Картинки иуда

В 2009 году исполняется 180 лет со дня обретения чудотворной иконы «Лобзание Иисуса Христа Иудою». Произошло это в подмосковной Николаевской Берлюковской пустыни 24 мая 1829 года при настоятеле иеромонахе Антонии (Ерофееве). В Центральном Историческом архиве Москвы хранится «Сказание об основании Николаевской Берлюковой пус­тыни и о существовании оной до сего времени», написанное там в 1854 году послушником Василием Розановым. Приводим текст «Сказания» с небольшими сокращениями:

«В то время, как строитель Антоний находился для излечения в Москве, а управление пустынью вверено было казначею <…> иеромонаху Геннадию, Всевышнему угодно было прославить место селения Своего особым Своим непосредственным посещением; Он очудотворил икону Свою во имя лобзания Христа Спасителя Иудою предателем в саду Гефсиманском; прославление последовало следующим образом.
В 15 верстах от обители в казенном селе Кудинове женщина страдала глазною болезнию более двадцати лет; и уже совершенно лишена была зрения, все средства хитрости человеческой остались тщетны при оказании помощи этой несчастной.
<…> Однажды женщина эта после молитвы своей к Богу заснула, и зрит перед собой в сонном видении некоего благолепного мужа, который спрашивал ее: «Хочешь ли быть здоровою и прозреть?», и на ответ ее, что «она всегда усердно молит Бога и что, знать, за грехи Гос­подь лишил ее видения дневнаго света», неизвестный тот, показав икону Хрис­та Спасителя, ту самую, как она по прозрении уверяла, которая исцелила ее, сказал: «Отслужи молебен перед сею иконою, и Бог исцелит тебя». Женщина обещалась, и видение кончилось. Проснувшись, слепая рассказала виденное домашним, но где найти виденную икону, никто не знал; а у явившегося она о сем не спросила. Подумали, подумали да и положили, что еслиесть на это воля Божия, то Он Сам покажет им и икону Свою, а найти оную самим по одному только описанию слепой женщины почли делом невозможным. На другую ночь тот же самый явился опять женщине и уже с негодованием спросил: «Что же ты не исполняешь своего обещания?» — «Я бы с радостью исполнила, — отвечала слепая, — но не знаю, где отыскать таковую икону; а ты мне об этом ничего не сказал». — «Иди в Берлюковскую пустынь, — сказал явившийся, — там найдешь эту икону, отслужи перед нею молебен, и прозришь». Поутру женщина <…> просила, чтобы ее отвезли в Берлюковскую пустынь. По приезде в пустынь просили монахов отыскать икону по описанию слепой; но сколько ни искали, в церкви таковой иконы не оказалось; а потому и отслужили молебен пред местною иконою Спасителя. Слепая возвратилась домой таковою же, отчаявшись в своем исцелении. Чрез несколько времени болящая снова удостоилась видения, в котором открыто ей, что виденная ею икона находится в монастырской хлебопекарне, там она может отыскать оную и исполнить свое обещание. Немедленно слепую опять привезли в монастырь; по словам ее монахи тот час отыскали в хлебне икону Спасителя, запыленную, закопченную, стоявшую в углу без всякого призрения; отерли, обмыли, и, рассмотрев писание, спросили слепую: «Эту <…> ты видела икону?» — «Да, эта самая, — отвечала слепая, — я твердо помню, что позади Батюшки Спасителя стояли два солдата, один держал Его ручки, а другой поднял кверху веревки; а спереди Иуда окаянный лез Его целовать». — «Ну так, — сказал иеромонах, объятый благоговейным ужасом, — только лики-то очень темны, и трудно рассмотреть их: молись же с усердием, я сей час начну молебен и освящу воду». По окончании молебна слепой дали святой воды, она немного выпила, потом помазала себе глаза, и что же! В одно мгновение струпы, покрывавшие ее сомкнутые ресницы, отпали, веки разошлись, и слепая двадцать лет прозрела. Неописана была радость исцелившейся, <…> она схватила стоявшую икону, тысячекратно лобызала лик Спасителя, орошала Его теп­лейшими слезами и, не будучи в состоянии говорить, указывала предстоящим то на свои глаза, то на икону, и снова начинала лобызать и плакать.
Это происшествие, или, справедливее сказать, видимое явление премилосердного Бога в иконе Его, <…> подобно деланию бурного ветра, разнеслось по окрестностям; на другой же день многочисленная толпа народа навод­нила монастырь: все просили молебнов чудотворной иконе Спасителя, что в хлебне. <…> С раннего утра начинали петь молебны, оканчивали не ближе ночи; некоторые, потеряв терпение взойти в хлебню дверьми, лезли в окна.
Таковое бесчисленное стечение народа, небывалое в монастыре до сего времени, повергло в недоумение управлявшего монас­тырем казначея Геннадия; он не знал, как поступить: оставить икону в хлебне не было возможности, а вынести в церковь без дозволения начальства он не осмеливался. А потому через несколько времени, <…> взяв икону, он отправился в Москву к преосвященнейшему митрополиту Филарету, дабы, показав ему оную, донести лично о случившемся, и просить благословения о назначении чудотворной иконе приличествующего мес­та. Архипастырь разрешил вынести Икону в церковь с подобающим торжеством, то есть сделать в хлебню крестный ход, и поставить икону в доступном для всех молящихся месте. В десятое воскресенье после Пасхи было совершено это торжественное перенесение; икона поставлена в теплом Троицком соборе в приделе святителя Николая чудотворца в столпе, где стоит и до сего времени».
Об исцелившейся тогда же стало еще известно, что она «бывшая крестьянка, а ныне солдатка Татиана Иванова Кузнецова».

* * *

Вскоре после обретения образа Московская Духовная Консистория завела дело «О чудо­творной иконе Спасителя. Началось июля 14 дня 1829 года». Документы дела в совокупности с другими источниками позволяют в подробностях проследить дальнейшее.
16 июня 1829 года, как уже говорилось выше, совершилось торжественное перенесение иконы «Лобзание Иисуса Христа Иудою» из монастырской хлебни в Троицкий храм. В память этого события в обители было установлено местное празднование «в десятое воскресенье по Пасхе. <…> Накануне и в самый день празднования в пустыни бывает преимущественное стечение богомольцев, вызываемое благочестивым желанием поклониться чудотворному образу». 17 июня в монастыре получили распоряжение из Московской Духовной Консистории «О поставлении иконы Спасителя в церкви Берлюковой пустыни впредь для лучшего усмотрения», подтверждавшее резолюцию митрополита Филарета. Следующее распоряжение предписывало строго следить за новыми исцелениями от чудотворного образа, «чтобы назвать по имени получившаго исцеление <…> и того, от кого имеет удостоверение».

Для получения полной версии статьи обратитесь в редакцию

Георгиос Кордис – профессор Афинского университета, более 30 лет занимается церковным искусством, является организатором Независимого общества «Икона», задачи которого – объединить современных иконописцев и помогать распространению христианского искусства. Мастер-класс, состоявшийся в музее им. Андрея Рублева, был организован в рамках III иконописного симпозиума, проводимого обществом «Икона».

Во время мастер-класса Георгиос Кордис прочел небольшую лекцию об особенностях пространства иконы. Зная особенности композиции, иконописец может достичь удивительных эффектов, когда зрителю будет казаться, что образ движется ему навстречу, и фигура святого всегда обращена к молящемуся, с какой бы стороны от изображения он ни находился. Взаимодействие мира горнего и дольнего – главное в иконе. От теории Георгиос Кордис перешел к практике и во время второй части занятия продемонстрировал, как создать гармоничный образ святого. По окончании мастер-класса все присутствующие получили возможность задать интересующие их вопросы.

Идея проведения мастер-класса в Спасо-Андрониковом монастыре возникла неслучайно. Именно здесь провел последние годы своей земной жизни знаменитый инок преподобный Андрей Рублев; фрагменты его фресок сохранились в Спасском соборе. Сегодня музей Андрея Рублева выступает как просветительский центр, подчеркивая связь древней и современной иконописи.

Основные особенности творчества Георгиоса Кордиса – это глубокое богословское понимание церковного образа в сочетании с яркой индивидуальностью. Он призывает иконописцев не механически копировать древние образцы, но и проживать их, а также, оставаясь внутри традиции, стараться воспринять ее творчески. Сегодняшняя задача иконописи, по мнению Кордиса, – создать современный стиль, оставаясь в рамках Предания православной Церкви.

Поцелуй Иуды (Взятие Христа под стражу) — Джотто ди Бондоне. 1305. Фреска, темпера.
Эта фреска считается одним из лучших произведений Джотто. В ней он проявился не только как талантливейший художник, но и как новатор, который изменил статичное и лишенное эмоциональности искусство, привнеся в него пространство, объем и экспрессию.
Для создания фрески использовался хрестоматийный библейский сюжет, до Джотто довольно часто встречавшийся в искусстве, особенно монументальном. Это момент осуществления предательства Иуды. По Библии, один из учеников Христа, его апостол, предал его за тридцать серебряных монет. Для того, чтобы стражи смогли схватить Иисуса, Иуда должен был выделить его из толпы сторонников, подойдя к нему после вечери и обняв Учителя.
Поцелуй Иуды – это изображение крайней степени падения человека, символ непосредственного столкновения добра и зла. Мирный проповедник Христос жестоко предан своим же любимым учеником, и не из идеологических разногласий, а всего лишь за жалкие деньги.
Фреска представляет собой многофигурную композицию, оформленную в очень красивой, сияющей цветовой гамме. На темно-синем фоне в весьма живых позах размещены три группы людей. В центре – Христос и вероломный Иуда, с одной стороны – наступающие стеной стражники и первосвященник, а с другой – апостолы и в гневе замахнувшийся ножом на предателя святой Петр. По Библии, он был рыбаком и нож всегда носил при себе. На фреске только он и Иисус выделен золотыми нимбами.
Впервые у Джотто фигуры библейских персонажей обрели не стандартные лики, а узнаваемые, характерные и живые лица. Христос – светловолосый и привлекательный молодой мужчина, а Иуда – отвратительный не только своим поступком, но и внешностью, стражники со злобным выражением лиц и взволнованные ученики – все это совершенно необычно для живописи предыдущих периодов.
Фигуры на фреске имеют объем, они уже не висят в воздухе, как на иконах, а складки их одеяний подчеркивают формы тел и движения. В целом все изображение кажется очень динамичным и выразительным.

Джотто. Поцелуй Иуды. 1303-1305 гг.
Фрагмент фрески в Капелле Скровеньи в Падуе, Италия
«Поцелуй Иуды”. История вероломного предательства учеником своего учителя. Изображение этого сюжета из Нового Завета часто встречается и на фресках, и в псалтырях, и на холстах. Историю эту не раз изображали и до Джотто, и после него.
Но «Поцелуй Иуды” Джотто (1303-1305 гг.) особенный. Разница между его фреской и работами его предшественников колоссальная. Судите сами. Ниже – миниатюра из псалтыри 12 века.
Поцелуй Иуды Псалтырь Мелисенды
Миниатюра «Поцелуй Иуды”. Псалтырь Мелисенды. Иерусалим (Византийская империя). 12 век (1131-1143 гг.). Хранится в Британской библиотеке, Лондон
Плоские фигуры. Лики вместо лиц. Складки одежды как будто живут своей жизнью. Неествественный полукруг из голов людей. Персонажи как будто висят в воздухе. А фигуры святого Петра и раба в правом углу рисунка раза в три меньше остальных фигур.
Дело в том, что средневековый мастер пренебрегал реалистичностью изображения. Так как физический мир был гораздо менее важен духовного. Зритель должен был сосредоточиться только на библейском сюжете.
А эта работа старшего современника Джотто. Гвидо да Сиена. Она была написана за 20 лет до «Поцелуя Иуды” Джотто.
Гвидо да Сиена. Поцелуй Иуды. 1275-1280 гг.
Хранится в Национальной пинакотеке г. Сиена, Италия
У Гвидо да Сиена фигуры уже хотя бы не висят в воздухе. Но иконописные каноны ещё явно преобладают. Лики вместо лиц. Золотой абстрактный фон.
Представьте, что подобные работы Джотто и видел. Но он смог каким-то чудом создать совершенно иное. Посмотрите на его фреску.
Джотто. Поцелуй Иуды. 1303-1305 гг.
Фреска в Капелле Скровеньи в Падуе, Италия
Впервые художник делает фигуры объёмными. Впервые появляется композиция. Впервые мы видим настоящие эмоции. Много вот таких «впервые”.
Как ему это удалось? Очевидно, он должен был обладать незаурядным мышлением. Один случай из его жизни это подтверждает.
Характер Джотто
Вазари, биограф Эпохи Возрождения, пишет о вот такой истории из жизни мастера.
Однажды к Джотто пришёл посланник Папы Римского. Чтобы взять у художника пару рисунков. По ним оценили бы его мастерство. И решили бы, стоит ли его приглашать в Рим. Как вы понимаете, выполнять заказы Папского двора было очень престижно.
Паоло Уччелло. Джотто ди Бондони.
Фрагмент картины «Пять мастеров флорентийского Возрождения”. Начало 16 века. Лувр, Париж
Выслушав посланника, Джотто взял кисть и нарисовал на листе бумаги идеально ровный круг. Какие-либо другие рисунки он передавать отказался. Посланник был уверен, что над ним подшутили. Но все-таки решил лист с кругом оставить в пачке рисунков других художников.
В Риме же мастерство художника оценили по достоинству. Джотто несколько лет выполнял заказы Папы и кардиналов.
Эта история раскрывает характер Джотто. Он был человеком дерзким, смелым, остроумным. Явно с оригинальным взглядом на жизнь. Это может обьяснить его склонность к новаторствам.
Джотто и Чимабуэ
Давайте сравним фреску Джотто с работой его учителя Чимабуэ. Тот также делал робкие попытки отойти от иконописных канонов. Но в этом ученик явно превзошёл учителя.

Чимабуэ. Поцелуй Иуды. 1277-1280 гг.
Фреска в церкви Сан-Франческо, г. Ассизи, Италия
У Чимабуэ мы уже видим синеву неба и элементы пейзажа вместо абстрактного золотого фона. Лица изображённых уже более-менее отличаются друг от друга.
Но все же Чимабуэ далеко до Джотто. В его фреске нет самых главных новаторств Джотто. Эмоций. И объема. А значит реалистичности.
Его фигуры плоские. Иуда словно приклеен к Иисусу. Да ещё и не дотягивается ногами до земли. Лицо Христа ничего не выражает. Фигуры Святого Петра с рабом в левом углу фрески очень малы по сравнению с другими персонажами.
Новаторства Джотто. Композиция. Объём.
А теперь взглянем ещё раз на фреску Джотто. Чтобы в полной мере осознать все его новаторство.
Джотто создаёт продуманную композицию. Композиционный центр совпадает с центром картины. Это головы Христа и Иуды. Джотто выделяет центр поднятой рукой священника и рукой с ножом святого Петра. Если мысленно провести линии от их рук, то они как раз сойдутся на головах главных героев.
До Джотто о композиции и не помышляли. Главных героев помещали посередине. Их выделяли большими размерами или парящими над всеми остальными. Второстепенные же герои изображались мельче или ниже.
Посмотрите, насколько фигуры у Джотто объемны. Мастер смело пользуются приёмом светотени. Конечно, его фигуры тяжеловесны и грузны. Ведь в то время живописцы не изучали анатомию человека. Зато драпировка одежды уже гораздо естественнее.
Немой диалог Христа и Иуды
Лица его героев индивидуальны. А главное они выражают эмоции. Чего только стоит немой диалог Христа и Иуды.
Это уже не просто застывшие лики. Это два очень разных лица. Два разных взгляда. Благородное лицо Христа. Некрасивое лицо Иуды. Сила духа и принятие своей судьбы одного. Слабохарактерность и вероломство другого.
Иуда должен был по договорённости с охраной указать на Христа своим поцелуем. Он не стал показывать на него издалека, чтобы его не спутали в темноте с другим.
Однако сам поцелуй Джотто не показывает. Он показывает момент за секунду до этого. Иуда протянул своё лицо к лицу Христа. И тут пауза…
Их взгляды встретились. Мы словно видим, как маленькие глаза Иуды бегают по лицу Христа. Он ищет что-то в лице учителя. Он ждёт какой-то реакции. Возможно, осуждения или отвращения. Но не находит этого. Христос не отвечает ему.
Он смотрит спокойно. В его взгляде нет того, что предатель ожидает. Он не опускается до его уровня. Он выше этого.
Вот это столкновение высокого и низменного Джотто удалось показать очень выразительно.
Святой Петр и раб с отрезанным ухом
А теперь посмотрите на фигуры святого Петра и раба. И вспомните, как их изображали предшественники Джотто.
Джотто. Поцелуй Иуды. 1303-1305 гг.
Фреска в Капелле Скровеньи в Падуе, Италия
Их фигуры нормальных размеров. Они гармонично вписаны в композицию. Мы верим, что святой Петр пытается броситься на защиту Христа. Вытащил нож, чтобы поразить Иуду. Но отрезал ухо попавшего под руку человека. Он уже не просто прилеплен где-то сбоку. Он в толпе. Он зол.
Другие персонажи и скрытые символы

Джотто. Поцелуй Иуды. 1303-1305 гг. Фреска в Капелле Скровеньи в Падуе, Италия
Еще один необычный момент. Это то, как Джотто передаёт напряжение людей. Обратите внимания на солдата в чёрном шлеме и красном плаще. Он весь подался вперёд. Он даже не замечает, что наступил на ногу сзади идущего. А тот тоже так сосредоточен, что не замечает боли.
Ещё один красивый элемент в своё творение вносит Джотто. На дальнем плане какой-то человек поднял вверх рог и трубит. Это означает скорое вознесение в Рай.
То есть Иуда ещё не успел поцеловать Христа, а ангел уже трубит об его воскрешении. Перед нашими глазами как бы проносятся все предстоящие страдания Христа. От поцелуя до воскрешения. Необыкновенно.
***
Джотто считается отцом Возрождения. До него – столетия иконописи. Когда человек был недостоин реалистичного изображения. И вдруг такой прорыв в лице одного мастера! У Джотто человек – главное действующее лицо. Именно такая центричность человека будет основной чертой Возрождения.
Правда произойдёт это только через пару столетий. А вот почему после Джотто Возрождение не наступило сразу, читайте в статье «Фрески Джотто. Между иконой и реализмом Возрождения”. В этой же статье вы найдёте ещё один наинтереснейший факт о фреске «Поцелуй Иуды”.

Паола Волкова. Мост над бездной. Джотто. Поцелуй Иуды
Автор Оксана Копенкина

В Новом Завете

Евангелиях от Матфея (26: 47-50) и Марка (14: 43-45) оба используют греческий глагол καταφιλέω ( kataphileó ), что означает «поцелуй, ласку; отличный от φιλεῖν ( philein ), особенно из любовного поцелуя «это тот же глагол , что Плутарх использует , чтобы описать известный поцелуй , что Александр Великий дал Багою . Соединение глагола (κατα-) «имеет силу выразительным, показной салют». Лютеранский богослов Иоганн Bengel предполагает , что Иуда поцеловал Его неоднократно : «он поцеловал его больше , чем когда — то в оппозиции к тому , что он сказал в предыдущем стихе: греческий : φιλήσω , philēsō , один поцелуй ( Мф 26:48 ), и сделал так, если от любезно чувства».

По словам Матфея 26:50, Иисус ответил, что: «Друг, делать то, что вы здесь, чтобы сделать». Пейджелс и Карен Кинг предположили, что Иисус и Иуда действительно были в согласии друг с другом, и что не было никакой реальной измены. Лука 22:48 цитирует слова Иисуса «Иуда, ты предаешь Сына Человечества с поцелуем?»

Арест Иисуса непосредственно.

В литургиках

В Божественной литургии святителя Иоанна Златоуста Греческая православная церковь использует тропарь о Твоей Тайной Вечери .. , в которой сочинитель псалмов клянется к Иисусу , что он «… не целовать Тебя , как сделал Иуда …» ( «.. .οὐ φίλημά σοι δώσω, καθάπερ ὁ Ἰούδας … «):

Τοῦ Δείπνου σου τοῦ μυστικοῦ, σήμερον, Υἱὲ Θεοῦ, κοινωνόν με παράλαβε · οὐ μὴ γὰρ τοῖς ἐχθροῖς σου τὸ Μυστήριον εἴπω · οὐ φίλημά σοι δώσω, καθάπερ ὁ Ἰούδας · ἀλλ»ὡς ὁ Λῃστὴς ὁμολογῶ σοι · Μνήσθητί μου, Κύριε, ἐν τῇ βασιλείᾳ σου. Из Thy Mystic вечеря получить меня сегодня, Сыне Божий, как соучастник; ибо Я не буду говорить о тайне от врагов Твоих; Я не буду целовать Тебя, как Иуда; но, как вор, я исповедаю Тя: Господи, помяни меня во Царствии Твоем.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *