Христианство о труде

Православная этика труда — устойчивое название трудовой этики в православии. С точки зрения православия, система общих принципов и ориентиров, по-христиански осмысливающая и облагораживающая человеческий труд, обращающая его на высокие цели служения ближним и Богу.

Смысл православной этики труда вытекает из того, что земное бытие служит разумной, достойной цели, им руководит не случайный произвол, а проникающее во все стороны жизни единое высшее Начало — Бог. Поэтому и временные, земные цели получают обоснование с высшей точки зрения, и имеют значение в высшей перспективе.

Православная этика труда зарождается с возникновением христианства (в I веке нашей эры) и в дальнейшем формируется в восточной ветви христианства — православии (с 1054 года). Её постулаты вытекают из учения Христа, Священного Писания — Нового Завета, книги «Деяния апостолов» и Священного Предания. Значительную роль в осмыслении и развитии православной этики труда сыграли работы архиепископа Иоанна (Шаховского) (1902—1989), такие как «Православное отношение к деньгам», «Христианское отношение к богатству и бедности», русского философа, богослова и священника Сергея Булгакова (1871—1944) («Христианство и труд», «Философия хозяйства»), русского религиозного философа и психолога Семёна Франка (1877—1950) («Духовные основы общества»), учёного, юриста и богослова Николая Фиолетова (1891—1943) («Очерки христианской апологетики»).

На юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви в 2000 году был принят важный документ «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», в котором излагаются взгляды Церкви на вопросы собственности, труда и его плодов. Основным для понимания православной этики труда является учение о спасении (как главной цели человеческой жизни), в котором необходимо одновременное участие как Божественной, так и человеческой воли. Спасение — есть не какой-то единовременный акт, а непрестанно утверждаемое состояние, которое подтверждается деятельной любовью к Богу и ближнему.

Православная этика труда предполагает преображающее и бережное отношение ко всему, что создано Творцом: человеку, земле, окружающей среде, природным ресурсам, растительному и животному миру. Православная этика труда помогает человеку сформировать своё отношение к труду в его самых различных проявлениях по принципам, которые не противоречат ни моральным нормам, ни заповедям Божиим. В Православии есть всё для построения такой этики хозяйствования, чтобы нести в этот мир благо, возделывать его, созидать благополучное общество, богатое государство, процветающую страну.

Православная этика труда является важной составной частью православной антропологии — науки о человеке.

Предыстория возникновения

Согласно христианскому вероучению, Бог создал и поселил человека в раю не для того, чтобы он только наслаждался благами сотворённого для него мира и пребывал в праздности. Первой обязанностью Адама в раю, ещё до грехопадения, была обязанность возделывать рай. «И взял Господь Бог человека, , и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (Быт. 2, 15). Возделывать рай — это значит трудиться: не только сохранять, но и продолжать благоукрашать и совершенствовать Божье творение. То есть, Бог передал человеку мир в как бы не завершённом виде, оставил для него поле деятельности, трудясь на котором, человек становится со-творцом самого Бога, бесконечно совершенствуя этот мир и совершенствуя самого себя в этой деятельности. Следовательно, труд — это род деятельности, изначально благословлённый Создателем. Труд был в раю, существует в этом мире и будет существовать в Царстве Небесном.

Для выполнения этих задач человеку от Бога даны способность к творчеству и созиданию, способность к совершенствованию, к развитию. Человек не может быть истинно счастлив, живя на всём готовом. Он должен трудиться, чтобы почувствовать себя счастливым, он должен реализовать то, что заложено в нём.

Сын Божий о Себе Самом и Отце Своём говорит: «Отец Мой доселе делает, и Аз делаю!» (Ин. 5, 17). Так же и человек: его назначение — деятельность, для этого ему даны бытие и жизнь, для этого он снабжен силами и способностями.

Святой Василий Великий утверждал: «Следует знать, что работающий работает не для того, чтобы трудом служить только своим потребностям, а для того, чтобы исполнить заповедь Господню». Сам Господь Иисус Христос, появившись на свет в семье плотника, всю Свою земную жизнь провёл, трудясь, чем освятил и возвеличил труд.

Сегодня нам трудно представить, каким именно был труд человека в раю. Так же нам трудно понять, каким он будет в Царстве Небесном. Мы знаем только труд человека, повреждённого грехопадением. Слова: «В поте лица твоего будешь есть хлеб» (Быт. 3, 19). Теперь то, что приносило радость, даётся человеку с муками и страданиями, потому что после грехопадения повредилась природа человека и весь мир вместе с ним. Следовательно, искажению подверглось практически всё, что являлось в раю источником счастья — любовь, труд, сама жизнь. Христианство, восстанавливая повреждённые составляющие труда, относится к нему не как к Божьему проклятию, а как к средству, призванному преобразить человека, вернуть ему утраченный рай и Божие благоволение.

«Жизнь есть труд, и труд есть жизнь. Если жизнь есть деятельность, то по обратному заключению безделие и праздность не есть жизнь. По крайней мере, не есть жизнь разумного и нравственного существа. В природе все от малого до великого находятся в непрерывной деятельности: бездушные твари (солнце, луна), животные, Ангелы. Неужели один человек будет составлять исключение из этого закона?» (протоиерей Иоанн Толмачёв).

«Кто в праздности живёт, тот непрестанно грешит» (святитель Тихон Задонский).

» Праздность столь же изнурительна, сколь отдых приятен. Только на древе труда растут плоды наслаждения» (святитель Филарет, митрополит Московский).

В «Учении двенадцати апостолов» (Дидахе) читаем о желающих жить в христианской общине: «…Если он ремесленник, то пусть трудится и ест. А если не знает ремесла, то вы позаботьтесь о нём, но так, чтобы христианин не жил среди вас праздным. Если же он не желает так поступить, то он христопродавец. Остерегайтесь таковых!»

Основные принципы православной этики труда

Православная этика труда не есть какой-то свод законов о труде. Она раскрывает человеку общие принципы, призванные раскрыть смысл человеческого труда и облагородить его.

а) Самый главный принцип Православной этики труда — принцип ориентации на исполнение Евангельских заповедей. Поскольку важнейшим вопросом человеческой жизни в православии является спасение, то принципы православной этики труда и строятся на отношении к этому главному вопросу, помогают они спасению или затрудняют его. Затрудняют спасение или делают невозможным человеческие грехи и страсти (гордыня, любостяжание, корыстолюбие, скупость, чёрствость, тщеславие, пристрастие, сребролюбие, чревоугодие, блуд и прочие). Соответственно, если человеческий труд и его плоды сопряжены с умножением этих страстей, то такой труд не считается добром и не поощряется.

И, наоборот, если труд человека сопрягается с доброделанием (добродетелями), как, к примеру, любовь к Богу и ближним, смирением, щедростью, честностью, правдой, умеренностью, разумностью, терпением, то такой труд не только поощряем, но и является прямым путём к спасению, поскольку именно труд есть правильное средство для приобретения необходимого, касается ли это Царства Небесного (в христианском понимании) или просто сиюминутного пропитания. «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его, и явлюсь ему Сам» (Ин., 14, 21).

б) Принцип справедливой взаимности. Все люди на земле связаны между собою и каждый из них — прообраз Божий. В Евангелии сказано: «Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны. Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения; и неблагообразные наши более благовидно покрываются, а благообразные наши не имеют в том нужды. Но Бог соразмерил тело, внушив о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены» (1 Кор. 12, 21-26). Поэтому в Православной этике труда действует принцип справедливой взаимности. Принцип справедливой взаимности — есть универсальная основа отношений в процессе труда и хозяйствования. Он подкрепляется евангельскими словами: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки» (Мф. 7, 12). То есть, православный человек должен уважать и сознавать ценность каждой личности, участвующей в процессе труда и так должен трудиться, чтобы не ущемлять интересы других, а, наоборот, по возможности, оказывать другому поддержку, делиться опытом и прочее.

в) Принцип обращения к общественно-полезным, социально-значимым делам и отказ от труда небогоугодного.

В Церкви существует понятие труда богоугодного и небогоугодного. Небогоугодным становится труд, который направлен на то, чтобы удовлетворять греховные страсти человека. Вот как об этом говорят «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» (гл. VI, пп. 3-4): «Обольщение достижениями цивилизации удаляет людей от Творца, ведёт к мнимому торжеству рассудка, стремящегося обустроить земную жизнь без Бога. Реализация подобных устремлений в истории человечества всегда заканчивалась трагически… Наиболее ярким библейским образом безуспешной попытки падшего человечества «сделать себе имя» является строительство Вавилонской башни «высотою до небес». Столпотворение предстает символом объединения усилий людей для достижения богопротивной цели. Господь карает гордецов: смешивая языки, Он лишает их возможности взаимопонимания и рассеивает по всей земле».

Сами по себе прогресс, наука, развитие технической мысли — явления не богопротивные, но они могут стать таковыми, когда люди забывают о Боге и вместе с этим о своём Божественном и человеческом достоинстве, когда они неправильно пользуются благами цивилизации, развращаются и превращаются по сути в скотов. «С христианской точки зрения труд сам по себе не является безусловной ценностью», — отмечается в документе. Преподобный Варсонофий Великий говорил: «Истинный труд не может быть без смирения, ибо сам по себе труд суетен и не вменяется ни во что». «Он становится благословенным, когда являет собой соработничество Господу и способствует исполнению Его замысла о мире и человеке. Однако труд не богоугоден, если он направлен на служение эгоистическим интересам личности или человеческих сообществ, а также на удовлетворение греховных потребностей духа и плоти» («Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», гл. VI, п. 12). К такому «труду» относятся, например, труды, положенные на производство и распространение табака, наркотиков, секс-индустрию и тому подобное. Труд богоугодный всегда направлен на пользу отдельного человека и общества в целом. Поэтому Православная этика труда предписывает предпринимателям обращать своё внимание на социально-значимые проекты, даже если при этом они теряют часть своей прибыли. Тем более, что прибыль для человека, живущего по Православной этике труда никогда не будет стоять во главе угла, а являться лишь одной (не главенствующей) из составляющих процесса. Прибыль значима только тогда, когда обеспечена чистой совестью.

г) Принцип устремлённости к добру. Истинное добро в православном понимании есть исполнение воли Божией о человеке. Каждый человек не может рассматриваться просто, как «машина для зарабатывания денег», а, наоборот, есть личность, способная реализовать свой потенциал.

д) Принцип полагания на волю Божью. И успехи и неудачи в своей трудовой деятельности православный человек воспринимает, как промысел Божий, как повод к смирению — самой главной добродетели христианина. Дело христианина — трудиться, а даровать или не даровать в этом успех — дело Божье. «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4:6, 1 Пет. 5:5). В неудачах предприниматель проходит испытание на стойкость, способность бороться с унынием, переносить удары по самолюбию. Преподобный Антоний Оптинский говорил: «…Без смирения в духе спастися невозможно, а смирению от одних слов научиться нельзя — потребна практика, чтобы кто трепал нас, и мял, и выколачивал кострику <жесткая кора растений>, без чего и в Царствие Божие попасть нелегко, которое многими скорбями обретается».

е) Принцип отношения к предпринимательству, как исполнению необходимого земного послушания, данного Господом, как сфере служения Богу и людям. Человек, в православном понимании, лишь управитель вещного мира, и только Бог — полновластный собственник его.

ж) Принцип бережного отношения к природе, ресурсам и прочему. В том числе и к полученным материальным благам. Бережливость — не есть скупость. Скупость хочет удержать деньги при себе, ради них самих, а бережливость — это правильное, разумное использование денег. Пример бережливости показал Сам Господь Иисус Христос, сказавший апостолам после насыщения хлебами народа: «Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало» (Ин. 6, 12). Вместе с бережливостью Православная трудовая этика учит употреблению своего богатства на благо ближних, милосердию и благотворительности.

з) Стремление к совершенству. Понимая связь труда и духовности, православный предприниматель стремится к Богу и совершенствется в Боге и для Бога. Бог для него мерило всей его жизни, собственных планов и отношений в коллективе, критерий правильности организации производства, стимул для совершенствования и раскрытия всех своих творческих способностей, мотивация сделать продукт своего труда качественным, красивым.

и) Принцип разумности и умеренности. Сам Господь в Библии задает человеку определенный ритм труда. Четвёртая заповедь, данная пророку Моисею, гласит: «Помни день субботний, чтобы святить его. Шесть дней работай и делай всякие дела твои; а день седьмый — суббота Господу Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих» (Исх. 20, 8-10). В христианской традиции с апостольских времён днём свободным от работы стала не суббота, а воскресенье — день, в который вспоминается Воскресение Иисуса Христа. У Бога ничего малозначительного нет, и эта заповедь также важна. Господь знает повреждённую грехом природу человека, которая ни в чём не знает меры и за повседневными заботами склонна забывать об Источнике всего благого. Седьмой день недели нужно посвящать не безделью, а Богу, побывать на воскресном богослужении, помолиться о родных и близких, испросить благословение на последующие труды, почитать душеполезные книги. «Этим повелением Творца процесс человеческого труда соотносится с божественным творчеством, положившим начало мирозданию. Ведь заповедь субботствования обосновывается тем, что при сотворении мира «благословил Бог седьмый день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал» (Быт. 2, 3). Сей день должен быть посвящен Господу, с тем чтобы повседневные заботы не могли отвратить человека от Творца», — написано в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви».

Соработничество Богу и раскрытие талантов

В Православной этике труда человек рассматривается, как соработник Бога, соучастник Его замыслов и дел и наследник всего Его имения. Соработничество Богу — это соединение действия благодати Божией и действия свободной человеческой воли. Такое соединение в Православии обозначается термином «синергия» (греческое — вместе действующий). В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» в главе «Труд и его плоды» читаем: «Труд является органичным элементом человеческой жизни… Труд — это творческое раскрытие человека, которому в силу изначального богоподобия дано быть сотворцом и соработником Господа. Однако после отпадения человека от Творца изменился характер труда: «В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3, 19). Творческая составляющая труда ослабла; он стал для падшего человека преимущественно способом добывания средств к жизни». Но ослабленность творческой составляющей труда в повреждённом после грехопадения мире вовсе не говорит о полном её отсутствии. За время своего существования на этой земле человек многое преобразил вокруг себя, возвёл города, проложил дороги и тоннели в непроходимых местах, изучил морские глубины, освоил воздушное и даже ближайшее космическое пространство. Творческая составляющая может проявляться практически в любой, даже самой «не творческой», профессии, в любом физическом труде. Главное, как человек относится к своему делу.

«Труд твой да будет творчеством, так как ты чадо Творца, поэтому не разрушай, но созидай! Рассматривай свой труд как соработничество Богу. И тогда ты не будешь творить зло, но добро. Прежде всякого дела подумай: благословил бы тебя Бог на эту работу или нет? Потому что самое главное — помнить, что все дела совершает Господь; мы же — лишь помощники Его. И если дело, нами начинаемое, благословенно, то мы должны исполнить его не жалея сил. Твоё сердце и лёгкие работают день и ночь и не устают. Почему же не могут поработать и твои руки? И почки твои работают без отдыха день и ночь. Почему же и мозг твой не может потрудиться? Поэтому трудись и научи своих детей трудиться. А когда работаешь, не смотри на труд только как на средство обогащения. Усматривай в своей работе красоту и наслаждение, которую дарит труд как благословение Божие», — так пишет святитель Николай Сербский в книге «Десять Божиих заповедей».

Каждый человек имеет от Бога дарования, таланты, которые можно рассматривать, как поручение Божье к определенной деятельности. В Евангелии от Матфея в 25 его главе есть притча, рассказанная Господом Своим ученикам о том, как господин, отправляясь в чужую страну, роздал своим рабам деньги — таланты, каждому по силе его. В толковании на Евангелие святого Феофилакта Бодгарского указывается, что под талантами мы можем подразумевать не только дары духовные, но и человеческие способности и дарования: «…кто, получив или дар слова, или богатство, или власть, или иное какое знание и способность…».

Творческая задача человека не зарыть свой талант в землю, а раскрыть и приумножить его во благо людей и Бога.

Этическая традиция в истории русского православного предпринимательства

Еще в «Поучении Владимира Мономаха» мы увидим, что автор чётко прослеживает связь между верой в Бога и благоденствием на этой земле.

Одной из первых книг, посвящённых православной экономике на Руси можно считать книгу «Домострой». Само название книги есть калька греческого слова «экономика». По Домострою успех любой деятельности обеспечивается прежде всего благочестием хозяина: «Видя добрые ваши дела и милосердие и любовь сердечную ко всем и таковую праведность, обратит на вас Бог Свои милости и преумножит урожай плодам и всякое изобилие».

Особое выражение православная этика предпринимательства на Руси получила в XVIII—XIX веках в негласном кодексе купеческой чести, в их образе хозяйствования. Известно знаменитое купеческое слово, которое скрепляло сделку не хуже любого договора на бумаге. К примеру, купец Пётр Павлович Капырин заключил с покупателем сделку о продаже своего имения в Малоярославце. Сделка была заключена только на словах. Вскоре Капырин узнал, что по территории имения пройдет Киево-Печерская железная дорога, это моментально увеличивало стоимость имения в несколько раз. Но Капырин отказал новым покупателям, сославшись на данное им купеческое слово. И таких примеров множество. Многие люди того времени отличали необычайную честность русского купечества. Купцы становились не только торговцами и предпринимателями, но и благотворителями, жертвователями и меценатами в сфере искусства и культуры. Они вошли с историю русского предпринимательства, как благороднейшие сыны своего Отечества. Это Павел Третьяков, Гавриил Солодовников, купцы Алексеевы, Савва Мамонтов, Иннокентий Сибиряков, купцы Прохоровы, Золотарёв, Бурылин, Морозов, золотопромышленник Михаил Сидоров, Христофор Леденцов и другие.

Критика

Иногда приходится сталкиваться с неверной трактовкой цитат из Евангелия, ставящей под сомнение возможность существования православной этики предпринимательства. Например, многие делают неверные выводы из Нагорной проповеди Спасителя:

«Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам»

— Мф.6:25-33

В греческом тексте на месте слов «не заботьтесь» стоит глагол «μεριμνάω», что означает «не терзайтесь, не пребывайте в смятении». Если читать «не терзайтесь», то становится понятен смысл сказанного Спасителем. Здесь говорится о подавленности человека постоянным беспокойством за свою судьбу и благополучие, о терзаниях, которые не приносят пользы человеку, а только отравляют его существование. Евангелие призывает к внутренней свободе от мелочной личной заботы, возвышению над подавляющей душу суетой и спокойной уверенности в путях Провидения.

Интересные факты

Святой Серафим Вырицкий до своего ухода в монастырь был богатейшим купцом-миллионером. Притча. Один монастырь посетил монах, наизусть знавший Евангелие. Когда ему предложили потрудиться с братией на общих работах, он отказался, вспомнив про птиц, которые не сеют и не жнут, а Отец Небесный питает их. Но очень обиделся, когда его не пригласили на трапезу. «Прости, — удивился настоятель, — но мы рассудили, что ты достиг уже такой степени святости, что Господь и впрямь питает тебя напрямую из Своих рук, без твоих усилий».

Сын разорившегося владельца суконного завода Сергей Иванович Четвериков, желая сохранить доброе имя своего родителя, оставил свое увлечение музыкой и 36 лет разыскивал кредиторов отца и выплачивал им долги покойного.

Во времена архиепископа Антония (Храповицкого) в 1907—1914 году Почаевская лавра создала банк «Почаево-Волынский народный кредит». Основной капитал банка состоял из членских взносов и займов от Министерства финансов, Главного Управления Земледелия и Землеустройства и Главного Переселенческого Управления. Основным полем деятельности «Почаево-Волынского народного кредита» была выдача ссуд крестьянам на покупку земли и средств производства. Выдавая малороссийским крестьянам подъёмные кредиты, банк вывел миллионы крестьян из-под экономической зависимости от польских диаспор и сделал Волынь зоной процветания и политической стабильности.

Пример жизни святого Василия Павлово-Посадского. Грязнов, Василий Иванович (1816—1869) — православный подвижник. Канонизирован Русской православной церковью как святой в лике праведных в 1999 году. Это человек, который сначала стяжал дары святости, а затем стал заниматься предпринимательством и благотворительностью.

Многих из знаменитых ныне оптинских старцев, прославленных тем, что со второй половины восемнадцатого века они «являли свет миру», сосредоточивая в себе самое важное и самое полезное знание для жизни каждого человека, дала России именно купеческая среда. Старец Лев (Наголкин) был из купцов Орловской губернии, в молодости, работая приказчиком у купцов Сокольниковых, показал себя с самой лучшей стороны, так, что хозяин хотел выдать за него свою дочь, и только склонность молодого человека к монашеству помешала осуществить это намерение. Исаакий I (Антимонов) происходил из знаменитого зажиточного купеческого рода города Курска и все навыки благочестия и послушания получил в родном доме. Родители Варсонофия (Плиханкова) занимались торговлей в Самаре. Старец Анатолий (Потапов) происхождением из московских мещан, занимавшихся торговлей. Он сам в молодости торговал, рассказывая: «У нас торговля была своя красным товаром». Старец Никон (Беляев) родился в московской купеческой семье. Зимой 1904 года бакинское и петербургское рабочее движение инициировало целый ряд забастовок, пригласив участвовать в них и фабрики товарищества прохоровской Трёхгорной мануфактуры. Требования экономического характера вырабатывали бакинские и петербургские «товарищи». Они добивались учреждения школы, яслей, достойной зарплаты, социальных пособий. По отношению к прохоровской мануфактуре это было настолько нелепо, что вызвало смех у большинства трёхгорцев, поскольку всё это существовало у них уже в течение ста лет.

Примечания

  • Сергей Шарапов, Марина Улыбышева. Бедность и богатство. Православная этика предпринимательства. — М.: «Ковчег», 2011.
  • Н. Фиолетов «Очерки христианской апологетики».
  • Архиепископ Иоанн (Шаховской), «Православное отношение к деньгам». — М.: «ДАРЪ», 2006 г.
  • Архиепископ Иоанн (Шаховской), «Христианское отношение к богатству и бедности», САТИСЪ, СПб., 2005 г.
  • «Этический кодекс православного предпринимателя».
  • «Свод нравственных правил и принципов хозяйствования».
  • «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви».
  • С. Булгаков, «Христианство и труд», журнал «Отечественные записки», 2004 г., № 6.
  • П. Бурышкин, «Москва купеческая», М., 1991 г.
  • С. Франк, «Духовные основы общества», М., Республика, 1992 г.

Ссылки

  • Сергей Шарапов, Марина Улыбышева. Бедность и богатство. Православная этика предпринимательства.
  • Страница «Бедность и богатство в интернете.
  • «Этический кодекс православного предпринимателя».
  • «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви».
  • Н. Фиолетов, «Очерки христианской апологетики».
  • Козловцева Н. В.
  • С.Шарапов, М.Улыбышева

Труд является очень важным фактором, с которым тесно связана вся жизнь каждого человека. Человек трудится для того, чтобы обеспечить себе и своей семье достойный уровень жизни. Труд в жизни каждого начинается еще в самом юном возрасте, когда дети идут в школу. Их труд состоит в получении знаний. Это необходимо для того, чтобы получить образование и специальность, которые помогут устроиться в дальнейшей жизни. После получения образования начинается настоящая взрослая жизнь. Юноши и девушки начинают работать по выбранной специальности. Каждая профессия очень важна, поэтому совсем не имеет значения кем трудиться. Каждая профессия приносит пользу людям и позволяет решать различные их проблемы.

Строитель трудится для того, чтобы были новые здания: больницы, школы, жилые дома. Шахтер в шахте добывает уголь, чтобы могли работать котельные и у нас была горячая вода и тепло. Работа парикмахера также необходима каждому человеку, потому что всем нам нужно иметь опрятный вид и красивую прическу. Каждая профессия незаменима. Не может быть магазинов без продавцов, школ без учителей, больниц без врачей. Все трудятся на благо других людей и своей семьи. Каждый труд оплачивается по заслугам. Получив зарплату за свою работу, человек может купить себе и своей семье необходимые вещи, продукты питания, может оплачивать счета за квартиру, за свет, газ и воду.

Как у военных существуют различные звания, от лейтенанта до полковника и генерала, так и в любой профессии есть возможность роста и продвижения. Все начальники и директора когда-то начинали трудиться обычными рабочими. Они старались, и это дало им возможность через несколько лет стать руководителями и управлять такими же простыми рабочими, которыми раньше были они сами.

Труд развивает человека, позволяет учиться чему-то новому, повышать уровень своего развития и умения. Многие люди осваивают в своей жизни ни одну, а две, три и больше профессий. Имея разные специальности можно работать на совершенно разных предприятиях и остановить свой выбор на той работе, которая окажется наиболее подходящей и будет любимой. Продавец может стать учителем, а сантехник может стать ученым. Все находится в руках каждого человека. Каждый сам выбирает свою профессию и где ему трудиться.

Тя не предлага перспектива за спасение

Другите две — на Христос и на парите, отстъпиха

Науката стана религията на нашето време, а хората вярват, че вярват в нея — това очевидно не от вчера. В модерния Запад съжителстваха и до известна степен продължават да съжителстват три големи верски системи: християнство, капитализъм и наука. В историята на Модерността пътищата на тези три «религии» често са се кръстосвали по принуда, от време на време трите се оказваха в конфликт, след което по различни начини се помиряваха, докато в крайна сметка постигнаха един вид мирно, урегулирано съвместно съществуване, ако не дори и истинско сътрудничество в името на общи интереси. Сега ставаме свидетели на един нов факт: между науката и другите две религии се разрази — без дори да забележим — подмолен, неумолим конфликт и победоносният изход в полза на науката днес е очевиден за всички, защото той диктува по безпрецедентен начин всички аспекти на нашия живот.

Двете религии на Запада, религията на Христос и религията на парите, отстъпиха очевидно без бой своя примат на медицината и науката. Църквата чисто и просто изневери на своите принципи и забрави най-важното: светецът, чието име носи сегашният понтифекс (Франциск), е прегръщал болните от проказа; една от проявите на милосърдие се свежда до посещения на болните; причастието се отслужва само при непосредствено присъствие. От своя страна капитализмът, макар и с известно роптание, се примири с производствени загуби, каквито иначе никога не би приел, вероятно правейки си сметка, че по-късно ще съумее да се спогоди с новата религия, която изглежда готова на споразумение по тази точка.

Религията на име медицина иззе без никакви задръжки есхатологическата инстанция от християнството. Още капитализмът, който секуларизира теологическата парадигма на спасението, беше неутрализирал идеята за края на времената, подменяйки я с едно перманентно кризисно състояние без спасение или край.

Също като капитализма и противно на християнството, религията на име медицина не предлага перспектива за избавление и спасение. Напротив, желаното изцеление може да бъде само временно, тъй като злият бог, вирусът, не може да бъде окончателно победен; напротив, той се променя постоянно, приемайки нови, може би още по-коварни форми.

(Със съкращения, превод «Гласове”)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *