Фемен

Одна из основательниц движения Femen Оксана Шачко совершила самоубийство в Париже (на фото слева направо — участницы движения Александра Немчинова, Инна Шевченко и Оксана Шачко (справа) общаются с журналистами в Киеве, 21 декабря 2011 года). Фото: EPA / SERGEY DOLZHENKO

В Париже покончила с собой одна из основательниц движения Femen Оксана Шачко. Эту информацию рассказали знакомые девушки. По их словам, тело Оксаны обнаружила французская полиция поздним вечером 23 июля. Громадское рассказывает, кем была активистка Femen.

Что случилось?

Поздним вечером 23 июля в телеграм-канале Paris Burns, который, предположительно, ведет знакомая Оксаны Шачко, появилось сообщение о том, что последняя покончила с собой.

«Оксана Шачко покончила с собой сегодня, 23 июля, в своей парижской квартире. Только что французская полиция вывезла ее тело на экспертизу. Оксана оставила записку на английском, обращенную к парижской богеме, с которой она последнее время плотно общалась: «вы все фейк».

Мне довелось видеться и общаться с Оксаной в Париже. Несколько раз она приходила в наш сквот. Мы пытались вытаскивать ее на акции, но парижская богема поглотила ее. У Оксаны было много выставок, внимание прессы, богатые друзья», — написано на канале. Там также сообщалось, что за последние два года у Шачко было две попытки суицида.

Информацию о смерти Шачко Громадскому подтвердили соосновательница Femen Анна Гуцол и Инна Шевченко.

«Пока никакой информации от полиции у нас нет, будет проводиться специальное расследование», — рассказала Громадскому Гуцол.

Участницы движения Femen с протестным перформансом у Эйфелевой башни в Париже, Франция, 25 февраля 2014 года. На фото в центре — Оксана Шачко. Фото: EPA / ETIENNE LAURENT

Кто такая Оксана Шачко

Шачко вместе с Гуцол и Александрой Шевченко основали движение Femen в 2008 году. Движение выступало за права женщин, свободу слова, против проституции и сексуальных домогательств. На свои акции Femen выходили обнаженные по пояс — Оксана Шачко впервые вышла с оголенной грудью в 2009 году.

В 2011 году Шачко принимала участие в протестной акции в Минске. Трое активисток пришли под здание местного КГБ, обнажились по пояс и в течение нескольких минут стояли с плакатами Freedom to political prisoners («Свободу политическим заключенным» — англ.) и «Жыве Беларусь!». Им удалось сбежать из полиции, однако позже их задержали мужчины в штатском, облили зеленкой и отвезли в местный РОВД. Оттуда активисток депортировали в Украину.

В 2012 году Femen проводили акции в России, в которых принимала участие Шачко — в феврале того года раздетые по пояс активистки проникли на территорию «Газпрома» с плакатами «Миллер=Мюллер», «Стоп газовый шантаж», «Гаси Газпром» и «Гниды вонючие». Оксана Шачко подняла украинский флаг на крыше КПП газпромовской штаб-квартиры, ее арестовали, однако позже отпустили.

В марте 2012 года во время президентских выборов в России Шачко принимала участие в акции на предвыборном участке, где ранее проголосовал Владимир Путин с женой. Девушки зашли на участок, подошли к урне, скинули с себя одежду и начали скандировать «Путин — вор!». На груди и на спине были надписи «Краду за Путина!». Их арестовали, а позже депортировали из России.

Сотрудник Газпрома пытается снять с крыши обнаженную участницу движения Femen Оксану Шачко. Оксана подняла украинский флаг во время протестной акции «Антиукраинский газовый террор», Москва, Россия, 13 февраля 2012. Фото: EPA / MAXIM SHIPENKOV

Как Шачко ушла из Femen

В 2013 году Шачко ушла из движения вместе с Яной Ждановой и Александрой Шевченко. По словам Ждановой, у них возник конфликт с Гуцол. Шачко переехала во Францию, где получила статус политического беженца. Жданова рассказала, что Шачко стала заниматься живописью, рисовала антирелигиозные «иконы», они хорошо продавались.

«В прошлом году она поступила во французскую Академию изящных искусств, в этом году закончила первый курс. Она снимала квартиру, жила с молодым человеком, все было хорошо», — рассказала Жданова Русской службе Би-би-си. Анна Гуцол в комментарии Громадскому добавила, что близкие друзья Шачко, с которыми она связывалась, также ничего не знают о мотивах самоубийства активистки.

«В последних фото в инстаграме были симптоматичные знаки. Но это понимаешь только тогда, когда человек уже совершил суицид», — рассказал Громадскому знакомый Шачко Дмитрий.

«Мы стояли вместе на Майдане Независимости, угрожая тишине нашими громкими голосами, выживали в Белорусском лесу после издевательств КГБ и маршировали по улицам Парижа, формируя вместе новые женские феминистические батальоны. Оксана оставалась в любой ситуации настоящим бойцом», — написала после смерти Шачко ее подруга и бывшая активистка Femen Инна Шевченко.

Активистка Pussy Riot: оштрафована заочно

Разноцветные балаклавы, легкие платья и эпатажные выступления — впервые о Pussy Riot в России заговорили после «панк-молебна» в храме Христа Спасителя. Участницам акция обернулась колонией. Но Pussy Riot не распались.

  • Пять лет приговору Pussy Riot: что он изменил в России
  • «Внутри Pussy Riot»: наш корреспондент в иммерсивном театре
  • Pussy Riot дебютировали на английском в новом стиле

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Перфоманс Pussy Riot на зимних Олимпийских играх в Сочи в 2014 году

Одна из новых участниц Pussy Riot Ольга Борисова рассказала Би-би-си, что примкнула к группе около полугода назад, но уже успела побывать в полиции и в суде.

Сейчас ее банковский счет арестован: суд заочно оштрафовал ее на 20 тысяч рублей. Узнала Борисова об этом, когда со счета исчезли все деньги, а карточку заблокировали.

Правообладатель иллюстрации CHRIS J RATCLIFFE Image caption Одна из основательниц Pussy Riot Надежда Толоконникова во время перформанса Inside Pussy Riot в Лондоне в ноябре 2017 года

«Обратилась в банк, там сказали, что было произведено снятие средств по решению суда. Сейчас счет заблокирован, минус 16 тысяч рублей», — рассказывает она.

Наказали, по словам девушки, за акцию, которую устраивали еще летом в Якутске.

Правообладатель иллюстрации Olga Borisova Image caption Ольга Борисова с единомышленницами на акции в поддержку Сенцова

«Мы решили сделать акцию в поддержку политзаключенного Олега Сенцова — из чувства солидарности с ним и с Александром Кольченко. Сделали баннер, собственно, это была простыня, написали Free Sentsov и вышли на мост в балаклавах. Подвесили этот баннер к мосту, зажгли цветной дым, постояли минут 20 и ушли. Никаких проблем у нас не было, никто не вызывал полицию. Но на следующий день нас задержали», — вспоминает Борисова.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Участницы Pussy Riot не раз оказывались в полиции

Поначалу она была по другую сторону баррикад: в 18 лет Борисова поступила на работу в полицию. Но через полтора года разочаровалась в системе и примкнула к активисткам.

Протестовать в России сложно независимо от пола, считает активистка. Но к девушкам из Pussy Riot ощущается особо негативное отношение.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Участницы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина выходят из полиции после задержания 18 февраля 2014 года в Сочи во время Олимпиады

«Я не могу сказать в целом о ситуации в России по женщинам и мужчинам, но посмотрите, что говорили о деле Pussy Riot: что это какие-то проститутки, и прочее. Мол, вам нужно сидеть дома, чего вы протестуете, занимайтесь своей семьей. А Машу и Надю, поскольку у них есть дети, называли плохими матерями, — говорит Борисова. — Конечно, в этом большая разница: общество в России абсолютно консервативное и сексистское. Но мне кажется, что всегда лучше делать, чем не делать, и чем нас больше будет, тем лучше».

Femen: «Мы не всегда были топлес»

К эпатажным протестам приучили публику и девушки из Femen — украинского движения, которое впоследствии вышло за рамки страны. В отличие от Pussy Riot, они не прячут своих лиц. И не только лиц: девушки появлялись на разных политических событиях раздетыми до пояса.

«Когда движение только зарождалось, девушки протестовали не топлес, а полностью одетыми, — рассказывает Би-би-си Яна Жданова, стоявшая у истоков Femen, — но потом нашли свой стиль».

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Яна Жданова с соратницами из Femen на 70-м Венецианском кинофестивале 5 сентября 2013

«Мы не придумали топлес-протест, такие протесты были и в 70-е годы. Много кто использовал свое тело в протесте, в частности, художники. Мы просто показали, как это можно делать системно, сформировали стиль протеста: голое тело, слоган на теле и достаточно смелые поступки со стороны девушки», — говорит Жданова.

Она примкнула к движению еще студенткой и утверждает, что с самого начала была согласна с его идеей о том, что нужно защищать женщин и бороться с несправедливостью по отношению к ним на Украине.

Правообладатель иллюстрации Yana Zhdanova Image caption Активисты Femen Яна Жданова и Александра Шевченко во время топлес-протеста

Самым громким своим протестом Яна называет акцию «Украина — не бордель».

«Там было около 100 девчонок, и я была в их числе. Мы просто выходили на площадь с ценниками, одетые как проститутки. И заявляли, что Украина — не бордель. Потому что каждая молодая украинка на тот момент — да, думаю, и до сих пор — сталкивалась с проблемой секс-туризма на Украине, с приставаниями на улице. И для меня тоже это было важно», — рассказывает Жданова.

  • Движение Femen: голая грудь как тактика борьбы
  • Акция FEMEN в Будапеште во время визита Путина
  • FEMEN: искренняя борьба или циничная манипуляция?

Сейчас Femen продолжают устраивать акции, но, по словам Ждановой, эмигрировавшей во Францию, сама она теперь борется за права человека в другой форме: в качестве правозащитницы участвует в конференциях и событиях, посвященных феминизму, телу и перформансу.

Она даже пытается совместо с адвокатом добиться отмены во Франции статьи об эксгибиционизме, по которой уже более трех лет судят участниц Femen.

Правообладатель иллюстрации Pascal Le Segretain Image caption Участницы FEMEN на 70-м Венецианском кинофестивале, 5 сентябра 2013

Несмотря на частые задержания, ни одна из участниц Femen на Украине серьезно не пострадала. Однако первому составу девушек пришлось покинуть страну. Как они заявляли ранее, в связи с преследованием.

В то же время, известны случаи, когда жертвами расправы на Украине оказывались менее эпатажные активистки. Среди таких примеров — избиение Татьяны Черновол и убийство правозащитницы Ирины Ноздровской.

Азербайджан: «Самое страшное — жить в страхе»

Протест активистки и журналистки Хадиджи Исмаиловой из Азербайджана кардинально отличается по форме от женских движений, описанных выше. Но не уступает им в громкости.

Расследования коррупционных схем вокруг семьи президента Азербайджана, которыми занималась Хадиджа, получили международный резонанс и ряд премий, в том числе от Human Rights Watch, PEN America, ЮНЕСКО и премию «За правильный образ жизни» шведского фонда Right Livelihood Award Foundation.

Но Хадидже это стоило свободы: полтора года женщина провела в тюрьме.

Правообладатель иллюстрации Facebook/Khadija Ismail Image caption Хадидже расследования и активисткая деятельность стоили свободы: полтора года женщина провела в тюрьме

Бакинский суд по тяжким преступлениям 1 сентября 2015 года вынес Исмаиловой приговор сразу по нескольким статьям: присвоение и растрата, незаконное предпринимательство, уклонение от уплаты налогов и злоупотребление должностными полномочиями.

В мае 2017 года Верховный суд Азербайджана изменил меру пресечения с 7,5 лет лишения свободы на условное.

  • Хадиджа Исмаилова: трудно всем, кто критикует власть
  • Хадиджа Исмаилова: мой арест дорого обойдется властям Азербайджана
  • Журналистка Хадиджа Исмайлова — о шантаже и женщинах-лидерах

Как рассказала Русской службе Би-би-си Исмаилова, из журналистки ей пришлось стать активисткой: «Когда занимаешься журналистикой, своей работой, и пользуешься фундаментальными правами человека на свободу слова, президент и люди в правительстве считают тебя врагом. То есть, ты становишься стороной конфликта не по своему выбору: просто, когда говоришь правду, они объявляют тебя врагом».

Исмаиловой признается: «Мне никогда не хотелось надевать туфли активиста. Но здесь было время, когда ни один из правозащитников не был на свободе. То есть, не было ни одного института, в который можно было бы обратиться. Тогда мне пришлось взять на себя еще и работу правозащитников, помогать в составлении списка политзаключенных. И до сих пор я этой рабочей группе составления списка политзаключенных».

Правообладатель иллюстрации Facebook/Khadija Ismail Image caption Азербайджанская активистка и журналист Хадиджа Измайлова получила несколько международный премий

Трудно в Азербайджане активистам независимо от пола, считает Хадиджа. И женщинам и мужчинам препятствуют три проблемы: закрытый доступ к информации, неверие общества в возможность что-либо изменить и нетерпимость правительства к любой критике.

«Сейчас 11 моих коллег в тюрьме — блогеры, журналисты. Более 145 политзаключенных в стране. Там есть специальная секция — политические заложники. Это братья и родственники политических активистов, журналистов, которым не смогли заткнуть рот, поэтому подвергли репрессиям их родственников», — рассказывает она.

По сравнению с этим, по ее словам, другие проблемы меркнут — в том числе и проблема безденежья. Но самое страшное для нее, как она говорит, перестать заниматься расследованиями: «Страшно, наверное, всегда. Но страшно, что будет страшно. То есть, я очень боюсь того, что откажусь от своей работы, потому что будет страшно. Поэтому страх перед страхом — он больше самого страха».

Казахстан: женщинам легче?

Казахстанская правозащитница Бахытжан Торегожина больше всего боялась за своего ребенка.

«Однажды меня пугали, что что-то может случиться с моим сыном. Но они назвали не ту страну, в которой он находился, и я поняла, что меня обманывают», — рассказала она Би-би-си.

Правообладатель иллюстрации Facebook/Bakhytzhan Toregozhina Image caption Казахстанская активистка и правозащитница Бахытжан Торегожина

«Конечно, они, наша власть, способны брать в заложники детей, членов семьи. Это риски самые неприемлемые. Это, наверное, самое больное место всех правозащитников, когда шантажируют близкими: что их могут украсть, что у них могут быть проблемы. Но сейчас мой сын уже вырос, у него есть семья, он самостоятельный. Но тогда это было действительно страшно», — рассказывает Торегожина.

Она борется в Казахстане за свободу слова и мирных собраний, а также за освобождение политзаключенных. Занимается общественной деятельностью уже 20 лет, 17 из них руководит общественной организацией «Общественный фонд Ар. Рух. Хак».

Правообладатель иллюстрации Facebook/Bakhytzhan Toregozhina Image caption Бахытжан Торегожина во время пикета возле Белого дома в Вашингтоне, 2012 год.

Однако громкие по меркам восточного Казахстана акции выглядят не так, как это представляют в странах СНГ, находящихся ближе к Евросоюзу. Репрессии, неадекватное отношение полиции и безденежье — самые распространенные проблемы казахстанских активистов.

Однако женщинам бороться за свои права здесь не труднее, чем мужчинам, считает правозащитница. Скорее даже все наоборот.

Правообладатель иллюстрации Facebook/Bakhytzhan Toregozhina Image caption Бахытжан Торегожина руководит общественной организацией «Общественный фонд Ар. Рух. Хак»

«На востоке считается, что мужчина должен кормить семью. Женщинам в этом отношении легче — мы можем работать с минимальным доходом для себя, то есть деньги для женщин тут имеют последнее значение, — говорит Торегожина. — А мужчинам надо кормить семьи, поэтому мужчин-правозащитников у нас намного меньше».

Молдова: сексизм и тухлые яйца

Самым опасным своим протестом в Молдове Полина Частухина называет «Марш солидарности» 2015 года.

Правообладатель иллюстрации Centrul de Drept al Femeilor / Women’s Law Center Image caption Активисткам частом приходится сталкиваться в Молдове с сексизмом, говорит Полина Частухина

«После марша нас всегда эвакуировали в безопасное место. Но в этот раз, наш транспорт в последний момент уехал. Пришлось срочно искать, как перевезти 70 человек, — вспоминает активистка. — Я никогда не забуду, как полиция заталкивала нас в автобус, который мы умудрились найти, пытаясь вместить гораздо большее количество людей, чем то, на которое он был рассчитан. Тем временем агрессивные члены религиозных групп бросали тухлые яйца и кричали «позор».

Полина — председательница организации «Гендердок-М» и соосновательница «Группы Феминистических Интциатив» в Молдове.

Правообладатель иллюстрации Polina Ceastuhina Image caption Когда активисты втискивались в автобус после одной из акций, агрессивные члены религиозных групп бросали тухлые яйца и кричали «позор»

По словам Частухиной, учившейся в Кембридже, активистов в Молдове часто называют «грантоедами» и считают, что все их действия — ради денег. Многие не верят, что кто-то может искренне помогать другим и бороться за права человека. Если активистка — женщина, ей придется столкнуться еще и с полным спектром сексизма.

«В 2014-м мы организовали небольшой марш против уличных домогательств. В результате, нам потом приходили онлайн комментарии, вроде: «Лучше сидите дома и готовьте», «Поприходили только самые страшные — видно, завистно и хочется внимания». А лично мне советовали бросить феминизм и активизм и найти парня. В Молдове ценность женщины до сих пор тесно связана с ее отношениями с мужчиной», — говорит Частухина.

Правообладатель иллюстрации Diez.md Image caption Многие не верят, что кто-то может искренне помогать другим и бороться за права человека, говорит Полина Частухина

При этом она не считает себя ключевой фигурой женского движения.

«Многие женщины каждый день прикладывают гораздо больше усилий, чем я. Например, одинокие матери, жительницы сельской местности и те, которые отправляются на заработки за границу, — рассказала Частухина Би-би-си. — Или пережившие домашнее насилие и сумевшие об этом открыто рассказать и многие другие. Думаю, что на международном уровне пора признать, что не всегда самых больших почестей заслуживают те, чей голос самый громкий».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *