Иоанна крестьянкина

О своей жизни архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил: «Промысл Божий определил мне этапы жизни — пятилетки. Пять лет войны, пять лет служения у престола с православной паствой, пять лет заключения среди отверженных людьми, и только время странствия в русской глубинке, среди русского простого народа, растянулось на десять лет».

Отец Иоанн родился 11 апреля 1910 года в городе Орле в семье Михаила и Елизаветы Крестьянкиных. Он был восьмым ребенком в семье. Мальчика назвали в честь преподобного Иоанна Пустынника. С детства Иван был «в послушниках» в храме у известного своей монашеской строгостью архиепископа Орловского Серафима.

После окончания средней школы Иван Крестьянкин окончил бухгалтерские курсы и, переехав в Москву, работал по этой специальности. В 1945 году он был рукоположен в диаконы. В сан священника его рукоположил Патриарх Алексий I в Измайловском Христорождественском храме, в котором отец Иоанн и служил до 1950 года, пока не был арестован и отправлен на семь лет в лагерь.

После досрочного освобождения из лагеря в 1955 году он был направлен служить в Псковскую, а затем в Рязанскую епархию. В 1966 году иерей Иоанн принял монашество, а с 1967 года стал монахом Свято-Успенской Псково-Печерской обители. В 1973 году он был возведен в сан архимандрита.

В 2005 году к 95-летию со дня рождения архимандрит Иоанн был награждён церковным орденом преподобного Серафима Саровского I степени. В последние годы жизни тяжело болел, практически не вставал с постели. Скончался в возрасте 95 лет. Похоронен старец, как и другие печерские монахи, в пещерах Успенского Псково-Печерского монастыря.

К 110-летию со дня рождения старца Псковская Лента Новостей представляет подборку воспоминаний об отце Иоанне (Крестьянкине) (по материалам открытых источников Интернет, порталов Православие.ру и Правмир.ру).

Митрополит Псковский и Порховский Тихон

«Пересказать все, что случилось более чем за двадцать лет нашего общения, конечно, невозможно. Его духовные советы всякий может прочесть в трех недавно вышедших сборниках писем. С моей точки зрения, это — лучшее, что написано в области духовно-нравственной литературы в России за последние лет пятьдесят. Я же хочу рассказать о другом — о том, что мне известно не понаслышке.

Главным духовным качеством отца Иоанна для меня всегда был и остается не только его дар рассуждения, но и непоколебимая вера во всеблагой и совершенный Промысл Божий, ведущий христианина ко спасению. В одной из книг отца Иоанна эпиграфом были выбраны часто повторяемые им слова: «Главное в духовной жизни — вера в Промысл Божий и рассуждение с советом». Как-то в ответ на мои недоумения батюшка писал: «Вот сейчас со вниманием читаю паремии, какая глубина: «Сердце человека обдумывает свой путь, но Господь управляет шествием его» — это премудрый Соломон на себе проверил (гл. 16, ст. 9). И Вы еще не раз убедитесь в своей жизни, что это именно так, а не иначе».

Никому не навязываю своего мнения, но сам я глубоко убежден, что отец Иоанн — один из очень немногих живущих в наше время людей, которым Господь открывает Свою Божественную волю и о конкретных лицах, и о событиях, происходящих в Церкви и в мире. Наверное, это самое высшее проявление любви к Богу и преданности Его святой воле, в ответ на которые Господь открывает подвижнику-христианину судьбы людей, делает такого человека Своим сотаинником. Повторяюсь, никому не навязываю своего мнения, но к нему меня привели многие жизненные истории, связанные с отцом Иоанном. Да и не только меня одного. Самые мои близкие духовные друзья, покойные ныне отец Рафаил и игумен Никита, которые и познакомили меня с отцом Иоанном, в первую очередь благодарили Бога за то, что их духовником являлся человек, которому открыта воля Божия, и каждый из нас опытно испытал это на себе…

Обычно когда кто-то начинает вспоминать об отце Иоанне, пишет, какой он благостный, ласковый, добрый, любвеобильный. Да, несомненно, истинно, что человека более умеющего выказать отеческую, христианскую любовь, я не встречал во всей своей жизни. Но нельзя не сказать и о том, что отец Иоанн, когда это необходимо, бывает по-настоящему строг. Он порой умеет находить такие слова обличения, после которых его собеседнику по-человечески не позавидуешь. Помню, когда я был еще послушником в Печорах, то случайно услышал, как отец Иоанн сказал двум молодым иеромонахам: «Да какие вы монахи, вы просто хорошие ребята»…

Я был свидетелем того, как отец Иоанн переносил ненависть и напраслину, изливавшиеся на него за стояние в Правде Христовой. Видел его боль, но и благодушие, когда он терпел непонимание и предательство. Но никогда батюшка не терял бесконечной любви к обидчикам и христианского прощения. Для меня на всю жизнь остались в памяти слова его проповеди, сказанной в Михайловском соборе Псково-Печерского монастыря в 1985 году: «Нам дана от Господа заповедь любви к людям, к нашим ближним. Но любят ли они нас, нам об этом нечего беспокоиться. Надо лишь о том заботиться, чтоб нам их полюбить».

Протоиерей Михаил Правдолюбов

«…Однажды я служил с отцом Иоанном на приходе – в селе Юшково.

Это был Ильин день – храмовый праздник прихода. Храм с домиками около него был более похож на скит, чем на приходскую церковь. Здесь служил отец Паисий, монах. Жили при храме и несколько стареньких монахинь. Отец Паисий всегда приглашал отца Иоанна послужить у него в этот день, и много лет отец Иоанн принимал это приглашение. Юшково находится километрах в пятнадцати-двадцати от Печор, и поэтому, приехав утром на поезде из Москвы, я успел добраться до этого храма еще до начала службы. Когда отец Иоанн увидел меня в алтаре, то очень удивился и спросил: «Как ты здесь оказался?» – «Приехал специально, чтобы вместе с вами помолиться», – ответил я. – «Будешь служить?» – спросил отец Иоанн. – «Если вы благословите – буду». – «Обязательно служи!» – сказал отец Иоанн.

Это был замечательный день! Перед началом литургии отец Иоанн служил молебен с акафистом пророку Илии и водоосвящением, около него был народ, все пели. После литургии – крестный ход с окроплением народа и храма. Как будто отец Иоанн снова оказался на приходе. Он разговаривал с людьми – к нему подходили целыми группами и семьями. И все это на природе, среди зелени травы и деревьев. Светило солнце и было очень тепло – лето в самом разгаре! После того, как закончилась служба и крестный ход, отец Иоанн пошел окроплять прихрамовые постройки. «Пойдемте, окропим святой водой хижину Марии», – сказал он о маленьком домике одной из монахинь, к которому и направился. И правда, этот маленький домик похож был более на хижину, чем на дом. У всех на лицах были радостные улыбки, а монахиня Мария была просто счастлива от того, что отец Иоанн пришел к ней в дом и окропляет святой водой ее жилище.

Потом была трапеза в доме отца Паисия. И снова – общение с людьми и очень интересные разговоры. Один из священников спросил отца Иоанна, можно ли считать Чернобыльскую катастрофу апокалипсической и не является ли Чернобыль той самой «травой полынь», о которой говорится в Апокалипсисе? «Я бы не стал так прямо называть эту аварию на атомной станции прямым исполнением Апокалипсиса, – отвечал отец Иоанн. – Нужно очень осторожно относиться к толкованию Апокалипсиса, и не случайно Церковь не принимает очень многих его толкований. Есть толкование Апокалипсиса святого Андрея Кесарийского – вот это толкование Церковью принимается, его можно читать. Остальные – очень сомнительные!» Говорил также отец Иоанн о том, что очень нехорошо, когда церковные книги и иконы продаются в обычных магазинах рядом с самым разнообразным товаром. «Этого не должно быть!» – сказал он. Говорил также, что у каждого человека должна быть тесная связь со своим ангелом-хранителем. Одним словом, темы разговора были самые разнообразные, но, к сожалению, беседа оказалась непродолжительной – отец Иоанн должен был ехать в монастырь.

Под горкой, на которой стоял храм, отца Иоанна ждала машина – «Волга», которую отец Паисий заранее для него вызвал. Все мы спустились с горки к этой машине, а отец Иоанн, подойдя к молодому водителю, дал ему конфетку. «Нет, я не буду», – ответил тот. Отец Иоанн воскликнул: «Какое воздержание!» Рядом с «Волгой» оказалась еще одна машина – «Нива», и священник, который на ней приехал, потянул отца Иоанна к этой машине, упрашивая его поехать вместе с ним. «А где ваш спутник, высокий молодой мужчина?» – поинтересовался отец Иоанн, потому что все видели этого священника в храме во время службы, окруженного целой группой своих прихожан. «А вот он!» – ответил батюшка и открыл багажник своей «Нивы». В нем оказался скрюченный буквально в два раза мужчина лет тридцати ростом под два метра. Батюшка затолкал его туда для того, чтобы освободить место для отца Иоанна. «Как вам не совестно?! Что вы делаете? Как можно так издеваться над человеком?!» – сурово сказал отец Иоанн. – Не поеду я с вами!» А мне велел садиться на заднее сиденье «Волги», сам сел рядом со мной, и так мы ехали до самого монастыря, продолжая беседу.

На следующий день этот священник, увидев меня в монастыре, сказал: «Как я тебе завидую: ты ехал вместе с отцом Иоанном!»

Настоятель храма святой мученицы Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский

«Это был настоящий старец, умудренный опытом и священнического служения, и жизненного пути. Он был и в лагерях, и в ссылках… Старцы обладают даром рассуждения. Все видят, читают одно и то же, молятся одинаково. Но старцы умеют рассуждать, что полезно данному человеку, а что вредно. Они знают это. Этот дар очень высоко ставится в духовной жизни. Отца Иоанна отличал удивительный дар любви, люди шли от него утешенными. Благодаря дару любви и рассуждению, он очень многих людей привел к истине, к Богу. Некоторые из тысяч приходивших к нему за советом не покидали его по многу лет… Я много раз бывал у него, и всегда он так утешал, как никто другой. Мудрость его была совершенно фантастической».

Иеромонах Никон (Горохов), насельник Псково-Печерского монастыря

«Батюшка Иоанн был небольшого роста и довольно плотного телосложения, но отнюдь не толстый, а в меру упитанный и, как я говорил, очень подвижный человек. При общении с ним было такое ощущение, что попадаешь в плотное облако его внимания и любви, которое окружало тебя со всех сторон и сразу отгоняло все невзгоды и неприятности, все недоумения и противоречия, трудные вопросы и скорби.

Бывало, идешь к отцу Иоанну, на душе кошки скребут и хочется куда-то бежать или скрыться от скорбей и неудач, душа в смятении от разных помыслов и непонятных решений, в которых сам «тангалашка» ногу сломает, и вообще их никто не распутает и не даст никакого решения, потому что решений и вариантов тьма, а какой из них верный, неизвестно, и приходишь побитый, опустошенный и озлобленный. Всё, приплыл, дальше уже плыть некуда, крышка…

Но… по мере приближения ко входу в келью отца Иоанна помыслы и страхования начинают рассеиваться, вопросы сами собой исчезают, проблемы, до сих пор неразрешимые, вдруг решаются и все приходит в покой и мир. А уж когда придешь к нему на прием, вообще всё пропадает и в душе водворяется умиротворение. Бывало, просто посмотришь на него, и все сомнения и прежде бывшие недоумения сами пропадают, улетучиваются куда-то, и ловишь себя на мысли: «Ну вот! Зачем приперся к старцу?! Опять какую-нибудь ерунду будешь спрашивать? Да и что тебе спрашивать-то? Вон, смотри, как он живет, и делай то же самое – и спасешься. Всё же ясно!»

Бывало, я рта не успевал открыть, как батюшка мне сам уже что-то рассказывал и пояснял, причем он говорил обстоятельно и долго, и я уже думал: зачем пришел старца отвлекать какими-то своими мелкими проблемами, зачем занимаешь его время? Но это было от лукавого, потому что одно общение с ним заряжало на долгие месяцы и годы. Я помню, сколько раз от отца Иоанна я летел словно на крыльях. Да мне казалось, что и все так же летели от него, исполненные благодарности и радости. Я думаю, что это и есть признак духоносности, когда старец берет на себя все наши тяготы, скорби и болезни, а взамен дает массу любви и духовной энергии, окрыляет и поднимает всё выше и выше ко Христу. Здорово это. Я думал, что так будет всегда. Я не знал, что просто в начале моего духовного пути Господь послал мне Моисея и Иисуса Навина, которые проводили меня через пустыню страстей и вели в Землю Обетованную. Но когда батюшка был отнят, я понял, что таких кормчих уже нет».

Протоиерей Геннадий Беловолов

После службы старца всегда встречала толпа людей приехавших благословиться. Запомнилась одна выразительная сцена. Старец медленно двигался вместе с окружившей его толпою, благословляя, наставляя, неожиданно целую кого-то в голову.

Но внезапно он остановился, посмотрел в сторону, и увидел у белой стены стоявшего одиноко молодого человека. Он смотрел со стороны на происходящее, и видимо не хотел смешивать с этой толпой, созерцая все на расстоянии. Старец Иоанн устремил на него свой взор, решительно раздвинул рукою толпу, и своим коротким шагом не пошел, а как бы побежал к этому молодому человеку. И подняв руки, поскольку молодой человек был значительно выше, приклонил его голову к себе на грудь. Как будто давно его знал и давно ждал. И потом стал покачивать, как мать баюкает свое чадо. И при этом приговаривать: «Ну что же ты такой угрюмый? Что же ты такой угрюмый?» Молодой человек явно не ожидал такого действия, и был полностью покорнее старцу. Вся толпа с изумлением смотрела на эту картину, напоминавшую возвращение блудного сына к отцу.

Потом старец вдруг изменил интонацию своего голоса, и решительно отрывисто произнес: «Нельзя так! Ты ведь один кирпич кладешь, а два убираешь. Так ничего не построишь. После этого он поцеловал в голову неизвестного и опять бросился в толпу народа. Молодой человек стоял совершенно ошеломленный происшедшим. Он так и не успел сказать старцу ни одного слова. Но судя по всему, получил ответы на свои вопросы. На его лице вместо угрюмости появилась какая-то новая благостная улыбка.

Я был также поражен, как старец незнакомца принял как родного. Тогда я, как мне кажется, понял секрет старчества. Для старцев нет чужих, а есть только ближние…

К старцу Иоанну я также потом приезжал на исповедь. А в 1992 г. когда решался вопрос о моем рукоположении, звонили из Питера в Печоры, и старец благословил меня на рукоположение.

Как-то у Феофана Затворника я нашел такую формулу старчества: «Старцы – то верстовые столбы на нашем духовном пути». Для меня уж точно старце Иоанн (Крестьянкин) стал тем столбом, который указал мне путь в священству.

Протодиакон Владимир Василик

«Всякая встреча с отцом Иоанном была праздником, даже когда времени у него не было, и он, проходя, приговаривал: «Общее благословение, общее благословение». Но от общения с отцом Иоанном всегда оставалось удивительно светлое впечатление. И не только это. Батюшка давал и конкретные, ясные и своевременные наставления. Он чутко чувствовал и дух человека, обращавшегося к нему, и дух времени. Вот лишь одно из его вразумлений: «”Мы все глядим в Наполеоны. / Двуногих тварей миллионы / Для нас орудие одно…” Вот, Володенька, не будем наполеоновскими планами заниматься. Потихоньку, полегоньку. Никого не осуждать, никого не раздражать, и всем мое почтение». Трезвость и ясность пронизывали его пастырские советы…

Многим советы отца Иоанна спасли жизнь в самом прямом смысле этого слова. Во время Боснийской войны 1992–1995 годов двое моих знакомых обратились к нему с просьбой благословить их ехать в Боснию – воевать за православных. Они получили следующий ответ: «Помысел, вас искушающий, побуждает вас отказаться от борьбы, во-первых, за святую Русь, во-вторых, за собственные души. Оставайтесь здесь и готовьтесь к пастырству». Думаю, что совет его спас и меня от многого в 1995 году. В то время я пел в грузинском приходе Шестоковской иконы Божией Матери. Когда в августе я уехал в Печорский монастырь, на старосту церкви Аристо Амирановича Багратиони, благороднейшего человека, настоящего православного христианина, было совершено покушение. Узнав об этом, я порывался вернуться, чтобы ухаживать за Аристо, вести службу. Отец Иоанн благословил остаться в монастыре до Успения. Памятуя прежний опыт, я не осмелился ослушаться старца. Впоследствии оказалось, что отец Иоанн заставил меня остаться в монастыре на самое критическое время в судьбе прихода и избавил меня от ситуаций, которые могли мне стоить головы.

Общение с отцом Иоанном — приобщение к живому опыту святости.

Благодарю Господа, что Он даровал мне его. Верю, что рано или поздно батюшка Иоанн будет причислен к лику святых, и та работа, которую сейчас осуществляют некоторые православные сайты, ляжет в основу его будущего жития».

Напомним, еще больше информации о жизни и подвижничестве отца Иоанна (Крестьянкина) вы можете найти на обновленном сайте http://otetsioann.ru/, посвященный памяти старца.

На портале размещена история жизни знаменитого насельника Псково-Печерского монастыря, фотографии, видео- и аудиозаписи. Также на новом сайте вы найдете большое количество текстов в электронном формате — это книги, написанные самим старцем, его письма и проповеди, а также научные труды о нем.

В закладке «Документы» размещен обширный корпус справок, анкет и данных, связанных с жизненным путем отца Иоанна.

Кроме того, у любого посетителя есть возможность оставить на сайте свою историю, связанную с именем известного старца. Если у вас есть неопубликованные фотографии, аудио или видеозаписи, письма от батюшки, которыми вы можете поделиться со всеми, присылайте их на электронный адрес: [email protected] игумену Августину.

преподобный Иоанн Дамаскин

Став на защиту православного иконопочитания, Иоанн написал три трактата «Против порицающих святые иконы».

Преподобный Иоанн Дамаскин родился около 680 года в столице Сирии, Дамаске, в христианской семье. Его отец, Сергий Мансур, был казначеем при дворе халифа. У Иоанна был приемный брат, осиротевший отрок Косма, которого Сергий принял к себе в дом. Когда дети подросли, Сергий позаботился об их образовании. На Дамасском невольничьем рынке выкупил он из плена ученого монаха Косму из Калабрии и поручил ему учить детей. Мальчики обнаружили необыкновенные способности и легко освоили курс светских и духовных наук. После смерти отца Иоанн занял при дворе должность министра и градоправителя.
В то время в Византии возникла и быстро распространялась ересь иконоборчества, поддерживаемая императором Львом III Исавром (717–741). Став на защиту православного иконопочитания, Иоанн написал три трактата «Против порицающих святые иконы». Мудрые, Богодухновенные писания Иоанна привели императора в ярость. Но, так как автор их не был византийским подданным, его нельзя было ни заключить в тюрьму, ни казнить. Тогда император прибег к клевете. По его приказанию от имени Иоанна было составлено подложное письмо, в котором дамасский министр будто бы предлагал императору свою помощь в завоевании сирийской столицы. Это письмо и свой лицемерно-льстивый ответ на него Лев Исавр отослал халифу. Тот немедленно приказал отстранить Иоанна от должности, отрубить ему кисть правой руки и повесить ее на городской площади. В тот же день к вечеру Иоанну вернули отрубленную руку. Преподобный стал молиться Пресвятой Богородице и просить исцеления. Заснув, он увидел икону Божией Матери и услышал Ее голос, сообщивший ему, что он исцелен, и вместе с тем повелевший без устали трудиться исцеленной рукой. Проснувшись, он увидел, что рука его невредима.
Узнав о чуде, свидетельствовавшем о невиновности Иоанна, халиф просил у него прощения и хотел вернуть ему прежнюю должность, но преподобный отказался. Он роздал свое богатство и вместе с приемным братом и товарищем по учению Космой отправился в Иерусалим, где поступил простым послушником в монастырь Саввы Освященного. Нелегко было найти ему духовного руководителя. Из монастырской братии на это согласился лишь один очень опытный старец, который стал умело воспитывать в ученике дух послушания и смирения. Прежде всего старец запретил Иоанну писать, полагая, что успехи на этом поприще станут причиной гордыни. Однажды он послал преподобного в Дамаск продавать корзины, изготовленные в монастыре, причем поручил продать их гораздо дороже их настоящей цены. И вот, проделав мучительный путь под знойным солнцем, бывший вельможа Дамаска очутился на рынке в рваных одеждах простого продавца корзин. Но Иоанна узнал его бывший домоправитель и скупил все корзины по назначенной цене.
Однажды в монастыре скончался один из иноков и брат покойного попросил Иоанна написать что-нибудь в утешение. Иоанн долго отказывался, но из милосердия, уступив просьбам удрученного горем, написал свои знаменитые надгробные тропари. За это непослушание старец изгнал его из своей келлии. Все монахи начали просить за Иоанна. Тогда старец поручил ему одно из самых тяжелых и неприятных дел – убирать из монастыря нечистоты. Преподобный и здесь явил образец послушания. Через некоторое время старцу в видении было указано Пречистой и Пресвятой Девой Богородицей снять запрет с писательства Иоанна. О преподобном узнал Иерусалимский Патриарх, рукоположил его во священника и сделал проповедником при своей кафедре. Но преподобный Иоанн вскоре вернулся в Лавру преподобного Саввы, где до конца своих дней проводил время в писании духовных книг и церковных песнопений, и покинул монастырь только для того, чтобы обличить иконоборцев на Константинопольском Соборе 754 года. Его подвергли тюремному заключению и пыткам, но он все перенес и по милости Божией остался жив. Преставился около 780 г., в возрасте 104 лет.

Книги автора:

преподобный Иоанн Дамаскин

Беседа сарацина с христианином

На вопрос сарацина: «Кого ты считаешь виновником добра и зла?», — христианин…

преподобный Иоанн Дамаскин

Душеполезная повесть о жизни Варлаама и Иоасафа

Душеполезная повесть о жизни Варлаама и Иоасафа, принесенная из страны…

преподобный Иоанн Дамаскин

О ста ересях вкратце. Откуда они начались и от чего произошли

Всех ересей матерей и первообразов четыре, именно: 1) варварство, 2)…

преподобный Иоанн Дамаскин

Об осьми главных страстях

Знай, брате, что есть восемь помыслов, воюющих с монахом, как говорят…

преподобный Иоанн Дамаскин

Против манихеев

Раз мы сошлись друг с другом для собеседования и размышления, я спрошу…

преподобный Иоанн Дамаскин

Слово второе на Рождество Пресвятой Богородицы

Ныне светло празднует тварь, принимая новое небо — Деву. Родилась на…

преподобный Иоанн Дамаскин

Слово первое на Рождество Пресвятой Богородицы

Приидите все народы, весь род человеческий, всякий язык, возраст и…

преподобный Иоанн Дамаскин

Точное изложение православной веры. Книга 1

Бога никтоже виде николиже. Единородный Сын, сый в лоне Отчи, той исповеда.…

преподобный Иоанн Дамаскин

Точное изложение православной веры. Книга 2

Сущий прежде веков, Сам сотворил века. О нем божественный Давид говорит:…

преподобный Иоанн Дамаскин

Точное изложение православной веры. Книга 3

Итак, этим нападением виновника зла — демона человек был прельщен,…

преподобный Иоанн Дамаскин

Точное изложение православной веры. Книга 4

После же воскресения из мертвых Христос устранил от Себя все немощи…

преподобный Иоанн Дамаскин

Три защитительных слова против порицающих святые иконы

Нам, сознающим свое недостоинство, конечно, следовало бы всегда хранить…

преподобный Иоанн Дамаскин

Философские главы

Нет ничего более ценного, чем познание, ибо познание есть свет разумной…

Вячеслав Бондаренко – о своей книге «Отец Иоанн (Крестьянкин)».

Архимандрит Иоанн (в миру Иван Михайлович Крестьянкин; 1910—2006) — священнослужитель Русской православной церкви, архимандрит. Около сорока лет был насельником Псково-Печерского монастыря. Один из наиболее почитаемых старцев Русской православной церкви в конце XX — начале XXI веков.

– Вячеслав Васильевич, как возник замысел написать биографию отца Иоанна?

– Я и раньше писал о православных священнослужителях – например, в книгу «Сто великих подвигов России» (2011) вошли очерки о военных священниках о.Василии Васильковском и о.СтефанеЩербаковском, в книгу «Герои Первой мировой» (2013) – очерк об иеромонахе Антонии (Смирнове); в книге «Русский некрополь на Шипке» (2016) воссозданы биографии нескольких русских священнослужителей, оказавшихся после революции в болгарской эмиграции. Ну а тема о.Иоанна возникла в моей жизни после паломничества в Псково-Печерский монастырь осенью 2017 года. Это была именно паломническая поездка, не туристическая, я жил в корпусе для паломников. До этого я, конечно же, знал об о.Иоанне, но, условно говоря, в объеме общеобразовательной программы. Все изменил монастырь, посещение келии старца, его могилы, длительный разговор с келейницей Татьяной Сергеевной Смирновой. Уже когда я уходил, она задержала меня, вынесла стопку книг о батюшке, его фотопортрет и сказала: ну вот теперь иди. А уже через шесть дней по благословению митрополита Минского и Заславского Павла я сел за биографию. Меня мгновенно захватил этот человек, его судьба, мне не хотелось расставаться с ним ни на минуту. И сейчас не хочется. Как говорил сам о.Иоанн, кто попал в мою орбиту, попал в нее навсегда.

– Выходили ли биографии о.Иоанна раньше?

– Книг о нем было уже немало, главные из них – работы Т. С. Смирновой и недавно ушедшего из жизни архимандрита Тихона (Секретарёва). Но полноценными жизнеописаниями их назвать сложно: это скорее подробные (и очень ценные) материалы к биографии. Моя книга, конечно, тоже не претендует на некую полноту и «окончательность» – это только шаг к осознанию такого гигантского, колоссального явления в духовной и культурной жизни, каким был о.Иоанн. Попытка прикосновения к его чуду, попытка понять, почувствовать. И, конечно, дань восхищения и любви.

– Если коротко – кто для вас о.Иоанн?

– Идеал человека, живущего для Бога и других людей. Даже если вынести за скобки то, что о.Иоанн – один из величайших старцев Православия, причем в этом качестве его признают во всем мире (когда я был в болгарском Бачковском монастыре, в книжной лавке единственными книгами иностранного автора были проповеди о.Иоанна), — то он остается великим русским человеком: добрым, мудрым, стойким, прошедшим со своим народом через все испытания – революцию, войну, лагеря, «хрущевщину», застой, перестройку… Это своего рода символ того, как можно было достойно и праведно прожить ХХ век. И не просто прожить, а стать нравственным камертоном страны, одним из ее символов.

– Недаром к нему приезжал Путин…

– К сожалению, мне не удалось побеседовать с президентом России об обстоятельствах этих визитов (их было два), но я надеюсь, что такая возможность представится.

Отец Иоанн и Владимир Путин. 2000 год

– Какие новые данные об о.Иоанне удалось найти в ходе работы над книгой?

– Прежде всего это интереснейшие сведения о его генеалогии, истории семьи. Например, удалось уточнить дату рождения отца батюшки, Михаила Дмитриевича, — ранее считалось, что он родился в 1860 г., но теперь мы знаем, что в 1862-м. Даты рождения его братьев и сестер, точное местонахождение его родного дома в Орле. Самое интересное – это история прапрадеда о.Иоанна по материнской линии, орловского купца Ивана Немытова. Это был настоящий праведник, ученик и собеседник Оптинских старцев, сам преподобный Амвросий Оптинский называл его великим молитвенником. Не знаю, знал ли об этом сам о.Иоанн – может, и не знал. Но это, конечно, промыслительно – то, что у него был такой предок. Эти находки были сделаны орловским краеведом Александром Михайловичем Полынкиным, которому я лишний раз с удовольствием приношу благодарность. Он работал в архиве по моей просьбе, специально для книги, и сделал массу настоящих открытий.

Как любое житие подвижника Церкви, жизнь о.Иоанна уже сейчас окутана рядом мифов – пусть небольших, но все-таки. Некоторые из них я в книге не то чтобы развенчиваю, а уточняю. Главный из них связан с именем «оптинского игумена» Иоанна Соколова, которого о.Иоанн весьма почитал. Но архивные данные, недавно найденные в ГАРФе иеромонахом Платоном (Рожковым), говорят о том, что игуменом этот человек не был.

– С кем вы общались в процессе подготовки книги?

– Бесед было множество. Очень интересным получилось общение с архимандритом Филаретом (Кольцовым), помощником батюшки. Он человек очень эмоциональный, живой, и впечатление от разговора с ним я постарался передать в книге. Многое рассказала и Татьяна Сергеевна Смирнова, письмоводитель и келейница о.Иоанна. Поделился своими воспоминаниями митрополит Минский и Заславский Павел, который в 1988-92 гг. был наместником Псково-Печерской обители. Очень полезными были беседы с Ольгой Борисовной Сокуровой и Глафирой Павловной Коноваловой, которые были духовными чадами о.Иоанна с 1970-х. Была очень интересная переписка с великим русским искусствоведом Валерием Николаевичем Сергеевым, автором «Андрея Рублева» в «ЖЗЛ» – я познакомился с ним благодаря помощи Юрия Михайловича Лощица. Сергеев видел о.Иоанна не раз еще в 1940-х, в Измайлове, и сообщил мне множество ценнейших подробностей. Валерий Николаевич очень надеялся дожить до выхода этой книги, но, к несчастью, не дожил… Много интересного рассказали Алексей Борисович и Марина Викторовна Ветвицкие, которых батюшка венчал в 1962-м и у которых он останавливался, когда приезжал в Москву. Комнатка, где жил в их квартире о.Иоанн, и сейчас выглядит как келийка. Большой честью для меня было то, что книгу высоко оценил о.Сергий Правдолюбов, знавший о.Иоанна с 16-летнего возраста. В книге воспроизводится сделанная им фотография – это вообще первый снимок о.Иоанна после его пострига в монашество. Мнение о.Сергия, известного и уважаемого богослова и к тому же человека, близко знавшего моего героя, для меня было особенно важно. О.Сергий не только прочел книгу в рукописи, сделал ценные замечания, но и оказывал мне очень важную духовную поддержку. Он неизменно ободрял меня, когда меня охватывали сомнения: справлюсь ли? Да и вообще, имею ли я право писать об о.Иоанне? Я ведь не богослов. Что я могу в нем понять, как почувствовать человека, который пусть и не канонизирован, но по сути является святым?.. О.Сергий всегда находил очень точные добрые слова, которые поддерживали и вдохновляли меня. Прекрасной получилась и беседа с дядей о.Сергия, о.Владимиром Правдолюбовым. Ему 87 лет, и он – одно из действующих лиц этой книги, прекрасно знал о.Иоанна, сослужил ему в 1966-67 годах. О.Владимир тепло принял меня в своем касимовском доме, уделил мне, несмотря на свои лета, много времени, сделал множество ценных уточнений.

А вообще, пользуясь случаем, хочу поблагодарить огромное количество самых разных людей, так или иначе помогавших в работе над книгой – в Минске, Москве, Орле, Рязани, Печорах, Спасске, Сынтуле, Касимове, селах Троица, Летово, Борец. Имя о.Иоанна всегда было паролем, открывавшим любые двери. Он объединяет и сближает людей и после смерти.

– Знаю, что в ходе работы вы побывали в местах, связанных со служением о.Иоанна…

– Да, это Орел, Москва, Псков, Рязанская епархия – Троица, Летово, Борец, Касимов… Да и храмы, в которых он не служил, но часто бывал – в той же Рязани, Сынтуле рядом с Касимовом, Москве.

Во время посещения храма Св. Космы и Дамиана в селе Летово я явно получил от батюшки помощь. Приехал ранним утром, а храм закрыт, вокруг никого. Я походил с полчаса и попросил мысленно у о.Иоанна помощи. И тут вижу, из села идет женщина. Выяснилось, что настоятеля нет, в храм попасть нельзя. Но когда я сказал ей, зачем приехал, он внезапно сказала: давайте я открою вам храм ненадолго. Это оказалась церковная староста. Вот так я смог осмотреть храм в Летове.

Больше всего о.Иоанна чтут в храме Живоначальной Троицы – это село Троица Спасского района Рязанской области. Его прихожанка Ольга Сергеевна Бируля создала прекрасный стенд об о.Иоанне, на храме установлена мемориальная доска, о.МихаилАблязов хранит старые облачения, в которых служили в 1950-х, и сейчас мы вместе думаем о том, как создать мемориальную комнату батюшки в храме и назвать в его честь сельскую улицу. Очень многое сохранилось в храме Рождества Христова села Борец – там интерьер, созданный при о.Иоанне. Из каждого храма, где он служил, я привез икону, так что теперь дома целый иконостас – образа из «храмов батюшки».

Читайте также: Вячеслав Бондаренко: «История моей дружбы с «Молодой гвардией” – почти мистическая…»

Отдельно хотелось подчеркнуть, что о.Иоанна в жизни окружала целая плеяда замечательных людей – и священнослужителей, и мирян. О них тоже хотелось рассказать. Поэтому я достаточно подробно пишу о преподобном Серафиме (Романцове), священноисповеднике Георгии (Коссове), о.Александре Воскресенском, о.Анатолии Правдолюбове, о.Викторе Шиповальникове, наместнике Псково-Печерского монастыря Алипии (Воронове).

– Самый запоминающийся эпизод?

– Утро 4 февраля 2018 года в монастыре. Как раз должен был пойти поток посетителей в келию батюшки, и меня его келейница Татьяна Сергеевна попросила помочь – перенести в смежную комнату кипу календарей большого формата. Пока таскал – запыхался. И вот она говорит: пойди в келию батюшки и попей там святой водички из кандии.

И вот девять утра, зима, за окном серое утро, в келии – никого. Я сижу один на диванчике батюшки, перед его иконами, пью воду изегокандии. Тишина. Как будто он сам завел меня в гости и усадил на диван: отдохни. Вот это был очень острый, я бы сказал даже, интимный момент в работе над книгой. Он очень многое мне дал.

Сергей Коростелев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *