Молодой папа сериал

После просмотра «Молодого папы» хочется преклонить колени. Правда, не в храме, а перед Паоло Соррентино за его провокационный сериал о католическом духовенстве. Нам словно приоткрыли завесу тайны о жизни «праведных» католиков. И хотя мы никогда не узнаем, как дела в Ватикане обстоят на самом деле, наблюдать за папой и его окружением крайне интересно. В планы священников не входит возлюбить ближнего своего. Зато они плетут интриги, сплетничают, много курят и цитируют Бродского, при этом не забывая рассуждать о возвышенном.

1

«У меня нет доказательств, что Бог существует. Докажите мне вы, что его нет».

2

«Молитва – это не список требований. Она должна быть предметом размышлений».

3

– С утра я пью только вишневую колу.

– Сейчас принесем. Может, пока хотите обычную диетическую колу?

– Давай без ереси.

4

«Дружеские отношения – опасны. Они приводят к двусмысленности, недопониманию и конфликтам. И всегда плохо заканчиваются. В то же время формальные отношения – чисты, как родниковая вода».

5

«Я люблю Бога, потому что любить людей очень больно».

6

«Господь никогда не наказывает за красоту».

© HBO

7

– Ваше святейшество, вам есть в чем исповедаться?

– Нет.

– Ваши грехи?

– Мой самый большой грех заключается в том, что совесть меня не терзает.

8

«Мне не нужны верующие выходного дня. Я хочу истории великой любви».

9

– Когда ты повзрослеешь?

– Никогда. Священник не взрослеет, ведь он не становится отцом. Он всегда будет сыном.

10

«Посмотрите на тех, кто рядом с вами, посмотрите на них глазами радости и вспомните слова святого Августина: «Если вы хотите увидеть Бога, у вас есть для этого все… Бог есть любовь». Я со своей стороны не буду говорить с вами о Боге, пока не будет мира, потому что Бог и есть мир, а мир есть Бог, подарите мне мир, и я подарю вам Бога».

Фото: Splash News / Vida Press

В октябре начался показ сериала «Молодой папа» («The Young Pope») Паоло Соррентино с Джудом Лоу — драмы о понтифике, который пьет колу и курит сигареты. Над шоу работали американский HBO, итальянский Sky Atlantic и французский Canal+. Итальянская премьера состоялась 21 октября, а выход на HBO запланирован на 15 января 2017 года. В России сериал будет доступен на канале Amedia Premium и в «Амедиатеке» до конца 2016 года. Новое шоу Соррентино многие сравнивают с «Карточным домиком»: в красивом и провокационном сериале Джуд Лоу занимается в Ватикане примерно тем же, чем Кевин Спейси — в Вашингтоне. По просьбе «Медузы» кинообозреватель Егор Москвитин рассказывает о «Молодом папе» и одной из важнейших ролей в карьере Джуда Лоу.

Премьера «Молодого папы» состоялась еще на сентябрьском Венецианском кинофестивале — одном из немногих европейских смотров, ни разу не выдвигавших Паоло Соррентино на премии. И кажется, оскароносный наследник Феллини нашел весьма утонченный способ мести. Сериал начинается с того, как из груды голых младенцев, сложенных в пирамиду, словно верещагинские черепа, выползает юный понтифик — Джуд Лоу. Действие происходит на главной венецианской площади — Святого Марка. Режиссер, кажется, предупреждает: что бы ни случилось в «Молодом папе», родился этот сериал именно здесь — и венецианцы несут за все происходящее ответственность.

Случится же за 10 серий предостаточно — уже после первых четырех эпизодов у «оскорбленных верующих» есть все основания отправить к Соррентино экзорциста. Завязка: конклав во главе с мудрым государственным секретарем Святого престола Войелло (титулованный итальянский актер Сильвио Орландо) выбирает новым понтификом не опытного и независимого архиепископа Спенсера (знакомый нам по «Американской истории ужасов» Джеймс Кромвелл), а молодого и «фотогеничного» американца Ленни Белардо (Джуд Лоу). Но сразу после назначения становится ясно, что операция «преемник» провалилась. Новоизбранный папа по утрам скандалит, что ему не принесли вишневую колу, курит по пачке в день и не слушается никого, кроме воспитавшей его сестры Мэри (узнаваемая лишь по очкам Дайан Китон). Кардиналы зря понадеялись, что бруклинский сирота окажется им за что-то благодарен.

Последний раз такого провокатора в рясе мы видели в фильме «Без лица» (1997), когда герой Николаса Кейджа ненадолго сошел с ума. И хотя «Молодого папу» не без оснований сравнивают с «Карточным домиком», стоит сказать, что вымышленный понтифик Пий XIII куда сложнее и непредсказуемее Фрэнка Андервуда. Герой американской политической драмы разоблачал себя сразу, потому что любил делиться планами со зрителем сидя на диване. Типичное политическое животное, этакий сгусток амбиций с редкой волей к власти; с такими все ясно. Герой Джуда Лоу — совсем другое дело: ваше мнение о нем будет меняться по несколько раз за серию, а когда он наконец проломит четвертую стену, выяснится, что отношение к зрителям у него такое же, как к пастве. Про этого человека совершенно ничего не понятно. Он то грезит о том, чтобы произнести речь в защиту эмансипации, геев и абортов, то замышляет кампанию против гомосексуалов в рясах. Его собственная ориентация остается под вопросом минимум треть сезона — и это при всей страсти Паоло Соррентино к плотскому миру. Мотивы героя непостижимы — возможно, он инфантилен и себялюбив, но не исключено, что им движет фанатичная самоуничижительная вера. При этом никто не удивится, если он даже окажется атеистом.

«Молодой папа». Сезон 1 / 2016 / Трейлер HD / «Il giovane papa» Трейлер Парк HD / Сериалити

Герой за всеми следит и приближает к себе лишь сестру Мэри — но вскоре решает, что и она лишнее звено между папой и Богом. Понтифик оказывается знатоком Сэлинджера, Кубрика, Бэнкси и даже Daft Punk, но либеральными его взгляды не назовешь. Скорее уж ветхозаветными. Из всех имен понтифик выбирает имя Пий — то ли в погоне за 13-м номером, то ли напоминая пастве о том, что его предшественник любил Муссолини. К важным вопросам каждая серия прибавляет несколько совсем уж иррациональных тайн. Зачем нам знать про сексуальную жизнь швейцарской охраны? Что за обет молчания связывает папу римского и нарисованного на компьютере кенгуру?

Второе серьезное преимущество «Молодого папы» над «Карточным домиком» в том, что его герой страшно уязвим — и сериал не дает никаких гарантий, что Пий одолеет своих оппонентов (если не считать гарантией досрочное продление шоу на новый сезон). В первых же сериях у него появляется минимум три могущественных врага, но, кажется, их число вполне может вырасти до миллиарда католиков по всему миру. Поэтому вместо торжества плута мы наверняка получим античную трагедию.

Из всей фильмографии внезапно ставшего модным Соррентино этот сюжет ближе всего к картине «Изумительный» («Il divo») — истории о махинациях итальянского премьер-министра. Из более поздних работ режиссера на сериал повлияли «Великая красота» и «Молодость» с их барочным построением кадра, особой музыкальностью, эксцентрикой, умением увидеть смешное и прекрасное в увядающем и больном. А главное — их юмором, выраженным без слов. Монашки играют в футбол, кардиналы пользуются айфонами, а посреди пышного зала стоит кулер со святой водой. Впрочем, и словесных шуток хватает: «Я девственница, но это старая футболка», — говорит пожилая сестра Мэри, цитируя малоизвестный мем.

Сказать, что «Молодой папа» держится только на игре Джуда Лоу, значит недооценить работу огромного европейского актерского ансамбля, но для него это и вправду одна из важнейших ролей в карьере. Джуд Лоу в чем-то похож на своего героя — сначала кажется, что оба не на своем месте, так что растерянность не выглядит наигранной. Но в том, как молодой понтифик на наших глазах становится хладнокровным и жестким, видится и личная эволюция актера.

Когда камера теряет из виду Джуда Лоу (а это непросто), в ее фокусе наконец-то оказывается Ватикан — и у сериала происходит очередное «раздвоение личности». С одной стороны, «Молодой папа» — это жесткая публицистика, исследующая механизмы работы корпорации под названием церковь. Соррентино известен своей страстью снимать аллеи садов и коридоры дворцов, но в этот раз его еще интересует католический бэк-офис: кабинеты маркетологов и отдел кадров, запутанная бухгалтерия города-государства и работа папской пресс-службы. С другой стороны, это немножко «Аббатство Даунтон» — нежная, смешная и трогательная трагикомедия о пожилых чудаках. И их кенгуру. Нет, серьезно, как можно не посмотреть сериал, где по Ватикану скачет кенгуру?

Егор Москвитин

Москва

  • Напишите нам

Пошлите друзьям лучик света из солнечной Италии 🙂

  • 36 Поделились

Как снимали сериал «Молодой Папа»? Во время просмотра сериала «Молодой Папа» создаётся впечатление, что режиссер Паоло Соррентино сделал невозможное – убедил папу Франциска дать ему эксклюзивное разрешение на съемки в святая святых. В действительности же ни одна из сцен сериала не была снята в Ватикане. Святой Престол ни для кого не делает исключений.

Режиссер сериала «Молодой Папа» Паоло Соррентино

Экскурсия по кинематографическим местам Рима. Для заказа => [email protected], +7 926 072-94-38 (WhatsApp)

Но Соррентино, известный своим перфекционизмом во всем, что касается визуального ряда, а также почти маниакальным вниманием к деталям, не был бы Соррентино, если бы блестяще не решил поставленную перед ним непростую задачу.

Создатели сериала восприняли вполне ожидаемый отказ Ватиканских властей не как проблему, а как возможность. По словам художника-постановщика Людовики Феррарио, которая уже работала с Соррентино над фильмами «Великая красота» и «Молодость», создание декораций для сериала стало для нее настоящим вызовом. Только на планирование и поиск мест для съемок у команды ушло около года, однако результат определенно того стоил!

Как снимали сериал «Молодой Папа». Съемки на натуре

Съемки на натуре были легкой частью задачи, ведь Рим и его окрестности изобилуют виллами с живописными дворцово-парковыми ансамблями. Сады Ватикана, где молодой Папа проводит много времени, беседуя с сестрой Мэри, кардиналом Войелло и другими обитателями города-государства, – это умелая компиляция из множества различных локаций:

  • Римский ботанический сад в районе Трастевере,
  • вилла Медичи,
  • вилла Дориа Памфили,
  • вилла Пикколомини,
  • вилла Ланте, которая находится в 70 км от Рима.

Однако, команде Феррарио пришлось потрудиться и привести сады и парки в идеальное состояние, чтобы сымитировать потрясающую степень ухоженности, характерную для садов Ватикана.

Вилла Дориа Памфили, которая находится в 1,5 км к югу от Ватикана, исполнила роль летней папской резиденции Кастель Гандольфо, куда доступ съемочной группе тоже был закрыт.

Сикстинская капелла, фасад Собора Святого Петра и Собора Святого Марка, Ватиканская библиотека, Царская зала и кабинет Папы Римского с максимально возможной точностью были воссозданы на знаменитой римской киностудии Чинечитта.

40 строителей и 25 художников под руководством Феррарио почти два месяца трудились над созданием полноразмерной копии Сикстинской капеллы. По настоянию режиссера стены даже были специально покрыты паутиной – для большей реалистичности. Нашлась работа и для художников по спецэффектам: декорация была высотой всего лишь 5 метров (за исключением стены с фреской Микеланджело «Страшный суд»), а все, что выше, дорисовали во время постпродакшн на студии в Лондоне.

Интерьеры базилики Святого Петра снимали в церкви Святых Луки и Мартины, расположенной на Римском форуме. Это одна из немногих церквей в Риме, где разрешены съемки.

Папские апартаменты расположились в Палаццо Браски, находящемся на площади Навона. Для съемок был выделен и меблирован целый этаж.

Всего в 10 эпизодах сериала задействовано более 50 локаций в Риме, Венеции и регионе Лацио.

Свою главную задачу Феррарио видела в том, чтобы сделать «Молодого Папу» максимально правдоподобным для зрительского восприятия.

«Независимо от того, реалистично это или нет, важно, чтобы все было правдоподобно», – считает художник-постановщик. Именно поэтому в кабинете понтифика мы видим некоторые предметы, оказавшиеся там по воле создателей сериала, а именно: статуэтку Венеры Виллендорфской, которая на самом деле находится в Музее естествознания в Вене, глобус из оргстекла и ковер с папским гербом.

Съемки второго сезона нашумевшего сериала HBO, в котором помимо Джуда Лоу заявлен Джон Малкович, стартовали в Италии в ноябре 2018 года. Это будет уже «Новый Папа», в котором, тем не менее, сохранится стиль и визуальный ряд первого сезона. Чтобы зарядиться по теме сериала, несомненно стоит посетить Рим и прогуляться по местам съемок, которые так умело подобрали режиссер и художник-постановщик картины, тщательно воссоздав атмосферу и интерьеры Ватикана.

Лидия Самсонова-Жаркова, гид по Риму, журналист, автор экскурсии «Вечный город и магия кино»

Если вам понравилась статья, будем благодарны за репост в социальных сетях 😉

Пошлите друзьям лучик света из солнечной Италии 🙂

  • 36 Поделились

Продолжение американского драматического сериала о жизни вымышленного американского кардинала Ленни Белардо (Джуд Лоу), неожиданно для себя получившего в 47 лет звание Папы Римского Пия ХIII. Режиссером сериала «Новый Папа» (The New Pope) выступил Паоло Соррентино.

Главную роль в «Новом Папе» играет Джон Малкович, также к актерскому составу присоединились Шэрон Стоун, музыкант Мэрилин Мэнсон и российская актриса Юлия Снигирь. Кроме того, к своим персонажам в сериале вернулись Людивин Санье, Сильвио Орландо, Хавьер Камара, Сесиль Де Франс, Массимо Гини, Генри Гудман, Марк Иванир, Маурицио Ломбарди и другие.

Сюжет

Ленни Беллардо, он же папа Пий XIII, продолжает лежать в коме, в которую впал в результате сердечного приступа после венецианской проповеди в финале первого сезона. Надежды на восстановление нет, и по этому поводу тысячи католиков разбили у стен госпиталя в Венеции палаточный лагерь, где кто-то молится за понтифика, а кто-то требует расследовать ситуацию.

Ватикан понимает, что нужен новый Папа; среди основных кандидатов — радикал, обещающий лишить римскую церковь всех богатств, и умеренный либерал Джон Брэннокс (Джон Малкович). Брэннокс — английский аристократ, он любит играть на гитаре и арфе и живет в роскошном замке со сворой собак и толпой слуг. Когда-то он подводил глаза и мечтал о собственной рок-группе, но из-за гибели младшего брата решил принять сан священника. Джон стал специалистом по обращению англиканцев в католиков и написал книгу «Срединный путь» — бестселлер религиозного мира.

Лидеры Святого престола сходятся во мнении, что новый кандидат должен быть не менее эксцентричным и влиятельным, чем папа Пий XIII. Поэтому из Рима в британский замок едут госсекретарь Войелло (Сильвио Орландо), кардинал Гутьерес (Хавьер Камара), влюбленный в него кардинал Ассенте (Маурицио Ломбарди) и глава пиар-службы церкви София (Сесиль Де Франс), чтобы уговорить Джона Брэннокса стать главой католиков. Спустя время Брэннокс соглашается, получает имя Иоанн Павел III и начинает развивать Церковь на свой лад, говоря не о силе и жесткости, а о слабости, хрупкости и о том, что «мы и есть правда».

В 7-м эпизоде Ленни Белардо неожиданно выходит из комы, и двум папам приходится делить власть и параллельно разбираться с угрозой теракта в соборе Святого Петра, который грозятся устроить исламские фундаменталисты.

Актриса Людивин Санье призналась, что если ее Эстер в первом сезоне была воплощением чистоты, то во 2-м ее спустят с небес на землю. София Дюбуа (Сесиль Де Франс) получит больше экранного времени. Зрители узнают подробности о ее взаимоотношениях с мужем, а также с кардиналом Войелло и папой Иоанном Павлом III.

Производство

Сценарий сериала Соррентино писал вместе с Умберто Контарелло и Стефано Бисесом. Съемки «Нового Папы» стартовали в Италии в ноябре 2017-го и проходили в Ватикане, Риме и Венеции. В новом сезоне съемочной группе Соррентино наконец-то открыли вход в настоящий Ватикан, который в прошлый раз приходилось реконструировать в пятидесяти локациях Рима и Венеции.

У каждой серии «Нового Папы» своя заставка. Так, в интро второго эпизода под техно-музыку монахини танцуют в стиле гоу-гоу в залитых неоновым светом дворцах, а седьмой открывается проходом героя Джуда Лоу по пляжу в одних только ослепительно-белых трусах.

В июле 2018-го стало известно, что актерскому составу «Нового Папы» присоединился Джон Малкович, который сыграет нового понтифика, чья линия в этом сезоне будет ключевой. В конце мая 2019-го было объявлено, что в продолжении «Молодого Папы» снялись Шэрон Стоун, музыкант Мэрилин Мэнсон, а также российская актриса Юлия Снигирь.

Юлии Снигирь досталась существенная роль польской супруги кардиолога папы Пия (Ульрих Томсен, «Банши»), который и столкнулся с чудесным возвращением Ленни из комы. По словам создателей, она воплощает образ «скорбящей Мадонны». Героиня Снигирь молит Ленни Беллардо (Джуд Лоу) о спасении своего безнадежно больного ребенка-инвалида, уверенная в том, что он пророк. В 7-м эпизоде между ней и Ленни разворачивается нешуточное противостояние.

В начале сентября 2019-го на Венецианском кинофестивале впервые показали два эпизода из продолжения «Молодого Папы» — второй и седьмой.

Съемочная группа

  • Режиссер: Паоло Соррентино
  • Сценарист: Паоло Соррентино, Стефано Бисес, Умберто Контарелло
  • Продюсеры: Лоренцо Гангаросса, Лоренцо Мьели, Симон Арналь, Джуд Лоу, Рикардо Нери
  • Оператор: Лука Бигацци Композитор: Леле Маркителли
  • Актеры: Джуд Лоу, Джон Малкович, Мэрилин Мэнсон, Юлия Снигирь Людивин Санье, Шэрон Стоун, Стефано Аккорси, Хавьер Камара, Сесиль Де Франс, Массимо Гини, Генри Гудман, Марк Иванир, Маурицио Ломбарди, Сильвио Орландо, Ульрих Томсен, Томас Арана, Дэниэл Вивиан, Алекс Исола, Дж. Дэвид Хинц, Митчелл Маллен, Хусам Чадат

<strong>МОСКВА, 10 янв — РИА Новости, Анна Нехаева. </strong>В продолжении провокационного сериала Паоло Соррентино «Молодой папа» одну из главных ролей — папы римского Пия XIII — снова играет Джуд Лоу. На 76-м Венецианском международном кинофестивале, где состоялась премьера, он объяснил РИА Новости, как сериал изменил его представление о вере, рассказал об особенностях работы с Соррентино, уже знаменитой сцене на пляже и о том, какие сериалы смотрит сам.В новом сезоне к эксцентричному Ленни Белардо, который стал папой римским Пием XIII (Джуд Лоу), присоединился сэр Джон Брэннокс (Джон Малкович). По сюжету Ленни выходит из комы и выясняет, что Святой престол занят Брэнноксом. А дальше — интриги, расследования и вечные вопросы о вере и чуде. К своим ролям вернулись Сильвио Орландо, Хавьер Камара, Сесиль де Франс, Людивин Санье. К ним присоединились российская актриса Юлия Снигирь, Мэрилин Мэнсон и Шэрон Стоун.<strong>—</strong> <strong>На пресс-конференции вы сказали, что спали сегодня три часа…</strong>— Да, именно так, и это не преувеличение!<strong>—</strong> <strong>То есть лучше задавать простые вопросы?</strong>— Да, да, пожалуйста! Я сейчас параллельно работаю над другим проектом, прилетел только на один день — и быстро обратно.<strong>—</strong> <strong>В финале сезона «Молодого папы» все думали, что Белардо умер, и когда объявили о вашем участии в продолжении, это стало сюрпризом. А потом оказалось, что Ленни в коме.</strong>— Точно! Ну, для меня это было просто супер. Много текста не пришлось учить. Большую часть времени провел на диване.Когда снимали первый сезон, мне он казался отдельно стоящим, единичным проектом, не предполагающим продолжения. А Паоло предложил очень хорошую идею, как развить историю, пролить свет на персонаж Ленни, добавить ему красок. И с таким подходом мне было приятно снова сыграть его. Ну и классно вновь оказаться живым!<strong>— Не было ли элемента соперничества в сериале? Ведь пока Ленни в коме, появляется новый папа в исполнении Джона Малковича.</strong>— Нет, вовсе нет! Мы разные — это можно сказать даже по нашему облачению. В седьмой серии я вообще ношу обычную, мирскую одежду. Хотя я скучал по своим рясам!<strong>— Что нового вы узнали о своем персонаже во втором сезоне?</strong>— В сериале развивается идея его возвращения обратно в наш мир благодаря некой великой силе… Я просто пытаюсь избежать слова «чудо», но едва ли получится. Так вот, мы решаем проблемы, используя его (Ленни. — Прим. ред.) силы. При этом в Белардо все еще остается неуверенность в себе и собственных возможностях.В первом сезоне мы говорим, что, возможно, Ленни — чудотворец. А теперь он буквально воскрес из мертвых. Смотреть на то, как это возвращение воспринимает паства или неверно истолковывают люди, невероятно интересно. Это помогает по-новому взглянуть на героя.<strong>— Вы говорите так, что возникает аналогия с Иисусом.</strong>— Да, такие разговоры на съемках были. В первом сезоне Паоло наставлял меня сделать в игре акцент на изучении и развитии образа папы, а во втором — на том, что значит быть человеком. Именно мужчиной, а не мессией, божеством.Ленни, несмотря на все, что случилось с ним, остается противоречивой личностью, немного нарциссом, но и обладателем необычайной силы.<strong>— Вы упомянули слово «чудо». Верите ли вы сами в чудеса и случались ли они с вами?</strong>— Мне кажется, жизнь, такая, какая есть, сама по себе чудо. Или природа — сложная, постоянно возобновляющаяся. Но каких-то особенных чудес я никогда не видел. Вот, например, я не верю в привидения, потому что не встречал ни одного, хотя допускаю, что они существуют. Также и с чудесами.<strong>— В чем особенность работы с Соррентино?</strong>— У Паоло свой стиль, манера работы. У него хорошее чувство юмора, он остроумен — это пленяет и подкупает в нем как режиссере и рассказчике. Он вкладывает душу в каждый проект, и поэтому все получается очень стильным.<strong>— Некоторые считают картины Соррентино отчасти сексистскими, но при этом в «Новом папе» затрагивается вопрос мужской хрупкости.</strong>— Паоло — очень уравновешенный, непредвзятый и эрудированный рассказчик. Хотя порой возникают и спорные моменты.Да и идея «Молодого папы» — взять символическое зеркало и показать общее положение дел (в религии. — Прим. ред.). Кто-то посчитал это оскорблением, как будто мы пытаемся унизить веру. Но многие зрители первого сезона — католики, верующие, которых я встречал, — не обиделись. И я не думаю, что Паоло хотел кого-либо оскорбить.Если взять сцену из продолжения, в которой Ленни в одних плавках идет по пляжу, а женщины вокруг падают в обморок от избытка чувств — это всего лишь сон Белардо. Здесь идея — привнести юмор и показать богатство фантазии этих дам в отношении конкретного мужчины. Который, к слову, папа римский.<strong>— Работа над этим сериалом как-то изменила вас? Может быть, вы стали более религиозным?</strong>— Нет, в этом смысле я не изменился. Я не был религиозным, но меня интересовал вопрос веры. Духовность — любопытная тема. В первую очередь для меня важно понять собственный путь, учиться новому, быть честным с собой, передать уверенность своим детям и близким.Что я для себя открыл во время съемок — так это театральность католицизма. Я буквально вырос у сцены, но раньше не замечал довольно очевидных параллелей: одеяния, освещение, тексты. В религии есть этакое выставление напоказ.<strong>— У вас была возможность встретиться с папой римским?</strong>— Да, но я ею не воспользовался. Не знаю, спросил бы я его, видел ли он сериал. Но ведь он смотрит ТВ, верно?Нынешний папа своим примером показывает, что фигура или институция такого уровня должна учитывать трансформации современного общества. Иначе просто станет ненужной.То же самое можно сказать и про институт монархии. Много шума <a href=»https://ria.ru/20171223/1511563800.html» target=»_blank»>наделала</a> новость о броши принцессы Кентской. Или об избраннице принца Гарри — чернокожей, американке, да еще и разведенной. Но, слава Богу, общество меняется.<strong>— Вы без колебаний согласились на роль Ленни?</strong>— Это было важной ступенью для меня, знаковой работой, которая пришла в правильное время. На тот момент мне показалось, что я не играл такие роли довольно давно. В руках Паоло я чувствовал себя в безопасности, а потом последовал теплый прием проекта, что всегда приятно.<strong>— Не смущало, что вы провели так много времени с одним персонажем?</strong>— Наоборот, это было необычайно интересно! Я был Ленни почти 24 часа в сутки. Если складывается удачный тандем с режиссером и сценаристом, то перед тобой открывается широкое поле для исследований и экспериментов. Ты живешь с персонажем довольно долго, и он проникает прямо тебе под кожу. Я бы опять же сравнил это с театром: когда играешь героя несколько месяцев подряд, начинаешь иначе смотреть на него. Потом вспоминаешь, как было, и осознаешь, что совсем не знал своего персонажа.<strong>— Какие сериалы вы сами смотрите? </strong>Сейчас — «Фосси/Вердон» (биографическая история про романтические и профессиональные отношения хореографа и режиссера Боба Фосси (Сэм Рокуэлл) и танцовщицы Гвен Вердон (Мишель Уильямс). — Прим. ред.). Очень классный, поэтому смотрю его довольно быстро. Обычно, к сожалению, у меня нет времени на все серии одна за другой. Максимум — две подряд.<strong>— Ваши дети следят за проектами, в которых вы играете?</strong>— Да, причем я их не заставляю! Они знают, что я увлечен кино и в целом хорошими историями. И я хочу передать им эту страсть.<em>Сериал «Новый папа» выходит на сервисе «Амедиатека» 11 января.</em>

То, что автор «Великой красоты» дойдет до Святого престола — событие вполне закономерное и ожидаемое. Демиург больших визуальных форм был обречен замахнуться на что-то божественное. Вслед за своим коллегой по цеху из триумвирата современных итальянских кинематографистов Нанни Моретти (еще один — Маттео Гарроне), он тоже решается на десакрализацию образа понтифика, как тот в картине «У нас есть Папа».

Соррентино, получив огромный бюджет и карт-бланш от HBO, решил и сам оторваться как ребенок, будто бы стал на время молодым. Его Папа — абсолютная антитеза нынешнему Франциску — балагур, сумасброд, самодур и карьерист. Случайно новонареченный глава католической церкви явно не готов к этой непосильной ноше, как и его предшественник из фильма Моретти. Ничто человеческое ему не чуждо: снятся пошлые сны, он курит перед распятием и не сторонится интриг и склок в стиле родственного сериала «Борджиа», панически боится остаться один, запрещает себя фотографировать и продавать магниты со своим ликом туристам в Ватикане, никогда не высказывается про то, в кого он верит, в Бога или в Ницше, то есть допускает свободу веры либо просто не задумывается над этим.

«Папа-хипстер» носит в кадре не только привычную для священнослужителей одежду, но и не брезгует модной. Вся она — легендарного итальянского бренда Giorgio Armani, как, к примеру, эти солнцезащитные очки

© пресс-служба Giorgio Armani

Джуд Лоу фактически играет не руководителя самой влиятельной духовной организации в мире, а какого-то 40-летнего кидалта, которого по курьезному стечению обстоятельств назначили на высокий пост, а ему бы лучше ловить покемонов. Еще большим безумцем во всей этой божественной комедии выглядит сам режиссер. Соррентино явно тоже непредумышленно попал в эту сериальную лихорадку, потому и выглядит здесь не так уверенно, как в своих эпических полнометражных полотнах, хотя и держит лицо, шутя на модные темы про Бэнкси, диетическую колу и мастурбацию, как и положено бодрому автору сериалов. Но выглядит он при этом примерно так же, как пожилой человек, который пытается молодиться с помощью худи и цветных маек с принтами (так у него в сериале и делает актриса Дайан Китон, которая играет монахиню, по ночам надевающую майку с надписью I’m a Virgin).

Ничто человеческое ему не чуждо: снятся пошлые сны, он курит перед распятием и не сторонится интриг и склок, панически боится остаться один, никогда не высказывается про то, в кого верит, в Бога или в Ницше.

В целом юмор выходит натужный, местами как будто смотришь «Теорию большого взрыва» (хотя, определенно, многим этот сериал придется по вкусу). Вот и получается хаотичный микс из тайной жизни Ватикана и современных причуд молодого Папы, который все больше выглядит как типичный престарелый хипстер, которого достало его окружение. Все это похоже на стройную и красивую концепцию, но скорее на игру в сериал, чем на действительно серьезное режиссерское высказывание. Соррентино, заработав репутацию всемогущего автора, на этот раз как будто решил поупражняться на кошках, поэкспериментировать в жанре. Его виражи на витражах Ватикана выглядят так же, как если бы Ксавье Долан начал снимать фильмы в духе Лава Диаса.

В мире победивших лайков и хэштегов очень хочется выглядеть продвинутым и современным, и Сор­рентино не смог отказаться от такого соблазна. Тем более что успех у публики был гарантирован, что и ­доказал Венецианский кинофестиваль, где показали первые серии этого проекта: билеты на все сеансы были проданы в считанные часы, публика штурмовала кинозалы, а многие журналисты просто не смогли попасть на показ из-за нехватки мест.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *