Кто такой пимен?

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)
Слово в первую годовщину преставления
Святейшего Патриарха Пимена

Христос воскресе!

Други мои, сегодня 3 мая (20 апреля) исполняется год, как отошел в жизнь вечную ко Господу четырнадцатый Первосвятитель Русской Православной Церкви — Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен.

Год назад, как и ныне, Церковь оглашалась песнопениями пасхальной радости — радости о победе жизни над смертью. И над гробом почившего Патриарха решительным утверждением звучали слова пасхального канона: «Смерти празднуем умерщвление… иного жития вечного начало!.. Христос воскресе!» Скорбь о кончине, о разлуке растворилась и была побеждена пасхальным радованием. А странное сочетание двух песнопений — пасхального и погребального — наполняло сердца раздумьем о смысле жизни: как завершение земной жизни становится одновременно и началом новой жизни. Жизнь кончилась, да здравствует жизнь!

За этот прошедший год не раз наша память и любовь возвращались воспоминанием к деятельной жизни и образу Первосвятителя. Мы вспоминали о нем особенно в его памятные дни еще и потому, что, отстраняясь временем от последних дней его жизни, мы вернее и глубже видим теперь, кто был рядом с нами, кем он был для нас, какое великое дело совершил он и каких трудов и подвигов стоило ему все это.

Мы много говорили уже о значении его жизни и трудов, но не разу еще не касались сокровенного, последнего подвига Святейшего Патриарха — его умирания в Господе. А ведь именно смерть — логическое завершение всей прожитой жизни, отражение ее. И если смерть грешника люта, то для праведника и жизнь — Христос, и смерть — приобретение (Флп. 1:21). Ибо приобщается он последнему великому таинству и видит Бога не гадательно, но лицом к лицу, и слышит: Приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира (Мф. 25:34).

И говорить о смерти Божиих людей надо, и знать, и помнить о блаженной кончине их нам с вами необходимо. Ведь и мы не так далеки от великого и страшного последнего дня своей жизни — дня перехода в вечность. И не может человек не страшиться этого дня, ибо для каждого из нас «смерть — дело-то небывалое». И однажды явится она к нам и не спросит, готовы ли мы к встрече с ней. Ведь совсем не напрасно говорит апостол Павел слова, которые должны бы напечатлеться в сердцах наших: Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их. Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр.13:7–8). И воззрим на кончину их жизни — она обогатит нас опытом, подготовит и к своей мирной христианской кончине.

Святейший Патриарх Пимен умер на восьмидесятом году жизни. И мирная христианская кончина его не была ни скоропостижной, ни безвременной: долгие годы недугов и немощей лишили Патриарха возможности самостоятельно передвигаться, много говорить, участвовать зримым образом в общественной жизни и даже в богослужениях. Болезнь сделала его, казалось бы, затворником. Но так ли это? Посмотрим поближе на жизнь Святейшего в этот последний период.

С осени 1985 г. в здоровье Святейшего появились первые признаки грядущей немощи — отказались повиноваться ноги. Обычный ритм и образ жизни пришлось видоизменить, приспосабливаясь к своим возможностям. Прежде он много служил и посещал многие храмы на престольные праздники: московские святыни были дороги ему, они подкрепляли силы его в часы паломничества к ним. И вот от многого пришлось отказаться. Но зато крестовый храм в честь Владимирской иконы Божией Матери, находящийся рядом с комнатой Патриарха, стал местом постоянных богослужений, за которыми он молился.

В Великий пост 1988 г. последний раз проникновенно прозвучала в алтаре Богоявленского собора молитва Первосвятителя нашего: «Да исправится молитва моя…» И тем же постом в день Благовещения архангельское приветствие вознес он Пресвятой Владычице нашей Богородице: «Архангельский глас вопием Ти, Чистая…» И по голосу его никто из присутствующих еще не мог заподозрить, что это последнее его соло, последний дар Богу его певческого таланта.

Болезнь все прогрессировала и вела свое наступление быстро, а Святейший продолжал трудиться с той же исключительной ответственностью, что и раньше, только перенеся труды свои на молитвенный подвиг в затворе и к письменному столу, за которым неукоснительно сам решал все дела. Силы его питало Святое Причастие.

В октябре 1988 г. врачи дают мрачные прогнозы о развивающейся болезни и обещают ему полугодовую мучительную кончину. Предлагаемую операцию Святейший отклонил кратким: «На все воля Божия. Нет, категорически нет!» И продолжал трудиться, будто не было решительного определения о нем.

Несколько раз приступал он к Таинству Елеосвящения (Соборования) в те дни, когда все — и сам он, и окружающие — видели, что жизнь готова прерваться. Врачи отступили, их средства были бессильны, по их определениям Святейший жил только молитвой.

В Великий пост 1990 года Святейший продолжал свои труды: подписывал многочисленные грамоты ко дню Святой Пасхи, просматривал множество документов. Возглавил заседание Священного Синода, на котором окончились работы по подготовке канонизации отца Иоанна Кронштадтского. Он жил и трудился уже целый год после определенного ему врачами срока.

На Страстной седмице, во вторник, Святейший попросил его пособоровать, и к нему был приглашен духовник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Кирилл, который его поисповедовал. Таинство Елеосвящения совершали соборно во главе с архиепископом Зарайским Алексием.

В Великий четверг после евхаристического канона Святейший Патриарх сам прочитал молитвы, положенные на освящение святого мира, и благословил небольшой сосуд с вновь сваренным миром, осенив его трижды крестным знаменем. После этого архиепископ Алексий причастил Святейшего Святых Христовых Таин.

Торжественно прошло ночное пасхальное богослужение. Звонкие детские голоса учеников воскресной школы Богоявленского собора радостно восклицали: «Воистину воскресе!» А Святейший, уже совсем слабый, молился, лежа в постели, в последнюю пасхальную заутреню в своей жизни; на глазах у него были слезы.

Второго мая вечером Святейший попросил причастить его Святых Таин. И в 8 часов утра 3 мая началась последняя в жизни Святейшего Патриарха Пимена Божественная литургия. Причащался Святейший как-то особенно сосредоточенно.

После Литургии Святейший благословил назначенное на 10 часов утра этого дня заседание Священного Синода. И собрались «преемники апостолов от конец», благословленные на труды последним его Первосвятительским благословением — благословением Божиим собрались к смертному одру того, кто девятнадцать лет был отцом отцов и благословлял их дела и начинания.

В 3 часа дня Святейший встал, ему помогли пересесть в стоящее рядом кресло. Он трижды глубоко вздохнул и затих. Так мирно отошел ко Господу четырнадцатый Патриарх Московский и всея Руси Пимен на девятнадцатом году своего Первосвятительского служения.

Крестный путь завершен, и Воскресший Христос принял душу его от великих трудов и подвигов в вечную радость. Блажени… умирающие о Господе (Откр. 14:13).

Посмотрите, дорогие мои, родные чада Божии и Церкви, на кончину наших Первосвятителей, начиная от ныне канонизированного Святейшего Патриарха Тихона, его преемников Святейших Патриархов Сергия и Алексия до ныне поминаемого Святейшего Патриарха Пимена. Неужели праведная их в Боге жизнь не откроет пред нашим взором чуда промыслительного действия руки Божией, покоящейся на наших Первосвятителях, а через них на нашей Церкви и на нас.

Святейший Патриарх Тихон, терновым венцом которого были и клевета, и откровенная ложь, и заточение, в день радостного праздника Благовещения Пресвятой Богородицы завершил свой крестный путь. Отслужив у престола Божия свою последнюю Божественную литургию, он в тот же день со словами: «Слава Тебе Боже, слава Тебе Боже, слава Тебе Боже!» — предал многострадальную праведную душу свою в руце Божии. Не прошло и века, как весь мир, верующий и неверующий, объявил его избранником Божиим и святым угодником.

Святейший Патриарх Сергий… Не явил еще Господь миру вполне его сокровенного подвига. Он продолжает нести и по смерти тяготу непонимания от многих, а часто и откровенной лжи. Но кончина его? Разве ни о чем не скажет нам она? Да она — Божие свидетельство о нем. В день кончины он служит свою последнюю Божественную литургию, причащается Святых Христовых Таин, совершает своими руками последнюю архиерейскую хиротонию, чтобы сказать в тот же день Господу: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…»

Святейший Патриарх Алексий… Труды и труды, труды, превышающие меру сил девяностотрехлетнего старца. Службы Великого поста и ожидание великого праздника. «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя…» желанием служить в этот день Божественную литургию и читать Евангелие лицом к народу. Но встретил народ своего Патриарха в этот день праздника с вербами и горящими свечами, уверяющими о воскрешении друга Божия Лазаря и о воскресении Патриарха, всю жизнь от юности отдавшего Богу.

И, взирая на кончину их, подражайте вере их…

Таковы наши Патриархи, наши пастыри, наши отцы. Такова наша Церковь!

И память о них, память о приснопоминаемом ныне Святейшем Патриархе Пимене для нас с вами, дорогие мои, должна быть особенно живой. Ведь они трудились и воссылали о нас и о Церкви нашей свои Первосвятительские молитвы ко Господу при жизни, а блаженная кончина их свидетельствует о том, что теперь они имеют власть дерзновенно молиться о нас пред Престолом Божиим.

Так будем же, дорогие мои, и мы постоянно воссылать Господу сердечные моления об упокоении в обителях райских тех, кто всю жизнь свою отдал Русской Православной Церкви, перенес тяготы, зной и мраз, и скорби трудов, кто смиренно через монашеское послушание вынес то, что невозможно было вынести человеческими силами.

Но сила Божия вела свою Церковь, и сила Божия вручала кормило Церкви тому, кто самоотверженно делал Божии дела, кто вел народ Божий к вечности путем заповедей Господних через страдания.

Вечная им память!

Душа его, в Бозе почившего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена, ныне поминаемого, во благих водворится, и память его в род и род.

Воистину воскресе Христос!

3 мая (20 апреля)
1991 г.

Архимандрит Дионисий (Шишигин) —
настоятель храма святителя Николая в Покровском (Москва),
благочинный храмов Богоявленского округа города Москвы.
Рукоположен в священный сан Святейшим Патриархом Пименом.
На протяжении многих лет собирает материалы к биографии Патриарха

— Отец Дионисий, Вы общались со многими замечательными людьми, среди которых особое место занимает наш выдающийся земляк — Святейший Патриарх Пимен. Вас можно назвать счастливым человеком.

— Как и у каждого человека, моя жизнь состоит из сменяющих друг друга скорбей и радостей. Сейчас, оглядываясь назад, я ясно вижу, что светлых, радостных моментов в ней было больше. Господь подарил мне редкую возможность возрастать под благословением старцев, с юности насыщаться добрыми примерами святителей нашей Церкви, московского духовенства. Это бесценный дар. Хорошо помню Святейшего Патриарха Алексия I. Мне выпал жребий быть рядом со Святейшим Патриархом Пименом с первого дня его первосвятительства до последнего. Восемнадцать лет нес послушание у приснопамятного Святейшего Патриарха Алексия II. Сейчас совершаю свое служение под омофором Святейшего Патриарха Кирилла. Конечно, на заре моей жизни я и предположить этого не мог.

— Расскажите о своей первой встрече со Святейшим Патриархом Пименом.

— Владыку Пимена, будущего Патриарха, в первый раз я увидел 23 августа 1958 г. на отпевании протоиерея Димитрия Цветкова, настоятеля храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Лефортове. Именно в этом храме я был крещен и под его сводами делал свои первые шаги — в прямом и переносном смысле. Вообще, в храме Божием я с раннего детства, и любовь к Церкви впитал, можно сказать, с молоком матери.

— Какое впечатление произвел на Вас тогда будущий Первосвятитель?

— В нем все было величественно — и рост, и осанка, и голос. Запоминался его взгляд: внимательный, умный, проницательный, от которого не укроешься — эти глаза, казалось, видели человека насквозь, смотрели прямо в душу. Особенно звучным значительным, казалось даже его имя: Пимен. Не скажу, что все это я заметил и прочувствовал при первой встрече, я был тогда еще маленьким — едва исполнилось шесть. Это, скорее, обобщенное впечатление моих детских и юношеских лет. Шестнадцатилетним я в первый раз помогал за архиерейским богослужением владыки Пимена, — до сих пор помню, как от волнения дрожали у меня руки. А с 1970 г. почти пятнадцать лет был патриаршим книгодержцем. Примерно в то же время, в начале семидесятых, Святейший Патриарх Пимен взял меня к себе в Патриархию.

— Вы были одним из ближайших к Святейшему Патриарху Пимену людей, помощником, сопровождавшим его в поездках. Наверное, он много Вам рассказывал о своей жизни?

— Никто не был очень близок к Святейшему. Святейший старался к себе никого не приближать. Он даже ухаживал за собой до тяжелой болезни сам. Тем более не откровенничал. Время было такое. Сейчас молодому поколению трудно представить, насколько тяжелым оно было для Церкви, для верующих людей. Богоборческая власть контролировала каждый шаг, каждое слово. А уж то время, через которое прошел Святейший Патриарх Пимен — тридцатые, сороковые… Для многих это уже далекое прошлое, и кажется невероятным, что неосторожное слово в разговоре могло поставить под угрозу свободу и даже жизнь сразу многих людей. А вот для Святейшего, молодость которого пришлась на те годы, все это было реальностью, с которой ему довелось соприкоснуться лично. Естественно, что у него выработалась привычка взвешивать слова, чтобы не навредить другим. Но все равно беседовать с ним было очень интересно. Вернее, не беседовать, а слушать. Сколько людей, сколько событий всплывало в этих неторопливых вечерних разговорах. Иногда проскальзывали имена, названия мест, которые не упоминались в официальной биографии. Хотелось знать больше. Еще были живы его родные, близкие, знакомые. Ранние фотографии, первые воспоминания современников, которые потом легли в основу юбилейных публикаций. Все это была оживающая на глазах история — история Русской Православной Церкви, история нашего Отечества. Святейший помогал в моих изысканиях, подсказывал, даже текст правил, но потом вдруг запретил и велел все прекратить. Очевидно, он боялся за меня — видно, мне удалось близко подойти к тем временам и событиям, о которых в семидесятые еще опасно было говорить вслух.

— И Вы действительно сразу же все прекратили?

— Послушание для меня всегда было главным. Важны ведь не только материальные результаты нашей деятельности, ее видимые плоды, но, прежде всего — плоды духовные. И если мы нарушаем благословение священника, архиерея, тем более — Патриарха, то ничего доброго из этого не выйдет. Даже если нам при этом кажется, что мы делаем что-то хорошее, правильное — волю мы исполняем свою, а не Божию. Работу над биографией я прекратил. Даже черновики не были приведены в порядок, не систематизированы документы, не расшифрованы заметки и записки. По-человечески жаль — много времени прошло, многое уже не восстановить, не разобрать; те, кто мог что-то рассказать, ушли в мир иной.

— Но сейчас Вы вновь обратились к этим материалам?

— Прошло уже много лет со дня блаженной кончины Святейшего Патриарха Пимена, и многое изменилось. Несколько лет назад я стал готовить к печати стихи Патриарха с развернутыми комментариями. Стал встречаться с людьми, которые могли что-то знать и помнить. Не раз бывал в Богородске. Так сложилась книга, которая сейчас завершена. Она озаглавлена по начальным словам одного из стихотворений Патриарха: «Былое пролетает». Хочется верить, что Святейший не осудит мою вторую попытку прикоснуться к богатой и славной сокровищнице его жизненного пути. Книга эта не является в прямом смысле биографией или церковно-историческим исследованием. То и другое еще напишут. Я решил ограничиться публикацией поэтического и проповеднического наследия Святейшего с комментариями, размышлениями о Святейшем Патриархе, рассказами, воспоминаниями, и даже догадками и предположениями.

— Немногие знают Святейшего Патриарха Пимена еще и с этой стороны — как поэта.

— Поэтическое наследие Патриарха Пимена почти неизвестно сегодняшним читателям и исследователям. Вводимые ныне в читательский обиход автографы (черновые экземпляры с авторской правкой) и машинописные копии стихотворных произведений Патриарха хранились ранее в личных собраниях почитателей и в молитвенной памяти тех, кому они посвящались. Из этого собрания лишь несколько стихотворений были опубликованы в книге «Памяти Патриарха Московского и всея Руси Пимена», изданной в Москве в 2002 г. Главы из моей книги вот уже несколько лет печатаются на страницах газеты «Православная Москва».

— Как бы Вы охарактеризовали поэтическое наследие Патриарха? О чем он пишет, каков жанр и стиль его стихотворений?

— Стихи Святейшего Патриарха очень похожи на канты. Многие из них действительно звучат в репертуаре современных исполнителей духовных песен. В своих произведениях Святейший как бы озвучивает свои глубокие внутренние размышления и воспоминания. Часто это продолжение его внутренней молитвы.

— Святейший Патриарх Пимен писал в стихах о родном городе?

— Да, конечно. В стихотворных строках, озаглавленных самим автором, нашли отражение воспоминания о далеких годах детства и юности, события церковной жизни, личные переживания. Пишет он об этом очень тепло. Он вспоминает храмы города, в которых он молился и начинал служить Богу своим пением, людей, с которыми свел его тогда Господь. Священнослужители, руководители церковных хоров, певчие — у каждого из них своя, порой очень непростая судьба, часто невидимыми нитями вплетающаяся в историю нашей Церкви, историю России. Перед нами проходит целая вереница образов старой Руси — как на картине Павла Корина «Русь уходящая», на которой среди духовенства и мирян послереволюционных лет провиденциально запечатлен и молодой иеромонах Пимен — будущий Святейший Патриарх. Удивительная конкретность, определенность, точность отражения виденного и пережитого, присущая стихотворной лирике Патриарха, превращает его поэтическое наследие в бесценные личные свидетельства для его будущих биографов. Несмотря на отрывочность поэтических воспоминаний, из отдельных образов складывается достаточно цельная картина атмосферы благочестия и церковности, окружавшая будущего Патриарха. «Георгий», «Кирилыч», «Хмелев» — какую-то затаенную горечь по ушедшему времени слышим мы в этих произведениях.

— Расскажите о юношеских годах Патриарха, прошедших в Богородске, о том, как вступил он на поприще церковного служения.

— В 1924 г. Сергея Извекова приняли сразу в 3-ю группу лучшей тогда городской средней школы 2-й ступени имени В. Г. Короленко. Школа сохранила гимназический уклад, а также преподавательский состав дореволюционного чекана. Догонять сверстников не пришлось: по успеваемости он всегда был среди лучших учеников. Место его было «на камчатке», на последней парте. У тогдашних педагогов было такое правило: лучших учеников сажать подальше от доски — они и оттуда разберутся. Учителей поражала разносторонность его интересов: технические и гуманитарные предметы одинаково увлекали Сергея. После занятий в классах его видели то в одном, то в другом школьном кружке. Он рисует, поет. Сохранилось удостоверение, данное ученику III группы Извекову Сергею Михайловичу, что он «является лаборантом физкабинета школы им. Короленко и ему разрешается посещать кабинет во внеурочное время».

Годы обучения в школе были и годами духовного роста. С глубокой благодарностью и теплотой вспоминал Святейший Патриарх Пимен благочинного храмов города Богородска протоиерея Владимира Борисова, настоятеля Богоявленского собора протоиерея Николая Сперанского, настоятеля Тихвинского храма протоиерея Петра Баженова, протодиакона Богоявленского собора Бориса Уразова, диакона Георгия и других, оказавших значительное влияние на его духовное формирование в то время.

В праздничные и в свободные от учебы дни Сергей — в храме. Он читал и пел на клиросе, пономарил в алтаре. Юношу, обладавшего прекрасным голосом, пригласили сначала на клирос, а в 1923 г. и в архиерейский хор Богоявленского собора города Богородска. Пение в хоре соединялось с серьезными теоретическими занятиями. Сергей делал большие успехи под руководством известного профессора Александра Воронцова и его помощника Евгения Дягилева, впоследствии монаха Данилова монастыря Иоанна. Овладев секретами вокального и регентского искусства, он уже вскоре сам попробовал силы в управлении хором своих сверстников при паломничествах по святым местам центральной России. Эти первые шаги молодого регента были во многом решающими: юноша вступал на путь, к которому всегда стремился. Спустя некоторое время, став монахом, он управлял хорами в московских храмах. Всю жизнь он ценил хорошее церковное пение, и сам пел очень красиво, удивительно благолепно и молитвенно, — даже на самом склоне лет. Как-то в алтаре он солировал «Да исправится молитва моя», в 1988 г. на Благовещение сольно пропел в Богоявленском соборе «Архангельский глас…».

— С Москвой и Подмосковьем связана значительная часть жизни Патриарха Пимена.

— Это так. Верующие Москвы и Московской епархии знали Митрополита Пимена много лет. С января 1954 г. — в сане архимандрита наместником Троице-Сергиевой Лавры, с декабря 1957 г. — епископом Дмитровским, с октября 1963 г. — митрополитом Крутицким и Коломенским и с апреля 1970 г., после кончины Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, — Местоблюстителем Московского Патриаршего Престола. В качестве митрополита Крутицкого и Коломенского он много служил на приходах епархии. Один только перечень его визитов в храмы Подмосковья в период 1963—1970 гг. занимает несколько страниц.

— Очевидно, церковно-историческое значение деятельности Патриарха Пимена и его личности еще только предстоит осмыслить.

— Да, Вы правы. В своем первосвятительском служении Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен проявил себя достойным преемником и продолжателем церковного делания Святейших Патриархов Тихона, Сергия и Алексия. Исполняя свой долг, он заботился о неприкосновенности апостольского учения, священных канонов и церковных преданий, насаждал благочестие и доброе житие во всероссийской пастве. Под особым его попечением находились духовные школы и издательское дело. Заботясь об укреплении межправославного единства, он посетил почти все Православные Автокефальные Церкви, был на Святом Афоне, поддерживал контакты и с другими христианскими конфессиями.

Сущностью всей жизни и деятельности четырнадцатого Предстоятеля Церкви Русской было глубочайшее смирение перед волей Божией, соединявшееся с первосвятительской твердостью и монашеским отношением к скорбям, невзгодам и иным неблагоприятным обстоятельствам. Но это смирение, его скромность, застенчивость соединены были в нем с горением духа. Он слышал слова святого апостола Павла: «в усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите; утешайтесь надеждою; в скорби будьте терпеливы; в молитве постоянны» (Рим. 12:11–12). И действительно, горел духом, пламенел ревностью по Дому Божию, которая снедала его. Эта ревность выражалась, прежде всего, в неустанном проповедовании Слова Божия. Во время проповеди Святейший Патриарх Пимен преображался, голос его, и без того мало с чьим сравнимый, выражал его внутреннее воодушевление. Сильный, горячий, слышный в самых дальних уголках храма, он пленял умы и сердца слушателей. Он никогда не добивался высоких церковных постов. На свое служение он смотрел как на послушание, которое должен исполнить до конца, твердо и непоколебимо, подобно истинному воину, стоя на своем посту даже до смерти. Служение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена, подобно служению Патриарха Тихона, было основано на христианской любви, покрывающей собой все нестроения, как внутри Церкви, так и в ее взаимоотношениях с государством. Подвижническая настроенность Первоиерарха и его смиренномудрие стали теми качествами, которые помогали уверенно вести корабль церковный в окружающем его мире. К этому нужно добавить непоколебимую преданность канонам и уставам Церкви, сложившимся традициям и необычайная любовь ко всему православному русскому укладу жизни.

Святейший Патриарх Пимен был подвижником Церкви и страдальцем за Церковь. Его подвиг для многих был невидим, и хотя его эпоха не была эпохой открытых гонений, но он не мог говорить то, что хотел бы сказать, а это порой бывает тяжелее всего. Никто из знавших его не скажет, что он был «как трость ветром колеблема», ни перед кем он не пресмыкался. Он никогда не обращался к властям ни с какими просьбами, зная, что после этого чем-то обязательно нужно будет поступиться. А участвовать в купле-продаже своих слов и мнений он не хотел. Будучи впечатлительным, естественно, он болезненно переживал все нападки на Церковь. Но, не являясь по природе человеком активной борьбы, он все более и более замыкался в себе, молчал и только близким людям жаловался, что остается совершенно одиноким. Тихо и молчаливо он страдал. Кто-то ждал, что он выступит с ярким протестом. Но он не мог дать того, чего в нем не было, да и не время было еще…

Патриарху Пимену удалось сохранить церковный мир. В определенном плане он был молчаливым миротворцем. Он вел такую политику, чтобы не навредить Церкви, потому что Церковь и так была лишена всего и вся. И это удавалось ему.

— В 2010 г. в Богородском благочинии Московской епархии будет торжественно отмечаться столетие со дня рождения Святейшего Патриарха Пимена.

Очень рад этому. Святейший любил свой родной город. Мы вместе несколько раз приезжали сюда в начале 80-х гг. прошлого века. Из окна машины он смотрел на все более ветшающий Богоявленский собор, на Тихвинский храм, пытался разыскать старенькие покосившиеся от времени домики с давно покинувшими их прежними жильцами. Однажды он вдруг остановил машину, вышел из нее и уверенно пошел по бывшему кладбищу сразу за Тихвинским храмом. Легко нашел какое-то дерево, из корней которого росло несколько стволов. Указав на место рядом с этим деревом, Святейший сказал: «Здесь похоронена моя мама». Взял из моих рук шкатулку, и мы собрали в нее немного земли. «Эту шкатулку положи мне в гроб». Не нашел я потом эту шкатулку и завет его не смог выполнить…

Важно знать свою историю, помнить тех, кто жил на нашей с вами родной земле. Морозовы, Шибаевы, Елагины, Шалаевы, Куприяновы — эти имена известны всей стране. Сегодня, когда экономический кризис затронул почти всех, важно обратиться к опыту тех, кто своим трудом создал славу городу, кто сформировал сам город как преуспевающий промышленный центр России конца XIX в. Трудившись над преумножением национального богатства, они не забывали о духовной составляющей. Именно в среде духовно одаренных, прекрасно образованных могли появится в Богородске такие наши соотечественники, как Святейший Патриарх Пимен, как священномученик Константин Голубев, и многие, многие другие. Прекрасно, что на Богородской земле поддерживают историческую память и преумножают духовное богатство горожан. У меня есть с чем сравнить. Город за последнее время преобразился. Величаво над старыми городскими постройками возвышается Богоявленский собор, вернул свое былое благолепие Тихвинский храм. Город растет, появляются новые районы, новые горожане. Но для всех, на все времена будет дорога память о наших дедах и прадедах, своим трудом, своей жизнью послужившим славе и чести своего города. От души радуюсь активной, насыщенной интересными событиями церковной жизни Богородского благочиния. Уверен, что и празднование столетнего юбилея со дня рождения Патриарха Пимена станет надолго запомнившимся событием и в жизни города, и в жизни епархии. Конечно, самой лучшей памятью и самым лучшим даром для всех патриотов Богородска было бы возвращение городу исторического названия.

— Что Вы пожелаете нашим читателям?

— Хотелось бы пожелать всем любви. Умения видеть в ближних брата и сестру. У нас с вами один Отец — наш Небесный Отец. Только любовью можно преодолеть трудности. Да дарует Господь каждому из нас мужество встать на путь любви, потому что именно он из тьмы ведет к свету. К тому свету, о котором пели наши молитвенные песнопения в дни Крещения Господня. К тому свету, который есть неприступный и присносущный свет, светящий в кромешной тьме, нас окружающей и в нас тоже живущей, светит в этой тьме и этой тьмой объят быть не может никогда — всегда будет светить! Вот к нему и ведет этот путь любви. Не будем бояться трудностей на этом пути. С помощью Божией встанем на него, и свет возгорится в душе каждого из нас!

Беседовала Алла Чинкова

Рукоположение

рясофор
Платон
04.12.1925 г.
Место Москва, Сретенский монастырь
После окончания школы Сергей Извеков приехал в Москву и в Сретенском монастыре
принял постриг в рясофор с именем Платон
монах
Пимен
04.10.1927 г.
Место Московская о., пустынь Святого Духа Параклита при Свято-Троицкой Сергиевой Лавре
Кто рукоположил игумен Агафодор
Первые шаги монашеского искуса молодой монах проводил под руководством бывшего
наместника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Кронида (Любимого), получая от
него «наставления, исполненные глубокой мудрости, огромного опыта и духовной
настроенности», «много добрых семян посеявшего в мою душу», как скажет он
позднее при наречении в епископа Балтского
иеродиакон
03.07.1931 г.
Место Москва
Кто рукоположил архиепископ Филипп (Гумилевский)
В 1931г. монах Пимен сдал экзамены за курс духовной школы комиссии под
председательством бывшего ректора Вифанской семинарии протоиерея Зверева и был
рукоположен в священный сан
иеромонах
12.01.1932 г.
Кто рукоположил архиепископ Филипп (Гумилевский)
игумен
1947
Месяц 12
архимандрит
1950
Возведен в сан архимандрита на Пасху 1950г.
епископ
17.11.1957 г.
Место Одесса, Успенский кафедральный собор
Кто рукоположил Святейший Патриарх Алексий I и др.
архиепископ
23.11.1960 г.
митрополит
14.11.1961 г.
Патриарх
02.06.1971 г.

Служение

Москва
Должность рясофорный послушник, регент
1925—1927 гг.
По приезде в Москву он устраивается то певцом, то регентом в тот или иной храм,
пока не был приглашен в Пименовский храм.
Способный регент быстро приобрел авторитет в глазах прихожан и, в первую
очередь, у настоятеля храма о. Николая Бажанова, в семье которого он стал
частым и желанным гостем. Именно о. Николай советовал принять имя прп. Пимена в
качестве небесного покровителя, в храме которого инок Платон нес свое
церковное служение
Москва, храм Пимена Великого
монах
1927—1931 гг.
После принятия пострига будущий первосвятитель управлял хором в московском
храме Пимена Великого
Москва, храм Пимена Великого
монах
1927—1932 гг.
Позднее, уже став епископом, ежегодно молитвенно отмечал день своего Ангела
в Пименовском храме
Москва, Дорогомиловский Богоявленский собор
иеромонах
Должность регент
1932—1932 гг.
Москва, Дорогомиловский Богоявленский собор
иеромонах
Должность регент
1932—1935 гг.
Владимирская о., г. Муром, Благовещенский собор
иеромонах
1945—1946 гг.
Одесса, Ильинский монастырь
иеромонах, игумен
Должность казначей
1946—1949 гг.
Ростов-на-Дону, кафедральный собор
игумен
Должность ключарь
1949—1950 гг.
Одновременно состоял секретарем епископа Ростовского и членом епархиального
управления
Псковская о., г. Печоры, Успенский Псково-Печерский монастырь
архимандрит
Должность наместник
1950—1953 гг.
Псково-Печерская обитель была духовной воспитательницей высшей иерархии
Русской Православной Церкви. Одной из самых выдающихся личностей среди
наместников обители послевоенного периода отличался архимандрит Пимен,
впоследствии Патриарх Московский и всея Руси.
Драгоценные свидетельства о его пребывании в монастыре оставил печерский
протоиерей о. Евгений Пелешев, в те годы живший и трудившийся в монастыре
простым послушником. По его воспоминаниям, «Новый наместник, был высокого роста,
величественного телосложения, красив лицом, имел прекрасный голос и большие
певческие способности. Говорят он многие годы был регентом в московских
храмах. Он имел глубокий ум и дар слова, что в проповеди был подобен
Златоусту. . . Благодаря пытливому уму и практичности, уже через год он освоил
азы сельского хозяйства и прекрасно разбирался в нуждах и делах монастыря.
Но главная его заслуга была, конечно, в священнослужении. Он так
вдохновенно служил в храмах (а особенно литургию), что нам, монахам и
прихожанам, можно было молиться и молиться без конца. Любую его проповедь
можно было слушать, услаждаясь каждой фразой. В этом отношении он был первым
подобным пастырем в моей жизни. . .
За те полвека, что я неизменно и тесно связан с обителью, именно эти
несколько месяцев в конце сорок девятого года остались в моей памяти как
пример расцвета церковного служения, пения и проповеди. Владыка Владимир
(Кобец), игумен Пимен и архимандрит Сергий вместе были как три светильника,
распространяющие вокруг себя свет духовный. В их бытность храмы во время
богослужений неизменно были полны. К о. Пимену из Ростова сразу поехали
паломники. А затем слава о монастыре и его настоятеле разошлась по всей
России, и паломники, особенно летом, стали собираться в обитель сотнями, а
впоследствии и тысячами. . .
Отец Пимен ревностно взялся за дело управления, явился достойным
продолжателем всех ранее существовавших традиций. Особенно внимание уделялось
церковным службам. . . Попасть к новому наместнику было очень просто. . . Нужно
было — прибежишь в настоятельский корпус, скажешь келейнику, что тебе нужно
срочно видеть отца наместника, — и через минуту уже берешь благословение у
своего начальника и выкладываешь ему все свои заботы. . .
Кроме исключительных своих достоинств как священнослужителя, игумен Пимен
был хорошим организатором и хозяйственником. Он вникал в каждое дело, его можно
было видеть ежедневно на всех рабочих объектах монастыря». Как одно из
отличительных качеств о. Пимена протоиерей Евгений отмечает его стремление
постоянно учиться всему, он не стеснялся учиться у молодого юноши жать рожь,
«на Пасхе поднимался на колокольню и просил звонарей научить его трезвону»,
каждый раз проявляя трудолюбие и смирение.
«Труд, послушание, выполнение монастырского устава были главные
обязанности для всех братий, невзирая на сан, положение и возраст. Для отца
наместника все насельники были равны. Но мы знали, что все же он уважает и
любит усердных тружеников. Ведь в то время все благополучие монастыря
строилось на земледелии. И поэтому труд на земле был основой нашего общего
благополучия. . . » Отъезд о. Пимена на новое место служения был очень
трогательным За 4 года и 5 месяцев его пребывания в монастыре его многие
полюбили и не хотели расставаться с ним. За время настоятельства архимандриту
Пимену удалось еще более возвысить обитель в духовном отношении, а также
значительно укрепить ее материальное положение. В конце своего иноческого пути
Патриарх Пимен признавался, что считает годы своего пребывания в
Псково-Печерском монастыре лучшими годами жизни. Свои добрые чувства и любовь
к обители архимандрит Пимен выразил в стихотворениях «К Псково-Печерской
обители» и «В Пасхальную ночь печерянам». В минуты откровения Патриарх Пимен,
когда его спрашивали, чего ему больше всего хочется, отвечал: «Больше всего
мне хотелось бы теперь быть простым сторожем при Святых вратах незабвенной
моей Печерской обители!»
Московская о., г. Загорск (Сергиев Посад), Свято-Троицкая Сергиева Лавра
архимандрит
Должность наместник
01.1954—16.11.1957 гг.
В годы управления Лаврой архимандритом Пименом были сооружены два придела
в трапезном храме преподобного Сергия. При нем был восстановлен и академический
храм. За каждой воскресной и праздничной литургией наместник Лавры произносил
догматически глубокие и наставительные проповеди, которые привлекали сердца
верующих. Вспоминая годы служения в Лавре, Святейший Патриарх говорил: «Это
прекрасный и содержательный отрезок жизни, много получено духовного утешения
и неведомой для мира радости, понятной только инокам»
Одесская епархия
епископ
Должность епископ Балтский, викарий Одесской епархии
17.11.1957—26.12.1957 гг.
Московская епархия
епископ
Должность епископ Дмитровский, управляющий делами Московской Патриархии
26.12.1957—23.11.1960 гг.
Московская епархия
архиепископ
Должность архиепископ Дмитровский, управляющий делами Московской Патриархии
23.11.1960—16.03.1961 гг.
Тульская епархия
архиепископ
Должность архиепископ Тульский и Белевский
16.03.1961—14.11.1961 гг.
Ленинградская епархия
митрополит
Должность митрополит Ленинградский и Ладожский
14.11.1961—09.10.1963 гг.
Московская епархия
митрополит
Должность митрополит Крутицкий и Коломенский
09.10.1963—02.06.1971 гг.
Московская Патриархия
митрополит
Должность управляющий делами Московской Патриархии
25.02.1964—22.02.1965 гг.
Был член комиссии по межхристианским связям Русской Православной Церкви
Московский Патриархат
митрополит
Должность Местоблюститель Патриаршего Престола
18.04.1970—02.06.1971 гг.
Московский Патриархат
Патриарх
Должность Патриарх Московский и всея Руси
02.06.1971—03.05.1990 гг.
Святейший Патриарх Пимен был почетным членом Московской и Ленинградской
Академий, и доктором богословия «honoris cfusa» Московской Духовной Академии,
имел ряд церковных и правительственных наград.
Под его непосредственным руководством происходило празднование
тысячелетие крещения Руси

Документы

ЦА ФСБ РФ. Д. Р-34935.

Публикации

ПИМЕН (ИЗВЕКОВ СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВИЧ) — пат­ри­арх Мо­с­ков­ский и всея Ру­си (с 1971 года).

Из се­мьи ра­бо­че­го .

В 1925 году при­нял ино­чес­кий по­стриг с име­нем Пла­тон, в 1927 году — мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Пи­мен. Ие­ро­диа­кон (1930 год), ие­ро­мо­нах (1931 год). В апреле 1932 года аре­сто­ван по по­доз­ре­нию в свя­зях с цер­ков­но-мо­нар­хическими ор­га­ни­за­ция­ми, от­верг об­ви­не­ния и вско­ре ос­во­бо­ж­дён. В октябре 1932 года при­зван в ря­ды РККА, слу­жил в ка­ва­ле­рий­ской час­ти в Ви­теб­ской области, по­лу­чил фельд­шер­ское и ве­те­ри­нар­ное об­ра­зо­ва­ние. В конце 1934 года вер­нул­ся в Мо­ск­ву, управ­лял цер­ков­ны­ми хо­ра­ми. В начале 1937 года аре­сто­ван и при­го­во­рён к при­ну­дительным ра­бо­там на строи­тель­ст­ве ка­на­ла Мо­ск­ва — Вол­га. В январе 1938 года вы­слан в Уз­бе­ки­стан, ра­бо­тал са­ни­тар­ным ин­спек­то­ром, за­тем заведующим об­ла­ст­ным До­мом са­ни­тар­но­го про­све­ще­ния в городе Ан­ди­жан. В 1940-1941 годах — сту­дент литературного факультета Ан­дижан­ско­го ве­чер­не­го пе­да­го­гического института, ра­бо­тал учи­те­лем и за­ву­чем в шко­ле. По­сле на­ча­ла Великой Отечественной вой­ны при­зван в ар­мию (август 1941 года), слу­жил на Юж­ном и Степ­ном фрон­тах; стар­ший лейтенант. С августа 1943 года по­сле ра­не­ния ле­чил­ся в гос­пи­та­ле в Мо­ск­ве. В но­ябре 1944 года за­дер­жан в Мо­ск­ве по об­ви­не­нию в де­зер­тир­ст­ве, в мар­те 1945 года дос­тав­лен в Вор­ку­то-Пе­чор­ский ла­герь (Вор­кут­лаг); ос­во­бо­ж­дён по ам­ни­стии для уча­ст­ни­ков вой­ны (сентябрь 1945 года). В мар­те — августе 1946 года — свя­щен­ник в шта­те Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра бывшего Бла­го­ве­щен­ско­го монастыря в городе Му­ром. В августе 1946 — декабре 1947 года — ка­зна­чей одес­ско­го Иль­ин­ско­го монастыря, бла­го­чин­ный мо­на­сты­рей Одес­ской епар­хии, пре­по­да­ва­тель Одес­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии. Игу­мен (1947 год). В 1949-1954 годах — на­ме­ст­ник Пско­во-Пе­чер­ско­го Ус­пен­ско­го мо­на­сты­ря. Ар­хи­ман­д­рит (апрель 1950 года). В 1954-1957 годах — на­ме­ст­ник Трои­це-Сер­гие­вой лав­ры.

Епископ Балт­ский, ви­ка­рий Одес­ской епар­хии (но­ябре 1957 года), епископ Дмит­ров­ский, ви­ка­рий Московской епар­хии (декабрь 1957 года), вре­мен­но управ­лял Лу­ган­ской, Смо­лен­ской, Ко­ст­ром­ской и Там­бов­ской епар­хия­ми. Пред­се­да­тель Хо­зяйственного управ­ле­ния Московской пат­ри­ар­хии (февраль 1960 года), в ию­ле 1960 — но­ябре 1961 года и в феврале — декабре 1964 года управ­ляю­щий де­ла­ми Московской пат­ри­ар­хии. Ар­хи­епископ (но­ябрь 1960 года). 16 марта 1961 года на­зна­чен на Туль­скую и Бе­лёв­скую ка­фед­ру. По­сто­ян­ный член Свя­щен­но­го Си­но­да (с 1961 года).

На Ар­хие­рей­ском со­бо­ре в ию­ле 1961 года Пимен был основным док­лад­чи­ком по на­вя­зан­ной советской вла­стью ре­фор­ме при­ход­ско­го управ­ле­ния, от­стра­няв­шей ду­хо­вен­ст­во от ру­ко­во­дства фи­нан­со­во-хо­зяйственной дея­тель­но­стью при­хо­дов и низ­во­див­шей свя­щен­ни­ков до «на­ём­ных ра­бот­ни­ков» при фак­ти­че­ски на­зна­чае­мом вла­стя­ми гла­ве при­ход­ско­го со­ве­та. Не имея воз­мож­но­сти от­кры­то вы­сту­пать про­тив этой ре­фор­мы (в док­ла­де он при­во­дил до­воды в её поль­зу), Пимен в хо­де пред­ше­ствую­щих пе­ре­го­во­ров с Со­ве­том по де­лам РПЦ при СМ СССР ста­рал­ся смяг­чить её по­ло­же­ния.

Митрополит Ле­нин­град­ский и Ла­дож­ский (но­ябрь 1961 года), митрополит Кру­тиц­кий и Ко­ло­мен­ский (октябрь 1963 года). По­сле смер­ти в апреле 1970 года пат­ри­ар­ха Алек­сия I Пимен ис­пол­нял долж­ность пат­ри­ар­ше­го ме­сто­блю­сти­те­ля. По­ме­ст­ным со­бо­ром РПЦ 2 июня 1971 года из­бран пат­ри­ар­хом Мо­с­ков­ским и всея Ру­си, ин­тро­ни­зо­ван 3 июня 1971 года.

Пе­ри­од пат­ри­ар­ше­ст­ва Пимена от­ме­чен ши­ро­ким уча­сти­ем РПЦ в дея­тель­но­сти различных ме­ж­ду­народных хри­сти­ан­ских и ми­ро­творческих ор­га­ни­за­ций. Пимен — пер­вый пред­стоя­тель РПЦ, вы­сту­пив­ший в ООН (1982 год). В 1983 году в хо­де под­го­тов­ки празд­но­ва­ния 1000-ле­тия Кре­ще­ния Ру­си уси­лия­ми Пимена Церк­ви был воз­вра­щён Да­ни­лов мо­на­стырь, в ко­то­ром соз­дан административный центр Московского пат­ри­ар­ха­та. Про­шед­шая в апреле 1988 года встре­ча Пимена и чле­нов Си­но­да с ге­не­раль­ным сек­ре­та­рём ЦК КПСС М.С. Гор­ба­чё­вым и по­сле­дую­щее празд­но­ва­ние 1000-ле­тия Кре­ще­ния Ру­си (ле­то 1988 года) по­ло­жи­ли на­ча­ло но­вым от­но­ше­ни­ям го­су­дар­ст­ва и Церк­ви. Пимен воз­глав­лял По­ме­ст­ный со­бор РПЦ (6-9 июня 1988 года), при­няв­ший Ус­тав об управ­ле­нии РПЦ (9 июня 1988 года), от­ме­нив­ший по­ло­же­ния при­ход­ской ре­фор­мы 1961 года. Осе­нью 1989 года Пимен воз­гла­вил празд­но­ва­ние 400-ле­тия пат­ри­ар­ше­ст­ва на Ру­си, в том числе мо­леб­ном в Ус­пен­ском со­бо­ре Мо­с­ков­ско­го Крем­ля — пер­вым бо­го­слу­же­ни­ем по­сле за­кры­тия со­бо­ра в 1918 году.

настоятель Свято-Ксениевского храма, г. гай,
настоятель храма пророка Илии пос. Заречный.

Иеромонах Пимен (Ткаченко)

Родился в семье рабочего 29.11. 1963 г. в селе Пристань Омской области.

С 1971г. по 1981г. обучался в средней школе № 1 г. гай Алма–Атинской области, где получил полное среднее образование.

С 1981 г. по 1982 обучался в Алма-Атинской школе ДОСААФ- закончил с присвоением квалификации водителя- электромеханика.

С 1984 по 1989 гг. студент Алма-Атинского педагогического института.

С 1989 по 1990гг. – преподавательская работа при Доме Пионеров г. гай.

Крещен 10 октября 1991г. в Никольском кафедральном соборе г.Алма-Аты.

С1990г. по 1993г. – режиссер и художник –мультипликатор киностудии «Казахфильм».

С 1993 г. по 1996 г. проходил послушание чтеца и строителя в Свято-Ксениевском храме г.гай.

По благословению архиепископа Алексия (Кутепова) в 1996 г. поступил в Алматинское епархиальное духовное училище , которое закончил в 1998 г. Очное отделение.

14 марта 1997г. рукоположен в сан диакона Архиепископом Алма-Атинским и Семипалатинским Алексием в Вознесенском соборе г. Алма-Аты, а 15 марта 1997 г там же — в сан иерея.

В 1997 г.высокопреосвященнейший Алексий дает положительную резолюцию на прошение о монашеском постриге, который совершается 23 апреля в Вознесенском соборе с наречением имени Пимен (в память Пимена Великого)

С 1997г. по 1999г. – настоятель Пророко-Ильинского храма поселка Заречный Алматинской области.

С 1999г. по 2000г. настоятель Елисаветинского храма поселка Щербакты Павлодарской области.

С 2000г. по 2003г. – настоятель Ильинского прихода в поселке Заречный Аматинской области.

С 2003г. — настоятель Свято-Ксениевского прихода г. гай.

Имеет церковные награды:

2000 г. — набедренник

2004 г. — наперсный крест

2010 г. — палица

2014 г. — орден святителя Николая Алматинского

«Конечно, не обошлось и без трудностей, но, Слава Богу, все благополучно решилось и все успели в срок. Спасибо ребятам, они очень слаженно и ответственно подошли к делу, очень надеемся, что нашим девушкам понравился праздник, и они будут ждать его с радостью в следующем году», — отметил главный инициатор празднования Александр Аверьянов.
С ним соглашается Юрий Иванов, один из участников: «Главным было доставить радость дорогим для нас людям, и очень надеемся, что у нас это получилось. По крайней мере, мы очень старались под четким руководством Александра».

Однако, не только общее дело и стремление устроить праздник объединило ребят в этот день, но и общая молитва. В неделю празднования в честь жен-мироносиц отмечается также память праведного Никодима, тайного ученика Иисуса Христа, участвовавшего в Его погребении. Поэтому встреча одноклубников началась на Никольском кладбище у могилы митрополита Никодима (Ротова), где помощник руководителя лаврской молодежки иеромонах Пимен (Шевченко) отслужил литию по случаю тезоименитства приснопамятного владыки. Отцу Пимену помогали ребята из молодежного любительского хора.

После литии ребята отправились в духовно-просветительский центр «Святодуховский», где состоялось поздравление девушек с праздником в честь жен-мироносиц.

Православный молодежный клуб при Александро-Невской Лавре был создан по благословению наместника монастыря епископа Кронштадтского Назария. Руководитель клуба – диакон Сергий Учанейшвили, помощник руководителя – иеромонах Пимен (Шевченко). Встречи проходят по воскресеньям в 16:00 в гостином зале духовно-просветительского центра «Святодуховский». Лаврская молодежка приглашает молодых людей от 16 до 35 лет поучаствовать в беседах, чаепитиях, различных интересных проектах, миссионерской и волонтерской деятельности.
Информация по телефонам: 710-20-39 (духовно-просветительский центр «Святодуховский») или +79110138560 Наталья Юдина.
Группа «Вконтакте» https://vk.com/clubpravnl

биография

Он был игуменом монастыря Горицкий в Переяславль-Залевский , когда великий князь Дмитрий Донской отправил его в Константинополь с его кандидатом на митрополии, Мити, где последний должен был быть освящен на Вселенского Патриарха . Митя, иногда называют Михаила, был светским (не монашеской) священник и наместник (викария) покойного митрополита Алексия , а также Pechatnik ( носитель печати ) великого князя. Митя, однако, умер в поле зрения Константинополя и был похоронен в Галата (в генуэзской владения к северу от Золотого Рога ), и Пимен был освящен в его месте, хотя это было сделано без ведома великого князя и патриарха было сказано обманули (возможно , чтобы оправдать его в дальнейшем для любой сложности он , возможно, имел в обмане), а Пимен, по- видимому , использовались поддельные великие княжеские письма , чтобы Патриарх Нилус Константинополя , чтобы освятить его. Донской был зол, услышав весть о посвящении Пимена и поклялся не принимать Пимен по его возвращению. Таким образом митрополия Пимена оспаривался с самого начала, и он достиг лишь в результате.

Хотя Киприан был законным митрополитом — он был назван митрополитом Литвы и Западной Руси и был преемником митрополии Киевской и всея Руси (проживающему в Москве с 1325 года ) , после смерти митрополита Алексия в 1378 году , великий принц только принял его в марте 1381 из — за его гнева на освящении Пимена. На самом деле, Донской послал своего духовника, игумена Федора в Симоновский монастырь, в Киев , чтобы принести Киприана в Москву (он прибыл в мае того же года). Когда Пимен вернулся в Россию, он был арестован великий князь и послал к Chukholm в районе Костромы. Услышав новость, Патриарх отлучил Нилус Донской и наложил интердикт, после чего Донского свергнут Киприан, которого он обвинял в этом вопросе. Киприан был сослан из Москвы в октябре 1382 года и Пимен разрешили приехать в Москву и приступит к исполнению своих обязанностей в качестве митрополита; Донской хотел избежать отлучения и запрет — его личные чувства, однако, не изменилась.

Пимен сам был свергнут в 1384 году ; великий князь, все еще зол на нелегитимном natuer выборов Пимена, предъявил обвинения и послал Пимен Патриарх в июне 1384 , чтобы ответить на обвинения. Нилус, утверждая , что незнание заговора Пимена стать митрополитом, заказал два митрополитов быть отправлены в Москву для проведения расследования. Дионисий Суздальский , который против Пимена в 1382 году (он сам надеялся назвать митрополита), был послан как хорошо, но поехал вместо Киева, когда он пытался вести переговоры с Киприаном, законным митрополитом. В то время как Пимен был низложен , что зимой и Дионисий , видимо , должен был быть освящен в его место, на самом деле, Дионисий был арестован в Киеве по инициативе Киприана и умер в заключении там в октябре 1385. В мае 1385, Пимен отправился в Константинополь , чтобы просить его дело, но Киприан прибыл туда вскоре после этого утверждать , что он был законным митрополитом. Патриарх созвал совет , чтобы решить этот вопрос, но откладывал в течение трех лет, что привел Донскую, наконец , уволить греческие митрополит в Москве и отправить его духовник, Федор, умолять для удаления Пимена. Пимен вернулся в Москву в 1388 году , но никогда не был восстановлен и снова уехал в Византию в апреле 1389 апеллировать, еще раз, к константинопольскому патриарху; он оставался в Халкидоне, где он умер 11 сентября 1389 года и был похоронен в церкви Иоанна Предтечи. Донской умер в мае прошлого, и его сын, Василий, наконец , принял Киприана митрополитом в Москве.

внешняя ссылка

  • Биография на русском
названия Восточной Православной Церкви
Предшественник
Киприана
Митрополит Московский
1382-1384
Преемник
Дионисия I

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *