Ипполит старец

В середине двадцатого века русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Святой Горе Афон претерпевал нелегкие времена: в нем осталось самое минимальное количество русских насельников, которые уже готовились отправиться на Небо, а это означало, что святая обитель после смерти последнего монаха должна была стать владением греческих монастырей. Этот вопрос требовал срочного решения, поэтому наш Патриарх Алексий Первый сделал все зависящее от него, чтобы добиться разрешения от советского руководства отправить на Святую Гору новых молодых монахов. Ему это удалось, и одним из участников этого отъезда стал герой этой книги, будущий архимандрит Ипполит Халин, тогда еще насельник Псково-Печерского монастыря. Уже тогда он обладал высокими духовными способностями, находясь под бдительным контролем псково-печерских старцев, а пребывание на Святой Горе Афон только отточило его духовные таланты. Ему не суждено было до конца своих дней пребывать на Афоне, по послушанию он вернулся в Россию, войдя в историю Русской православной церкви как незабвенный настоятель Рыльского мужского монастыря, находящегося на Родине батюшки, в Курской области.
Давно хотел приобрести себе книгу, посвященную архимандриту Ипполиту Халину, и когда в «Зернах» появилось это издание, не задумываясь купил ее и ни капельки не пожалел, можно даже сказать, что книга превзошла все мои ожидания. По моим меркам читал эту книгу долго не потому, что она скучная и неинтересная, а потому что хотелось как можно дольше не расставаться с этим изданием. Книга не авторская, она составлена на основе других печатных изданий и материалов из средств массовой информации, и скорее это плюс, чем минус, так как составителями были отобраны наиболее качественные и выразительные материалы, касающиеся жизни и служения архимандрита Ипполита Халина. Авторы решили более подробно осветить два периода жизни батюшки, и в этом присутствует определенная логика: именно пребывание отца Ипполита на Святой Горе и его пламенное служение настоятелем Рыльского мужского монастыря заслуживают более тщательного и углубленного изучения. Но и подход к этим двум периодам жизни отца Ипполита у авторов-составителей оказался диаметрально противоположный. Описание жизни батюшки на Святой Горе связан не столько с его личностью, сколько с личностями тех людей, которые восстанавливали русское монашество на Афоне в середине двадцатого века, и в призме этих людей и тех событий, мы можем рассмотреть и вклад в это благое дело рыльского батюшки. Само пребывание отца Ипполита на его малой Родине, на курской земле, уже содержит в себе материалы, традиционные для жанра жизнеописания святых людей: тут вам и чудеса, происходящие по его молитвам, и описание его деятельности как настоятеля мужского монастыря, и отдельные фрагменты его жизни, показывающие его христианские добродетели, такие как любовь, доброта, милосердие, сочувствие к горю других людей и, конечно, пламенное горение его сердца о Боге. И все эти рассказы сдобрены великолепными воспоминаниями о нем его духовных чад, которым он не перестает помогать и после своей блаженной кончины, о чем и повествует отдельная глава о чудесах, происходящих после смерти батюшки Ипполита. Отдельно стоит упомянуть об оформлении книги: блестящее качество бумаги, которое хочется перелистывать и прекрасные фотографии и иллюстрации, которые по качеству редко можно встретить в подобных изданиях делают эту книгу тем изданием, которое просто нужно приобретать, если есть такая возможность.
Если вы еще не знакомы с личностью старца Ипполита Халина и размышляете, приобретать эту книгу или нет, то советую вам посмотреть на You Tube документальный фильм «Старец», посвященный батюшке, после просмотра которого вам точно захочется узнать о нем побольше, а эта книга как раз и помогает сделать это на высшем уровне. Оценка книги 10/10.

МЫ И СЛЕПЫХ КОРОВ БЕРЕМ!

Справедливости ради скажу, что в обитель ехали не только люди, отверженные обществом: рафинированные эстеты и высоколобые интеллектуалы, бросив свои науки и служенье музам, отправлялись в Рыльск, где с упоением драили туалет, орудовали лопатой и ломом, убирали навоз за коровами, которых в монастыре было далеко за сто голов.

Коровы были предметом особой любви батюшки, который любил их, умел доить и был приучен ходить за ними с детства: он покупал у местных жителей всех подряд коров – даже хромых и тех, которые уже давно перестали доиться. Удивительно, но попав в монастырь, они снова начинали давать молоко. Однажды монастырь даже купил быка крутого нрава, с которым не могли совладать его хозяева. Рассказывают, что увидев настоятеля, бык сразу обмяк и утих, опустившись на колени. «Покаялся!», – сказал батюшка и самолично отвел буяна на скотный двор.

Один из братьев рассказал историю, что хитроумные жители соседнего села привели в монастырь слепую корову, рассуждая по пути, заметит ли это настоятель. Они были поражены, когда отец Ипполит, которому было всё открыто, с улыбкой встретил их у ворот монастыря: «Зря вы так боялись! Мы и слепых коров привечаем!». И еще дал за нее денег намного больше, чем полагалось.

С деньгами отец Ипполит обращался легко, шокируя монастырского казначея: раздавал их, не считая, как св. Иоанн Кронштадтский, который одной рукой брал деньги, а другой тут же их отдавал. «Чем больше отдашь, тем больше вернется», – говорил он.

И ведь вернулось: за довольно короткий срок удалось не только восстановить из руин двухэтажный Николаевский храм, но также привести в божеский вид церкви, колокольню, построить трапезную и паломнический корпус, значительно расширить хозяйство монастыря. Более того, старец основал еще пять скитов в ближайших селениях, из которых им был особенно любим Казанский скит в селе Большегнеушево, ставший женским монастырем.

ОТЧЕ НАШ ПОД ОДЕЯЛОМ

Сам отец Ипполит, в миру Сергей Иванович Халин, курский, из местных. На родине старца – в селе Субботино, что в Солнцевском районе под Курском, подлинный масштаб его личности осознали только в первые годы после ухода батюшки из земной жизни, когда фотографии земляка в его день памяти, 17 декабря, дружно начинали мироточить.

Сергей Халин родился в многодетной семье, в которой был самым младшим. От дяди-священника Сергею достался чемодан с духовными книгами, которые он изучил, пропустил сквозь себя. Будучи человеком удивительно душевным и добрым, Сергей особенно легко находил общий язык с нищими и «самоварами», как цинично в послевоенное время называли инвалидов без рук и ног, передвигавшихся на каталках, заботясь о них. Душа будущего монаха постоянно чего-то искала – в привычном окружении ему было некомфортно.

Сергей, по свидетельству односельчан, был парнем видным, веселым, танцевал и пел в клубе. Но после танцев, рассказывает одна из субботинских бабушек, «все ребята шли по девкам, а Сережа молиться». Во дворе дома Халиных был сарай, который Сергей в шутку называл скитом, где у будущего старца были развешаны иконы. Там он зажигал лампаду и долго молился, порой до самого утра. Естественно, что в Субботино его дразнили монахом. Да он и не возражал, говоря, что жениться не будет. Уже позже отец Ипполит сказал, что «Господь услышал мои слова и удостоил меня монашества. Именно так: Он меня удостоил, а не я был достоин стать монахом». Позже, когда нему приставали с расспросами, он отшучивался, что «никто за меня замуж не пошел, поэтому пришлось идти в монастырь».

Сергей не вписывался и в классический образ воина Советской Армии, в которой прослужил три года, в артиллерии: после отбоя сержант Халин, чтобы не шокировать сослуживцев, накрывался с головой одеялом и тихонько читал «Отче Наш».

Демобилизовавшись, Сергей огорошил родителей, заявив, что уйдет в монастырь, и в 29 лет был принят послушником в Глинскую пустынь.

ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЛА РЫЛЬСКАЯ ЗЕМЛЯ

Многое повидал за тысячу лет Рыльск! Город, который младше Москвы лишь на четыре года, не раз стирали с лица земли монголы и крымцы, но он восставал из пепла. Одно время Рыльск был под Литовским княжеством, в Отечественную – почти два года под немцами. Только в гражданскую войну здесь пять раз менялась власть!

Хотя первое летописное упоминание о Рыльске относится к 1152 году, к Ипатьевской летописи, где сказано, что князь Юрий Долгорукий «иде на Новгород на Северский, оттуда же иде к Рыльску», город, как считают местные краеведы, намного древнее.

В честь какого «рыла» получил свое не совсем благозвучное название город, на гербе которого изображена «черная отрезанная кабанья голова с червлеными глазами и языком», – вопрос открытый. Одни связывают его с некой дикой свиньей, которая будто бы роясь в земле, случайно откопала источник, давший начало коротенькой речке Рыло, впадающей в Сейм рядом со Свято-Николаевским монастырем, что напротив Рыльска, в поселке Пригородная Слободка.

По другой версии, название города произошло от имени уже упомянутого Иоанна Рыльского – болгарского святого, аскета, подвизавшегося в горах Рила, что на юго-западе Болгарии. После его кончины в 946 году болгарские монахи, гонимые греками, взяв с собой частицу мощей святого – его десницу, или, говоря на привычном нам языке, правую руку, в конце X в. бежали в Киевскую Русь, где и основали монастырь, на месте которого появился город Рыльск.

Как это часто бывает с важными изобретениями, назвать имя одного человека, придумавшего фотографию, невозможно. У ее истоков стояли Жозеф и Исидор Ньепсы  Жозеф Нисефор Ньепс (1765–1833) — французский изобретатель, наиболее изве­стен как создатель раннего фотографического процесса — гелио­графии. По догово­ренности с Дагером сын Жозефа, Исидор Ньепс, продолжил дело отца, став компа­ньоном Дагера, однако слава изобретателя дагеротипии досталась одному Дагеру., Луи Дагер, Ипполит Байар, Джон Гершель — и английский аристо­крат Уильям Генри Фокс Тальбот, математик, физик, член парламента, сде­лавший от изображений, получаемых камерой-обскурой Камера-обскура — предшественница фото­камеры, позволяющая получать оптическое изображение объектов. Представляет собой светонепроницае­мый ящик с отверстием на одной из стенок и экраном, сделанным из ма­тового стекла на противоположной стене. , шаг к позитивно-негативному процессу и идее тиражирования снимков: и то и другое лежит в основе аналоговой фотографии.

Генри Тальбот с камерой и объективом. Фотография Джона Моффата. Эдинбург, 1864 годNational Media Museum, Bradford

В 1833 году Генри Тальбот, отдыхая на озере Комо, попы­тался передать неве­роятную красоту пейзажа с помощью камеры-люциды Камера-люцида — конструкция с приз­мой; обычно ее крепили на планшете или моль­берте, чтобы точнее передавать изобра­жае­мый объект: это выглядело так., но понял, что не мо­жет этого сделать: «Когда я отвел глаз от призмы, в которой все выглядело прекрасным, я обнаружил, что предательский карандаш остав­ляет на бумаге лишь следы, приводящие в уныние». Великим художником Тальбот не был, но за следующие несколько лет, прерываясь на работу в пар­ламенте, решение математических задач и исследования оптики, он изобрел калотипию, или таль­ботипию: сначала Тальбот придумал, как нужно подго­товить бумагу, чтобы она стала чувствительной к свету; затем — как зафик­сировать изобра­жение, чтобы оно не выцветало; и, наконец, вместе со своим давним другом и кол­легой Джоном Гершелем (который, кстати, и придумал использовать слова «фотография», «позитив» и «негатив») — как сделать так, чтобы с одного негатива можно было получить много позитивов. «Полагаю, это первый в исто­рии случай, когда дом нарисовал свой собствен­ный портрет» — так Тальбот опи­сывал собственное изобретение.

Тальбот собирался сообщить о своем изобретении научному сообществу, но мед­лил, совершенствуя процесс. И в 1839 году его ждал настоящий удар: 7 января на заседании Французской академии наук физик Франсуа Араго объ­явил об изобретении неким художником Луи Дагером дагеротипии — тех­ники получения изображений с помощью камеры-обскуры и их закрепления. Таль­бот понял, что, если он не­медлен­но не обнародует собствен­ное изобре­тение, все лавры достанутся Дагеру — и Франции.

Следующие несколько лет Тальбот с переменным успехом пытался доказать, что его изобретение автономно, подавал на патент, судился, получил репута­цию склочного ученого, тормозящего научный процесс, и, наконец, отказался от права на свое изобретение.

За событиями драматичного для Генри Тальбота и истории фотографии 1839 го­­­да можно проследить по личным и деловым письмам ученого. Еще восьмилетним мальчиком Тальбот попросил отчима передать маме и всем, кому он пишет письма, «хранить и не сжигать их». С тех пор он и сам, судя по всему, не уничтожил ни одного из полученных и написанных им пи­сем: их сохранилось около десяти тысяч. На фоне такой активной переписки нельзя не заметить одного удивительного факта: в архивах нет ни одного письма Тальбота, адресованного Дагеру, или Дагера — Тальботу.

Вверх ▲ — Отзывы читателей (2) — Написать отзыв ▼ — Версия для печати

Сергей 30 декабря 2019, 17:39:08
e-mail: [email protected], город: Волгоград

Любите друг друга ибо Господь во всех и веру имейте Отец в вас. В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас. Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам. Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить. Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам. Он прославит Меня, потому что от Моего возьмет и возвестит вам. Все, что имеет Отец, есть Мое; потому Я сказал, что от Моего возьмет и возвестит вам. Истина; всё что вы делаете тайно то для Господа явно.

Интересные факты

После публикации на интернет-сайте «Православие.Ru» в 2001 году интервью с еп. Ипполитом и перепечатки его в украинской газете «День», националистические силы Украины развязали травлю владыки. Член парламентской фракции «Народный Рух» академик И. Р. Юхновский распространил официальное заявление с призывом Службы безопасности Украины (СБУ) к расправе над епископом. Репрессий против еп. Ипполита требовали и другие украинские ультра-националистические силы, а радио «Свобода» объявило его государственным преступником.

Сочинения

  • В плену иллюзий. О стратегии Православной Церкви в связи с католической экспансией // Русь Православная, май-июнь 2003. № 5—6
  • Укрепление единства Православия — адекватный ответ на вызов сил мирового глобализма // Русская линия, 5.07.2004
  • «К сожалению, по странным причинам…» Епископ Тульчинский и Брацлавский Ипполит рассказывает о закулисных механизмах, с помощью которых церковные либералы-отступники манипулировали Архиерейским Собором // Русь Православная, ноябрь-декабрь 2004. № 11—12
  • «Каноническая автокефалия Украинской Православной Церкви и уния — синонимы…» // Русская линия, 23.08.2006
  • «На все святая воля Господа» // Дух христианина. — 1 октября 2006. — № 19(37).

Примечания

  1. Первоочередная задача Украинской Православной Церкви — уврачевание расколов и… // Церковный вестник (Москва). — 2008. — № 5(378).
  2. Синод УПЦ принял жесткие решения // Русская линия, 12.11.2008
  3. Главный украинский сподвижник епископа Диомида отрекся от своих взглядов и принес покаяние // Интерфакс-Религия, 24.11.2008
  4. См.: Письмо заштатного епископа Ипполита
  5. Два заявления украинской общественности в защиту епископа Ипполита

См. также

  • Диомид (Дзюбан)

Ссылки

  • Ипполит (Хилько) // Русское православие (база данных)
  • Ипполит, епископ (Хилько Алексей Алексеевич) // Патриархия.ru
  • Ступит ли туфля Папы на землю Малороссии? Интервью с епископом Тульчинским и Брацлавским Ипполитом // Православие.Ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *