Экзамен Пушкина в лицее

ИСТОРИЯ ТЕМЫ КАРТИН

В двенадцать лет Пушкина, благодаря дружеским связям отца, отдали в только что открывшееся, новое для России учебное заведение Лицей, располагавшийся в Царском Селе под Петербургом. В лицее предполагалось учить детей лучших представителей дворянства и готовить их к государственной службе. Лицеисты изучали русский, латинский, немецкий и французский языки, риторику, литературу, историю, естественные науки и математику, изящные искусства занимались гимнастикой, танцами, фехтованием и верховой ездой.

Особое внимание уделялось воспитанию нравственных качеств благородства, чувства долга и собственного достоинства. Каждому из мальчиков полагалась отдельная комната, телесные наказания запрещались. Обучение длилось шесть лет и состояло из двух трехгодичных курсов начального и окончательного образования. Лицейское образование приравнивалось к университетскому.

Годы, проведенные в лицее, оказали огромное влияние на Пушкина. В лицее он обрел самых близких друзей. Вспыльчивого, страстно мечтающего о поэтическом поприще Кюхельбекера, ленивого, добродушного Дельвига, одаренного поэтическим талантом, решительного и бескомпромиссного Пущина. Друзья любили Пушкина за доброту, отзывчивое сердце, легкость, остроумие. Все лицеисты имели прозвища, которые иногда говорили о них больше, чем самые подробные характеристики. У Пушкина их было целых три. За безупречное, изящное владение французским языком его называли Французом; за резвость, непоседливость и говорливость — Сверчком; за пылкий нрав, частые ссоры, гримасничанье и подвижность — смесью Обезьяны с Тигром.

В лицее Пушкин опубликовал и первое стихотворение. Оно появилось в журнале «Вестник Европы» летом 1914 года и называлось «Другу-стихотворцу». А во время публичного экзамена при переходе с начального курса на окончательный Пушкин прочел свое стихотворение «Воспоминания в Царском Селе».

Совершенством формы, глубиной мысли и образностью произведение пятнадцатилетнего юноши потрясло слушателей.

Присутствовавший на экзамене 8 января 1815 года Гавриил Романович Державин, носивший тогда неофициальный титул первого русского поэта, со слезами восторга объявил юного стихотворца своим преемником и хотел обнять его, но Пушкин в смущении убежал в Царскосельский сад.

Вот как об этом пишет сам Пушкин : «Державина видел я только однажды, но никогда того не забуду… Державин был очень стар… Экзамен наш его утомил… Он дремал до тех пор, пока не начался экзамен в русской словесности. Тут он оживился, глаза заблистали; он преобразился весь. Наконец вызвали меня. Я прочёл мои »Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояние души моей: когда дошёл я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце забилось с упоительным восторгом… Не помню, как я кончил своё чтение, не помню, куда убежал. Державин был в восхищении, он меня требовал, хотел меня обнять… Меня искали, но не нашли». С этого дня и началась слава Пушкина.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ КАРТИН

В 1910 году по заказу Лицейского общества Илья Ефимович Репин приступил к работе над картиной «А. С. Пушкин на акте в Лицее 8 января 1815 года». Он настолько увлекся, что вместо предполагаемого маленького эскиза начал картину на большом полотне. Однако, увидев недоумение своих заказчиков, написал для Лицея другой холст, значительно меньшего размера (хорошо известную всем картину, которая хранится во Всероссийском музее А. С. Пушкина в Петербурге). А первый вариант картины, считающийся эскизом, тоже стал самостоятельным произведением и находится в Русском музее в Санкт-Петербурге. Но и первоначального замысла Репин не оставил, а работал над ним уже для себя. Правда, назвал Репин третий вариант картины очень длинно — «А.С.Пушкин на акте в Лицее 8 января 1815 года читает свою поэму «Воспоминания в Царском селе»». Картина побывала на передвижной выставке, потом вернулась в мастерскую, откуда в послереволюционные годы попала в частную коллекцию в Прагу.
ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ

Интересная деталь. Исследуя композиционную структуру картин – шедевров мирового изобразительного искусства, искусствоведы обратили внимание на тот факт, что во многих жанровых и пейзажных картинах (например, у Шишкина) широко используется закон золотого сечения.

Принцип этого закона можно увидеть и в картине И.Е. Репина «А.С. Пушкин на акте в Лицее 8 января 1815 года».

Фигура Пушкина помещена художником в правой части картины по линии золотого сечения. Левая часть картины, в свою очередь, тоже разделена в пропорции золотого сечения: от головы Пушкина до головы Державина и от нее до левого края картины. Расстояние от головы Державина до правого края картины разделено на две равные части линией золотого сечения, проходящей вдоль фигуры Пушкина.

А теперь смотрим и сравниваем полотна!

3. И.Е.Репин «А.С.Пушкин на акте в Лицее 8 января 1815 года читает свою поэму «Воспоминания в Царском селе»». 1911 Холст, масло. 203×398 см Частное собрание, Прага.
Источник: Дневник Парашутов

Поездка Пушкина на Кавказ

Этот ответ поверг поэта в такое отчаянье, что он вдруг почувствовал потребность бросить и Москву, и Петербург, и удрать куда-нибудь подальше, от знакомых лиц, от знакомых людей… Не испрашивая никаких разрешений, сам не отдавая себе ясного отчета зачем, Пушкин помчался на Кавказ, на русско-персидскую войну, в действующую армию, где думал развеять свое горе среди сильных ощущений войны. Всегда впечатлительный и увлекающийся, Пушкин вздохнул на Кавказе свободной грудью: как ребенок, он наслаждался красотами природы и картинами своеобразной кавказской жизни. Он принял деятельное участие и в военных действиях, с отвагой бросался в первые ряды горячей свалки. Главнокомандующий Паскевич скоро выразил ему неудовольствие по поводу того, что он не желает слушать его советов. Кроме того, Паскевич был недоволен невниманием поэта к его любезности и его прежней близостью с декабристами.

Исполняя желание Паскевича, Пушкин отправился восвояси на север.

Необычный досуг

В начале XIX века ссоры между мужчинами часто заканчивались дуэлью. Эта традиция не обошла стороной и Лицей. Вспыльчивые мальчишки то и дело звали друг друга стреляться. Несколько раз за годы учебы к барьеру становились Пушкин и Кюхельбекер. Первый обладал раздражительным и взрывным характером, а второй был очень обидчивым. К счастью, серьезных последствий эти эскапады не имели, друзья быстро отходили и превращали поединки в шутку. Например, на одной из дуэлей Пушкин и Кюхельбекер стрелялись клюквой. (Самым странным дуэлям прошлого «Моя Планета» посвятила отдельный материал. Читайте также наш материал «Правила жизни дуэлянта».)

Эпиграммы и карикатуры

Свободное время лицеисты тратили не только на проказы, побеги из Лицея и шуточные дуэли, много времени они посвящали и литературе. Пушкин с друзьями выпускали рукописные литературные журналы: «Вестник», «Неопытное перо», «Для удовольствия и пользы», «Лицейский вестник». В журналах они писали друг на друга эпиграммы (которые нередко приводили к ссорам и дуэлям), высмеивали лицейские порядки и рисовали карикатуры.

«Наш журнал есть архив всех древностей и достопримечательностей лицейских. Для того мы будем помещать в сем журнале приговорки, новые песенки, вообще все то, что занимало и занимает почтенную публику», — говорилось в обращении к читателям «Лицейского вестника».

Фразеологизм – это устойчивое образное выражение, смысл которого не определяется значением отдельно взятых слов. Фразеология включает в себя:

  • идиомы – фразеологизмы как переосмысленные образные значения;
  • пословицы и поговорки, образовавшиеся в фольклоре;
  • крылатые выражения – фразы афористического характера, относящиеся к какому-нибудь определенному автору, художественному, литературному или кинематографическому произведению.

Что значит «Старик державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил»? Значение «Старик державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил»

Что это такое означает?
«Старик державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил» – это так говорят о деятелях искусства, которые радушно приняли молодое поколение.

Происхождение

Откуда и какое происхождение фразы?
Источник крылатого выражения «Старик державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил»: роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин».

Другие русские выражения

Другие значения и истории происхождения выражений, фразеологизмов, поговорок, пословиц и крылатых фраз на сайте из нашего словаря слов и выражений русского языка:
Статус-кво
Стиль – это человек
Сто тысяч почему
Столбовая дорога
Столыпинский галстук

Похожие пословицы и выражения

Благословит вас Бог!
Где стол был яств, там гроб стоит.
Да благословит вас Бог, а я не виноват.
И ничего во всей природе Благословить он не хотел.
Пословицы отмеченные звёздочкой содержит подробное описание, раскрывающее их значение и смысл.
Смотрите все Крылатые выражения

Скачать пословицу

Вы можете скачать изображение с текстом пословицы, поделиться им с друзьями в социальных сетях либо использовать в презентациях. Для скачивания, нажмите на картинке.

Задать вопрос

Свои вопросы, предложения и замечания присылайте через предложенную ниже форму.
Благодаря Вашим отзывам и оценкам, мы постараемся сделать проект «Игра слов» ещё лучше.

Друзья! досужный час настал; Все тихо, всё в покое; Скорее скатерть и бокал! Сюда вино златое! Шипи, шампанское, в стекле. Друзья! почто же с Кантон Сенека, Тацит на столе, Фольянт над фолиантом? Под стол холодных мудрецов, Мы полем овладеем; Под стол ученых дураков! Без них мы пить умеем. Ужели трезвого найдем За скатертью студента? На всякой случай изберем Скорее президента. В награду пьяным – он нальет И пунш, и грог душистый, А вам, спартанцы, поднесет Воды в стакане чистой! Апостол неги и прохлад, Мой добрый Галич, vale! Ты Эпикуров младший брат, Душа твоя в бокале. Главу венками убери, Будь нашим президентом, И станут самые цари Завидовать студентам. Дай руку, Дельвиг! что ты спишь? Проснись, ленивец сонный Ты не под кафедрой сидишь, Латынью усыпленный. Взгляни: здесь круг твоих друзей; Бутыль вином налита, За здравье нашей Музы пей, Парнасской волокита. Остряк любезный! по рукам! Полней бокал досуга! И вылей сотню эпиграмм На недруга и друга. А ты, красавец молодой, Сиятельный повеса! Ты будешь Вакха жрец лихой, На проччее – завеса! Хотя студент, хотя я пьян. Но скромность почитаю; Придвинь же пенистый стакан, На брань благословляю. Товарищ милый, друг прямой, Тряхнем рукою руку, Оставим в чаше круговой Педантам сродну скуку: Не в первый раз мы вместе пьем, Нередко и бранимся, Но чашу дружества нальем – И тотчас помиримся. – А ты, который с детских лет Одним весельем дышешь, Забавный, право, ты поэт. Хоть плохо басни пишешь; С тобой тасуюсь без чинов, Люблю тебя душою, Наполни кружку до краев, – Рассудок! бог с тобою! А ты, повеса из повес, На шалости рожденный, Удалый хват, головорез, Приятель задушевный, Бутылки, рюмки разобьем За здравие Платова, В козачью шапку пунш нальем – И пить давайте снова!.. Приближься, милый наш певец, Любимый Аполлоном! Воспой властителя сердец Гитары тихим звоном. Как сладостно в стесненну грудь Томленье звуков льется!.. Но мне ли страстью воздохнуть? Нет! пьяный лишь смеется! Не лучше ль, Роде записной, В честь Вакховой станицы Теперь скрыпеть тебе струной Расстроенной скрыпицы? Запойте хором, господа, Нет нужды, что нескладно; Охрипли? – это не беда: Для пьяных всё ведь ладно! Но что?… я вижу всё вдвоем: Двоится штоф с араком; Вся комната пошла кругом; Покрылись очи мраком… Где вы, товарищи? где я? Скажите, Вакха ради… Вы дремлете, мои друзья, Склонившись на тетради… Писатель за свои грехи! Ты с виду всех трезвее; Вильгельм, прочти свои стихи, Чтоб мне заснуть скорее.

Дата создания: 1814 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Пирующие студенты»

Шуточное стихотворение «Пирующие студенты» написано Пушкиным во время обучения в Царскосельском лицее. Согласно воспоминаниям Пущина, Александр Сергеевич сочинил его, когда лежал в лазарете. Друзья пришли навестить поэта, тогда же состоялось первое чтение нового произведения. При жизни Пушкина оно опубликовано не было. Широкая общественность получила возможность ознакомиться с ним только в 1841 году, когда Жуковский издал посмертное собрание сочинений Александра Сергеевича. В стихотворении описывается тайная пирушка лицеистов. В нем упоминаются многие однокурсники Пушкина. Некоторые названы по имени, других легко узнать по данным им характеристикам. Среди тех, кто удостоился чести быть запечатленным в произведении, – Антон Антонович Дельвиг, Иван Васильевич Малиновский, Александр Михайлович Горчаков, Вильгельм Карлович Кюхельбекер.

В «Пирующих студентах» часто употребляется антитеза. Серьезным философам и писателям, названным учеными дураками и холодными мертвецами, – Канту, Сенеке, Тациту – противопоставлен Эпикур, основной этический принцип которого – удовольствие. Лирическому герою явно не по нраву трезвенность. Вместо нее он предлагает друзьям предаться пьяному веселью. Пир представляет собой фундамент беспечного бытия. Его безграничная свобода символизируется отказом от добавления в вина воды, что широко практиковалось в античности. Согласно рассматриваемому тексту, трезвенность – удел спартанцев, то есть тех, кто предпочитает строгие ограничения в большинстве жизненных сфер. Подобным людям герой стихотворения предлагает «воды в стакане чистой» вместо шампанского, грога, пунша и прочих спиртных напитков. Пир в произведении сопоставлен с битвой. Отправляя под стол «холодных мертвецов», лирический герой собирается с друзьями «овладеть полем», в роли которого выступает праздничный стол. Торжество Вакха сравнивается с триумфом сильного римского императора, храброго воителя.

«Пирующие студенты» – великолепный образец гимна дружбе. К приятелям лирический герой относится с любовью и нежностью. Достаточно хотя бы обратить внимание на то, как он их называет: «ленивец сонный», «остряк любезный», «красавец молодой», «товарищ милый», «приятель задушевный». При этом в стихотворении говорится, что нередко между друзьями возникают ссоры. Впрочем, они носят временный характер и легко разрешаются. Естественно, не в последнюю очередь тому способствует совместное безудержное веселье.

Проснись, ленивец сонный!

Ты не под кафедрой сидишь,

Латынью усыплённый.

Взгляни: здесь круг твоих друзей;

Бутыль вином налита,

За здравье нашей музы пей,

Парнасский волокита (Пирующие студенты, 1814)

Товарищ, верь: взойдёт она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена! (К Чаадаеву, 1818)

Любовь и дружество до вас

Дойдут сквозь мрачные затворы,

Как в ваши каторжные норы

Доходит мой свободный глас (Во глубине сибирских руд, 1827)

Бог помочь вам, друзья мои,

И в бурях, и в житейском горе,

В краю чужом, в пустынном море,

И в мрачных пропастях земли! (19 октября 1827)

Тема жизни и смерти:

Покину скоро я друзей,

И жизни горестной моей

Никто следов уж не приметит;

Последний взор моих очей

Луча бессмертия не встретит (Элегия, 1816)

Если жизнь тебя обманет,

Не печалься, не сердись!

В день уныния смирись:

День веселья, верь, настанет (Если жизнь тебя обманет, 1825)

Но не хочу, о други, умирать;

Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать (Элегия, 1830)

Пора, мой друг, пора! Покоя сердце просит –

Летят за днями дни, и каждый час уносит

Частичку бытия, а мы с тобой вдвоём

Предполагаем жить… И глядь – как раз – умрём. (Пора, мой друг, пора,1834)

Нет, весь я не умру – душа в заветной лире

Мой прах переживёт и тленья убежит –

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит (Я памятник себе воздвиг нерукотворный, 1836)

Об Онегине:

Нет: рано чувства в нём остыли;

Ему наскучил света шум (1, 37)

Он застрелиться, слава Богу,

Попробовать не захотел,

Но к жизни вовсе охладел (1, 38)

Всегда я рад заметить разность

Между Онегиным и мной (1, 54)

В любви считаясь инвалидом,

Онегин слушал с важным видом (2, 19)

Чем меньше женщину мы любим,

Тем легче нравимся мы ей (…)

Так точно думал мой Евгений (4, 9)

Но, получив посланье Тани,

Онегин живо тронут был (4, 11)

Но я не создан для блаженства;

Ему чужда душа моя (4, 14)

Прямым Онегин Чильд-Гарольдом

Вдался в задумчивую лень (4, 44)

(…)но Евгений

Наедине с своей душой

Был недоволен сам собой (6, 9)

Он мог бы чувства обнаружить (…)

Но шёпот, хохотня глупцов…

И вот общественное мненье!

Пружина чести, наш кумир!

И вот на чём вертится мир! (6, 11)

(…) Хоть я сердечно

Люблю героя моего (6, 43)

Уж не пародия ли он? (7, 24)

Убив на поединке друга,

Дожив без цели, без трудов

До двадцати шести годов,

Томясь в бездействии досуга,

Без службы, без жены, без дел,

Ничем заняться не умел (8, 12)

Запретный плод вам подавай (8, 27)

Я думал: вольность и покой

Замена счастью. Боже мой!

Как я ошибся, как наказан (8, 32)

О Татьяне:

Дика, печальна, молчалива,

Как лань лесная боязлива,

Она в семье своей родной

Казалась девочкой чужой (2, 25)

Задумчивость, её подруга

От самых колыбельных дней,

Теченье сельского досуга

Мечтами украшали ей (2, 26)

Татьяна, милая Татьяна! (3, 15)

Письмо Татьяны предо мною;

Его я свято берегу (3, 31)

Татьяна верила преданьям

Простонародной старины (5, 5)

Уж был сердит. Но, девы томной

Заметя трепетный порыв,

С досады взоры опустив,

Надулся он и, негодуя,

Поклялся Ленского взбесить (5, 31)

Татьяна смотрит и не видит,

Волненье света ненавидит;

Ей душно здесь… (7, 53)

Та девочка… иль это сон?..

Та девочка, которой он

Пренебрегал в смиренной доле,

Ужели с ним сейчас была

Так равнодушна, так смела? (8, 20)

Как изменилася Татьяна!

Как твёрдо в роль свою вошла! (8, 28)

Онегин, я тогда моложе,

Я лучше, кажется, была (8, 43)

А счастье было так возможно,

Так близко!.. Но судьба моя

Уж решена. Неосторожно,

Быть может, поступила я:

Меня с слезами заклинаний

Молила мать; для бедной Тани

Все были жребии равны…

Я вышла замуж. Вы должны,

Я вас прошу, меня оставить;

Я знаю: в вашем сердце есть

И гордость и прямая честь.

Я вас люблю (к чему лукавить?),

Но я другому отдана;

Я буду век ему верна (8, 47)

Татьяны милой идеал… (8, 51)

О Ленском:

По имени Владимир Ленский,

С душою прямо геттингенской,

Красавец, в полном цвете лет,

Поклонник Канта и поэт (2, 6)

Он сердцем милый был невежда (…)

Цель жизни нашей для него

Была заманчивой загадкой (2, 7)

Они сошлись. Волна и камень,

Стихи и проза, лёд и пламень

Не столь различны меж собой (2, 13)

Быть может, он для блага мира

Иль хоть для славы был рождён (6, 37)

А может быть и то: поэта

Обыкновенный ждал удел (6, 38,39)

Увы, любовник молодой,

Поэт, задумчивый мечтатель,

Убит приятельской рукой! (6, 40)

Об Ольге:

Всегда скромна, всегда послушна,

Всегда как утро весела,

Как жизнь поэта простодушна,

Как поцелуй любви мила;

Глаза, как небо, голубые,

Улыбка, локоны льняные,

Движенья, голос, лёгкий стан,

Всё в Ольге… но любой роман

Возьмите и найдёте верно

Её портрет (2, 23)

Кругла, красна лицом она,

Как эта глупая луна

На этом глупом небосклоне (3, 5)

Мой бедный Ленский! Изнывая,

Не долго плакала она.

Увы! Невеста молодая

Своей печали неверна (7, 8, 9, 10)

О творчестве М.Ю. Лермонтова

«Мужественная, печальная мысль всегда лежит на его челе, она сквозит во всех его стихах» (А.И. Герцен)

«Но как выше Онегин Печорина в художественном отношении, так и Печорин выше Онегина по идеи… Что такое Онегин?… Он является в романе человеком, которого убили воспитание и светская жизнь, которому всё пригляделось, всё приелось, всё прилюбилось… Не таков Печорин. Это человек не равнодушно, не апатически несёт своё страдание: бешено гоняется он за жизнью, ища её повсюду; горько обвиняет он себя в своих заблуждениях» (В.Г. Белинский)

Тема одиночества:

Один среди людского шума,

Возрос под сенью чуждой я,

И гордо творческая дума

На сердце зрела у меня (Один среди людского шума, 1830)

Как страшно жизни сей оковы

Нам в одиночестве влачить.

Делить веселье – все готовы –

Никто не хочет грусть делить (Одиночество, 1830)

Ужасная судьба отца и сына

Жить розно и в разлуке умереть,

И жребий чуждого изгнанника иметь

На родине с названьем гражданина! (Ужасная судьба отца и сына, 1830)

Нет, я не Байрон, я другой,

Ещё неведомый избранник,

Как он, гонимый миром странник,

Но только с русскою душой (Нет, я не Байрон, я другой, 1832)

Белеет парус одинокой

В тумане моря голубом!..

Что ищет он в стране далёкой?

Что кинул он в краю родном?.. (Парус, 1832)

Восстал он против мнений света

Один, как прежде… и убит! (Смерть поэта, 1837)

Одинок я – нет отрады:

Стены голые кругом,

Тускло светит луч лампады

Умирающим огнём (Узник, 1837)

И скучно и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды… (И скучно и грустно, 1840)

Один и без цели по свету ношуся давно я,

Засох я без тени, увял я без сна и покоя (Листок, 1841)

Тема поэта и поэзии:

Твой стих, как божий дух, носился над толпой;

И, отзыв мыслей благородных,

Звучал, как колокол на башне вечевой,

Во дни торжеств и бед народных (Поэт, 1838)

С тех пор как вечный судия

Мне дал всеведенье пророка,

В очах людей читаю я

Страницы злобы и порока.

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья:

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья (Пророк, 1841)

Тема смерти:

Пора туда, где будущего нет,

Ни прошлого, ни вечности, ни лет;

Где нет ни ожиданий, ни страстей,

Ни горьких слёз, ни славы, ни честей (Смерть, 1830)

Ужасный жребий ясно для меня

Начертан был кровавыми словами (Смерть, 1831)

Горные вершины

Спят во тьме ночной;

Тихие долины

Полны свежей мглой;

Не пылит дорога,

Не дрожат листы…

Подожди немного,

Отдохнёшь и ты (Из Гёте, 1840)

Я б хотел забыться и заснуть!

Но не тем холодным сном могилы…

Я б желал навеки так заснуть,

Чтоб в груди дремали жизни силы,

Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь (Выхожу один я на дорогу, 1841)

Тема любви:

Лицей = Университет

Лицей не был обычной школой, обучение в нем приравнивалось к университетскому образованию. В 17 лет выпускник считался полностью готовым к государственной или военной службе. Помимо наук и языков лицеисты изучали Закон Божий, этику, политическую экономию, занимались танцами (на уроки приглашали сестер воспитанников или царскосельских девиц), фехтованием, верховой ездой, плаванием. Занятия не всегда проходили в классах. В хорошую погоду ученики могли вместе с преподавателями бродить по тенистым аллеям Царского Села, обсуждая философские вопросы. «Мы мало учились в классах, но много в чтении и в беседе при беспрестанном трении умов», — вспоминал лицеист Модест Корф.

Никаких телесных наказаний

Запрет телесных наказаний был закреплен в уставе Лицея, что выгодно отличало его от большинства учебных заведений того времени и, конечно, способствовало формированию пресловутого вольного лицейского духа, воспетого Пушкиным.

Преподаватели общались с лицеистами на равных и исключительно на вы. Также в Лицее не было цензуры, преподаватели обсуждали с учениками любые темы. Педагоги были поистине выдающимися и при этом очень молодыми — например, Николай Федорович Кошанский, преподаватель словесности, уже имел степень доктора наук, хотя на момент открытия Лицея ему было всего 30 лет.

Черная доска и черный стол

Карцер в Лицее был, но использовали его очень редко и никогда ученик не отправлялся туда больше чем на три дня. Чаще в качестве наказаний применялись другие методы. Провинившиеся ученики пересаживались на задние парты, а их имена записывали на специальной черной доске. За особо тяжкие проступки могли посадить за специальный черный стол (он стоял в общей столовой, но был накрыт черной скатертью) и перевести на хлеб и воду.

Способен к предметам, не требующим напряжения, весьма понятлив, замысловат и остроумен, но крайне неприлежен…

Имена отличившихся воспитанников записывали на белой доске золотыми буквами, дарили им книги с подписью директора и похвальные грамоты.

Спартанские условия

Каждый ученик жил в собственной комнате — келье. Обстановка была довольно аскетичной: железная кровать, комод, конторка и туалетный столик, а температура в помещении большую часть года не поднималась выше 17 °С. Смежные комнаты отделяли друг от друга невысокие перегородки, через которые соседи могли переговариваться. Пушкин — номер 14 — соседствовал с Иваном Пущиным, чья келья шла под номером 13.

По соседству с императором

Царскосельский лицей находился во флигеле Екатерининского дворца. Такая близость ко двору рождала множество курьезных случаев.

Полицейские допрашивали каждого въезжающего. Пушкин на просьбу представиться назвался Александром Одинако, а Кюхельбекер — Василием Двако. Когда через несколько минут гувернер сообщил тем же полицейским, что его фамилия Трико, они решили, что их разыгрывают

Лицеистов привлекали молоденькие фрейлины и горничные. Как-то Пушкин со всей своей страстью обнял пожилую княжну Волконскую, в потемках перепутав ее с юной служанкой. Царь был очень недоволен и высказал директору Егору Антоновичу Энгельгардту претензию: «Твои бегают трясти яблоки из моего сада, это еще можно стерпеть, но тискать моих фрейлин! С этим смириться уже невозможно!» Директор сумел защитить Пушкина, объяснив, что тот не имел злого умысла и перепутал княжну с горничной. «Ладно, будем считать, что старуха в восторге от его ошибки», — ответил царь.

Распорядок дня

День лицеиста начинался в 6 утра, после подъема обязательно шла молитва. Занятия длились с 8 до 17 часов с перерывами на завтрак, обед и прогулку в парке. Гуляли в любую погоду. После занятий — время домашних заданий и спорта: летом купались, зимой катались на коньках. Спать ложились в 10 вечера.

Пиво на обед

Кормили лицеистов хорошо. Обед состоял из трех, а иногда и четырех блюд. Первое время ученикам подавали даже по полстакана портера — английского пива, но длилось это недолго. По праздникам на столе появлялись кофе и шоколад. Благодарить за это стоило, правда, не столько руководство Лицея, сколько предприимчивых учащихся, которые за деньги (многие их все же имели, несмотря на запрет) договаривались об этом с дядькой — человеком, которой заведовал чисткой платья и убирался в комнатах. Примерные ученики удостаивались своеобразного поощрения: они имели право занимать за столом место поближе к гувернеру, раздающему еду.

Оценки наоборот

Система оценок в Лицее была не такая, к которой мы привыкли сейчас — по восходящей. Наоборот, высшим баллом была единица, четверку же ставили за успехи весьма посредственные. Ноль означал полное отсутствие знаний. В первые годы обучения обходились вовсе без оценок, вместо этого преподаватели составляли подробную характеристику на каждого ученика, где отмечали его способности, поведение и прочее. Вот как характеризовал Пушкина один из его любимых учителей, преподаватель нравственности Александр Петрович Куницын: «Способен к предметам, не требующим напряжения», «весьма понятлив, замысловат и остроумен, но крайне неприлежен».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *