его никто не обсуждал.

— Как вы думаете, почему?

— Потому что они, наверное, понимали, что мы будем против таких формулировок.

— Тогда какая основная функция этого закона в таком виде?

— Мне самой интересно, поэтому сложно ответить на этот вопрос. Если под домашнее насилие не подпадает ни один вид домашнего насилия, то какой смысл в этом законе?

— А какое насилие подпадает?

— Получается, что практически никакое, в этом вся и суть. Закон должен применяться в ситуациях физического, психологического, экономического и сексуального насилия. Это принципиальный аспект, который убрали. Второе — в текст не вошли те защитные меры, которые нужно применять. Беда в том, что, даже если насильник наказан за какое-то действие по Уголовному кодексу, это никак не защищает потерпевших от совершения новых насильственных действий, вот в чем беда.

Нужны защитные предписания: запрет преследования, запрет приближаться. Но в этой редакции наказание за нарушение защитного предписания предусматривает только административную ответственность. А по-хорошему она должна быть административной, а в случае повторного нарушения — уголовной. Иначе в чем страх это защитное предписание нарушить?

Кого сдержит штраф 3 тыс. рублей?

— Есть две недели на его доработку, может быть, за это время возможно что-то изменить?

— Я на это очень надеюсь, потому что эта редакция очень безграмотна даже с позиции многих юридических аспектов. Предписания защиты жертвы домашнего насилия, которые нами изначально предлагались, серьезно сокращены. Это нужно дорабатывать, я очень надеюсь, что мы приведем закон в порядок.

— Кому пытались угодить такой редакцией закона?

— Таким радикально-консервативным организациям, как «Сорок сороков» и прочим, которые видят в насилии, скажем так, основу существования семьи и общества. Что, мне кажется, попахивает XVII веком, а не современным миром.

— Какой смысл принимать закон, который не будет работать?

— У меня есть такое подозрение, что Российская Федерация прекрасно понимает, что сейчас в Европейском суде по правам человека рассматривается пилотное дело о домашнем насилии «Туникова и другие против Российской Федерации», где есть четыре заявительницы. Это дело предполагает, что ЕСПЧ не просто примет решение о компенсациях, но и обяжет Россию принять закон о домашнем насилии. Мне кажется, они пытаются действовать на опережение и просто отчитаться, что закон принят. Только они не учитывают одного: законодательство против домашнего насилия, в том числе с позиции ЕСПЧ и Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин, отвечает определенным стандартам. То, что сегодня предлагается, им никак не отвечает. Поэтому закон в такой редакции никак не спасет Российскую Федерацию от критики. Закон придется допиливать поправками.

Мария Литвинова

Белоруска Марина Ментусова запустила YouTube-канал «Почему женщины достигают», где берет интервью у женщин, которые реализовали себя и добились успеха в самых разных сферах — и в тех, где женщинам рады, и в тех, где нас еще практически нет.

Ведущая канала Марина Ментусова

«Если у вас есть женщины, которыми вы тихо вдохновляетесь, — расскажите нам о них, давайте покажем их истории девочкам, которым так нужны новые героини!» — написано в описании канала, и LADY присоединяется к этому призыву.

Рассказать о женщинах, интервью с которыми вам хотелось бы посмотреть или почитать, можно, написав в редакцию по адресу [email protected]

А пока мы делимся десятком ценных мыслей от Мари Давтян — одной из последних героинь проекта «Почему женщины достигают».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *