Наринэ абгарян

Биография

Наринэ Абгарян честно признается, что не любит популярность. Писательница не ведет «Инстаграм», да и в «Твиттере» женщины всего несколько нейтральных постов. Душу перед читателями Наринэ предпочитает открывать в книгах. И, несмотря на неоднозначный жанр произведений – детская литература для взрослых, читатель отвечает ей взаимностью. К примеру, в 2016 году Абгарян получила престижную премию «Ясная поляна», которую вручают авторам, несущим идеалы человеколюбия и нравственности.

Детство и юность

Будущая создательница «Манюни», главные персонажи которой девушка в будущем спишет с себя и своей подруги Марии Шац, родилась в небольшом городе Армении под названием Берд. Девочка появилась на свет 14 января 1971 года. После Наринэ у супругов Абрагян родилось еще 3 девочки и долгожданный мальчик, который разбавил царство шебутных сестер.

Наринэ Абгарян в детстве с мамой

Дружная семья много времени проводила в совместных поездках по Армении. Весь колорит горной местности позже найдет отражение в произведениях писательницы. Спустя много лет в интервью «Российской газете» Наринэ о своей национальности скажет, что в ней намешано много армянского, русского и общечеловеческого.

Еще одним увлечением Абгарян были книги. Дети, как и взрослые, много времени проводили за чтением.

Мария Шац и Наринэ Абгарян на иллюстрации к книге «Манюня»

Закончив школу, Наринэ поступает в Ереванский государственный лингвистический университет им. В. Я. Брюсова, но, получив диплом «преподаватель русского языка и литературы», девушка не работает по специальности ни дня. Наринэ понимает, что стать учителем – не ее судьба, и в 1993 году переезжает в Москву, чтобы найти свое призвание.

Впрочем, и в России талант писательницы раскрывается не сразу. Первое время Наринэ работает в различных сферах, а позже принимает решение получить диплом бухгалтера.

Литература

Писательство стало своеобразной отдушиной для Наринэ. В один момент на женщину свалилось много проблем: работа бухгалтером не приносила удовольствие, отношения с мужем имели натянутый характер, заболел сын. Да и самой Наринэ врачи поставили сложный диагноз, намекнув, что женщине осталось немного времени.

Писательница Наринэ Абгарян

Чтобы отвлечься от проблем, Абгарян завела личный аккаунт в ЖЖ (социальная сеть «Живой Журнал»), где публиковала небольшие рассказы, основанные на собственных детских воспоминаниях. Подобный выход накопившихся эмоций принес неожиданный результат. Сын быстро пошел на поправку, очередные анализы подтвердили, что диагноз Наринэ ошибочен.

К тому же постоянно пополняющийся новыми рассказами блог привлек внимание и простой публики, и серьезных издательств. Работы Наринэ заинтересовали «Астрель-СПб», и в 2010 году свет увидела повесть «Манюня». Первый тираж книг о приключениях двух маленьких девочек в горах Армении разошелся чуть больше чем за неделю.

Книги Наринэ Абгарян «Манюня» и «Манюня пишет фантастичЫскЫй роман»

Дебютное произведение писательницы-новичка вошло в перечень номинантов на престижную премию «Большая книга 2011», но не попало в число финалистов. Через год после первой повести выходит продолжение увлекательной истории под названием «Манюня пишет фантастичЫскЫй роман». Роман «Манюня, юбилей Ба и прочие треволнения», появившийся в книжных магазинах в 2012 году, завершил трилогию, которую Абгарян написала о милых непоседах.

А между работой над детскими повестями писательница создает роман «Понаехавшая». Как и повести о Манюне, в книге много автобиографических моментов. В интервью Наринэ признается, что это произведение у писательницы самое нелюбимое. Одна из основных причин – в книге слишком много мата, который выглядит на страницах романа неубедительным.

Книги Наринэ Абгарян «Понаехавшая» и «С неба упали три яблока»

В 2014 году, после публикации детских книг и более серьезный литературы, в биографии Наринэ наступает период совместного творчества. Вместе с Валентином Постниковым писательница выпускает сказку «Шоколадный дедушка». Легкое произведение понравилось детям настолько, что авторов осаждали просьбами написать продолжение. Писатели согласились подумать над такой возможностью.

В 2015 году Наринэ вновь возвращается к серьезной литературе. В романе «С неба упали три яблока» Абгарян оголяет проблемы, которые по-настоящему задевают писательницу. Женщина часто говорит в своих интервью о старости и отношении к старикам. Кстати, слово «старик» писательница не любит, но пока не может подобрать к нему правильный синоним.

Книги Наринэ Абгарян «Дальше жить» и «Люди, которые всегда со мной»

Позже к Наринэ обратился редактор одесского юмористического журнала «Фонтан» и предложил писательнице стать автором рассказов. Сейчас в онлайн-издании можно прочитать 3 произведения Абгарян: «Уроки вождения, или Как тормозить задней ногой», «Про дядю Арама» и «Как я не стала миллионером».

Трогающие цитаты из произведений писательницы в 2017 году обрели отдельную жизнь. Издательство «АСТ» выпустило блокнот «Жизнь – она там, где нас любят». Тетрадь для записей украшена афоризмами уже известного автора и иллюстрациями Елены Жуковской.

Личная жизнь

В беседах с журналистами Наринэ старательно обходит тему собственной семьи. Известно, что писательница воспитывает сына, который родился в Москве в 1995 году. Юноша, чье имя не разглашается и в личных записях значится исключительно как «сын», заканчивает университет и встречается с девушкой. Единственное, о чем мечтает Наринэ: чтобы потомок пока повременил с детьми.

Наринэ Абгарян

О муже Абгарян известно не намного больше. Супруг писательницы, как стало известно из онлайн-дневника женщины, отличается высоким ростом. Как только мужчина увидел невысокую Наринэ, моментально решил жениться. Через полгода ухаживаний молодые люди стали жить вместе.

Наринэ развелась с мужем в 2017 году. Больше всего о разводе переживали родители женщины. Во время проекта «Беседа с писателями о старости» Абгарян призналась, что маму и папу заботило общественное мнение. Ведь взрослая женщина осталась в одиночестве. Сама писательница утверждает, что к разводу отнеслась философски.

Наринэ Абгарян сейчас

В январе 2018 года писательница представила новое творение – книгу под названием «Дальше жить». Произведение рассказывает о судьбе людей, чье мирное существование было прервано войной. В планах писательницы создать еще одну книгу о военных конфликтах. Только на этот раз написать утешительное и забавное произведение, которое не будет давить на читателя.

Писательница продолжает в своей работе руководствоваться принципом «ни дня без строчки». Наринэ признается, что в ином случае давно бы забросила книги. Собственные произведения писательница создает под джаз.

Наринэ Абгарян в 2018 году

В марте 2018 года вышли две книги Абгарян на французском языке. «Люди, которые всегда со мной» и «С неба упали три яблока» Наринэ представила на национальной французской ярмарке. Последнее из упомянутых произведений стало бестселлером в Болгарии.

Недавно Наринэ вновь вернулась к ведению личной страницы в ЖЖ, которую использует и для выражения личных мыслей, и для сохранения любимых рецептов, и в качестве собственного официального сайта.

Библиография

  • 2010 – «Манюня»
  • 2011 – «Понаехавшая»
  • 2012 – «Манюня, юбилей Ба и прочие треволнения»
  • 2013 – «Двойная радуга»
  • 2014 – «Люди, которые всегда со мной»
  • 2015 – «С неба упали три яблока»
  • 2016 – «Зулали»
  • 2018 – «Дальше жить»

«Я так хотела увидеть себя маленькой, что написала книгу о своем счастливом детстве. О том времени, когда горы были выше неба, когда взрослые казались настоящими великанами, дома — несокрушимыми крепостями, а расстояние до калитки равнялось целой жизни», — говорит Наринэ.

Премьера состоялась на большой сцене РАМТа в рамках фестиваля «Черешневый лес». Звуки оркестра у входа, горсти черешни… и такой же праздничный дух на сцене. Каким-то непостижимым образом Рузанна Мовсесян смогла передать само состояние волшебного и полного приключений детства 70-80-х годов.

Громкое, наполненное звуками звонких голосов и смеха, красными галстуками, радостью от «выброшенного» в магазин гороха и всем тем, о чем не надо рассказывать его обитателям, но невозможно рассказать нынешним детям, это советское детство в армянском провинциальном городке не похоже ни на что в современном мире. Но странное дело — детский зал то серьезнеет, то заливается хохотом.

Еврейская рыжая девочка Манюня Шац — Анна Ковалева, ее подружка Наринэ Абгарян — Анна Дворжецкая и многочисленные члены их семейств наполняют этот мир, чем-то отдаленно напоминающий ностальгическую атмосферу феллиниевских провинций. Запахи долмы, рецепты кавказской и еврейской кухни, веселые крики бабушки Розы — Нины Дворжецкой заполоняют трехъярусную сценическую конструкцию, похожую одновременно на горное селение, легшее террасами, восточный городок с балконами и балкончиками, где все живут рядом, вместе (сценография Марии Утробиной).

Так когда-то Фоменко создавал стиль своей «Мастерской», где переливчатые интонации актрис вызывали в памяти искусство Бабановой и Коонен

Рузанна Мовсесян бережно и даже любовно пестует театральные технологии детского театра. У нее Анна Ковалева и другие актрисы играют с точным владением искусства травести — старинного театрального амплуа, вытесненного за ненадобностью из современного театра, в котором победил документальный реализм, не отличающий настоящее от искусственного. В «Манюне» игра ведется легко, но все же — напористо, выразительно. Так когда-то Фоменко создавал стиль своей «Мастерской», где бархатистые переливчатые интонации актрис вызывали в памяти искусство Бабановой и Коонен.

В финале первого акта, после галопа сюжетных линий вдруг звучит голос — это Наринэ Абгарян читает стихотворение Мандельштама об Армении. И вся потешная, захватывающая, трогательная суета обретает измерение настоящей поэзии.

«Ты жив, ты счастлив, ты спокоен, только если за твоей спиной есть надежная стена. Стена любви. Любви, в которой ты растешь, которая окружает тебя с первых дней, — говорит режиссер спектакля Рузанна Мовсесян. — Заметить и осознать эту любовь ты сможешь, только когда столкнешься с чем-то другим, когда поймешь, что бывает и иначе, что мир состоит и из боли тоже. И жизнь будет огромная, и мир будет непростой. Но всю твою боль всегда будет лечить любовь твоих родных, твоих друзей, твоей земли. И в какой-то момент тебе захочется вернуться, вспомнить каждое мгновение своего детства, каждого дорогого человека, каждый счастливый и сумасшедший день, каждое веселое безумство, каждое приключение, тебе захочется каждого поблагодарить».

Прямая речь

Рузанна Мовсесян, режиссер:

— Когда я читала книгу, у меня не было ощущения, что она детская. Там много адресовано именно взрослым, ностальгирующим по своему детству. Но это не ностальгия по советскому, несмотря на всю атрибутику того времени. Это ностальгия по утопическому детскому раю. Счастливые, умеющие любить люди живут где-то в горах. Наринэ удалось передать ощущение идеального мира. Только забредшие москвичи оказывается вне защиты любви. Заметить и осознать эту любовь ты сможешь, только когда столкнешься с чем-то другим, когда поймешь, что бывает и иначе, что мир состоит и из боли тоже. И жизнь будет огромная, и мир будет непростой. Но всю твою боль всегда будет лечить любовь твоих родных, твоих друзей, твоей земли. И в какой-то момент тебе захочется вернуться, вспомнить каждое мгновение своего детства, каждого дорогого человека, каждый счастливый и сумасшедший день.

Девочка Манюня

У Наринэ была заветная мечта – увидеть себя маленькой. И, по ее словам, желание это было настолько сильным, что однажды она взяла и написала книгу о своем детстве, семье и друзьях, родных и близких, о городе, где она родилась, и о людях, которые там живут.

«»Манюня» – то светлое, что я храню в своем сердце. То прекрасное, которым я с радостью поделилась с вами. У меня была заветная мечта – увидеть себя маленькой. Получается, что моя мечта сбылась. Теперь я точно знаю – мечты сбываются. Обязательно сбываются. Нужно просто очень этого хотеть.”

Цитаты из книг Наринэ Абгарян

«С нашими людьми можно договориться только тогда, когда они этого хотят. То есть никогда», Манюня

«Я прошу вас остановиться на минуту и вспомнить, как это прекрасно — просто дружить. Вот так должно быть сейчас. И завтра. И послезавтра. Всегда», Манюня

«Влюбиться можно хоть в кого угодно,потому что сердце само выбирает, кого любить. Видишь кого-то и сердце рррррраз — и влюбляется. И все, до свидания, спокойная жизнь», Манюня. Все приключения Манюни, смешные и невероятные

Премии и награды

2016 — Премия «Ясная Поляна» за книгу «С неба упали три яблока»

2011 — Автор вошла в длинный список номинантов на премию «Большая книга» 2011 года.

2013 — получила премию «BABY-НОС» (Новая русская словесность).

2014 — сказка Абгарян «Великан, который мечтал играть на скрипке» была признана порталом «Папмамбук» лучшей детской книгой.

Интервью с Наринэ Абгарян

Наринэ Абгарян: «Не воспринимайте себя серьезно!” — brunch.lv/narine-abgaryan-ne-vosprinimayte-sebya-serezno/

Наринэ Абгарян: «Люби, заботься, будь рядом» — godliteratury.ru/public-post/narinye-abgaryan-lyubi-zabotsya-bud-rya

Наринэ Абгарян на радиостанции «Эхо Москвы” — echo.msk.ru/guests/816602-echo/

Наринэ Абгарян: Добрые рецепты «грозной» Ба — www.aif.ru/food/37323

Наринэ Абгарян о геноциде армян — www.rusrep.ru/article/2015/05/03/7-voprosov-narine-abgaryan/

Книжный Салон 2016 — Буквоед — Интервью с Наринэ Абгарян — www.youtube.com/watch?v=XQxkEQB43E4

<strong>МОСКВА, 29 окт — РИА Новости, Светлана Вовк. </strong><em>Наринэ Абгарян — российская писательница армянского происхождения, автор сборника смешных и трогательных автобиографических рассказов о детстве «Манюня». Недавно в РАМТе по ним поставили спектакль. В интервью РИА Новости Наринэ рассказала, какое условие выдвинула режиссеру, как одни похороны помогли ей выбрать тему для книги и что поразило ее русскую подругу, переехавшую в Армению. </em><strong>— Спектакль в РАМТе вам понравился?</strong>— На премьере я смеялась вместе со всеми зрителями. А на втором спектакле за мной сидел мальчик лет семи, который шепотом проговаривал вместе с артистами текст. Я в постановке не участвовала, потому что не знаю законов театра. Инсценировку делала Рузанна Мовсесян — режиссер. Она же придумала очень смешное Армянское радио, которое комментирует все происходящее на сцене. У меня было только одно условие: чтобы роль Ба отдали Нине Дворжецкой. Манюню сыграла Анна Ковалева, а Наринэ — Аня Дворжецкая (дочка Нины), которая прямо вылитая я в детстве, только нос поменьше, ей больше повезло.<strong>— «Манюня», за которую вас полюбили читатели, — о счастливом советском детстве. Поколение 40+ часто упрекают за ностальгию по тому времени. Говорят: «Нашли что вспоминать, сплошная фальшь и дефицит». Вы на чьей стороне?</strong>— Если возвращение в детство — это счастье, не имеет значения, в какой стране оно было и сколько стоила колбаса в магазине. Тут ведь дело не в Советском Союзе. <strong>— Вы удивительно тепло пишете о детях и стариках. Отношение к ним в Армении и в России сильно отличается?</strong>— Не сильно, но отличается. Армения более патриархальная. Мы с детства знали, что бабушкам-дедушкам нельзя возражать, их слово — закон. А к детям у нас какая-то патологическая любовь. Одна моя русская подруга переехала в Армению, когда была беременной, и там родила. Так вот, она рассказывала, как странно для нее первое время было зайти в магазин с малышом, где его тут же забирали со словами: «Ой, мы с ним пока поиграем, а вы покупайте, что нужно». А когда вернулась с ребенком в Москву, ей этого очень не хватало. Она мне говорила: «Представляешь, пошли в магазин с Сашей, и хоть бы одна зараза мне помогла». Но мне кажется, что это разница в воспитании, а не в количестве любви. Для армян дети — это святое. Но это не значит, конечно, что совсем нет неблагополучных семей. Например, сейчас вся армянская диаспора следит за делом сестер Хачатурян. Мне кажется, равнодушных к судьбе этих несчастных девочек нет. <strong>— А что вы думаете о деле сестер Хачатурян?</strong>— Когда это все случилось в прошлом году, я сначала никак не реагировала, поскольку была уверена в том, что здравый смысл восторжествует. Но когда девочек стали подводить под статьи, я, как и другие неравнодушные люди, выступила в их защиту. В конце сентября очередная экспертиза <a href=»https://ria.ru/20191015/1559796521.html» target=»_blank»>подтвердила</a>, что сестры подвергались физическому и сексуальному насилию со стороны отца. Я надеюсь, что девочек оправдают. И тогда это будет прецедентный случай, на который можно ссылаться, чтобы спасти огромное число людей, которые по таким же обвинениям сидят в тюрьме. Думаю, когда судебный процесс над сестрами Хачатурян закончится, нужно вывезти их за границу. Мне кажется, в России и Армении спокойно жить им не дадут. Мы попросим армянскую диаспору помочь им, соберем деньги. Пусть девочки, если захотят, конечно, делают пластические операции, меняют имена — им нужно начать жить заново.<strong>— Почему во всех ваших произведениях, даже в «Манюне», есть совсем не женская тема войны?</strong>— Потому что с войной кончилось мое детство. Из-за нее у меня не было беззаботной юности. Мы же в приграничье жили (в городе Берд). Попадали под бомбежки в открытом поле, ночевали в коридоре — самое безопасное место в доме. Папа всегда спал у порога, чтобы не переступать через нас, когда его ночью вызывали в больницу к раненым. Он врач. Электричества и телефонной связи не было. Ездила скорая с включенной сиреной. Папа уезжал на ней под бомбежкой. И мы не знали, добрался ли. Самое ужасное мое воспоминание: нам с сестрой Каринэ в Ереван (мы там учились) мама с папой привезли трех младших детей, а сами — назад, в Берд. Представляете, мне 19 лет, Каринке — 17. Помню, мама повернулась и сказала: «Наринэ, я детей на тебя оставляю». Я говорю: «Понимаю». А она: «Нет, ты не понимаешь, я их на тебя оставляю». Не хочу даже думать, какой ад творился в ее душе. Она ведь понимала, что они с отцом могут не вернуться, и как нам впятером тогда выживать?<strong>— Тяжело было писать рассказы из сборника «Дальше жить»?</strong>— Я тогда похудела на 15 килограммов, выглядела как скелет. Но мне хотелось написать эти истории, потому что многие наивно думают, что заканчиваются активные боевые действия — и все сразу хорошо. На самом деле, война очень долго кружит над регионом. У нас после нее был скачок онкологических и психических заболеваний, в основном у женщин. Мне хотелось рассказать, как война меняет человека. Я видела много прекрасных людей, которые во время войны вели себя хуже последнего подлеца. И наоборот — люди незаметные в тяжелых ситуациях превращались в героев.<strong>— Книга «Понаехавшая» выбивается из всего, вами написанного. Там много мата, откровенные описания проституток в гостинице…</strong>— Когда я прочитала все это в электронном виде перед выпуском в печать, мне показалось, что мата не так много. А когда книга вышла, я рыдала — так мне было стыдно! Нецензурных слов очень много, и они как-то неуместны. Перед допечаткой тиража я написала редактору, что хочу убрать мат. Убрала и увидела, что вместе с ним ушел весь смех. Редактор сказала: «Знаешь что, Наринэ, ты уже опозорилась, пусть уж будет с матом».Я «Понаехавшую» не перечитываю. Считаю, что это была ошибка. Тогда у меня не было серьезного отношения к писательству. Это потом уже пришло — чувство ответственности перед читателем.<strong>— А вы до сих пор считаете себя «понаехавшей» в Москве?</strong>— Да. Это неистребимый синдром, с которым я живу. Я себя так ощущаю не только в Москве, но и в Ереване. Лишь в Берде, где я родилась и выросла, мне комфортно.<strong>— Как вы думаете, с 90-х отношение к приезжим в Москве изменилось?</strong>— Мне кажется, изменилось. Сейчас приезжим чуть проще. В 90-х было очень тяжело, особенно после взрывов домов на улице Гурьянова. Больше всего тогда я боялась за сына: люди разные бывают.Я родилась в маленьком городке и, живя в нем, даже не догадывалась, что кого-то можно унизить по национальному признаку. Когда столкнулась с этим в большом городе, для меня это было дикостью. Бытовую ксенофобию невозможно изжить. Человек — хищник. Можно его воспитывать, чтобы он свою природу держал в узде, или наказывать, штрафовать. <strong>— Вы так любите Армению. Но у вас ведь и русская кровь есть?</strong>— Я на четверть русская: моя бабушка по материнской линии родом из Архангельской области. Ее деревня называлась Гора. Она иногда шутила: «Видимо, у меня на лбу было написано выйти замуж за горца». Деда раненого привезли в госпиталь, где бабушка служила медсестрой. Мой дед — незаурядная личность. Он отбывал срок в лагере на Соловках и умудрился там организовать джаз-банд. В нашем семейном архиве была смешная фотография: наспех сколоченная сцена, сидят 20 бритых мужиков в косоворотках, и в углу мой дед наяривает на банджо. А сзади афиша: «Ансамбль под руководством художественного руководителя Андроника Агаджанова исполняет народные напевы угнетенных рабов Южной Луизианы». Дед умер ровно за два года до моего появления на свет. И, видимо, его любовь к джазу каким-то астральным образом мне передалась. Я пишу только под джаз. Могу слушать его нон-стоп. <strong>— А сейчас вы о чем пишете под джаз?</strong>— Я долго ничего не писала, потом приехала в Берд, и мама мне рассказала историю. Она была на похоронах соседа, который умер от инсульта, и у него посинели уши. Женщины долго ломали голову, как привести его в более или менее «смотрибельный» вид для прощания. Кто-то предложил намазать уши гусиным жиром, потому что он хорошо оттягивает синяки… И я поняла, что следующая моя книга будет о похоронах. Потому что мы все боимся смерти, но к ней тоже можно по-разному относиться. В конце концов, на похоронах случается много забавных историй. Моя подруга рассказывала: в советское время умерла приятельница ее бабушки, нужно было взять напрокат посуду, чтобы накрыть поминальные столы. Посуда приехала в больших коробках, когда их открыли, то увидели тарелки — все с надписью «С праздником». Есть у нас такая поговорка: хоронили дядю Хорена, порвали два баяна. Или другой вариант: хоронили дядю Хорена, два раза на бис выкапывали. Мне кажется, такое отношение к смерти и должно быть.

Про Наринэ Абгарян говорят, что она одна из самых светлых писательниц. И даже про войну она пишет так, словно это не самое страшное время на земле. Но война все же отражается в судьбах людей, ею искалеченных и нашедших силы дальше жить.

«В семье Агапи никогда не говорят о войне, может, потому, что знают о ней всё. Что она имеет обыкновение начинаться, но не заканчивается никогда. Что сначала она разрушает дома и забирает мужчин, а потом, когда утихает, напускает неизлечимые болезни на женщин. Следом, вдоволь поглумившись над взрослыми, она уводит в потусторонье тех молодых, которые не справились со страхом. Война каждого помечает своим клеймом и никому не дает спастись».

«Дальше жить» — 31 рассказ об обитателях армянского приграничного городка Берд в годы военного противостояния в Нагорном Карабахе и сегодня. В сборнике Абгарян «С неба упали три яблока» речь шла об этом же городе, но в тех рассказах хоть и чувствовалась грусть, не было послевоенной боли, какую испытывают герои этих историй. Это книга о тех, кто пережил войну. Реквием по тем, кого нет.

«Утром выглядывает солнце. Берд переливается в его лучах рождественской гирляндой — он устлан, словно ковром, осколками выбитых стекол».

Судьбы здесь переплетаются, каждый герой следующего рассказа обязательно мелькнет в предыдущем. В «Дальше жить» практически не стреляют, здесь описана жизнь после войны: скорбь, слезы, воспоминания о днях, когда все еще были вместе и счастливы. Несколько лет назад подобный сборник рассказов только о человеческих судьбах времен чеченских войн «Тонкая серебристая нить» выпустила Полина Жеребцова. Это была тяжелая и страшная книга о жизни на фоне войны, которую она перенесла сама. Полина намеренно уводила читателя от ужасов войны в легенду или в сказочный сон.

Рассказы Абгарян тоже без прикрас — но они пропитаны ароматом цветущего персикового сада, теплом хлеба, только что вынутого из печи, тягучестью меда. В этом Абгорян верна себе, ее истории сохраняют в первую очередь человеческое, жизненное, горе, которое так или иначе объединило многих. «Атанес потом долго лежит в постели, вглядываясь в безответные глаза ночи. Рядом, по-детски подложив под щеку ладонь, спит Левон. Война забрала у Атанеса всех, и сына бы забрала, да не смогла — его выбросило из разбомбленного автобуса за секунду до того, как тот рухнул в пропасть. Был здоровый крепкий парень, а теперь калека и дитя дитем. Спроси, сколько ему лет, и не ответит. А ведь прошлой зимой справили тридцать пять! У Анички было страшнее, хотя кто объяснит, каким мерилом можно измерять боль. Семья ее сгинула в погроме, все, что ей удалось отыскать,- обугленные останки младшего сына. Собрала в узел, перенесла через границу, похоронила. Когда узнала о Левоне, испекла багардж — любимое лакомство своих детей, пришла проведать. Так и ходит много лет. Атанес сначала отнекивался — не хотел ни от кого зависеть, но потом привык и даже полюбил. Однажды, набравшись смелости, предложил пожениться. Она ответила, что на двоих у них будет столько горя, что не справиться. А так, каждый со своим, как-то проживут».

Одна из героинь (рассказ «Туманы») — младшая сестра Наринэ Абгарян: ее семью тоже затронула война. Писательница признается: книга далась с таким трудом, что она зареклась возвращаться к теме войны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *