Иисус навин: кто это?

Книга Иисуса Навина.

В собрании ветхозаветных книг «Иисус Навин» является первой из двенадцати исторических книг (последняя — книга Эсфирь). Это соответствует Септуагинте (греческому переводу Ветхого Завета), где книги сгруппированы так: Пятикнижие (от Бытия до Второзакония), исторические (от книги Иисуса Навина до книги Эсфирь), поэтические (от книги Иова до Песни Песней Соломона) и пророческие (от книги Исаии до книги Малахии). В древнееврейском каноне те же книги сгруппированы иначе, а именно: Закон, Пророки и Писания.

При таком делении книга Иисуса Навина оказывается первой во втором разделе Ветхого Завета — Пророки. Этот раздел подразделялся в свою очередь на две части: «Старшие пророки» (от Иисуса Навина по Четвертую книгу Царств включительно, не считая Руфи) и «Пророки последнего времени» (от Исаии до Малахии, не считая Плача Иеремии и книги Даниила). В Писания (по этому канону) входят Псалмы, книга Иова, Притчи, Песни Песней Соломона, книга Руфь, книга Екклесиаста, Плач Иеремии, книга Эсфирь, книга Даниила, книга Ездры, книга Неемии, Первая и Вторая книги Паралипоменон.

Богословы по-разному определяют причину отнесения книги Иисуса Навина к пророческим (в древнееврейском каноне). Одни видят ее в том, что Навин был поставлен на «должность пророка». Другие в том, что исторические книги, включая «старших пророков», отражают принципы, которые пророками проповедовались.

Автор.

В Библии не говорится, кто был автором этой книги. Какие-то части этой книги написал сам Иисус Навин (8:32; 24:26). 4) Другие части ее явно были написаны после его смерти (24:29-30, где содержится запись о его кончине, а также 15:13-14, о завоевании Халевом Хеврона.

Халев

Придя в пустыню Фаран, располагавшуюся к югу от Ханаана, Моисей предусмотрительно послал в Ханаан разведчиков осмотреть землю и прояснить ситуацию. Согласно их донесениям можно было рационально расположить войска и выработать эффективный план действий.

Для разведки выбрали двенадцать человек, по одному от каждого колена, но только двое из них заслуживают внимания — Осия из колена Ефрема, которому Моисей дал новое имя Иегошуа, или Иешуа, и еще один человек из колена Иуды:

Числ., 13: 7. Из колена Иудина Халев, сын Иефонниин.

Во многих отношениях судьба Халева сходна с судьбой Иисуса Навина. Иисус Навин был легендарным героем северных племен, а Халев — героем подобных легенд, созданных южными племенами.

В стихе 13: 7 Халев упоминается всего лишь как обычный человек из колена Иуды, но в Книге Иисуса Навина о нем рассказывается подробней:

Иис. Нав., 14: 6. …Халев, сын Иефоннии, Кенезеянин…

Кенезеянин — это потомок Кеназа; как указывается в Книге Бытия, он был сыном Елифаза, первенца Исава. Поэтому кенезеяне относятся к племени идумеев, которое должно быть причислено к колену Иуды. Это не единственный факт, свидетельствующий о том, что колено Иуды состояло не только из сынов Израилевых. В главе 38 Книги Бытия рассказывается, как Иуда женился на чужестранке:

Быт., 38: 2. И увидел там Иуда дочь одного Хананеянина… и взял ее…

Возможно, это указывает, что в колене Иуды, поселившемся в южном Ханаане, могли присутствовать хананеи и идумеи. И возможно, в период ранней истории колен Иуда не ощущал себя частью Израиля, ибо в некоторых ключевых эпизодах Библии о нем явно умалчивается. Даже во времена Давида, когда колено Иуды было не только неотъемлемой частью Израиля, но и образовало правящую династию, между ним и северными коленами всегда существовали трения. Постепенно эти трения обострились, приведя к открытой вражде, и все окончилось междоусобицей и расколом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Время написания.

Поскольку Иисус Навин написал значительную часть книги, то дата ее создания, видимо, близка к дате самих событий. В соответствии с 3-Цар. 6:1 израильтяне вышли из Египта за 480 лет до 4-го года правления царя Соломона, т. е. за 480 лет до 966 г. до Р. Х. Сложив эти цифры, получим дату исхода — 1446 г. до Р. Х.

Сорок лет спустя (после странствований в пустыне) началось завоевание Обетованной земли, значит — в 1406 г. до Р. Х., что подтверждается свидетельством, которое содержится в Суд. 11:26. По словам Иеффая, период от завоевания земли до его дней составил 300 лет (Суд. 11:26). Прибавив к ним (и к сорока годам) сто сорок лет, отделявшие дни Иеффая от 4-го года царствования Соломона, получим четыреста восемьдесят, что согласуется со сказанным в 3-Цар. 6:1 (сорок лет в пустыне, плюс триста, лет от завоевания земли до дней Иеффая, плюс сто сорок лет от Иеффая до 4-го года царствования Соломона, составляют четыреста восемьдесят лет.

Поскольку большая часть побед была одержана израильтянами на протяжении семи лет (сравните комментарий на Иис. Н. 14:10), землей они, вероятно, овладели где-то около 1399 года до Р. Х. Соответственно книга Иисуса Навина была завершена, не считая второстепенных добавлений к ней, вскоре после этого.

Моисей очень состарился, и Бог сказал ему, что он скоро умрет. Но перед смертью Моисей помолился, чтобы Господь поставил ему преемника для управления народом Божиим, чтобы они не были как овцы, не имеющие пастыря. Тогда Господь сказал ему: «Возьми себе Иисуса, сына Навина, человека, в котором есть Дух (Божий), и возложи на него руку твою, и поставь его перед Елеазаром священником и перед всем обществом, и дай ему наставление перед глазами их, и дай ему от славы твоей, чтобы слушало его все общество сынов Израилевых. И будет он обращаться к Елеазару священнику, и спрашивать его о решении, посредством урима пред Господом; и по его слову должны входить он и все сыны Израилевы с ним, и все общество». Моисей сделал так, как повелел ему Господь. Вы наверное помните рассказ «Соглядатаи в Ханаане». Иисус Навин был одним из тех двух соглядатаев, которые верили, что Бог поможет израильскому народу войти в Ханаан. Они ободряли народ, говоря: «С нами Господь, не бойтесь их!» Со дня этого события прошло много времени. Сорок лет путешествовали израильтяне по пустыне. За это время все взрослые, вышедшие из Египта, умерли и не увидели обетованной земли Ханаан. Все случилось так, как сказал Бог: «В пустыне сей падут тела ваши, и все вы… от двадцати лет и выше, которые роптали на Меня, не войдете в землю, на которой Я, подъемля руку Мою, клялся поселить вас, кроме Халева, сына Иефонниина, и Иисуса, сына Навина. Детей ваших, о которых вы говорили, что они достанутся в добычу врагам, Я введу туда, и они узнают землю, которую вы презрели… По числу сорока дней, в которые вы осматривали землю, вы понесете наказание за грехи ваши сорок лет, год за день, дабы вы познали, что значит быть оставленным Мною».

Читайте более подробно: Числа 14:29-31, 34-35; 27:18-23.

Цель написания.

Целью книги Иисуса Навина является официальный отчет о том, как осуществилось в истории Израиля обещание Господа, данное патриархам, передать евреям землю Ханаанскую. Это можно видеть как из повеления, данного Навину, в начале книги (1:2-6), так и из подведения итога событиям в ее конце (21:43).

Завоевание Ханаана под водительством Иисуса Навина имело свое оправдание в Авраамовом завете. Бог, управляющий вселенной, поставил Авраама в центре осуществления Своего плана, предопределив посредством Авраамова семени «достичь» нашего «потерянного мира». Господь заключил с Авраамом договор или завет, пообещав патриарху и его потомству, без каких бы то ни было предварительных условий, землю, продолжение и умножение рода и духовные благословения (Быт. 12:2-3). Вскоре после этого Бог сказал, что даст эту землю Израилю навеки (сравните Быт. 13:15).

Авраам был поставлен в известность о границах этой земли (Быт. 15:18-21). Позже Бог заявил, что законными наследниками Обетованной земли станут Исаак и его потомки (Быт. 17:19-21). Таким образом, в книге Иисуса Навина записано, как исполнялось обетование, данное патриархам, по мере того, как Израиль брал во владение землю, обещанную ему Богом за много веков до того.

То обстоятельство, что позднее народ лишился этой земли, отражает непостоянство народа, который, восприняв Божии благословения как нечто данное ему раз и навсегда, впал в язычество, стал поклоняться богам соседних народов, за что и подвергся наказанию, о котором Бог предупреждал их (сравните Втор. 28:15-68). И все-таки, согласно полученному им обетованию, Израиль должен вечно владеть данной ему землей, но это уже связано с возвращением Мессии и покаянием Израиля.

Апостол Павел учил, что события Исхода и Завоевания исполнены особого значения для христиан, т. к. эти события ни что иное, как прообразы будущего (1-Кор. 10:1-11). «Иисус» — так звучит по-гречески древнееврейское имя ИЕГОШУА, означающее «Иегова спасает» или «Иегова есть спасение». Как Иисус Навин вел Израиль к победам над его врагами и к овладению Обетованной землей, и как он молил и ходатайствовал о народе после того, как тот согрешил и потерпел поражение, так поступает и Иисус Христос. Он ведет Божий народ к обещанному ему покою (Евр. 4:8-9); Он непрестанно ходатайствует за Своих (Рим. 8:34; Евр. 7:25) и дает им силу поражать их врагов (Рим. 8:37; Евр. 2:14-15).

План книги:

I. Вторжение в Ханаан (1:1 — 5:12)

А. Назначение Иисуса Навина (глава 1)

1. Навин слушает Господа (1:1-9)

2. Навин дает повеленье командирам («надзирателям») — 1:10-15.

3. Навин получает поддержку от народа (1:16-18)

Б. Разведывательная операция в Иерихоне (глава 2)

1. Засылка разведчиков в Иерихон (2:1)

2. «Соглядатаи» укрываются у Равы (2:2-7)

3. Сведения, полученные соглядатаями от Раавы (2:8-11)

4. Обещание соглядатаев Рааве (2:12-21)

5. Возвращение разведчиков к Иисусу Навину (2:22-24)

В. Переход через Иордан (глава 3)

1. Подготовка к переходу (3:1-4)

2. Освящение по случаю перехода (3:5-13)

З. Завершение перехода (3:14-17)

Г. Установление камней в память о переходе через Иордан (глава 4) Д. Освящение израильтян (5:1-12)

1. Возобновление обрезания (5:1-9)

2. Празднование Пасхи (5:10)

3. Пользование плодами земли (5:11-12)

II. Завоевание Ханаана (5:13 — 12:24)

А. Введение: Вождь воинства Господня (5:13-15)

Б. Главная военная кампания (5:16 — глава 8)

1. Взятие Иерихона (глава 6)

2. Поражение при Гае (глава 7)

3. Победа при Гае (глава 8)

В. Южная кампания (главы 9-10)

1. Союз с гаваонитянами (глава 9)

2. Навин защищает гаваонитян (глава 10)

Г. Северная кампания (11:1-15)

1. Коалиция царей (11:1-5)

2. Битва (11:6-15)

Д. Обзор одержанных побед (11:16 — 12:24)

1. Завоеванные земли (11:16-23)

2. Побежденные цари (глава 12)

Ш. Раздел Ханаана (главы 13-21)

А. Наделы двух с половиной племен (глава 13)

1. Повеление свыше поделить землю (13:1-7)

2. Особое пожалование земель восточным племенам (13:8-33)

Б. Надел Халева (глава 14)

1. Введение (14:1-5)

2. Халев в Кадес-Варни (14:6-9)

3. Халев во время странствования в пустыне и при завоевании земли (14:10-11)

4. Халев в Хевроне (14:12-15)

В. Наделы для девяти с половиной племен (15:1 — 19:48)

1. Надел для колена Иудина (глава 15)

2. Наделы для племени Иосифа (главы 16-17)

3. Наделы для остальных племен (18:1 — 19:48)

Г. Уделы для Иисуса Навина, для совершивших неумышленное убийство и для левитов (19:49 — 21:45)

1. Особый удел для Иисуса Навина (19:49-51)

2. Назначение городов-убежищ (глава 20)

3. Назначение городов для левитов (21:1-42)

4. Подведение итога завоеванию и распределению земель (21:43-45)

IV. Заключение (главы 22-24)

А. Выяснение недоразумения на границе (глава 22)

1. Предупреждение устами Навина (22:1-8)

2. Символический акт, совершенный восточными племенами (22:9-11)

3. Угроза войны (22:12-28)

4. Восточные племена говорят в своюзащиту (22:21-29)

5. Примирение племен (22:30-34)

Б. Последнее дни Иисуса Навина (23:1 — 24:28)

1. Последний призыв Навина к вождям племен (глава 23)

2. Последние увещания Иисуса Навина (24:1-28)

В. Приложение к тексту (24:29-33)

Вы можете больше узнать о Боге и о Библии на сайте Библия о Боге

О чем же следует любомудрствовать, и в какой мере? О том, что доступно для нас, и в той мере, до которой простираются состояние и способность слушателя. Иначе, как превышающие меру звуки или яства вредят одни слуху, а другие телам (и если угодно, как тяжести вредны поднимающим не по силам или сильные дожди — земле), так и слушатели, обремененные и подавленные грузом трудных учений, так сказать, утратят прежнюю силу. И я не говорю того, что не всегда следует помнить о Боге. (Да не нападают на нас за это люди на все готовые и скорые!) Ибо помнить о Боге важнее, чем дышать; и, если можно так сказать, кроме этого ничего другого не следует и делать. И я один из одобряющих слово, которое повелевает поучаться день и ночь (2 но в законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь!Пс. 1:2), вечером и утром и в полдень повествовать (18 Вечером и утром и в полдень буду умолять и вопиять, и Он услышит голос мой,Пс. 54:18) и благословлять Господа во всякое время (2 Благословлю Господа во всякое время; хвала Ему непрестанно в устах моих.Пс. 33:2). А если нужно упомянуть и слова Моисея, то, ложась, и вставая, и идя дорогою (7 и внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая;Втор. 6:7), и делая что-либо другое, и этим памятованием запечатлеваться к чистоте. Поэтому я запрещаю не постоянно помнить о Боге, но богословствовать. И даже не богословие я запрещаю, будто бы это было неблагочестивое дело, но его несвоевременность; и не преподавание учения, но несоблюдение меры. Так же и пресыщение, и объедение медом, хотя это мед, производит рвоту, и есть время для всякой вещи (1 Всему свое время, и время всякой вещи под небом:Еккл. 3:1), думаю я вместе с Соломоном. Даже прекрасное не прекрасно, если не вовремя; как, например, совершенно неуместны цветы зимою, мужской наряд на женщине и женский — на мужчине, занятия геометрией в скорби и слезы на пиру.

17. Моисей и Иисус Навин

Моисей был царем-ханом османов=атаманов. В средние века их часто называли Сарацинами. Это слово, вероятно, вариант слова ЦАРСКИИ. Оказывается, существовали русские источники, прямо называвшие библейского Моисея царем САРАЦИНОВ, то есть царем ОСМАНОВ. Этот поразительный с точки зрения скалигеровской истории факт донесли до нас пояснения к средневековым индексам «ложных книг» , с. 359. См. , гл. 4.

Здесь мы наталкиваемся на следы уничтоженной средневековой традиции, излагавшей библейскую историю поразительно не так, как ее рисуют современные издания Библии. Многие старые книги, объявленные ложными, уничтожили. И сегодня мы можем судить об их содержании лишь по таким кратким заметкам.

Библейские книги в XVI–XVII веках менялись, разветвлялись на несколько редакций, сохраняя при этом одно и то же название. Например, Исход. А сегодня осталась лишь одна версия. Многие думают, будто она ВСЕГДА БЫЛА ОДНА. Это не так. В XVI–XVII веках многие библейские книги переписали, изменив датировки и географию. Заодно убрали или затушевали события в Руси-Орде. Старые, подлинные списки уничтожили. Вокруг этой «деятельности» возникали споры. Их отголоски докатились до нас. Например: «Исход Моисеев еретицы криво склали», – пишет автор конца XVI века , с. 359. То есть: «Исход Моисея еретики изложили неправильно». И, как мы теперь понимаем, его возмущение оправдано.

Следующие правители являются дубликатами, отражениями одной и той же реальности XV–XVI веков. Не нужно думать, что русские и османские источники идеально правильны. Ведь русскую историю сильно исказили, , гл. 1. То же самое происходило и в Турции в XVII–XIX веках и даже в XX веке. Поэтому «фантомные эпохи» могут содержать ошибки в датах и путаницу между правителями.

1) Библейская эпоха Моисея – это время османского завоевания первой половины XV века.

В образе Моисея слились: золотоордынский хан первой половины XV века Улуг-Мехмет («Великий Магомет») – основатель Казани (=Медины?); османский султан Мехмет I (1402–1421); османский султан Мурад II (1421–1451); османский султан Магомет II Завоеватель (1451–1481).

Эта же эпоха – «античная» эпоха войн македонского царя Филиппа II Завоевателя. Она же – эпоха хана Улуг-Мехмета в русской истории, около 1420–1450 годов.

2) Библейская эпоха Иисуса Навина, сменившего Моисея, – это время османского завоевания, начиная со взятия Царь-Града в 1453 году Магометом II, и кончая наибольшим расцветом Османской Империи при Сулеймане Великолепном (1520–1566). Сулеймана звали ЭЛЬ-КЕНАНИ , т. 5, с. 148–149. То есть ВЕЛИКИИ ХАН, поскольку КЕНАНИ и ХАН – лишь слегка разные произношения.

Эта же эпоха – «античная» эпоха Александра Македонского, продолжившего завоевания Филиппа II. Образ Александра – слоистый. Он вобрал в себя события как из XV века (Улуг-Мехмет, Магомет I, Магомет II Завоеватель), так и из XVI века. А также – из жизнеописания Андроника-Христа XII века.

В русской истории это – также эпоха Сулеймана Великолепного (1520–1566). И частично – эпоха его современника Ивана IV «Грозного».

Складывается следующая картина расположения войсковых колонн = «колен Израиля» Иисуса Навина, рис. 55. Шесть казацких станов размещены в Болгарии, а шесть других рассредоточены вдоль побережья Турции. Библия (Числа 2:17) говорит, что посреди этих 12 станов должен быть не входящий в их число (Числа 1:49 и далее) стан священников-левитов, хранителей Скинии Откровения.

Рис. 55. Станы 12 колен=колонн Израиля на карте Балкан. Светлые кружки – варианты размещения для колена Асира , гл. 5

Что мы и видим! Почти в центре расположен Царь-Град (Ерос) = Иерусалим, религиозная святыня. Колена=колонны, расположенные в Болгарии, защищают его со стороны Европы, а колена, находящиеся в Турции, прикрывают средиземно-морское побережье Малой Азии , гл. 5.

Знаменитая осада и взятие библейского Иерихона войсками Иисуса Навина – это знаменитая осада и взятие Царь-Града султаном Магометом II в 1453 году. Все описание осады Иерихона вращается вокруг его стен. Действительно, мощный тройной пояс стен Константинополя считался чудом фортификационного искусства. Библия говорит, что стены Иерихона осаждающие разрушили каким-то необычным способом. Дескать, при помощи «громкого звука», издаваемого некими «трубами юбилейными» (Навин 6:3). Оказывается, ветхозаветные «трубы юбилейные» – это просто пушки. А «громкий звук» – это пушечная канонада. Тяжелыми осадными пушками развалили стены , гл. 5.

Атаманское завоевание земли обетованной Иисусом Навином описано также в европейских источниках, как завоевание Апостола Иакова. Считается, что Святой Апостол Иаков захоронен в испанском соборе Сантьяго де Компостела. Известная карта паломнических путей Святого Иакова (до нашего времени дошла поздняя версия этой карты, составленная в 1648 году) – это военная карта маршрутов завоевания Святого Иакова = Иисуса Навина XV–XVI веков , гл. 5.

Османское нашествие катилось с Востока на Запад. Войска Иисуса Навина вышли из Руси-Орды и Османии-Атамании. Поэтому на карте 1648 года никаких «путей паломничества» на восточных территориях не отмечено. Ордынские военно-полевые карты предназначались для завоевания именно Западной Европы, Африки и вообще земель, лежащих западнее и южнее Руси-Орды. Становится понятной и хаотичность маршрутов. «Монгольские» войска двигались в соответствии с требованиями колонизации-войны. Но общее направление было на запад, в частности, в Испанию.

Завоевание земли обетованной Иисусом Навином являлось не только распространением христианской веры, но и военным нашествием. Убеждали не только словом, но и оружием. В случае сопротивления – тяжелыми пушками – гаубицами, мортирами и закованной в железо конницей. В определенном смысле скалигеровское истолкование «карты паломничества» как путей «завоеваний Иакова» справедливо. Единственное, что нужно подправить, так это сам смысл событий XV–XVI веков. Речь шла об атаманском завоевании Иисуса Навина = Святого Иакова , гл. 5.

Вскоре мир был завоеван. Казацкие = израильские войска дошли до Атлантики. Но движение не остановилось. Из портов Западной Европы вскоре вышли ордынские флотилии, направившиеся дальше, через океан, в Америку, дабы покорить неизвестные земли «по ту сторону моря».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Новый Завет, как известно, говорит прежде всего об Иисусе Христе. При этом новозаветные авторы постоянно утверждают, что во Христе исполнились ветхозаветные пророчества.
Но где именно в Ветхом Завете говорится о Христе, и откуда мы знаем, что это о Нем — ведь имя напрямую не названо?

Расписание или знак?

Прежде всего, надо признать: в Ветхом Завете мы не находим таких строк, которые выглядели бы математически точными доказательствами правоты Нового Завета. Пророк Исайя или царь Давид никогда не говорили: «В таком-то году в городе Вифлееме у Девы Марии родится сын Иисус, Он сотворит много чудес, а потом будет распят у стен Иерусалима и на третий день воскреснет».

Но разве было бы хорошо, если бы они так сказали? Вряд ли, ведь тогда у людей не осталось бы свободы, а вера предполагает свободный выбор: ты можешь принять слова пророка, а можешь их отвергнуть.

Именно поэтому далеко не все видят в Ветхом Завете пророчества о Христе. Во времена евангелистов именно этот вопрос разделил еврейский народ: одни увидели в Писании, которое они знали (Новый Завет ведь еще не был написан) подтверждение всему, чему учили последователи Иисуса из Назарета, и стали христианами. Другие решили, что Он тут ни при чем – именно такое восприятие до сих пор отделяет иудаизм от христианства.

Что же это за пророчества, в которых можно увидеть, а можно и не увидеть Христа? В книге К. С. Льюиса «Серебряное кресло» (из цикла о Нарнии) есть точный образ: лев Аслан, отправляя двоих ребят в опасное путешествие, сообщает им о знаках, которые помогут им в пути. Но не дает им точной карты. Он говорит примерно так: «На одном из камней в этом разрушенном городе вы увидите надпись. Поступите согласно ее повелениям». И добавляет: «Знаки, которые ты увидишь в Нарнии, будут не совсем такими, как ты представляешь. Вот почему так важно помнить знаки наизусть, не обращать внимания на их внешнюю оболочку». Действительно, надпись в разрушенном городе оказывается такой огромной, что прочесть ее можно только с высоты, а ребята, утомленные дорогой, рассеиваются, забывают о знаках, не пытаются соотнести их с тем, что видят вокруг себя, поэтому не могут их распознать – и путь их оказывается куда более длинным и опасным.

И еще одна интересная деталь. Та надпись, которую они должны были прочесть, содержала всего два слова: «…подо мной», – это был остаток эпитафии древнего царя. Казалось бы, для путешественников эти слова не имели никакого смысла – но на самом деле под надписью был вход в подземелье, где и находился принц, которого они искали. Тот, кто составлял текст надписи, наверняка не догадывался, что она будет иметь второй, сокровенный смысл – но для Бога нет ничего случайного, и новый смысл, знак для путешественников Аслана, оставался сокрытым до тех пор, пока они сами его не раскрыли.

Итак, находим ли мы в Ветхом Завете подобные знаки?

В ожидании Мессии

Прежде всего, нужно понять, что пророчества о Христе в Ветхом Завете – это не отдельные стихи или главы, а скорее, идеи, которыми пропитано Писание. Например, представление об искупительной жертве, кровь которой смывает грех с человека. Другая центральная идея Ветхого Завета – понимание Бога как единственного истинного Царя Израиля, Который однажды станет править Своим народом зримым образом и подчинит Себе при этом весь мир. Торжественный возглас «Господь воцарился!» звучит и в псалмах, и в пророческих книгах, и относится он именно к этому времени.

Однако Господь в Ветхом Завете невидим и недоступен для человека – как же Он может взойти на царский престол, поместиться во дворце? Разумеется, израильтяне понимали Его царствование не так материалистически. На физическом престоле, как ожидали они, воссядет избранный Господом царь. Поскольку символически это избрание изображалась как помазание оливковым маслом, то и своего идеального царя израильтяне называли Помазанником; на еврейском это слово звучит как «Машиах» (отсюда русское «Мессия»), а на греческом как «Христос».

Ты ли Христос? – спрашивали Иисуса на суде те, кто меньше всего был склонен видеть в нем Христа (Лк 22:67). Примерно так же спрашивал Христа через своих учеников Иоанн Креститель: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого? (Лк 7:19). Такое ощущение, что Мессию жители Палестины в I веке от Р.Х. ожидали почти с тем же напряжением, с каким мы ждем незнакомого нам лично человека, с которым условились о встрече. Ну что же он запаздывает? Может быть, вот тот? Или этот? Подойти, спросить, что ли…

Откуда же они знали о приходе Мессии? Из Писания, которое сегодня мы называем Ветхим Заветом. Господь говорил Давиду о его потомке: Я буду ему отцом, и он будет Мне сыном (2 Цар 7:14). Конечно, в историческом плане это пророчество относится к Соломону, любимому сыну Давида, который и построил храм в Иерусалиме. Но земной царь есть лишь наместник Царя Небесного, и в идеале отношения между ними должны стать отношениями отца и сына.
Кстати, именно из-за этих слов Господа израильтяне верили, что Мессия, как и вообще любой законный израильский царь, будет прямым потомком царя Давида. Поэтому и Матфей начинает свое Евангелие с родословия Иисуса, поэтому и те, кто Его принимал, именовали Его «сыном Давидовым».

А Псалтирь, носящая имя царя Давида, говорит о Боге и царе такими словами: Сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих (Пс 109:1). Уже в евангельские времена этот стих понимался как описание отношений царя-Мессии (Христа) и Бога. Эту цитату приводил Сам Иисус, спрашивая фарисеев: как может Давид называть Мессию Господом, если Мессия – потомок Давида, то есть его сын, как говорили в ту пору? Вопрос смутил их до такой степени, что они не просто не смогли на него ответить, но и впредь не задавали Иисусу каверзных вопросов (Мф 22:4-46).

В самом деле, здесь нам приоткрывается тайна, которая не до конца была ясна даже самым ближайшим ученикам Иисуса: Мессия, с одной стороны, происходит по плоти от Давида, а с другой – неизмеримо больше его. То есть Он – Человек, но вместе с тем Он и Бог. Наверное, конкретно-исторический смысл этого псалма, связанный с земными царями, не включал в себя столь сложного богословского элемента, но если бы речь шла только об историческом царе, к чему было бы включать этот гимн в состав Священного Писания? Наверняка он имеет и более глубокое значение.

Многие подобные места в Писании уже ко временам Нового Завета воспринимались евреями как мессианские пророчества, указывающие на грядущего праведного царя. Но каким будет этот царь?

Победа или страдания?

Разумеется, все хотят видеть своих царей победителями. Не сказано ли и в том же самом псалме: положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? (Пс 109:1). Нечто похожее есть и у других пророков: славный образ торжествующего царя, которому поклоняются и покоряются его былые враги. Но у того же Исайи мы встречаем и совсем другой образ: страдающего Мессию. Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих (Ис 53:2-7).

За эти строки и за многие другие пророчества о Христе Исайю даже называют «ветхозаветным евангелистом». Но как же так? Разве может Мессия быть одновременно и победителем, и побежденным? Судьей и подсудимым? Прославленным и презренным? Ответы на все эти вопросы были даны миру только в Новом Завете, а ветхозаветные пророчества не открывают нам этой тайны полностью, они – те самые знаки, что оказываются не совсем такими, какими ты их себе представлял. Но их все же слишком много, и тот, кто ищет добросовестно, наверняка опознает хотя бы некоторые из них.

Детали и подробности

Евангельское повествование о Христе, по сути, начинается с провозглашения Его Мессией. Архангел Гавриил, возвещая Марии о рождении Иисуса, говорит, что Он будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца (Лк 1: 33). Обратим внимание, что здесь с самого начала речь идет о Мессии-победителе, и значит, последующие страдания и даже смерть Христа вовсе не означали ни Его поражения, ни какого-то умаления Его Царства.

А дальше идет множество деталей и подробностей; особенно много внимания уделяет им евангелист Матфей. Значимой оказывается буквально каждая деталь, причем не только для евангелиста, но и вообще для всех. Когда царь Ирод хочет выяснить, где родился новый Царь (причем сам Ирод понимает Его царство исключительно в политических терминах и видит в Мессии угрозу собственному правлению), то его советники обращаются ни к чему иному, как к книге пророка Михея: И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных (Мих 5:2). А когда Иосиф и Мария бегут в Египет и через несколько лет возвращаются домой, то евангелист приводит слова пророка Осии: Когда Израиль был юн, Я любил его и из Египта вызвал сына Моего (Ос 11:1).

Кстати, между этими двумя пророчествами – немалая разница. Михей явно говорит о некоем правителе, его слова относятся к Мессии вполне однозначно. Но слова Осии в контексте его книги проще понять так: речь идет о самом народе Израиля, который был в египетском рабстве, но Господь вывел его оттуда. То есть некоторые из пророчеств, в Евангелии отнесенных ко Христу, изначально могли иметь иной исторический смысл. Это нормально. Более того, если Мессия – идеальный царь и идеальный израильтянин, то понятно, что некоторые события из его жизни будут так или иначе повторять события из жизни других царей и всего израильского народа.

Но особенно много пророчеств связано с Распятием и Воскресением Христа. Чуть ли не каждая деталь крестной смерти находит свое отражение в словах пророков. Это и крестная смерть, когда Христа прибили ко кресту, а Его одежду делили по жребию (Пс 21:16-19). И уксус, который Ему дали пить на кресте (Пс 68:22). И гробница богатого человека, в которую положили Его мертвое тело (Ис 53:9). Это, наконец, рассказ о тридцати серебряных монетах, которые Иуда получил за свое предательство, а потом в ужасе от совершенного бросил их в Храме на пол, и на них купили землю горшечника (Зах 11:12-13).

Есть в Ветхом Завете и пророчества о Воскресении Христовом и о всеобщем воскресении. Ведь еще задолго до рождения Мессии было написано: Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тление (Пс 15:10).

Наконец, есть в Ветхом Завете и некое подобие хронологии – таинственная книга Даниила. В ней говорится, что от восстановления Иерусалима до появления Мессии должно пройти семь седмин и шестьдесят две седмины (Дан 9:25). Правда, срок этот можно отсчитывать от разных событий, и пророчества Даниила трактуются разными толкователями очень по-разному, но издавна существовало и такое понимание: между восстановлением Храма после вавилонского плена и явлением Христа народу прошло шестьдесят девять седмин, или 483 года.

«Ты – Христос, Сын Бога Живого!»

Обратим внимание и на то, как в Евангелии люди узнают в Иисусе долгожданного Мессию, Христа. Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого? Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков. Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах (Мф 16:13-17).
Он не провозглашает себя Мессией – Он задает открытый вопрос, и только после того, как Петр (другие, видимо, не смогли или не посмели это сформулировать) назвал Его полным мессианским титулом, Христос подтверждает его правоту и добавляет: человек не может сам додуматься до этого, ему эту тайну открывает Бог.

При этом никак не умаляется свобода человека принять или отвергнуть эту тайну. Пророчества, как мы уже выяснили, не имеют силы математических доказательств, и каждое из них можно объяснить случайным совпадением, а то и неточным переводом… Именно поэтому многие знатоки Ветхого Завета не видят в нем Христа. Собственно, такова позиция иудаизма: часть пророчеств иудеи относят к приходу Мессии, который, с их точки зрения, еще не состоялся, а часть – к кому-то или чему-то еще. Например, 53-ю главу Исайи, о страданиях Мессии, они прилагают к народу Израиля в целом. А мусульмане, почитая Иисуса (Ису) как великого пророка, вовсе не считают Его Сыном Божьим, да и вообще мессианские идеи чужды исламу.

Более того, в иудаизме то и дело возникали люди, которые объявляли себя мессиями. Наиболее известен Сабатай (или Шабтай) Цви, живший в XVII веке в Османской империи и в конце концов принявший под угрозой смерти ислам (но даже это не смутило наиболее рьяных его последователей). Назывались и другие имена…

Подобные идеи всегда использовались и в политической борьбе за власть, и в идеологических войнах за умы людей. Но если мы действительно знаем имя Того, Кто воцарился над всем миром, Кто принес нам исцеление от греха и смерти и Кто примиряет нас с Богом, то эти манипуляции нам уже не особенно важны — ведь самое главное мы уже знаем.

Sermon on the Mount, Scenes from the Life of Christ (mosaic)

Раздел Нагорной проповеди, посвященный закону Моисееву, начинается с торжественного провозглашения Иисусом непреходящей ценности ветхозаветных установлений:

Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить.

Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все.

Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном.

Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное (Мф. 5:17-20).

Терминологическая пара «закон и пророки» указывает на значительную часть Священного Писания, которое нам известно под именем Ветхого Завета. Термин «закон» указывает прежде всего на повеления, постановления и уставы, которые изрек Моисей сынам Израилевым (Втор. 4:45). В широком смысле «закон» — это вся совокупность культовых установлений, нравственных предписаний и гражданских законов, содержащихся в Пятикнижии Моисеевом1Reisinger E. C. The Law and the Gospel. P. 49–54; Childs B. S. Biblical Theology of the Old and New Testaments. P. 532.. Под пророками понимаются книги Иисуса Навина и Судей, 1-4 книги Царств, а также все книги пророков, за исключением Даниила. Только эти книги читались на богослужебных собраниях в синагоге (прочие библейские книги не читались, а псалмы пелись в качестве молитв)2Meier J. P. Law and History. P. 71.. К этому собранию книг слушатели Иисуса относились с особым почтением, так как в них было изложено откровение, полученное израильским народом непосредственно от Бога через Моисея и других вестников, которых Бог ему посылал.

Помимо письменной Торы существовала еще устная Тора — совокупность преданий и толкований Торы в устной традиции. В эпоху, когда устная традиция была основным передатчиком информации и большинство людей не имело доступа к письменным текстам, толкования в сознании людей часто смешивались с самим текстом, становились неотделимы от него. В синагогах, слушая раввинов, люди усваивали предписания закона Моисеева вместе с их толкованиями. В Иерусалимском храме толкованием закона занимались священники, в чьих руках в значительной степени сосредоточивалась власть интерпретировать конкретные предписания закона3См.: Meier J. P. A Marginal Jew. Vol. IV. P. 27–30..

Этот важный фактор надо учитывать при рассмотрении высказываний Иисуса, относящихся к закону Моисееву. Предписания закона Он иногда цитирует буквально, по письменному тексту, а иногда в пересказе. Его критика закона Моисеева иногда касается предписаний закона, как они зафиксированы в письменном тексте, а иногда имеет в виду интерпретацию этих предписаний в устной традиции — в том «предании старцев» (Мф. 15:2), которое нередко становилось объектом Его обличений.

Итак, Иисус прежде всего защищает Себя от обвинений в том, что Он разрушает закон: Он пришел не разрушить (καταλύω) его, но исполнить (πληρóω). Последний термин можно понять в том смысле, что Иисус намеревается воплотить в жизнь то, что было начертано в законе. Однако более убедительное толкование вытекает из более точного перевода этого термина, означающего не столько «исполнить», сколько «восполнить»: Иисус воспринимает закон Моисеев как базис, на котором Он будет строить Свою нравственность, как отправной пункт для Его собственного учения, призванного обновить и расширить ветхозаветные установления. Если закон и пророки были обращены к конкретному народу, то проповедь Иисуса адресована всему человечеству: одно это требует радикальной ревизии заповедей Моисеевых, их обогащения и универсализации.

Именно в таком смысле понимает слова Иисуса Ириней Лионский. Полемизируя с еретиком Маркионом (II век), считавшим, что Иисус упразднил ветхозаветные установления, а потому предлагавшим выбросить данный стих из Евангелия4См.: Тертуллиан. Против Маркиона. 5, 14, 14 (CCSL 1, 708). Рус. пер.: С. 541., Ириней говорит о том, что Христос «не разрушил, но распространил и восполнил» заповеди закона. Учение Иисуса содержит «не отрицание и разрушение прежнего», «но восполнение и расширение». Закон, «будучи дан для рабов, обучал душу посредством внешнего, телесного, как бы узами привлекая ее к повиновению заповедям, дабы человек научился служить Богу. Слово же освободило душу и научило чрез нее очищать и тело». Все естественные заповеди, говорит Ириней, являются общими для христиан и иудеев: «у них получили они начало и происхождение, а у нас приращение и восполнение»5Ириней Лионский. Против ересей. 4, 13, 2–4 (SC 100. P. 528– 534). Рус. пер.: С. 347–349..

Суммируя взгляды древних толкователей на Нагорную проповедь, Р. Гюлих, автор посвященного ей фундаментального исследования, подчеркивает, что, с одной стороны, в Иисусе видят преемника Моисея и интерпретатора Моисеева законодательства, «восполняющего» его через раскрытие его истинного смысла. С другой, отмечают, что Иисус порывает с Моисеевым законом, потому что Его нравственные требования превосходят и даже отбрасывают в сторону этот закон. По мнению ученого, как одна, так и другая точка зрения основаны на акцентировании одного фрагмента Нагорной проповеди (Мф. 5:17-19) в ущерб другому (Мф. 5:21-48). Для евангелиста Матфея, отмечает ученый, Иисус — не столько новый Моисей, сколько Тот, Кто пришел исполнить ветхозаветные пророческие ожидания, возвестив Царство Небесное и сделав его реальностью человеческой истории6Guelich R. A. The Sermon on the Mount. P. 28..

Митрополит Волоколамский Иларион. Иисус Христос. Жизнь и учение. Книга 2: Нагорная проповедь. Глава 4, раздел

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *