МГУ признания

Москва. 25 июня. INTERFAX.RU — МГУ имени М.В.Ломоносова и Санкт-Петербургский государственный университет (СПбГУ) просят правительство РФ выделить им больше денег на зарплаты преподавателей.

«Мы обратились с Николаем Михайловичем Кропачевым (ректором СПбГУ — ИФ) к председателю правительства и описали эту проблему, что да, мы выполняем указ президента и будем выполнять, но мы считаем, что нам требуется дополнительная государственная поддержка с тем, чтобы мы могли в меньшей степени использовать внебюджетные средства (на зарплаты — ИФ), а использовать их на развитие, на покупку оборудования, на другие проблемы», — сказал ректор МГУ Виктор Садовничий на пресс-конференции в понедельник.

По его словам, это письмо уже находится «в работе», и на нем «есть виза председателя правительства».

Садовничий отметил, что средняя зарплата профессорско-преподавательского состава в МГУ составляет 136 тыс. рублей, что составляет двойной размер средней зарплаты по Москве — таким образом, вуз в полном объеме исполняет «майский указ» президента. Однако деньги на зарплаты в значительной степени направляются из внебюджетных источников — из-за недостатка бюджетного финансирования на эти цели; это связано с высокой планкой средней зарплаты в столице. Подобная ситуация, сказал Садовничий, сложилась и в СПбГУ.

МГУ и СПбГУ — ведущие вузы РФ, их деятельность регулируется отдельным федеральным законом, а их бюджет напрямую зависит от правительства РФ.

Правообладатель иллюстрации VALERY SHARIFULIN/TASS

Ректор главного российского университета — МГУ имени Ломоносова — 80-летний Виктор Садовничий получит возможность оставаться в своей должности неограниченное время. Депутаты Госдумы с нарушением регламента внесли поправку, благодаря которой Садовничий может быть назначен ректором МГУ в седьмой раз. В четверг парламентарии приняли документ в третьем чтении, обеспечив правовую лазейку для Садовничего всего за неделю.

Госдума в четверг, 21 ноября, одобрила во третьем чтении поправку, которая позволит президенту России Владимиру Путину переназначать ректоров МГУ и Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) неограниченное число раз. Законопроект приняли ускоренно — второе чтение прошло накануне в среду без обсуждений и заняло за три минуты, «за» проголосовало большинство депутатов всех фракций.

Во время рассмотрения в третьем чтении, несмотря на то, что на этом этапе изменить в документе ничего нельзя, решили выступить два депутата — Олег Шеин («Справедливая Россия») и Николай Осадчий (КПРФ). Они высказались за выборность ректоров МГУ и СПбГУ. «Мы против назначения и переназначения сверху, потому что это бюрократическая процедура, противоречащая творческим традициям вузов. Мы за то, чтобы ректоры МГУ и СПбГУ избирались трудовыми коллективами», — заявил Осадчий. При этом однопартиец Осадчего — вице-спикер Иван Мельников — выступил одним из авторов поправки.

«В советское время все ректора назначались и все это спокойненько воспринималось… В конце концов мы должны дать право президенту определять это дело», — возразил коллегам единоросс Гаджимет Сафаралиев. В итоге депутаты поддержали законопроект в третьем чтении большинством депутатов от всех фракций, против проголосовал только один.

  • «Таких ученых не так много». Как предполагаемая дочь Путина защищала диссертацию в МГУ
  • Куратором строительства проекта дочери Путина стал брат заместителя Собянина
  • Госкорпорация имени Ломоносова: чего добился МГУ для своей «долины»

Полномочия ректоров МГУ и СПбГУ истекают через месяц — 20 декабря. Но если 60-летний ректор СПбГУ Николай Кропачев по действующему законодательству еще мог быть переназначен на новый срок, то 80-летнему ректору МГУ Виктору Садовничему сейчас закон этого не позволяет по возрасту.

Однако благодаря поправке, которую только на прошлой неделе рекомендовал к принятию комитет Госдумы по образованию и науке, возможность быть переназначенным у него появится. Русская служба Би-би-си разбиралась, как власти придумали лазейку для действующего ректора МГУ.

Инициатива выпускников

«Поправку внесли выдающиеся выпускники МГУ, они самоорганизовались, это их инициатива» — сказал Би-би-си зампредседателя комитета по науке Борис Чернышов (ЛДПР).

На вопрос, почему поправку внесли только накануне заседания и консультировались ли авторы поправки с администрацией президента и с самим Садовничим, Чернышов ответил, что у него нет информации об этом.

Вице-спикер Иван Мельников (КПРФ) передал через своего помощника, что в разработке поправки он участия не принимал, а просто поддержал ее. «Я всегда придерживался позиции, что в научно-образовательной сфере иметь жесткие формальные возрастные ограничители не продуктивно», — передал Мельников. По его словам, несмотря на возраст, Садовничий принимает «самое активное участие в огромном числе мероприятий, и ни разу не возникало сомнений в его возможностях и дальше активно и полезно работать».

Представитель Александра Жукова попросила обращаться за комментариями в комитет, с председателем комитета по науке Вячеславом Никоновым Би-би-си связаться не удалось.

Правообладатель иллюстрации ER.DUMA.RU Image caption Ректор Садовничий и вице-спикер Жуков на шахматном матче 14 ноября

Девушки в длинных платьях выстроились на балконе, готовясь к исполнению старейшего студенческого гимна «Гаудеамус”. В атриуме Интеллектуального центра – Фундаментальной библиотеки Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова профессора и ученые занимали места, улыбаясь, приветствовали своих знакомых. До начала церемонии вручения самых престижных наград Московского университета – премии имени М.В.Ломоносова и И.И.Шувалова – заслуженным профессорам, преподавателям, научным сотрудникам, работникам и стипендиатам МГУ оставались считанные минуты. И вот вошел ректор МГУ им. М.В.Ломоносова Виктор Садовничий, облаченный в мантию и шапочку-конфедератку – главные символы знаний и мудрости.
Ректор отметил, что в зале собрались лучшие преподаватели, которые многие годы служили своему вузу. Именно благодаря их стараниям и усилиям слава университета была приумножена. Многие из них провели большую часть своей жизни, занимаясь научной деятельностью, МГУ стал для них вторым домом. И присуждение этой высокой награды – дань уважения и благодарность за их труды.
Но поздравляли в этот день не только профессоров – дипломы вручали и лучшим из молодых специалистов, работающих в МГУ.
Главную награду – Премию имени М.В.Ломоносова первой степени – за научные работы присудили академику Валерию Рубакову и профессору Михаилу Сажинову. Премию имени М.В.Ломоносова второй степени получил профессор Артемий Карапетьянц. А премию имени М.В.Ломоносова за педагогическую деятельность вручили профессорам Геннадию Фалину, Виктору Алешкевичу, Марлену Асланяну и доцентам Игорю Чубарову, Сергею Кирову и Елене Соболевой.
Премию имени И.И.Шувалова за научную деятельность первой степени дали ассистенту механико-математического факультета Станиславу Шапошникову. Премию имени И.И.Шувалова второй степени получили Михаил Нечаев, Петр Каменский и Станислав Огородов.
Помимо официальных Ломоносовских и Шуваловских премий вручались премии заслуженным преподавателям, научным сотрудникам и работникам университета.
Каждого лауреата публика одаривала дружными аплодисментами. Профессора с удовольствием, а некоторые и с нескрываемым волнением, принимали награды. Для многих из них – это главная награда в жизни. Высокие знания заслуживают признания. Особенно приятно получать его от университета, которому посвятил всю свою жизнь.

Татьяна ЧЕРНОВА
Фото Андрея Моисеева

Студент первого курса философского факультета МГУ Марат Нигматулин, обвиняемый в оправдании терроризма из-за расклейки листовок, заявил, что двое мужчин, представившихся сотрудниками ФСБ, били его и резали ножом руки в университетской библиотеке, требуя явки с повинной. Студент написал заявление о случившемся на имя ректора МГУ Виктора Садовничего, которое цитирует телеканал «Дождь».

По словам Нигматулина, 20 ноября в Шуваловском корпусе МГУ его встретили двое мужчин, представились сотрудниками ФСБ и потребовали пройти с ними. Нигматулин отказался, его начали бить по почкам и коленям и силой потащили в один из читальных залов библиотеки.

«Они начали требовать, чтобы я написал явку с повинной, где рассказал о том, что я будто бы создал террористическую организацию численностью в сто человек, устроил теракты в Керчи, Архангельске и Благовещенске, установил тесные связи с немецкой, французской, британской и кубинской разведками, много лет трудился на Ватикан, продавал иностранцам военные секреты России», — сказано в заявлении студента. По его словам, один из мужчин сказал: «Сейчас мы будем задавать тебе вопросы. За каждый неправильный ответ будем тебя резать».

Первокурсник отвечал, что не делал ничего подобного, за это ему наносили порезы складным ножом. По словам Нигматулина, он насчитал 22 пореза: 15 на левой руке и семь на правой. Помимо этого, юноше ставили на голову тяжелую книгу и били по ней кулаком. Это продолжалось около двух часов. Студент отметил, что все это время в библиотеке находился мужчина, который не участвовал в происходящем.

Нигматулина отпустили, пригрозив убить его и его семью, если он «в самое ближайшее время» не напишет явку с повинной. Адвокат международной правозащитной группы «Агора» Дмитрий Динзе, который представляет интересы Нигматулина, рассказал, что заявление также подано в отдел МВД по району Раменки. В пресс-службе ГУ МВД России по Москве не смогли дать оперативный комментарий.

В 2018 году против Марата Нигматулина завели уголовное дело по статье об оправдании терроризма. После стрельбы в керченском колледже он приклеил на здание управления Филевского парка листовку, в которой неизвестная организация «Революционные школьники» брала на себя ответственность за произошедшее. До этого листовки появлялись на зданиях Пенсионного фонда и лечебно-диагностического центра Минобороны.

Нигматулин рассказал, что выдумал организацию и приклеил листовки, чтобы произвести впечатление на одноклассницу. В декабре 2018 года его поместили под домашний арест, который спустя полгода заменили на запрет определенных действий. Как рассказал телеканалу отец студента Владислав Нигматуллин, первый допрос его сына проходил в начале ноября прошлого года. «Было колоссальное давление, потому что было примерно восемь-десять оперативников, которые приходили. Было два полковника, подполковники и так далее. И половина примерно была ФСБ-шников, а половина из полиции», — рассказал он.

Кроме того, в конце августа студента поместили в больницу имени Алексеева для прохождения психиатрической экспертизы. «Мы были против, мы ходатайствовали, чтобы изменили, в суд подавали на то, чтобы изменили на Сербского. Нам отказали. Потом оказалось, что просто их оперативные возможности в больнице Алексеева лучше, чем в Сербского, потому что Сербского — это практически тюрьма, вход там строго ограничен, а Кащенко — это «гуляй не хочу». Его поместили, и в первый же день к нему пришли оперативники ФСБ, которые стали давить на него, на то, чтобы он признался в создании организации террористической. Это сразу статья 205.4, до 20 лет лишения свободы. Если бы он признался, то они могли бы переквалифицировать его уголовное дело по новой статье», — рассказал отец студента. По его словам, многочисленные обращения в различные инстанции результатов не дали: теперь Нигматуллину грозит от двух до пяти лет лишения свободы, при этом условного наказания статья о публичном оправдании терроризма не предусматривает.

]]>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *