Иисус в саду гефсиманском

В Великий Четверг Страстной недели мы вспоминаем несколько самых важных событий из земной жизни Христа. В том числе – молитву в Гефсиманском саду.

Евангельский рассказ о Гефсиманской молитве, которую еще иногда называют молением о чаше, в Евангелии от Марка, очевидно, дошел до нас от апостола Петра; по свидетельству раннехристианского автора Папия Иерапольского, Марк был спутником великого апостола и, видимо, его Евангелие построено на рассказах Петра.

И взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна; и начал ужасаться и тосковать. И сказал им: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте. И, отойдя немного, пал на землю и молился, чтобы, если возможно, миновал Его час сей; и говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты. Возвращается и находит их спящими, и говорит Петру: Симон! ты спишь? не мог ты бодрствовать один час? Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна. И, опять отойдя, молился, сказав то же слово. И, возвратившись, опять нашел их спящими, ибо глаза у них отяжелели, и они не знали, что Ему отвечать. И приходит в третий раз и говорит им: вы все еще спите и почиваете? Кончено, пришел час: вот, предается Сын Человеческий в руки грешников. Встаньте, пойдем; вот, приблизился предающий Меня (Мк 14:33–42).

На этом повествовании лежит удивительная печать подлинности; оно полностью отвечает тому, что уже в наше время ученые, исследующие Новый Завет, называют «критерием неудобства». Этот критерий состоит в том, что те или иные свидетельства неудобны для ранней Церкви, и поэтому у них есть только одно объяснение: все так и произошло на самом деле. Никто не стал бы выдумывать Иисуса скорбящего и ужасающегося в ожидании мучительной смерти и умоляющего избавить Его, если возможно, от такой участи.

Боги, которых выдумывают люди, так себя не ведут; они больше напоминают всяких суперменов, человеков-пауков и прочих персонажей массовой культуры, которые, смелые и сильные, являются на выручку своим поклонникам, так что от злодеев летят клочки по закоулочкам.

Божественный Спаситель, сокрушенный скорбью, который не только не расправится со злодеями, но Сам умрет от их рук, который Сам молит об избавлении — и не получает его, — это совсем не тот образ, который люди создают в своем воображении.

Апостолы в этом эпизоде (как и в некоторых других) выглядят не лучшим образом: они заснули от печали и заслужили упрек от Господа. Так говорить об апостолах могли только они сами — в ранней Церкви апостолы были окружены понятным почтением, и никому бы в голову не пришло выдумывать про них такой «компромат».

Этот рассказ всегда служил предметом некоторого недоумения — и насмешек неверующих. Какой же это Бог, если Он скорбит и ужасается перед лицом смерти, как обычный человек, да и человек не самый храбрый: множество героев и мучеников в истории шли на смерть гораздо спокойнее, иногда — с бравадой и насмешкой над палачами. Вся римская процедура распятия была продумана таким образом, чтобы сломать волю и дух самых решительных борцов, но Иисус не показывает Себя борцом даже в саду.

Почему? Происходящее в Гефсимании говорит нам нечто очень важное о Боговоплощении. Прежде всего, Господь Иисус — не Бог, притворившийся человеком или действовавший через человека, это Бог, который действительно стал человеком. В фильме «Аватар» человек подключается к инопланетному телу и действует через него в племени инопланетян. Исполнив задание, он спокойно может отключиться, завершить свою виртуальную жизнь. А Боговоплощение — это на самом деле. В Иисусе Христе Бог действительно стал человеком, с человеческой душой и телом, и Он действительно стал доступен тем же душевным и телесным страданиям, которые испытывают люди перед лицом предательства, несправедливости, боли и смерти.

Он целиком и полностью занял наше место — поставил Себя в те же условия, в которых находимся мы, и совершил наше Искупление, проявив совершенную любовь и послушание Богу там, где мы проявляем злобу и противление.

Поэтому в Гефсимании Он претерпевает абсолютно подлинное и абсолютно человеческой страдание. Иногда говорят: «Но Он же знал, что воскреснет». Конечно, знал, и говорил об этом ученикам. Но ведь и мы знаем, что воскреснем — нам это тоже ясно обещано небесным Отцом. Делает ли это страх и страдание чем-то менее реальным?

Христос полностью разделяет все страдания мира, всю людскую боль, физическую и душевную. Любой человек перед лицом предательства, оставленности, мучения, смерти, теперь может знать, что Христос — с ним, Он спустился на самое дно боли и скорби, чтобы быть с каждым, кто страдает. Не только с героями, которые отважно идут на смерть. Со всеми, кто сокрушен, растерян и обескуражен, кто, кажется, совсем раздавлен тоской и ужасом. Христос выглядит слабым, потому что Он — со слабыми, тоскующим – потому что он с тоскующими, ужасающимся – потому что Он с теми, кто подавлен ужасом. Он спускается к ним на самое дно душевного и телесного страдания, чтобы взять каждого за руку и вывести к вечной радости Воскресения.

Другие тексты, посвященные Страстной седмице, читайте в рубрике «Страстная неделя»

На анонсе — Гефсиманский сад. Фото V . V .

В тот вечер Христос с учениками пришли в Гефсиманский сад, находившийся недалеко от Иерусалима. Проходя между деревьями сада, ученики заметили, что лицо Иисуса Христа сильно изменилось. В Его глазах появилась ужасающая скорбь и глубокая тоска. Они никогда раньше не видели Его таким. Тогда Иисус сказал им: Душа Моя скорбит смертельно. Затем Он попросил учеников подождать Его, а Сам отошел немного вперед и, упав на землю, стал скорбно взывать к Богу Отцу.

Христос знал, что приблизилось время Его смерти за грехи людей. Самое страшное для Него было не то, что Он умрет, и даже не то, что эта смерть будет ужасно мучительной, когда Его руки и ноги прибьют гвоздями к деревянному кресту и затем Его повесят, чтобы Он постепенно умирал, истекая кровью. Намного страшнее для Него было другое. Ему предстояло взять на Себя грехи всего человечества.

Что это означало, и насколько это было ужасно для Него — этого мы наверное никогда не сможем до конца понять. Иисус Христос, святой и безгрешный, должен был принять на Себя мучение за всю вину, за все зло, когда либо сделанное людьми.

Душевные муки, которые Его ожидали, были несравненно тяжелее физических страданий, которым подвергли Его люди во время распятия. И в этом Гефсиманском саду Иисусу Христу нужно было принять окончательное решение: пойти на это, или отказаться от этих страданий.

Страдания в Гефсиманском саду

Сильные муки, которые Иисус испытал в Гефсиманском саду, не были вызваны страхом перед лицом физической боли и распятия. Так как Он был Сыном Отца вечного, никто не мог отнять у Него Его жизнь. Однако, в эти ночные часы Ему предстояло побороть все силы тьмы, взяв на Себя всю боль, все грехи, все недуги и страдания этого извращенного мира.

«Не только физическая боль, не только душевные муки были для Него такой пыткой, что исторгали кровь из каждой Его поры; это были духовные мучения, которые был способен вынести только Бог. Никакой другой человек, сколь бы велика ни была его физическая или душевная стойкость, не мог бы так страдать; ибо его человеческий организм сдался бы, и … привел бы к потере сознания и долгожданному забытью. В тот час мучений Христос встретил и преодолел все ужасы, какие только мог обрушить на Него сатана, «князь мира сего»…» (Джеймс И. Талмейдж).

В современном откровении Иисус говорит об этих минутах: «Я, Бог, претерпел все это за всех людей, дабы не страдали они, если покаются. Но если они не покаются, то должны будут страдать именно так, как Я страдал; Кое страдание заставило Меня, самого Бога, величайшего из всех, трепетать от боли и истекать кровью из каждой поры, и страдать телом и духом – и хотел не испить горькую чашу и отпрянуть» (Учение и Заветы 19:16).

В величайших духовных и физических муках Христос пережил невозможное, «и был пот Его, как капли крови, падающие на землю. Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его… И, находясь в борении, прилежнее молился» (От Луки 22:44).

Этот послушный Сын, чье общение с Отцом было настолько совершенным, что Он мог сказать «Видевший Меня видел Отца» (От Иоанна 14:9), стал молиться еще прилежнее. Интересно, о чем Он молился в тот непостижимый человеческому уму момент, когда Иисус взял на Себя наказания за грехи мира и заплатил непомерный долг за наши недостатки, за которые мы никогда не смогли бы уплатить сами.

Иисус приносит плату

Он заплатил за грехи всех, кто покается во имя Его и воссоединится с Господом. И так как Господь может видеть все, что было в прошлом, есть в настоящем и будет в будущем, в Гефсиманском саду Христос пережил те грехи, которые мы еще не совершили.

Если бы Иисус не выпил эту горькую чашу, исполнив самое тяжелое задание, которое было дано когда-либо кому-либо во вселенной, мы были бы духовно мертвы. И, согрешив, мы уже никогда не имели бы возможности снова очиститься и вернуться к нашему Небесному Отцу, оставшись вечными должниками. Без покаяния мы стояли бы перед Богом в должный день с ясным умом и имели бы «совершенное знание обо всей своей вине и своей нечистоте, и своей наготе».

Однако благодаря покаянию, ставшему возможным благодаря совершенному Сыну – Агнцу, принесенному в жертву для оплаты за наши грехи, – мы можем обрести новую жизнь, и тяжесть наших грехов и чувства вины будет облегчена. Разве найдется кто-либо в этом печальном мире, полном разочарований, кому не нужен этот дар? Когда в полном отчаянии мы воззовем: «О Иисус, Сын Божий, помилуй меня, исполненного горькой желчи и опутанного вечными оковами смерти» (Алма 36:18), нас услышит Тот, Кто был в ту ночь в Гефсимании и преисполнен милости к нам.

«Однажды ночью мне приснилось… что я нахожусь в Гефсиманском саду, что я свидетель мук Спасителя… Я стоял за деревом, росшим на переднем плане… Иисус вместе с Петром, Иаковом и Иоанном прошел через маленькую калитку справа от меня… Когда Он молился, по Его лицу, обращенному ко мне, струились слезы. Я был так взволнован увиденным, что тоже заплакал, преисполненный сочувствия к Его великой скорби.

Я рвался к Нему всем сердцем. Я полюбил Его всей своей душой и ничего так не желал, как оказаться рядом с Ним…. Спаситель и те же три Апостола… должны были удалиться… Я больше не мог этого вынести. Я выбежал из-за дерева, упал к Его ногам, обхватил Его колени и стал умолять Его взять меня с Собой. Я никогда не забуду ту доброту и нежность, с которой Он нагнулся, поднял и обнял меня…

Я чувствовал даже тепло Его груди, к которой я прижался. Затем Он сказал: «Нет, сын мой; они закончили свой труд и могут идти со мной, а ты должен остаться и закончить свой». Я все еще не отпускал Его. Глядя вверх и всматриваясь в Его лицо (ибо Он был выше меня), я горячо умолял Его: «Хорошо, но обещай мне, что в конце концов я приду к Тебе». С приятной и мягкой улыбкой Он ответил: «Это будет зависеть только от тебя самого»» (Орсон Ф. Уитни, «Искупление Иисуса Христа», Джеффри Р. Холланд, Лиахона, март 2008 ).

Местоположение масличного пресса

Так же, как все созданное в мире свидетельствует нам о Спасителе, так и Гефсиманский сад – там, где отжималось оливковое масло, – несет тихое свидетельство о той страшной ночи. Оливковое масло имело очень важное значение в жизни народа Израилева. Благодаря оливковому маслу, которое использовалось в лампах, темной ночью можно было зажечь свет. Оливковое масло служило целительным бальзамом для ран, а оливковая масса использовалась в качестве топлива. Но единственным способом получить оливковое масло было подвергнуть оливки большому давлению, раздавливая их на каменном прессе. Под этой тяжестью оливки, будучи изначально горькими, давали масло, которое имело сладкий вкус.

Так же и с Искуплением. Из горечи той ночи вышло нечто драгоценное и сладостное – то, что дает свет в ночи. Когда нас помазывают освященным маслом, Исцеление приходит к нам благодаря жертве Христа, Который должен был пережить давление пресса, чтобы дать нам целительный бальзам для наших ран.

Иисус просил Своих апостолов Петра, Иакова и Иоанна не спать, но дважды Он находил их «спящими от печали» (От Луки 22:45). Он сказал им: «Так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?» Затем добавил, пожалев их: «Дух бодр, плоть же немощна». И наконец, в третий раз Он нашел их спящими и сказал: «Вы все еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников» (От Матфея 26:41-45).

Предательство

Возможно, что уже в эту самую минуту Он увидел приближающиеся огни факелов. Это были вооруженные солдаты, которых вел к ним Иуда. «Ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту свою» (От Иоанна 13:18).

Подойдя к Иисусу, Иуда не только поприветствовал, но и «поцеловал Его» (От Матфея 26:49).

Пытаясь предотвратить арест Иисуса, Петр поднял свой меч и отсек правое ухо Малху, слуге священника. Однако, Иисус, дотронувшись до его уха, исцелил его, добавив: «Думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (От Матфея 26:53). Ибо настал момент, когда небеса не должны были вмешиваться, и Иисус должен был позволить написанному в Священных Писаниях свершиться.

Когда солдаты схватили Иисуса, «они увидели перед собой утомленного, безоружного человека, кого предал один из Его самых близких товарищей, и чей арест мучительно и безнадежно наблюдала горстка испуганных галилеян». Это было началом долгой, тяжелой ночи допросов. Сначала Его отвели к распутному, жадному Анне – бывшему первосвященнику, отслужившему семь лет. Будучи одним из самых развратных людей на земле, он привел к власти и контролировал нынешнего первосвященника, который выполнял каждое его слово.

В доме Каиафы

После этого усталого Иисуса повели к Каиафе, нынешнему первосвященнику, у которого, по крайней мере, был собран синедрион. И вот, перед ними стоял узник, не совершивший ни одного преступления. «Перед ними стояла очень сложная задача, ибо они сами не могли между собой согласиться по всем обвинениям, кроме одного – что человек по имени Иисус должен быть предан смерти» (Брюс Р. Макконки, Mormon Doctrine). Однако, так как они должны были предъявить Ему какое-то обвинение, они пытались найти ложных свидетелей.

Нашлось много людей, которые жаждали дать ложное свидетельство, но «их свидетельства были настолько ложными, настолько смутными и противоречивыми, что дело никуда не продвигалось». Следя за всеми этими спорами, Иисус молчал, что только еще больше смущало Каиафу пока, наконец, он не спросил: «Ничего не отвечаешь? … заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» Тогда Иисус (ибо это уже ни для кого не было секретом) ответил: «Ты сказал» (От Матфея 26:62-64).

Предательство Петра

В это время Петр ждал во дворе, общаясь с собравшимся народом и слушая ложные истории ареста. Один служащий, который впустил его во двор дворца, спросил: «И ты не из учеников ли Этого Человека?», а он сказал: «Нет» (От Иоанна 18:17).

Позднее еще один служащий сказал: «И этот был с Иисусом Назореем» (От Матфея 26:71). На этот раз, почувствовав еще большую опасность, Петр ответил: «Я не знаю этого человека». Потом, когда Петр стоял и грелся у огня, кто-то сказал: «Этот из них» (От Марка 14:70) и «Не я ли видел тебя с Ним в саду?» (От Иоанна 18:17).

Петр отрекся и поклялся: «Не знаю, что ты говоришь» (От Луки 22:60). Тогда пропел петух, и Иисус, которого в тот момент выводили из дома, повернулся и взглянул на Петра. Увидев Его лицо, наполненное любовью, и те наполненные страданием глаза, Петр, в отчаянии, вышел и горько заплакал.

Оригинал этой статьи был опубликован на сайте Meridian Magazine. Авторы Скот и Моурин Проктор. Переводчик Ольга Малетина.

И. Н. Крамской. портрет художника Архипа Куинджи. 1870

«Христос в Гефсиманском саду». Архип Куинджи. 1901

В 1882 году, будучи на вершине грандиозного мирового триумфа, Куинджи вдруг ушел в затворничество и никогда больше, вплоть до самой смерти (а прожить ему ещё предстояло почти тридцать лет), не выставлялся. Лишь однажды, почти случайно, осенью 1901 года он на две недели приоткрыл для избранного круга посетителей двери своей мастерской, чтобы показать картину, над которой он трудился долгие годы — «Христос в саду Гефсиманском»

Картина зрителей поразила. Она не была похожа ни на какие другие произведения художников-современников, обратившихся к библейской теме. На их полотнах Иисус Христос представлен либо как бунтарь, либо как миссионер, но во всех случаях он — смертный человек. Куинджи подошел к образу Христа по-иному. В картине нет прозаической описательности, а немногие детали приобретают символический смысл. Идя от текста Евангелия, от реальных форм и красок природы, художник гиперболизировал их, создал декоративно-плоскостную живопись.
Выразительность художественных средств полотна «Христос в Гефсиманском саду» позволила Архипу Куинджи выйти за пределы конкретного сюжета. В этом полотне волшебный свет, характерный для произведений Куинджи, превращается в фигуру человека — Иисуса Назарянина. Этим светом очерчены фигуры последователей Христа, идущих за ним. Тут можно угадать фигуры — трех взрослых и ребенка. «Поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге сделаны». «Ибо всякий делающий злое ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличались дела его, потому что они злы».

«Христос в Гефсиманском саду»

Отче, о если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет.
Евангелие от Луки Глава 22, стих 42

После совершения Тайной Вечери — Своей последней трапезы, на которой Господь установил Таинство святой Евхаристии, — Он пошёл с апостолами к Елеонской горе.
Спустившись в ложбину Кедронского потока, Спаситель вошёл с ними в Гефсиманский сад. Он любил это место и часто собирался здесь для бесед с учениками.

Господь желал уединения, чтобы в молитве к Своему Отцу Небесному излить Своё сердце. Оставив большую часть учеников у входа в сад, трёх из них — Петра, Иакова и Иоанна — Христос взял с Cобой. Эти апостолы были с Сыном Божиим на Фаворе и видели Его во славе. Теперь свидетели Преображения Господня должны были стать свидетелями Его душевных страданий.
Обращаясь к ученикам, Спаситель сказал: «» (Евангелие от Марка глава 14, стих 34).
Мы не можем постигнуть скорби и тоски Спасителя во всей их глубине. Это была не просто печаль человека, знающего о своей неминуемой смерти. Это была скорбь Богочеловека о падшем творении, вкусившем смерть и готовом обречь на смерть своего Творца. Отойдя немного в сторону, Господь стал молиться, говоря: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты».
Восстав от молитвы, Господь возвратился к трём Своим ученикам. Он хотел найти для Себя утешение в их готовности бодрствовать с Ним, в их сочувствии и преданности Ему. Но ученики спали. Тогда Христос призывает их к молитве: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение: дух бодр, плоть же немощна».

Ещё дважды Господь отходил от учеников в глубину сада и повторял ту же молитву.
Скорбь Христа была так велика, а молитва столь напряжённа, что с лица Его падали на землю капли кровавого пота.
В эти тяжелейшие минуты, как повествует Евангелие, «явился Ему Ангел с небес и укреплял Его».
Окончив молитву, Спаситель пришёл к Своим ученикам и вновь нашёл их спящими.
«Вы всё ещё спите и почиваете, — обращается Он к ним, — вот, приблизился час, и Сын Человеческий предаётся в руки грешников; встаньте, пойдём: вот, приблизился предающий Меня».
В это самое время сквозь листву деревьев стали проглядывать огни фонарей и факелов. Появилась толпа людей с мечами и кольями. Они были посланы первосвященниками и книжниками, чтобы схватить Иисуса, и, видимо, ожидали серьёзного сопротивления.
Впереди вооружённых людей шёл Иуда. Он был уверен, что после Тайной Вечери найдёт Господа здесь, в Гефсиманском саду. И не ошибся. Предатель заранее условился с воинами: «Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его и ведите».
Отделившись от толпы, Иуда подошёл ко Христу со словами: «Радуйся, Равви», — и поцеловал Спасителя.
В ответ он услышал: «Иуда, целованием ли предаёшь Сына Человеческого?»
Предательство уже совершилось, но мы видим, как Христос пытается вызвать раскаяние в душе Своего неразумного ученика.
Между тем приблизилась стража. И Господь спросил стражников, кого они ищут. Из толпы отвечали: «Иисуса Назорея». «Это Я», — последовал спокойный ответ Христа. От этих слов воины и слуги со страхом отступили назад и упали на землю. Тогда Спаситель сказал им: если они ищут Его, то пусть берут, а ученикам пусть дадут уйти свободно. Апостолы хотели было защитить Своего Учителя. Пётр имел при себе меч. Он ударил им раба первосвященника по имени Малх и отсёк ему правое ухо.
Но Иисус остановил учеников: «оставьте, довольно». И, коснувшись уха раненого раба, исцелил его. Обращаясь к Петру, Господь сказал: «возврати меч твой в ножны, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или ты думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть? Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» И обратившись к вооружённой толпе, Христос сказал: «как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня; каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук; но теперь — ваше время и власть тьмы».
Воины связали Спасителя и повели к первосвященникам. Тогда апостолы, оставив Своего Божественного Учителя, в ужасе разбежались.
Сбылись горькие слова Спасителя, сказанные им накануне Гефсиманской ночи: «все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада».
Эту горькую чашу страданий и мучительной смерти на кресте Христос принимает добровольно, ради спасения всего человечества.

Он уничижил Себя Самого, приняв образ раба.
Послание к Филиппийцам святого апостола Павла Глава 2, стих 7

Кровь Иисуса Христа стекала с Его лица в виде кровавого пота.

В Евангелии говорится, что во время этой молитвы и принятия окончательного решения Иисус испытывал такое сильное состояние агонии и внутренней борьбы, что пот Его был как капли крови, падающие на землю. Это редкое явление «кровавого пота» в медицине известно как гематидроз, когда от сильного эмоционального напряжения из кровеносных капилляров кровь просачивается наружу через потовые протоки.

Но теперь решение было принято, и Иисус, успокоившись, возвращается к ученикам и говорит:

«Приблизился час, и Сын Человеческий предается в руки грешников; встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня».

Читать дальше: Предательство Иуды и отречение Петра

Список литературы:

  • Евангелие от Матфея 26:38-39
  • Евангелие от Матфея 26:42
  • Евангелие от Луки 22:44
  • Евангелие от Матфея 26:45-46

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *