Николай римский

Биография

Николай Андреевич Римский-Корсаков – русский композитор, педагог, теоретик, дирижер, участник музыкального творческого содружества «Могучая кучка». Автор пятнадцати опер, трех симфоний, ряда симфонических произведений, сборников «100 русских народных песен» и «40 народных песен», а также 80 романсов.

Детство и юность

Николай Андреевич родился в городе Тихвин Новгородской губернии в семье потомственных дворян. Прапрадед будущего композитора занимал пост контр-адмирала флота при Елизавете Петровне. Отец Андрей Петрович Римский-Корсаков носил титул действительного статского советника, служил Новгородским вице-губернатором, четыре года занимал пост Волынского губернатора. Мать Софья Васильевна принадлежала к роду помещиков Скарятиных, но была рождена от крепостной крестьянки.

Дом, где родился Николай Римский-Корсаков

В семье воспитывалось двое сыновей – Воин и Николай. Старший сын Воин Андреевич стал впоследствии морским контр-адмиралом. Разница в возрасте между братьями составляла 22 года, поэтому младший брат находился под сильным влиянием авторитета старшего.

Николая с ранних лет готовили к службе на флоте, но отец, сам владеющий игрой на фортепиано, с шести лет привил любовь младшему сыну к музыке. Первоначально Николай увлекался только церковным пением и русским фольклором. В 9 лет мальчик сочинил первое вокальное произведение.

Николай Римский-Корсаков и его брат Воин Римский-Корсаков

В 1856 году подростка определили в Морской кадетский корпус. Переехав в северную столицу, Римский-Корсаков погрузился в культурную жизнь города и стал посещать оперный театр. Николай познакомился с музыкальными произведениями Джоаккино Россини, Джакомо Мейербера, Михаила Глинки, Людвига ван Бетховена, Амадея Моцарта и Феликса Мендельсона.

Юноша стал брать уроки игры на виолончели у педагога Улиха, затем занимался у пианиста Федора Канилле. В1862 году Николай Римский-Корсаков окончил морское училище. В этом же году юношу постигла тяжелая утрата – умер отец будущего композитора. Мать и старший брат перебрались в Санкт-Петербург.

Музыка

В 1861 году состоялось знакомство Римского-Корсакова и Милия Балакирева, основателя содружества «Могучая кучка». Дружба с талантливым музыкантом повлияла на развитие творческой биографии Николая Андреевича. Членами кружка также стали Ц. А. Кюи и М. П. Мусоргский. Позднее к содружеству присоединился А. П. Бородин. Идеологом «Могучей кучки» стал музыкальный критик В. В.Стасов.

Композиторы «Могучей кучки»

Милий Алексеевич вдохновил молодого композитора на создание крупного произведения – Первой симфонии оp. 1, эскизы к которой уже были созданы. К концу обучения в морском училище Николай завершил три части произведения и отправился в кругосветное плавание на клипере «Алмаз». Медленная часть симфонического цикла была написана спустя полгода после отплытия.

Вернувшись через три года в Санкт-Петербург, Николай Андреевич погружается в творчество. В первые же месяцы состоялась премьера Первой русской симфонии автора в исполнении оркестра под управлением Милия Балакирева на концерте Бесплатной музыкальной школы.

Николай Римский-Корсаков в детстве и юности

Под влиянием наставника Римский-Корсаков углубляется в изучение фольклора и создает симфоническую картину «Садко», музыкальный материал которой позднее был использован в одноименной опере. Новаторство композитора проявилось в использовании программности, а также в изобретении симметричного лада, который придавал музыке фантастическое звучание.

Римскому-Корсакову доставляло удовольствие экспериментировать с системами лада, так как сам композитор от природы был наделен цветным слухом. Тональность до мажор композитор воспринимал в белом цвете, ре мажор – в желтом. Ми мажор стал для Николая Андреевича символом морской стихии, ассоциируясь с оттенками синего цвета.

Позднее из-под пера музыканта появляется сюита «Антар» (Вторая симфония ор. 9). Оперный жанр композитор начинает осваивать с создания оркестровок произведений Александра Даргомыжского и Цезаря Кюи. Первая опера Римского-Корсакова появилась только в 1872 году и получила название «Псковитянка». В основу либретто легла одноименная драма Льва Мея. Премьера оперы состоялась через год в Мариинском театре.

В начале 70-х годов Николай Андреевич получает приглашение от ректората Санкт-Петербургской консерватории и становится профессором учебного заведения, не обладая при этом законченным музыкальным образованием. За 35-летнюю преподавательскую деятельность композитор воспитал плеяду музыкантов с мировыми именами, в число которых вошли Антон Аренский, Александр Глазунов, Михаил Гнесин, Александр Гречанинов, Михаил Ипполитов-Иванов, Анатолий Лядов, Николай Мясковский, Сергей Прокофьев, Игорь Стравинский.

Николай Римский-Корсаков за работой

Вместе со студентами, которым Николай Андреевич преподает композицию, инструментовку и оркестровку, композитор сам совершенствует профессиональное мастерство. Музыкант посвящает первые годы преподавания написанию полифонических, вокальных произведений, создает концерты для фортепиано, кларнета, тромбона, квинтет и секстет для инструментального ансамбля. В 1873 году выходит Третья симфония автора (op. 32).

В 1874 году Римский-Корсаков встает за дирижерский пульт. Спустя шесть лет талантливый музыкант уже выступал с оркестром в Москве, на «Всемирной выставке» в Париже, на «Concerts populaires» в Брюсселе. В середине 70-х композитор готовит к выпуску партитуры опер Михаила Глинки.

В 80-е годы появляются симфонические произведения Римского-Корсакова, которые снискали композитору мировую славу: оркестровая сюита «Шехеразада», «Испанское каприччио», увертюра «Светлый праздник», а также оперы «Майская ночь», «Снегурочка», «Млада».

В эти годы Николай Андреевич сотрудничает с Придворной певческой капеллой, руководит Беляевским кружком, управляет «Русскими Симфоническими концертами» в Санкт-Петербурге.

Портрет Николая Римского-Корсакова

Начало 90-х годов ознаменовалось спадом творческой деятельности композитора. В это время появляются философские и теоретические труды мастера, Николай Андреевич создает новые редакции ряда прежних произведений. В середине 90-х годов начинается новый этап оперного творчества Римского-Корсакова: появляются оперы «Ночь перед Рождеством» (1895), «Садко» (1896), «Моцарт и Сальери» (1897), «Царская невеста» (1898).

В начале XX столетия Римский-Корсаков сочиняет последние сказочные оперы: «Кащей бессмертный» (1902), «Сказание о невидимом граде Китеже…» (1904), «Золотой петушок» (1907). Популярность снискала тема интермедии для оперы «Сказка о царе Салтане» (1900), которая получила название «Полет шмеля».

Номер неоднократно перекладывался для сольного исполнения струнными народными инструментами, а также создавались редакции для фортепиано и гитары. В XX веке появились аранжировки произведения в стиле джаз, рок, хеви-метал.

С началом революционного движения в России в 1905 году Римский-Корсаков выступил в поддержку бастующих студентов вуза, в результате чего был уволен из консерватории, куда вернулся спустя время.

Личная жизнь

Личная жизнь Николая Римского-Корсакова сложилась благополучно. Будучи вхож в дом старшего коллеги А. С. Даргомыжского, на одном из творческих вечеров Николай обратил внимание на пианистку Надежду Николаевну Пургольд. В тот момент молодой музыкант как раз начинал работу над оперой «Псковитянка». Николаю Андреевичу требовался помощник для инструментовки нескольких оперных номеров, и он обратился к Надежде Николаевне.

Николай Римский-Корсаков с семьей

Совместное творчество повлияло на отношения молодых людей, в 1872 году состоялась свадьба. Через год в семье родился первенец – Михаил, который впоследствии стал зоологом и лесоведом. В 1875 году супруга подарила Николаю Андреевичу дочь Софию, будущую оперную певицу.

Спустя три года на свет появился сын Андрей, который позднее освоил профессию музыковеда, стал доктором философских наук. Владимир, младший сын Римского-Корсакова 1882 года рождения, работал альтистом в оркестре Мариинского театра. В 1884 году появилась на свет младшая дочь Надежда. У четы Римских-Корсаковых было еще два ребенка – Святослав и Мария, умерших в младенчестве.

Николай Римский-Корсаков

Супруга пережила Николая Андреевича на 11 лет и скончалась от оспы. Квартира на Загородном проспекте Санкт-Петербурга, где жили Римские-Корсаковы в последние годы, после революции была заселена приезжими. Только в 1971 году там разместился музей композитора, где была восстановлена обстановка времен жизни Николая Андреевича. В квартире размещены рукописи знаменитых опер и фото из семейного архива музыканта.

Смерть

Композитор скончался 8 июня 1908 года по ст.ст. от инфаркта, который получил после известия о том, что опера «Золотой петушок» запрещена к постановке. В это время Николай Андреевич находился в загородной усадьбе в Любенске.

Похороны Николая Римского-Корсакова

Могила музыканта первоначально находилась в Санкт-Петербурге на Новодевичьем кладбище, потом останки перезахоронили в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры.

Произведения

  • 1865 – Первая симфония
  • 1872 – «Псковитянка»
  • 1878 – «Майская ночь»
  • 1881 – «Снегурочка»
  • 1883 – Концерт для фортепиано с оркестром
  • 1887 – «Испанское каприччио»
  • 1888 – сюита «Шехеразада»
  • 1895 – «Ночь перед Рождеством»
  • 1896 – «Садко»
  • 1897 – «Моцарт и Сальери»
  • 1898 – «Царская невеста»
  • 1900 – «Сказка о царе Салтане»
  • 1907 – «Золотой петушок»

Творчество Римского-Корсакова:

Творчество Римского-Корсакова на протяжении многолетней деятельности (свыше 40 лет) подверглось изменениям, отражая потребности времени, эволюционировали и эстетические взгляды композитора, и его стиль. Римский-Корсаков формировался как музыкант в атмосфере общественного подъёма 60-х гг. под воздействием эстетических принципов «Новой русской музыкальной школы”. Важнейшие из них — стремление к народности, высокой содержательности, общественной значимости искусства — композитор пронёс через всю жизнь. Вместе с тем его в большей мере, чем других членов Балакиревского кружка, интересовали специфические внутренние проблемы искусства. Для Римского-Корсакова характерны выявление эстетического начала в каждом сочинении, стремление к красоте, совершенству выполнения. Отсюда — особое внимание к вопросам профессионализма и своеобразная эстетика мастерства, что сближало принципы Римского-Корсакова с общими тенденциями развития русского искусства конца XIX — начала XX вв., В творческом облике Римского-Корсакова много сходного с М. И. Глинкой. Прежде всего — гармоничность мировосприятия, внутренняя уравновешенность, тонкий артистизм, безупречный вкус, чувство художественной меры, классическая ясность музыкального мышления.

Круг тем и сюжетов, воплощённых Римским-Корсаковым, широк и многообразен. Как и все «кучкисты”, композитор обращался к русской истории, картинам народной жизни, образам Востока, он также затронул область бытовой драмы и лирико-психологическую сферу. Но с наибольшей полнотой дарование Римского-Корсакова выявилось в произведениях, связанных с миром фантастики и разнообразными формами русского народного творчества. Сказка, легенда, былина, миф, обряд определяют не только тематику, но и идейный смысл большинства его сочинений. Выявляя философский подтекст фольклорных жанров, Римский-Корсаков раскрывает мировоззрение народа: его извечную мечту о лучшей жизни, о счастье, воплощённую в образах светлых сказочных стран и городов (Берендеево царство в «Снегурочке”, город Леденец в «Сказке о царе Салтане”, Великий Китеж); его нравственные и эстетические идеалы, олицетворением которых служат, с одной стороны, пленительно-чистые и нежные героини опер (Царевна в «Кащее бессмертном”, Феврония), с другой — легендарные певцы (Лель, Садко), эти символы неувядаемого народного искусства; его преклонение перед животворной мощью и вечной красотой природы; наконец, неистребимую веру народа в торжество светлых сил, справедливости и добра — источник оптимизма, присущего творчеству Римского-Корсакова.

Отношение Римского-Корсакова к изображаемому также родственно народному искусству. По словам Б. В. Асафьева, «…между личным вчувствованием композитора и объектом его творчества встает прекрасное средостение: а как об этом думает и как бы воплотил свою мысль об этом народ?» Подобная отстранённость авторской позиции обусловила характерную для Римского-Корсакова объективность тона и преобладание эпических принципов драматургии в большинстве сочинений. С этим же связаны и специфические черты его лирики, всегда искренней и в то же время лишённой эмоциональной напряжённости,— спокойной, цельной и несколько созерцательной.

В творчестве Римского-Корсакова органично соединяется опора на русский музыкальный фольклор (главным образом древнейшие его пласты и на традиции национальной классики (Глинка) с широким развитием живописно-колористических тенденций романтического искусства, упорядоченностью и уравновешенностью всех элементов музыкального языка. Композитор вводит в свои произведения подлинные народные песни и создаёт собственные мелодии в духе народных. Особенно типичны для него архаизированные диатонические темы в сложных нечётных размерах, как, например, заключительный хор из «Снегурочки” на 11/4.) Песенные интонации окрашивают и лирическую (преимущественно, оперную) мелодику Римского-Корсакова. Но ей, в отличие от народных тем, более свойственны структурная законченность, внутренняя расчленённость и периодическая повторность мотивных звеньев. Типичны для Римского-Корсакова подвижные, богато орнаментированные мелодии инструментального характера, нередко вводимые и в вокальные партии фантастических оперных персонажей (Волхова, Царевна-Лебедь).

Развитие тематического материала у Римского-Корсакова обычно не ведет к коренным интонационным преобразованиям. Подобно всем «кучкистам”, композитор широко и многообразно использует вариационные приёмы, дополняя их полифонией — чаще подголосочной, но нередко и имитационной.

Гармоническое мышление Римского-Корсакова отличается строгой логичностью, ясностью, в нём ощущается рациональное организующее начало. Так, применение натуральных диатонических ладов, идущее от стилистики русской крестьянской песни и балакиревских принципов её обработки, обычно сочетается у Римского-Корсакова с простой трезвучной гармонизацией, использованием аккордов побочных ступеней. Существен вклад композитора в развитие колористических возможностей гармонии. Опираясь на традиции «Руслана и Людмилы”, он создал к середине 90-х гг. свою систему ладо-гармонических средств (связана, прежде всего, со сферой фантастических образов), в основе которой — сложные лады: увеличенный, цепной и особенно уменьшенный, с характерным звукорядом тон — полутон, т. н. «гамма Римского-Корсакова”.

Колористические тенденции проявляются также в opкестровке, которую Римский-Корсаков рассматривал как неотъемлемую часть замысла («одну из сторон души” сочинения). Он вводит в партитуры многочисленные инструментальные соло и, следуя заветам Глинки, предпочитает звучания чистых тембров густым смешанным краскам. Яркость и виртуозный блеск его оркестра сочетаются с прозрачностью и лёгкостью фактуры, отличающейся безупречной ясностью голосоведения.

О. Б. Степанов

Оперы «
Духовная музыка «
Симфоническая музыка «
Вокальная музыка «
Редактор, педагог, просветитель «

Antar, Op. 9

Композитор Дата премьеры 10.03.1869 Жанр Страна Россия

Симфоническая сюита на сюжет арабской сказки Сенковского (1868, окончательная редакция — 1897)

История создания

Сразу после окончания «Садко» Римский-Корсаков, еще не достигший 24 лет, но уже автор симфонических произведений, задумал следующее крупное оркестровое программное сочинение, которое первоначально назвал второй симфонией. «…Я, по мысли Балакирева и Мусоргского, обратился к красивой сказке Сенковского (барона Брамбеуса) «Антар», задумав написать симфонию или симфоническую поэму в четырех частях на ее сюжет. Пустыня, разочарованный Антар, эпизод с газелью и птицей, развалины Пальмиры, видение Пери, три сладости жизни — мщение, власть и любовь, — и затем смерть Антара, — все это было весьма соблазнительно для композитора, — пишет Римский-Корсаков. — Я принялся за сочинение в середине зимы (1867—1868 гг. — Л. М)… I и IV части «Антара» были окончены мною… и заслужили похвалу друзей, за исключением Балакирева, одобрявшего их несколько условно. Сочиненная тогда же II часть — «Сладость мести» в h-moll — оказалась совсем неудачною и была мною оставлена без употребления».

  • Римский-Корсаков в интернет-магазине OZON.ru

О. И. Сенковский (1800—1858), к сказке которого обратился композитор, был личностью весьма примечательной. Поляк, родившийся в Виленском уезде, он в ранней молодости, получив финансовую помощь Виленского университета, отправился в многолетнее путешествие по странам Ближнего Востока, где в совершенстве изучил арабский, турецкий и персидский языки, занимался исследованиями древних документов, записывал предания и легенды. По возвращении ему были предложены должности в Вильно и Варшаве, но он предпочел Петербург, где стал профессором университета, в 22 года возглавив кафедру восточных языков. В это время русского языка он почти не знал, но быстро овладел им, а также китайским, монгольским, маньчжурским и тибетским. Начались и его занятия литературой — первоначально с записей сказок, услышанных во время путешествий. К этим ранним литературным опытам относится и «Антар», вдохновивший Римского-Корсакова.

На некоторое время другая работа отвлекла композитора от большого замысла. Вернулся к нему он только летом, работая в пустой квартире брата, выехавшего с семьей на дачу. «В течение лета 1868 г. мною были сочинены: II часть «Антара» в cis-moll (вместо прежней неудавшейся h-moll’ной) и III часть («Сладость власти»). Таким образом, сочинение «Антара» в партитуре было вполне закончено к концу лета. Я назвал свое произведение — и довольно неудачно — второй симфонией, много лет спустя переименовав его в симфоническую сюиту. Термин сюита вообще был неизвестен нашему кружку того времени, да и не был в ходу и в западной музыкальной литературе. Тем не менее, называя «Антара» симфонией, я был не прав. «Антар» мой был поэма, сюита, сказка, рассказ или что угодно, но не симфония».

Первое исполнение нового сочинения состоялось 10 марта 1869 года в Петербурге в симфоническом концерте РМО под управлением Балакирева. Четыре части сюиты соответствуют эпизодам сказки Сенковского. «В «Антаре»… I часть есть свободное музыкальное изображение следующих один за другим эпизодов рассказа, объединенных в музыке всюду проходящей главной темой самого Антара» («Летопись»).

Партитуре композитор предпослал развернутую программу:

«I. Прекрасна шамская пустыня; прекрасны развалины Пальмиры, города, построенного злыми духами, но Антар, краса пустыни, не боится их и гордо стоит среди разрушенного города. Антар оставил людей навсегда и поклялся ненавидеть их, так как они заплатили ему злом за добро.

Но вот показывается газель, легкая и прелестная; Антар готов ее настигнуть, вдруг страшный шум раздался в тишине и воздух омрачился черной тенью; чудовищная птица преследовала газель. Вмиг Антар переменил свое намерение, и копье его вонзилось в чудовище, которое с криком улетело; через мгновение исчезла и газель. Антар, оставшись один среди развалин, размышляя о случившемся, вскоре заснул…

И вот он увидел себя в чертогах, где множество невольниц служили ему и услаждали слух. То было жилище царицы Пальмиры пери Гюль-Назар. Пери была та самая газель, которую он спас от преследования злого духа. В благодарность пери обещала Антару три великие сладости жизни, и когда Антар решился испытать их, видение исчезло, и он очнулся среди развалин.

II. Первым наслаждением, дарованным Антару царицей Пальмиры, была сладость мести.

III. Вторым наслаждением была сладость власти.

IV. Вновь Антар появляется в развалинах Пальмиры; третьим и последним наслаждением была сладость любви. Антар умолял пери отнять у него жизнь, лишь только заметит в нем малейший признак охлаждения, и она клялась исполнить это.

Когда, после долгого обоюдного счастья, однажды заметила пери, что он рассеян и задумчиво смотрит вдаль, то тотчас угадала причину; тогда она страстно обняла Антара, огонь ее сильной искрой перелетел в его сердце… и пери с последним поцелуем соединила душу Антара со своей, и он уснул навеки на груди ее (Сюжет из арабской сказки Сенковского.)».

Музыка

Первая часть открывается темой пустыни. Ее рисуют вытянутые суровые аккорды фаготов и валторн, поддержанные еле слышными ударами литавр. К ним присоединяются струнные с короткими мотивами, переходящими к деревянным духовым. После небольшого вступления в теплом тембре альтов возникает тема Антара, в которой раздумье сочетается с мужественностью. По свидетельству композитора, она навеяна некоторыми мелодиями из оперы Кюи «Вильям Ратклиф». Обе темы — пустыни и Антара — некоторое время чередуются, после чего вступает прихотливая, в восточном духе, изящно оркестрованная (флейтовая мелодия на фоне арпеджио арф, взволнованного, словно скачущего ритма, отбиваемого скрипками, и непрерывно тянущегося звука валторн) тема Гюль-Назар — газели. Дальнейшее течение музыки живописует схватку Антара с грозной птицей. Ее композитор передает непрерывным тремоло струнных, на фоне которого звучат «клевания» (определение Бородина) страшного джинна. Свистящая нисходящая октава у флейт и высоких струнных со специфическим звучанием флажолета изображает меткий удар копья. Победа одержана. Одинокое звучание сначала темы Гюль-Назар, а следом за ней Антара переводит музыкальное повествование в следующий эпизод — в чертогах пери. Его открывают легкие аккорды флейт на фоне вытянутых звуков валторн и деревянных инструментов пианиссимо. Атмосферу волшебства помогают создавать тихие созвучия у скрипок, отдельные пиццикато виолончелей. Появляющаяся далее изящная мелодия заимствована композитором из имевшегося у Бородина сборника арабских мелодий Алжира, составленного Ф. Сальвадором-Даниелем. На этой мелодии, неторопливо развивающейся, подвергающейся вариационным изменениям, строится центральный раздел, изысканно инструментованный, с легкими пассажами флейт и засурдиненных скрипок, переливами арфы. После большой сольной каденции арфы несколько раз звучит тема Гюль-Назар, затем — тема Антара. Заключает часть, обрамляя ее, тема пустыни. Последние такты с темой Антара, интонируемой струнными, флейтами и английским рожком, рисуют героя, оставшегося в пустыне.

Вторая часть — «Сладость мести» — по словам композитора «построена всего лишь на одной основной теме самого Антара и вступительной фразе грозного характера. Первая тема есть, в сущности, разработка мотивов темы Антара и вступительной фразы…» Она начинается рокотом большого барабана и литавр, тремоло струнных. Затем появляются восходящие ходы. Звучность нарастает, разворачивается картина битвы, в которой тема Антара в тембре медных духовых звучит решительно, мужественно, воинственно. Слышатся призывные фанфары, непрерывное движение имитирует топот коней, удары тарелок звучат, словно лязг оружия. Внезапно все обрывается. Кончилась битва. Тема Антара в изложении скрипок и гобоя завершает часть.

Третья часть — «Сладость власти». Это «род торжественного марша … с побочною певучей восточной мелодией и заключением на теме Антара, — пишет композитор в «Летописи». — Род средней части и легкой разработки обеих главных тем, возвращение к главной теме марша, переход к заключительной антаровой теме и кода из побочной восточной темы. В заключение расходящийся ход аккордов на восходящей 8-ступенной гамме — тон, полутон, тон, полутон и т. д., уже примененной однажды в «Садко». <…> Мне кажется, что возможность выразить сладость мести и власти была удачно понята мною с помощью внешней стороны; первая — как картина кровавой битвы, вторая — как пышная обстановка восточного властелина». Часть открывается помпезным звучанием духовых групп оркестра в сопровождении большого барабана с темой маршевого характера, носящей ориентальный оттенок. Звучание расширяется — подключаются остальные инструменты. Певучая тема, возникающая у скрипок — снова подлинная, хотя и несколько измененная, мелодия из того же сборника Сальвадора-Даниэля. Она широко развивается, приводя к теме Антара — величественной, в мощном звучании тромбонов и тубы. На этих трех образах строится часть, завершаемая аккордами tutti.

Четвертая часть — «Сладость любви» — основана на подлинной арабской мелодии, «…тема IV части была дана мне А. С. Даргомыжским с его гармонизацией, а им взята из сборника арабских мелодий Христиановича. Для начала Adagio этой части я сохранил оригинальную гармонизацию Даргомыжского», — читаем в «Летописи». Финал сюиты открывается небольшим быстрым вступлением (Allegretto vivace), в котором повторен эпизод из первой части, рисующий чертоги пери Гюль-Назар (пассажи флейт на фоне тянущихся звуков валторн). Основной раздел начинается в скупой оркестровке — арабскую мелодию, интонируемую английским рожком, сопровождает двухголосие фаготов. Появляются темы Антара и Гюль-Назар, принимающие нежный, мечтательный характер. Он сохраняется на протяжении всего финала, который и завершается этими двумя темами в тихих истаивающих звучаниях.

Л. Михеева

Художественные идеи «Садко» получили развитие в многочастном симфоническом цикле «Антара». К сюжету этой восточной сказки О. И. Сенковского Римский-Корсаков обратился по совету Мусоргского и Балакирева. И здесь снова сказалась обобщающая направленность мышления композитора. Например, восточная тема в романтически-байроническом ее преломлении связана не только с сочинявшейся одновременно балакиревской «Тамарой», но также с «Саламбо» Мусоргского, фрагментами которой Римский-Корсаков восхищался.

(С Востоком Мусоргского, запечатленным в «Саламбо», косвенно связаны музыкальные образы двух средних частей «Антара» — «Мщение» и «Власть» (именно о них идет речь в переписке друзей). Кроме того, основная тема «Власти» («восточный марш») состоит в некотором родстве с темой раннего «Марша Шамиля» Мусоргского, а фигурационный остинатный фон в первоначальном варианте «Мщения» был построен на начальной попевке-фигурации «Ивановой ночи». В окончательном варианте рисунок фигурации иной, но форма, как бы заданная «Ивановой ночью», остается.)

Характеристика главного героя, по замечанию самого автора, «сочинена под влиянием некоторых фраз Вильяма Ратклифа». Главную тему четвертой части — арабскую мелодию из сборника Христиановича — Римскому-Корсакову дал Даргомыжский с собственной ее гармонизацией, из рук Бородина получил он сборник Сальвадора-Даниэля, где нашел темы для первой и третьей частей. Известно, что один из двух основных лейтмотивов «Антара» — пери Гюль-Назар — был привезен с Кавказа Балакиревым, который намеревался использовать тему в неосуществленной опере «Жар-птица».

При всем том конечный художественный результат оказался необыкновенно ярким и самобытным. По напряженности, остроте экспрессии рядом с «Антаром» в творчестве Римского-Корсакова 60–80-х годов могут быть поставлены лишь отдельные страницы «Псковитянки» и «Снегурочки», один-два романса, «Ночь на горе Триглаве» из «Млады».

В весьма хвалебной рецензии Кюи на премьеру «Антара» говорится, однако, что четвертая часть («Сладость любви») увлекательна и поэтична, но «несколько холодна для выражения упоения любовью». Здесь отразилось, видимо, среднее мнение публики: на премьере (в концерте Бесплатной музыкальной школы 10 марта 1869 года) сочинение прошло благополучно, но не более того; враждебная кучкистам пресса искала в музыкальном тексте прямые соответствия опубликованной программе и недоумевала относительно возможности выразить в музыке «Сладость власти» или «Сладость мщения».

Между тем «Антар» — это прежде всего лирическое высказывание художника. И дело даже не в решении образа главного героя (единственный в творчестве Римского-Корсакова байронический образ), а в том, что первое же обращение к ориентальной теме (правда, «Антару» предшествовало несколько «восточных» романсов) высвободило в художнике скрытые до поры силы. Тут пригодились, вероятно, и впечатления от далеких теплых стран и морей, полученные во время путешествия на «Алмазе». Произведение Римского-Корсакова «не столько иллюстрирует или перелагает сказки Сенковского на музыкальный язык, сколько досказывает недосказанное словом, — писал Б. В. Асафьев. — Восстановлением красочно-звуковой стороны и звукоатмосферы места, вернее — исполнением воображаемого пространства действия музыкальными светообразами, Римский-Корсаков обогащает сказку реальной данностью, красками природы и воздухом различной степени напряженности. <…> «Обычное население»… сказочных мест становится… глубоко одушевленным: вокруг него природа и воздух!». Асафьев указал также на основополагающий для всего творчества композитора смысл парности «Садко» и «Антара»: «В «Антаре» выявилось параллельное национально-русскому лицо композитора: значение его русской музыки о Востоке и русской восточной музыки соревнуется с его русской сказочной звукописью. Восток Римского-Корсакова постоянно с ней перемежается, составляя некое двуединство».

Часто цитируется тот фрагмент восьмой главы «Летописи», в котором Римский-Корсаков, уже зрелый мастер, удивляется «складности и логичности» строения «Антара», написанного им в 24 года «помимо всяких посторонних влияний и указаний», тому, с какой легкостью была решена им трудная задача сочетать «повествовательное» и «чисто лирическое» начала.

«Антар» — не симфония в общепринятом смысле, но, вероятно, и не сюита, как назвал ее автор во второй редакции: это сложный жанр, включающий элементы оперной и, быть может, даже балетной драматургии («дуэты» Антара и пери в крайних частях, торжественный марш в третьей части). Традиционной симфонической разработки здесь почти нет, организующий принцип большинства разделов — рондо и вариации, часто многотемные; в первой и четвертой частях есть фрагменты «свободного музыкального изображения следующих один за другим элементов рассказа, объединенных в музыке всюду проходящей темой самого Антара».

Композитор полагал, что «»Антар» представлял значительный шаг вперед в гармонии, фигурации, контрапунктических попытках и оркестровке по сравнению с «Садко»». Можно смело назвать этот шаг огромным: не говоря уже о тончайшей звукописи, достаточно вспомнить прекрасные гармонии пустыни во вступлении первой части, исключительную по смелости характеристику злого волшебника в образе птицы, как бы внеладовый линеарно-гармонический склад «Мщения», «варварское», но гармонически изысканное завершение «Власти» и многое другое.

М. Рахманова

22 марта 1869 года в концерте Русского музыкального общества впервые прозвучала симфоническая сюита Н. А. Римского-Корсакова «Антар» (первоначально названная второй симфонией).

Дирижировал М. А. Балакирев, который (вместе с М. П. Мусоргским) был инициатором создания этого оригинального сочинения.

Сюита «Антар» — программное симфоническое произведение, написанное на сюжет одноименной сказки О. И. Сенковского. Двадцатичетырехлетнего композитора привлекли поэтичное содержание сказки, ее живописный восточный колорит, яркие образы разочарованного, ушедшего от людей Антара и прекрасной пери, дарующей Антару три великие сладости жизни, — сладость мщения, сладость власти и сладость любви.

Следуя традициям «Руслана и Людмилы» Глинки, Римский-Корсаков создал произведение восточного характера как по тематическому материалу, так и по приемам гармонизации и оркестровки. В основу сюиты положены подлинные восточные мелодии, арабские и алжирские.

Вместе с симфонической картиной «Садко», написанной годом раньше, «Антар» подготовил создание гениальной сюиты «Шехеразада» (1888).

Спустя почти тридцать лет после сочинения «Антара», в 1897 году, Римский-Корсаков вернулся к своему юношескому произведению и создал новую редакцию сюиты, переинструментовав ее и частично переделав.

При жизни композитора «Антар» неоднократно исполнялся в концертах. Он вошел в программу концерта русской музыки на Всемирной выставке в Париже в июне 1889 года.

Под непосредственным впечатлением второй части «Антара» («Сладость мести») И. Е. Репин задумал свою известную картину «Иван Грозный и сын его Иван».

«Антар» представляет произведение замечательное как по новизне и красоте музыки, так и по изумительно блестящей и колоритной инструментовке».

А. П. Бородин

Фонд «Бельканто» организует концерты в Москве, в которых звучит музыка Николая Римского-Корсакова. На этой странице можно посмотреть афишу предстоящих концертов в 2020 г. с музыкой Николая Римского-Корсакова и купить билет на удобную вам дату.

Николай Римский-Корсаков (6 марта 1844 — 8 июня 1908 г.г.) — выдающийся русский композитор, музыкально-общественный деятель, педагог — оставил огромное творческое наследие. Оно включает 15 опер, 3 симфонии, ряд оркестровых сочинений, романсы. Ему принадлежат также два сборника русских народных песен, книги и статьи по различным вопросам музыкального искусства. Индивидуальность Римского-Корсакова наиболее полно раскрылась в его операх. Они отмечены горячим интересом к истории, быту, поэтическим представлениям и обычаям народа. В них широко использованы мотивы народных былин и сказок, сокровища русского песенного фольклора.

Николай Андреевич Римский-Корсаков родился недалеко от Петербурга. Музыкальные способности мальчика проявились рано, но по семейной традиции в 12-летнем возрасте его определили в Морской корпус в Петербурге. В 1861 г. он завязал тесные творческие связи с кружком Балакирева (‘Могучей кучкой’), в который входили Кюи, Мусоргский, а несколько позднее — Бородин.

Общение Римского-Корсакова с балакиревским кружком было прервано двухлетним кругосветным плаванием, которое послужило источником разнообразных впечатлений, отразившихся в творчестве. Наиболее значительные произведения раннего периода — симфоническая картина ‘Садко’ и опера ‘Псковитянка’ (1872). В 1871 году Римский-Корсаков был принят в число профессоров Петербургской консерватории и занимал эту должность на протяжении почти сорока лет.

Творчество Николая Андреевича Римского-Корсакова — явление уникальное в истории русской музыкальной культуры. Дело не только в огромном художественном значении, колоссальном объеме, редкой многосторонности его творчества, но и в том, что деятельность композитора охватывает почти целиком очень динамичную эпоху в отечественной истории — от крестьянской реформы до периода между революциями.

Таким образом, творчество Римского-Корсакова уже чисто в хронологическом плане составляет как бы стержень русской классической музыки, соединяющее звено между эпохой Глинки — Даргомыжского и XX веком. Синтезируя достижения петербургской школы от Глинки до Лядова и Глазунова, вбирая в себя многое из опыта москвичей — Чайковского, Танеева, композиторов, выступивших на рубеже XIX и XX веков, оно всегда было открыто для новых художественных веяний, отечественных и зарубежных.

Римский-Корсаков Николай Андреевич (1844—1908), композитор, дирижёр, педагог.

Родился 18 марта 1844 г. в Тихвине Новгородской губернии. К музыке имел склонность с детства, но вначале избрал карьеру морского офицера. В 1856 г. поступил в Морской корпус в Петербурге. Правда, занятий музыкой не оставил.

Знакомство в 1861 г. с М. А. Балакиревым и его кружком имело огромное значение для дальнейшего развития таланта композитора.

Однако в 1862 г. по окончании Морского корпуса Римский-Корсаков отправился в трёхлетнее кругосветное морское путешествие на клипере «Алмаз». По возвращении в 1865 г. Николай Андреевич поселился в Петербурге и, не оставляя службы во флоте, всецело занялся музыкальным образованием под руководством Балакирева. Его первым крупным сочинением стала Первая симфония (1865 г.). Затем появились «Увертюра на русские темы» (1866 г.), «Сербская фантазия» (1867 г.), симфоническая картина «Садко» (1867 г.), Вторая симфония («Антар», 1868 г.), ряд ярких поэтичных романсов (всего композитором написано 79 романсов).

Успех этих сочинений был столь велик, что в 1871 г. Римского-Корсакова пригласили в Петербургскую консерваторию на должность профессора инструментовки и свободного сочинения.

В 1873 г. Николай Андреевич окончательно оставил службу во флоте и получил должность инспектора военных оркестров флота (которую занимал вплоть до её ликвидации в 1884 г.), совмещая её с профессорскими обязанностями в консерватории.

Главным жанром в творчестве композитора стала опера. Свою первую оперу «Псковитянка» он написал в 1872 г. В 1879 г. появилась «Майская ночь» на сюжет Н. В. Гоголя. В 1881 г. Римский- Корсаков создал, пожалуй, самое вдохновенное своё произведение — оперу «Снегурочка» на сюжет весенней сказки А. Н. Островского.

После опер «Млада» (1892 г.) и «Ночь перед Рождеством» (1895 г.) композитор вновь обратился к былинным образам. Так была написана опера «Садко» (1896 г.), которая сразу получила широкую известность и популярность.

Римский-Корсаков стал основоположником жанра оперы-сказки. Заслуги его как педагога также велики. Николай Андреевич воспитал около 200 композиторов, среди которых А. К. Глазунов, А. С. Аренский, И. Ф. Стравинский, С. С. Прокофьев.

Римский-Корсаков — автор учебника «Основы оркестровки», двух учебников по гармонии, многочисленных музыкальных статей.

Умер 21 июня 1908 г. в усадьбе Любенск близ Луги (ныне в Ленинградской области).

Близкие темы Комментарии

  • Аноним 24 Май 2020 в 19:31

    Спасибо! Самая нужная информация!

  • Аноним 17 Апрель 2020 в 23:10

    Спасибо большое ! Все очень понятно

  • Волчье Лыко 11 Апрель 2020 в 18:31

    Мне, если честно, понравилось. Всё кратко и понятно. Спасибо!!!

  • Аноним 10 Март 2020 в 20:11

    Мне вообще не понравился вообще непонятно☦

  • Лёша 5 Март 2020 в 14:27

    А информацию про родителей, женат не жена, про детей на каких инструментах играл? Где это всё?!

  • Какашка 9 Февраль 2020 в 13:09

    Всё очень хорошо но лучше сделать по больше текста

  • Тумба — юмба 30 Январь 2020 в 15:33

    Да круто всё в кратком содержании, но там не написано кем являлась его мать, отец, были ли у него дети

  • бинго 21 Январь 2020 в 17:27

    спасибо я наверное получу пять

  • Аноним 16 Декабрь 2019 в 19:21

    Супер! Пять получила

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *