Эфрон ариадна Сергеевна

Ариадна

Ἀριάδνη

Наследница Зевса

Богиня лабиринтов и дорог

Принцесса Крита

Дом

Олимп
Крит, Наксос (ранее)

Семья

Отец

Минос

Мать

Пасифая

Супруг(а)

Дионис

Дети

Стафил, Эвримедон, Фоант, Керам, Энопион, Пепарет, Юэнт, Фан, Филиас, Латрамис, Таурополюс (сыновья)
Кастор и Поллукс (приёмные сыновья)

Братья/Cёстры

Минотавр (единоутробный брат)
Катрей, Девкалион, Андрогей, Главк (братья)
Акаллида, Зенодис, Федра (сёстры)

Прочее

Появления

Греческие боги Перси Джексона
Греческие герои Перси Джексона
Проклятие Титана
Лабиринт Смерти (упоминается)

Ариадна была принцессой Крита. Она была дочерью царя Миноса и его царицы, Пасифаи. Наиболее известна за то, что помогла греческому полубогу-герою Тесею пройти через Лабиринт в Древней Греции. Она стала бессмертной женой бога Диониса после того, как Тесей оставил ее.

История Править

Ранняя жизнь Править

Ариадна была дочерью царя Миноса, главы Крита, она знала, что он злой и то, что нельзя было отдавать людей в жертву Минотавру. Также она была дочерью волшебницы Пасифаи. Несмотря на любовь к своим детям, Минос был довольно жестоким, что демонстрировалось тем, что он требовал от Афин 7 молодых юношей и 7 молодых девушек, чтобы те были отосланы на Крит, а затем съедены ужасающим монстром Минотавром.

Приключение Лабиринта Править

Ариадна влюбилась в Тесея в первый раз, как только она увидела его. Принцесса отчаянно хотела, чтобы он жил. Она согласилась помочь ему. Тесей был храбр, добр и очарователен. Он обещал жениться на ней и взять с собой в Афины, если он выживет; Ариадна дала ему меч и клубок волшебной пряжи. Это не помогло и она решила использовать свою способность видеть сквозь Туман, чтобы безопасно провести Тесея через Лабиринт, убив Минотавра. Царь Минос не успел их остановить, они вернулись на свой корабль и отплыли вместе с Ариадной, Тесей обернул руки вокруг нее, оставив Крит навсегда.

Последствия Править

После того как они вышли в море было сказано, что Тесею надоела Ариадна. Неизвестно, чем это было спровоцировано. Возможна, она не нравилась ему вовсе, герой начал возмущаться ее решением отплыть вместе с ним, хотя был ей обязан, ведь она помогла ему и оставила всех, ради него и его команды.

Они остановились на острове Наксос и у Тесея появилась идея. Он не хотел брать Ариадну в жены, поэтому он просто «выбросил» ее и отплыл один, возвращаясь в Афины без нее, чтобы больше никогда с ней не возиться. Это было слишком жестоко. В ту ночь, когда они спали на Наксосе, Тесей разбудил экипаж, но не Ариадну. Она продолжала спать и они отплыли без нее, оставив позади красивую девушку, которая спасла герою жизнь. Позже ее нашел Дионис, она плакала за Тесеем. Бог влюбился в нее и они поженились.

По одной из версий Ариадна была так полна печали, что покончила жизнь самоубийством. Дионис, который также является богом симпатии, спустился в Подземный мир и вернул ее к жизни. После этого он на ней женился.

Другая версия гласит, что они оставили ее спать на берегу из-за морской болезни Ариадны, а буря отнесла их дальше, сломав мачту. Затем они были вынуждены отправиться в Афины, чтоб отремонтировать мачту и вернуться домой. В этой версии Тесей забыл заменить мачту из-за беспокойства за Ариадну. Позже, когда он вернулся на остров, то никого не увидел.

Третья версия говорит о том, что Тесей оставил Ариадну, потому что она была ужасно больна и он собирался отправиться за лекарством, но когда вернулся, ее уже не было. (Возможно, потому что Дионис женился на ней и увез).

В еще одной версии Тесей и его команда спали на острове. Герой любил Ариадну, но за красавицей смотрел и Дионис. Бог прошептал ему на ухо, пока тот спал, чтобы они оставили ее на острове, так как бог вина любил ее. Невольно, но не в состоянии не повиноваться богу Тесей отплыл, пока Ариадна спала. По другой версии об этом герою сообщила Афина.

Дионис Править

Дионис, муж Ариадны.

Ариадна проснулась одна. Она осмотрелась вокруг и побежала по берегу, зовя Тесея. Принцесса увидела парус на горизонте и понял, что он ее оставил. Она рухнула на землю и зарыдала. Пока она была в таком состоянии, проклиная Тесея, Ариадна умоляла богов, чтобы герой забыл поменять паруса с черных на белые. Они ответили ее мольбам и отец Тесея, Эгей, бросился с крыши своего дворца в море и утонул.

В других историях Тесей был так убит горем потери его красивой невесты, что забыл поднять белые паруса.

Некоторые версии утверждают, что Ариадна повесилась после того, как от нее отказались. Дионис вернул ее к жизни, а потом женился на ней.

Бог был хранителем острова Наксос и пришел к Ариадне, когда она еще плакала. Он утешал ее и был полон решимости сделать бедную девушку снова счастливой. Со временем Дионис излечил ее разбитое сердце, и они поженились.

От Диониса она родила Юантеса, Энопиона, Стафила, Тоаса, Латрамиса и Таврополиса. Ее свадебная диадема была создана на небесах, как созвездие Корона.

Она осталась верной Дионису, но позже умерла, и ее сыновья стали царями разных городов и островов. Им было хорошо без нее, но не Дионису.

Затем бог спустился в Подземный мир и привел ее и свою мать Семелу обратно. Они присоединились к богам на Олимпе и Ариадна стала богиней. Жена Диониса была провозглашена богиней лабиринтов, дорог и страстей. Но если идти по тому, что говорится в книге, то она была бессмертной женой Диониса, но не богиней.

Перси Джексон и Олимпийцы Править

Проклятие Титана Править

Дионис презирает героев из-за того, что один «герой» (Тесей, единокровный брат Перси) сделал с ней. Позже он рассказывает историю Ариадны Перси Джексону, когда ловит его верхом на Пирате, так как сын Посейдона следует в поиск за Зоей, Талией, Бьянкой и Гроувером. Тогда бог разрешает Перси отправиться в путешествие, надеясь, что тот сам убьется.

Ариадна ненадолго появляется в конце Проклятия Титана, идя рука об руку со своим мужем на Олимпе. Перси отмечает, что она красивая женщина и что это первый раз, когда он видит Диониса счастливым.

Личность Править

Ариадна — очень добрый человек, она была готова бросить все ради незнакомца. Она любила Тесея, хотя он все еще был чужим. Ариадна была дочерью царя, она предположительно могла выйти замуж за другого правителя, тогда бы принцесса всегда была богатой, очень красивой и имела бы все, что захотела. Но она бросила все это ради другого человека.

Хоть Ариадна была доброй девушкой, но когда человек, которого она любила, бросил ее, она прокляла его за его же неверность. Точно неизвестно, почему Тесей «выбросил» ее, или это могло быть просто недоразумением, так как миф имеет много разных версий. Некоторые говорят, что Тесею сказал сам Дионис, чтобы тот покинул ее на Наксосе, так как бог выбрал ее, как будущую жену. Другие утверждают, что он бросил ее, так как она уже была замужем за Дионисом. Учитывая то, как Дионис рассказывает истории, однако, наиболее вероятно, что Тесей просто оставил ее.

Внешность Править

Ариадна очень красива, достаточно для того, чтобы пленить Диониса, и достаточно красивая для того, чтобы убедить Тесея взять ее с собой. В некоторых мифах у нее длинные вьющиеся черные волосы, светлая кожа и зеленые глаза. В других у нее волнистые светло-каштановые волосы, карие глаза и тоже светлая кожа.

Ариадна и Дионис.

Дети Править

От Диониса Править

  • Эвримедон
  • Керам
  • Энопион
  • Папареф
  • Фанос
  • Флиасос
  • Стафил
  • Тоас

От Тесея (или дети Федры от Тесея) Править

  • Акамант
  • Демофонт

Интересные факты Править

  • В Битве Лабиринта, когда Гефест помогал Перси выяснить что-нибудь о лучшем способе навигации, чтоб пройти Лабиринт, бог упоминает, что Ариадна не обладает ни каплей божественной крови. Это ирония, учитывая то, что ее отец был полубогом, ее мать была бессмертной, ее дедом по отцовской линии был Зевс, ее бабушкой по материнской линии была Геката, а дедом тоже по материнской линии был титан Гелиос.
    • Тем не менее, возможно, Гефест пытался подчеркнуть для Перси ясное зрение Ариадны таким образом. Возможно то, что Ариадна имела эту способность, так как была на три четверти божественной.

См. также Править

  • Дионис
  • Тесей

Судьба Ариадны, дочери Марины Цветаевой, сложилась трагично: холодное и голодное детство, нищий эмигрантский быт, возвращение в Советский Союз, два ареста и ссылка. Последние годы жизни она тратила все свои силы на возвращение читателю творческого наследия матери. Но сумела занять и свое место в литературе — как талантливый переводчик французских поэтов и мемуарист.

Отъезд
В 1922 году Марина Цветаева выехала в Германию к мужу. Из Берлина перебрались в Прагу: чешское правительство платило эмигрантам из России небольшое пособие, да и жизнь в ней была намного дешевле.
Кое-как обустроив быт, Цветаева отдала дочь в гимназию-интернат. Но преподавали там случайные люди, преподавали плохо, и через год она забрала дочь. Сформировав в детстве Алину душу, Марина в юные годы взялась за обучение дочери и сделала из нее образованного человека. Аля хорошо знала историю, литературу, языки. В 1925 году родился сын Мур, выжить в Праге на пособие становилось все труднее и труднее. Семья перебралась в Париж.
Жизнь во Франции была ужасна, эмиграция, по словам Цветаевой, ее выпихивала. Жить в Советском Союзе было невозможно, там ее не печатали и успели позабыть. Это была трагедия, но она мужественно противостояла обстоятельствам. Как и в большевистской России, в России эмигрантской поэт не вписывался ни в какие рамки — она не участвовала в политической жизни, ни к какой партии не примыкала, жила особняком и оставалась самим собой — одиночкой и поэтом.
Тем временем Аля окончила школу прикладного искусства при Лувре. Найти работу по специальности было трудно, она терпела и не жаловалась, ходила в стоптанных башмаках и старых платьях, понимала, что мать у нее особая и семья непростая.
В середине 1930-х Аля начала писать. Ее очерки, эссе, репортажи стали публиковать журналы «Россия сегодня», «Франция – СССР», «Для Вас».
В эти же годы жизнь семьи стала разлаживаться. Отношения между родителями охладевали. Отношения между Мариной и Алей потеряли прежнюю близость, дочь стремилась к самостоятельности, мать ей в этом всячески препятствовала. Муж Марины Цветаевой Сергей Эфрон перечеркнул свое прошлое, разочаровался в Белом движении, уверовал в коммунистическую идею и рвался в Советский Союз.
Аля разделяла его взгляды и поддерживала идею о возвращении. Издалека жизнь в Советской России казалась раем, не без трудностей, но раем. Самое главное — не Францию, а Россию, строившую социализм, она считала своей страной и только с ней связывала свое будущее. Марина была настроена решительно против, но ничего не могла изменить.

Взрослое детство
Аля родилась 5/18 сентября 1912 года в Замоскворечье, детство провела в старом доме № 6 по Борисоглебскому переулку, который пережил все катастрофы и трагедии ХХ века. С колыбели Марина стремилась развивать в своей любимице присущие ей самой качества: способность преодолевать трудности и самостоятельность в мыслях и поступках. Рассказывала и объясняла, не опускаясь до уровня ребенка, а приподнимая дочь до уровня взрослого.
С раннего детства Аля писала стихи, вела дневники, поражавшие оригинальностью и недетской глубиной. Стихи были настолько хороши, что 20 из них, озаглавленные «Стихи моей дочери», Цветаева в 1923 году включила в состав своего сборника «Психея». Пришедшему знакомиться с Цветаевой Эренбургу пятилетняя Аля вполне осознанно и внятно продекламировала стихи Блока. Эренбург замер от удивления…
Цветаева воспитывала дочь на свой лад, с малых лет внушая, что можно хорошо воспитанному ребенку, что нельзя. Нельзя было перебивать старших и вмешиваться в их разговоры, сидя за столом, болтать ногами, нельзя было опускать руку под стол, чтобы погладить примостившегося там пуделя Джека. Мир взрослых настолько интересовал Алю, что только за возможность прикоснуться к нему она была готова вести себя хорошо всегда и везде. Наградой за хорошее поведение, за что-то выполненное и преодоленное были не сладости и подарки, а прочитанная вслух сказка, совместная прогулка или приглашение погостить в маминой комнате.
Но иногда вести себя хорошо не получалось, и тогда Але приходилось скрывать свои невинные проделки. Но Марина и Сережа всегда безошибочно знали, когда дочь говорила правду, а когда неправду. Стоило Але соврать, как Марина смотрела ей в лицо и говорила: «А ведь у тебя на лбу написано, что ты неправду сказала». Чтобы стереть со своего лба неправду, девочке ничего не оставалось делать, как рассказать, что было на самом деле.
Сергей и Марина революцию не приняли. Когда началась Гражданская ­война, он ушел воевать против красных, она в стихах прославляла белых.
Марина и Аля всюду появлялись вместе — и во Дворце искусств, и в Вахтанговской студии, и на литературных вечерах, где читали свои стихи Блок, Сологуб и сама Цветаева. Бальмонт, с которым она дружила всю свою жизнь, называл мать и дочь двумя сестрами-подвижницами, в голодные дни Марина с молчаливого согласия Али делилась с поэтом последними картофелинами.
Большое число стихотворений того времени Цветаева посвятила дочери. После войны Сергей Эфрон перебрался в Константинополь, но, как и многие беглецы, осел в Берлине. Марина Цветаева одна воспитывала двух дочерей (в 1920 году младшая дочь Ирина умерла от голода) и еле-еле справлялась с ужасающим советским бытом.

Возвращение
Ариадна вернулась в Москву в марте 1937-го. Сергей Эфрон, работавший на ОГПУ и стоявший на пороге разоблачения, бежал в Советский Союз осенью. Марина Цветаева с сыном Георгием приехала летом 1939-го. Оставаться в Париже, где все эмигранты знали о сотрудничестве мужа с Советами, было невозможно. Ни Эфрон, ни Ариадна не предполагали, что возвращаются на гибель. Цветаева возвращалась с обреченностью, без всякой надежды. Прощаясь, сказала княгине Зинаиде Шаховской: «Знайте одно: и там я буду с преследуемыми, а не с преследователями, с жертвами, а не с палачами».
Ариадна, блестяще владевшая французским, нашла работу в редакции журнала Revue de Moscou, распространявшегося во Франции. Как и в Париже, в Москве она продолжала писать статьи, очерки, репортажи.
Чекисты пришли на дачу в Болшево, где Ариадна жила с отцом, 27 августа 1939 года. Ариадну обвинили в шпионаже, посадили в черную «эмку» и увезли на Лубянку. Сергея арестовали 10 октября.
Под давлением следствия Аля была вынуждена признать себя виновной. Особое совещание осудило ее по статье 58-6 и приговорило к восьми годам исправительно-трудовых лагерей. Сергей Эфрон виновным себя ни в чем не признал. По приговору Военного трибунала его расстреляли в августе 1941-го.
В августе этого же года ничего не знавшая ни о судьбе мужа, ни о судьбе дочери, доведенная до отчаяния отказом в месте посудомойки в местной литфондовской столовой, Марина Цветаева повесилась в эвакуации в Елабуге.
Георгий Эфрон погиб на фронте в 1944 году. «Рай» оказался для Али адом, родина — мачехой. Она обрекла ее на отсидку в Лубянской тюрьме, лагеря в Потьме и «вечное поселение» в Туруханском крае. Убили отца, довели до петли мать, погубили всех, кого любила она и кто любил ее.
В ссылке она работала художником в районном доме культуры. Жила книгами, письмами Бориса Пастернака и своего возлюбленного Самуила Гуревича.

«Первый и последний муж»
С Самуилом Гуревичем Аля познакомилась в Жургазе (Журнально-газетное объединение Наркомата просвещения РСФСР). И полюбила на всю жизнь. Талантливый журналист и переводчик, знавший несколько языков, Гуревич работал в журнале «За рубежом», его высоко ценил Кольцов. Самуил был женат, брак был неудачен, хотел развестись и связать свою жизнь с Алей, но не успел — ее арестовали.
Весной 1940 года Георгий (брат Али) записал в дневнике о Самуиле Гуревиче: «Муля… исключительный человек. Он нам с матерью очень много помогает, и без него я не знаю, что бы мы делали в наши сумрачные моменты… Он очень любит мою сестру, и его любовь перенеслась на оставшихся членов нашей семьи… Сколько он нам помогал!»
Гуревич писал Ариадне письма, подписывал их «твой муж». А однажды, приехав к ней на Крайний Север, сумел добиться ее перевода (отказалась стучать) из штрафного лагеря в Мордовию, чем спас ее от неминуемой гибели. Любовь помогла Але выжить, выдержать лагерь.
Когда Самуила Гуревича расстреляли*, его жена тотчас же вышла за другого. А Аля так и никогда не вышла замуж — рана не затянулась до конца жизни.

На свободе
После 16 тюремно-лагерно-ссыльных лет летом 1955 года со справкой о реабилитации Ариадна вернулась в Москву. Жить было негде и не на что. Ее приютила тетка Елизавета Эфрон, сама ютившаяся в коммунальной квартире. Придя в себя, Ариадна в первую очередь стала разбирать архив матери. Говорить о Марине было можно — печатать стихи нельзя. Но она жила с верой, бывшей у матери, которая в далеком 1913 году писала: «Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед».
Черед настал в 1961 году, когда после многолетнего замалчивания на родине появилась первая книга стихов Марины Цветаевой. Затем книга ее прозы «Мой Пушкин», сборник переводов, большой том «Избранных произведений». С преданностью и любовью до конца своих дней Ариадна занималась творческим наследием матери, воюя с цензурой и боязливыми редакторами, делала его достоянием читателей. И успевала выкраивать время на собственное творчество.
Литературный дар не ослаб в ней с годами, она переводила Верлена, Готье и любимого Бодлера, сочиняла оригинальные стихи, начала работу над мемуарной прозой. «Страницы воспоминаний» становились «Страницами былого», она спешила как можно больше рассказать о своем детстве, Марине и Сергее, тяжелом послереволюционном быте и нелегкой жизни за границей, тщательно и подробно воспроизводила давно растворившуюся в прошлом жизнь, стараясь запечатлеть ее в слове. Она успела увидеть свои записки на журнальных страницах и тихо умерла в 1975 году.
Ариадну Эфрон похоронили в Тарусе, в городе, в котором она провела несколько лет после возвращения из ссылки.
Геннадий ЕВГРАФОВ, Россия

Личная жизнь

В 1937-м Алю и Самуила Гуревича соединило место работы – издательство. А точнее – буфет в заведении, куда мужчина попал прямо с собрания по поводу его поведения, а она заглянула после работы выпить морс. Отчитанный и понурый коллега грустно сидел за столиком, и, чтобы поднять настроение, девушка положила перед ним апельсин и исчезла.

Очередная встреча превратилась в постоянные, молодые люди наслаждались обществом друг друга, много гуляли и разговаривали. Про личную жизнь и жену возлюбленного Ариадна знала, но решила ждать сколько угодно. Ее семье, вернувшейся из эмиграции, Самуил пришелся по душе и вскоре стал одним из близких друзей.

Ариадна Эфрон и Самуил Гуревич

Его полные оптимизма и поддержки почтовые сообщения находили своего адресата во всех местах отбывания наказания, он ходатайствовал о ее переводе в более щадящий лагерь, приезжал в Рязань. Об этом, конечно, знали «наверху», грозили исключением из партии. Мужчина помогал родным единственно любимой женщины. Однако в одну из встреч с ней, изменившейся после второго заключения, стало ясно – быть вместе не предоставляется возможным.

«С бывшим мужем (к сожалению, «бывшим», ибо ничто не вечно под луной, а тем более — мужья!) встретились тепло и по-дружески, но ни о какой совместной жизни думать не приходится, он по работе своей и по партийной линии связан с Москвой, а я – и т. д. Когда встречаюсь с ним – в среднем раз в два месяца, когда бываю в Москве, то это бывает очень мило и немного грустно…», – так гласит ее запись.

После расстрела Гуревича в 1951-м официальная жена вышла замуж во второй раз, а названная осталась вдовой до конца жизни.

Смерть

Опираясь на факты трагической биографии Ариадны Цветаевой, кажется, что смерть должна была настигнуть ее в каждый момент существования – в детстве, заразившуюся тифом, в молодости, когда стало известно о заболевании, во время допроса и последующих избиениях, в промерзшем вагоне, уносившем заключенных по этапу, в двух лагерях.

Ариадна Эфрон

Но каждый раз отступала перед необыкновенной добротой, давая возможность спастись, выжить и выполнить предначертанное – оставить после себя книги писем («А душа не тонет…»), рассказов и зарисовок («Моей зимы снега»), «Воспоминания дочери» великой матери, ключевые цитаты из которых давно стали афоризмами.

Хранительница архивов и талантливая переводчица умерла в больнице города Тарусы летним утром 26 июля 1975-го. Причина смерти: обширный инфаркт. Сердце, отзывавшееся на каждого ближнего без разбора, остановилось на 63-м году жизни. Припадку предшествовали нестерпимые боли, но она не обращала на них внимания, надеясь, что они пройдут, и продолжала заниматься хозяйством, не отвлекаясь на пустяки.

Могила Ариадны Эфрон

Похоронена на местном кладбище, на могильном камне без фото у холма всего несколько слов – полное имя усопшей и две даты. Последней из семьи Цветаевых ушла младшая сестра поэтессы – Анастасия Ивановна.

Память об Але живет и по сей день. Современный публицист Дмитрий Быков посвятил ей лекцию, называя идеалом и «сбывшейся русской мечтой», а в 2018-м вышел сборник о ранее неопубликованной переписке с подругой Лидией Бать.

Цитаты

«Поэты пишут не для поэтов, скульптуры ваяют не для скульпторов; и музыканты творят не для музыкантов; что все подлинное творится для множества людей, ради их жажды к творимому, как к насущному». «Прежде чем иметь право любить стихи, нужно любить самого поэта». «Для освоивших четыре правила арифметики до поры до времени остается зашифрованной высшая математика». «Всякий, кто смеется над бедой другого, – дурак или негодяй, чаще всего – и то, и другое».

Библиография

  • 1982 – «Письма из ссылки. Ариадна Эфрон Б. Пастернаку»
  • 1989 – «О Марине Цветаевой: Воспоминания дочери»
  • 1996 – «А душа не тонет. Письма 1942-1975. Воспоминания»
  • 2003 – «Рисунок. Акварель. Гравюра»
  • 2004 – «Жизнь есть животное полосатое. Письма к Ольге Ивинской и Ирине Емельяновой (1955-1975)»
  • 2005 – «Моей зимы снега. Воспоминания, рассказы, письма, стихи, рисунки»
  • 2008 – «История жизни, история души» в 3-х томах
  • 2009 – No Love without Poetry: The Memoirs of Marina Tsvetaeva`s Daughter
  • 2013 – «Книга детства: Дневники Ариадны Эфрон, 1919-1921»
  • 2018 – «Нелитературная дружба: Письма к Лидии Бать»

В соавторстве с А. Федерольф

  • 1996 – «Мироедиха. Рядом с Алей»
  • 2006 – «Непринудительные работы»
  • 2010 – «А жизнь идёт, как Енисей…». Рядом с Алей»

Личная жизнь Ариадны Эфрон

Для родителей и друзей Ариадна Эфрон (18.09.1912, г. Москва — 26.07.1975, г. Таруса) была просто Алей. Марина Цветаева посвятила ей свои «Стихи к дочери», опубликованные в 1912 г. Ариадна написала, будучи ещё ребёнком, 20 стихотворений, которые были опубликованы её матерью в сборнике «Психея». Детей у Цветаевой тогда было двое: Ариадна и младшая её сестра Ирина, которая умерла в 2019. Аля тогда тоже чуть не погибла, но её успела спасти мама.

На фото: Марина Цветаева и её дочь Ариадна Эфрон

В 1922, в возрасте 10 лет вместе с семьёй Ариадна уехала сначала — в Берлин, а после встречи с отцом — в Чехословакию (1922 — 1925), где Сергей Эфрон преподавал в университете. Потом двенадцать лет они жили во Франции (1925 — 1937), а оттуда в 1937, после вышедшего в СССР закона об эмигрантах, Ариадна возвратилась на родину. Фото Ариадны Эфрон встречаются на сайтах, посвящённых жизни и творчеству её матери.

Сергей Эфрон с дочерью Ариадной

Живя в г. Париже, Аля обучалась искусству литографии, различным стилям оформления и написания гравюр, а после поступила в высшую школу Лувра. В 1925 в семье Цветаевой и Эфрона родился сын Георгий, погибший в ВОВ (1944). Детей Ариадна Эфрон и Георгий не имели, поэтому прямых потомков у великой поэтессы Цветаевой нет. Личная жизнь Ариадны Эфрон была связана с единственным мужчиной — её гражданским мужем Самуилом Гуревичем.

Ариадна Эфрон в детстве с родителями и братом Георгием

Родители Ариадны Эфрон — Сергей Эфрон и Марина Цветаева

Ариадна и Георгий Эфрон

Георгий Эфрон

Как сложилась судьба отвергнутой дочери Марины Цветаевой

У известной поэтессы Марины Цветаевой было трое детей: две дочери и младший сын Мур (Георгий).

Хотя, биографы, как правило говорят лишь о двух ее детях — старшей дочери Ариадне и младшем сыне. И это не случайно.

Позорным пятном в биографии поэтессы является то, как она поступила со своей средней дочерью Ириной. Этот ребенок, при жизни знавший только холод, голод и рукоприкладство, умер в двухлетнем возрасте в детском приюте. Туда она, вместе со старшей сестрой, была якобы вынужденно сдана самой Цветаевой.

Ариадна и Ирина Эфрон, commons.wikimedia.org

Хотя, объективно, поэтесса имела возможность детей туда не отправлять — были и иные варианты устройства их жизни.

Ирина Эфрон родилась слабым ребенком. Появилась она в тяжелое и голодное время. Из-за недоедания она была нездорова, а значит, нуждалась в большей заботе — связывала руки, приковывала к дому. Болела рахитом — Цветаева усаживала ее на подоконник — получать целебные солнечные лучи. Из-за нелюбви матери Ирина была плохо развита. И постоянно отвергнута.

Сама Цветаева вообще очень по-разному относилась к детям.

Старшую дочь Ариадну она называла своим «духом”.

Видела в дочери себя — гения. Считала ее очень талантливой. Внушила Але, что и сама она особенная. Для старшей дочки Марина Ивановна была божеством. Мать ходила с ней на всевозможные литературные «читки” — гордилась. Ариадна формировалась в довольно своеобразной среде — экзальтированной, истеричной. Если почитать письма Али к матери или же ее дневниковые записи, то это особенно очевидно. Ариадна довольно необычно изъясняется для ребенка-младшего школьника.

Ариадна Эфрон

Младшую Ирину поэтесса не принимала, считала обузой для себя. Ирина казалась ей слишком простой, обычной, примитивной, желающей только низменного, например, питаться. Себя и Ариадну Цветаева относила к другой «породе» людей. Таким ребенком, как Ирина, невозможно похвастать, с таким ребенком не интересно. Об Ирине Цветаева даже почти и не упоминала. Многие знакомые Марины Цветаевой о существовании Ирины не знали.

Марина часто оставляла дочь одну в доме, привязывая веревкой за ногу к кровати. Или засовывала в специальный мешок, где Ирина сидела по двенадцать часов к ряду. И уходила на свои литературные сборища, прихватив с собой старшую Ариадну.

Однажды в дом к Цветаевой пришла ее подруга Вера Звягинцева. Всю ночь они тепло общались, читали стихи. Когда чуть рассвело, Звягинцева с изумлением увидела болтающуюся из груды тряпок в кресле голову — это была Ирина. Присутствия ребенка до этого момента никто не обнаруживал, Цветаева будто и не помнила о ней.

Ирина, при живой матери, вела себя как ребенок с депривациями — раскачивалась, постоянно «мотыляла” головой. В записках, в упоминаниях об Ирине всегда сквозит пренебрежение матери к ней.

Воспитывать детей с 1917 года Марине пришлось самостоятельно, нанять прислугу не было возможности. А муж Сергей отбудет на фронт. Все тяготы легли на ее поэтические плечи.

Кормила Ирину мать всегда плохо, иногда даже поколачивала, не позволяла подавать голоса. Ирина вообще в присутствии матери была, как молчаливый истукан. Сама Цветаева, узнав, что в приюте Ирина кричит от голода, назвала это «Ирининой гнусностью”, пояснив, что при ней ребенок и пикнуть бы не осмелился.

Сдав дочек в приют, Цветаева запретила им называть себя матерью. Почему? Возможно, не хотела, чтобы это известие «Цветаева сдала детей в приют” стало публичным. Девочек сдали третьи лица. Как круглых сирот.

Мотив сдачи простой и понятный — там детей могут хоть как-то кормить. Заканчивался 1919 год — голодный и страшный. Люди болели и умирали пачками. Сама Марина прокормить детей не могла. Она не работала и не печаталась тогда.

Современники позже поставят ей в укор: могла бы продать вещи на рынке (а ей было что продать) и накормить детей.

Или даже устроиться на работу, но работать Марина категорически не хотела, она не выносила такого труда.

Сестры мужа, Сергея Эфрона, поочередно предлагали Марине забрать Ирину к себе, они имели возможность ребенка как-то содержать. Но им обеим было отказано. Марине Ивановне казалось это большим позором — детей по родственникам раздавать.

Был и еще вариант — отдать девочек в московский детский сад, там условия были лучше.

Но Марина отчего-то выбрала самый плохой вариант — Кунцевский приют. Удаленное место, до которого было сложно добираться. Убедиться в том, что в этом приюте детей кормят и лечат, она не пожелала.

А дети в этом заведении болели, голодали и умирали очень часто.

Навещала она девочек в К приюте крайне редко и под личиной крестной матери. Месяцами не видя их, все же писала грустные стихи о разлуке со старшей дочерью, младшей, как и прежде, будто бы и не существовало.

Когда все же нанесла визит, то общалась и угощала только старшую дочь. Заведующая приютом даже сделала Марине замечание — почему же та сахаром угощает только Ариадну, отчего и не Ирину?

Цветаева была искренне возмущена: как это отнять у Ариадны что-то, чтобы дать младшей?

Семилетняя Аля писала матери горячие и печальные письма из приюта. Эти письма полны обожания матери, верности ей, Аля родительницу буквально боготворила. В каждом письме — тонны страданий и тоски, желания поскорее увидеть мать и вернуться в родимый дом.

Упоминала Аля и о Ирине: о ее отсталости в сравнении с другими детьми, ее плаче, бесконечных просьбах о «чае”, плаче, проблемах с пищеварением. Сочувствия у старшего ребенка к маленькой нет, только жалобы на нее: «Ирина отравляет мне жизнь”.

Аля даже поделилась с матерью наблюдением. Почти не говорящая Ирина выучила новое слово: «не надо».

Цветаева успела забрать из приюта заболевшую лихорадкой Ариадну. Болеющую Ирину она забирать не стала, ее не хватило бы на двоих детей. Старшая же дочь была спасена.

О смерти Ирины в приюте от голода Цветаева узнала совсем случайно. спустя несколько дней после смерти Ирины. Отважиться приехать на похороны ребенка Марина не смогла — была занята Алей. Она так и записала в своем дневнике: «я не могла”.

Ирину Эфрон похоронили в общей могиле.

Возможно, поэтесса и винила себя в смерти младшего ребенка. Но и оправдывала: ей пришлось делать трудный выбор.

Позже она, видимо, чтобы оправдаться перед вернувшимся с войны мужем, сделает виноватыми в смерти Ирины его сестер. Напишет, что будто бы те, в самую тяжелую пору отступились, повели себя «хуже животных”, дали Ирине умереть в приюте из-за ненависти к самой Цветаевой.

Ариадна Эфрон

Следуя дарованному редкому имени, под стать героине мифов Древней Греции, Ариадна Эфрон проливала свет на неизвестные долгое время факты и выводила из лабиринта неведения читателей дневников о собственной жизни и своей знаменитой матери. Ее детские воспоминания, облаченные в буквы и предложения, поражают глубиной и трогательностью подмеченных мелочей, как будто создавал их не ребенок, а проживший не один век мудрец.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *