Папа показал дочке как делаются дети, видео

Мария и Александр познакомились в 2011 году. Вскоре родился и их сын, которого назвали в честь отца. Но жизнь не заладилась, пишет «МК Эстония».

”Последней каплей стало то, что когда мы пришли в гости поздравить ребенка с днем рождения, он ударил меня, — жалуется Наталья, бабушка мальчика и мама Марии. — Он не любил гостей и требовал, чтобы дочь предупреждала его каждый раз, когда кто-то собирается прийти. И приходил домой с работы, чтобы присутствовать. В этот раз он не пускал ребенка ко мне, хотя я пришла поздравить именно ребенка с днем рождения, а потом и вообще применил физическое насилие”.

Это подтверждается и документами: было возбуждено уголовное дело, и в итоге Александра, который согласился с тем, что он это совершил, признали виновным и обязали выплатить штраф в размере 500 евро.

Не хватило доказательств

”После этого дочь забрала ребенка и ушла от него, — рассказывает бабушка мальчика. — И подала в суд на развод и прекращение совместной опеки. А он подал в суд на установление порядка общения. Требовал, чтобы мальчик оставался у него с ночевками”.

Мама и бабушка были категорически против.

”После того, как они разошлись, он несколько раз брал к себе ребенка. После этого внук стал говорить слова ”пися” и ”попа”, рассказывал про всякие непотребности, которые вытворял с ним отец, — рассказывает бабушка. — Также ребенок постоянно поправлял трусики и штанишки, ему все время что-то в той области мешало. Едет в автобусе и нараспев: ”Пи-и-ся, пи-и-ся”. Люди смотрят, мы не знаем уже, как отвлечь”.

Наталья добавляет, что ребенок после визитов к отцу также не мог больше умываться — как только на него попадали брызги, он впадал в истерику. После расспросов он признался: ”Папа писал на меня капельками!”

Мария и Наталья побежали в полицию, где написали заявление с просьбой проверить, что на самом деле происходило между отцом и сыном.
”И, разумеется, мы были против дальнейших их встреч, — категорически говорит бабушка. — Ведь неизвестно, что он там с ребенком вытворял”.
Тем не менее, по словам Натальи, папа как-то пришел к сыну в садик и стал ему угрожать.

”Мол, если ты будешь рассказывать кому-то, что было в квартире, я тебя увезу в лес и выброшу в речку, — передает она слова. — И маму с бабушкой тоже убью. После этого ребенок во время тихого часа в садике описался, а потом и вовсе отказался в садик ходить — боялся, что папа снова туда придет”.

Тем временем полиция возбудила уголовное дело и вызвала маму с Сашей на допрос.

”После допроса следователь вышла вся белая и сказала, что да, ребенок все подтвердил и на кукле показал, и она будет звонить прокурору”, — описывает ситуацию бабушка мальчика.

Мария заплакала. Ребенок был признан потерпевшим и в рамках программы помощи жертвам посещал песочную терапию.

Допросили потом бабушку и маму, но затем что-то пошло не так.

”Саша стал рассказывать новые подробности, — говорит бабушка. — Но когда следователь его второй раз вызвала на допрос, она не смогла его нормально разговорить, и он на многие вопросы отвечал, что не помнит. В итоге они не нашли ничего лучшего, как закрыть дело. Мол, вина мало доказана, все сомнения трактуются в пользу подозреваемого. Но почему не в пользу ребенка?”

Из решения прокуратуры о закрытии дела можно вычитать, что следователь пришла к выводу, что бабушка и мама якобы специально настраивают ребенка против отца, чтобы повлиять на исход судебного дела.

Справка справке рознь

Тем временем вовсю шел процесс в суде. Бывший муж Марии решил забрать ребенка себе.

”И суд встал на его сторону! — возмущается Наталья. — Назначили ребенку, отцу и дочери экспертизу, чтобы выяснить, были ли совершены преступления сексуального характера по отношению к ребенку. А вместо этого эксперты заявили, что у дочери — паранойя по отношению к бывшему мужу, она как бы делает из ребенка жертву и не видит его будущего!”
Бабушка не понимает, что значит ”мать не видит будущего ребенка”? И показывает справки из подготовительной школы, где педагоги рассказывают об успехах мальчика, бумаги из футбольного клуба, где ребенок занимается с трех лет, характеристику из детского сада, где хвалят его способности.

Как выясняется из заключения, немаловажную роль сыграла и обеспокоенность Марии по поводу своего ребенка. Из документов следует, что ребенок часто болел и Мария обращалась с ним к врачу. Также у него время от времени, как следует из выписки, преимущественно после встреч с отцом, возникал нервный тик и другие нарушения, свидетельствующие о стрессе и психологическом напряжении. Так вот, эксперты сочли, что мать слишком уж часто обращается по поводу здоровья к врачу. И в заключении говорится, что она таким образом ”делает из него жертву”.

”Что же касается отца, то специалисты, просто побеседовав с ним, пришли к выводу, что он ”не мог совершать действий сексуального характера по отношению к своему сыну!” — возмущается бабушка. — То есть беседы достаточно, чтобы одной поставить диагнозы ”паранойя” и ”синдром Мюнхгаузена”, а второго — полностью обелить…”

Она показывает и справку от психиатра, к которому Мария сходила после экспертизы. В справке черным по белому указано, что отклонений у нее не выявлено.

”Тем не менее, суд не принял это во внимание, хотя этот известный психиатр с именем был готов прийти в суд и давать показания, — возмущается Наталья. — То есть одно заключение специалистов суд принимает во внимание, а другое — нет? Но это же противоречит закону, согласно которому суд должен уделять одинаковое внимание всем доказательствам и не отдавать предпочтение тому или иному”.

Она приводит еще один пример, который ее крайне возмущает.

”После того, как полиция закрыла уголовное дело, видеозапись, где ребенок рассказывает все, что сотворил с ним отец, посмотрела психолог с многолетним стажем Юлле Кальвик. И пришла к заключению, что ребенок описывает все то, что с ним действительно происходило, — говорит бабушка. — Что ребенка действительно домогался его отец, а мальчик был вынужден терпеть все эти домогательства на протяжении долгого времени. И в ближайшие два года не должно быть категорически никаких встреч с ним, а потом — только в присутствии мамы. Иначе он потеряет доверие и к маме”.

Тем не менее, суд не принял эту бумагу во внимание, мол, она лишь смотрела видео, а не встречалась с ребенком лично.

”И когда она встретилась с ним, то вообще была в ужасе от того, что малыш пережил. Написала заключение, однако это вообще не повлияло на исход дела — как будто его и не было”, — возмущается бабушка.

Быть другой

NT: Какой у нее характер?

Сильный. Всех строит. Меня и отца она уважает и никогда на нас не обижается: мы для нее авторитет, на который она хочет ориентироваться, потому что знает: мы в своей жизни что-то сделали. А вот с нянями — она их ломает через колено. Поэтому мне приходится каждый раз объяснять: близко не подпускаем, на шею не даем садиться, при этом достоинство не унижаем, договариваемся, только мотивация, больше ничего не работает. Слово «должен» не работает. Поэтому держите дистанцию. У меня есть несколько подруг, у кого даунята: они все разные и все — индивидуальности, личности.

NT: Маша переживает, что она — другая?

Она как-то прочитала в интернете — а она сидит везде — в Фейсбуке, в Вайбере, примчалась ко мне с опущенным лицом: «Есть какая-то болезнь, есть какой-то Даун, я ничего не понимаю, я что — больна?» Расстроилась. Я говорю: «Маш, ты вылечилась, что-то было, но оно все кончилось». И она успокоилась. Она недавно участвовала в рекламной кампании по Первому каналу, танцевала и говорила: «Синдром Дауна — это не болезнь», это был ее текст. Слава богу, у них есть защита — отсутствие обратной связи, поэтому она не страдает, страдаю я из-за нее.

NT: Чем она сейчас занимается?

Учится в государственном колледже, который в том числе дает и профессию разным детям — и даунятам, и аутистам, и другим. Специализация Маши — озеленитель: я считаю, что это самое приятное — копаться в земле, что-то выращивать. А кто-то учится на переплетчика, кто-то — на швейных машинках.

NT: Маше нравится заниматься озеленением?

Конечно, она мечтала о другом — она мечтала быть парикмахером, мечтала делать массаж. Я ей объяснила: «Бесполезно, тебя не подпустят ни к одному клиенту» — нужны справки, а если в справке написано «синдром», не разрешат работать.

Маша — Золушка, принц — Саркис Акопян

NT: Она еще играет в спектакле «Золушка»?

Да, это частная инициатива — театр, с трудом собирают деньги. Плюс она ходит еще в пластический театр — он полугосударственный. Она очень хорошо ловит ритм, обожает танцевать, причем так же, как и я, не любит парного танца, подчинения четким правилам — она соло, она вся в экспромте. Живописью занимается — стала писать очень неплохие картины. Читает только то, что ей хочется: в свое время увлеклась историей — что где происходило, проглатывала толстенные энциклопедии, потом охладела. Очень нравится ей «Гарри Поттер», посмотрела все серии, начала читать. А вот «Евгений Онегин» у нас не пошел. Обожает, к сожалению, петь — долго это выносить невозможно, поет в караоке, знает миллион советских песен, обожает Киркорова и Пугачеву: Алла Борисовна однажды приехала к ней на день рождения, подарила ей кучу платьев — это был праздник. Очень любит классическую музыку, учили играть на пианино — ни фига. Плавает, участвует в соревнованиях с такими же детьми. Очень любит кататься на роликах — отец научил. У этих детей очень плохо с балансом — изначально, генетически, а я где-то прочитала, что если научить балансу и держать равновесие, то это очень развивает абстрактное мышление: у этих детей образное мышление, абстрактного почти нет — поэтому так трудно с математикой, а чувство баланса развивает интеллект. Так отец совершил подвиг — научил ее кататься на горных лыжах, а я — на велосипеде.

NT: 18 лет — она влюблена?

Каждый день. То звонит папе: «Я хочу выйти замуж за этого мальчика», потом влюбляется в другого, я им билеты туда, сюда, на «Красавицу и чудовище» — ходили, но пока, по-моему, это не глубокие чувства.

NT: За вашими выступлениями следит?

Постоянно. Говорит: «У меня мама — политический деятель, она читает мастер-класс. У меня мама — Хакамада, она звезда!» А недавно, после ваших фотосессий, пришла, рассказывает: «Ты знаешь, меня все время снимают. Я скоро буду звездой, такой же, как ты». Ха-ха-ха…

Эти дети всегда, если создать им условия, пытаются быть счастливыми. Они не обращают внимания на мелочи. Они могут много болеть и при этом вытаскивать позитив из того, что хотя бы сегодня им не делают уколы.

ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО ТЕБЕ НУЖНО ЖИТЬ ВЕЧНО, ЧТОБЫ МАША БЫЛА СЧАСТЛИВОЙ, И ТЫ ЭТО ОСОЗНАЕШЬ, ЧТО ЕЕ СЧАСТЛИВЫЙ МИР ОБУСТРАИВАЕШЬ ТЫ, А ТЫ — НЕ ВЕЧНАЯ

Неожиданный поворот

Отец ребенка, узнав, что заключение составляла Кальвик, написал ей письмо, в котором просил ее, как только Мария еще раз придет к ней на прием, немедленно уведомить его об этом.

”Он пытается все контролировать, — говорит бабушка. — И, по мнению Кальвик, педофилы всячески отрицают то, что они ведут себя ненормально, а также пытаются воздействовать на свидетелей”.

В итоге назначили экспертизу, на основании которой было внезапно решено, что Мария ведет себя не нормально по отношению к ребенку и его отцу, и суд принял решение отдать ребенка на проживание папе.

”Это было ужасно! Я ребенка три года выхаживала после того, что он с ним делал, и ни полиция, ни суды не смогли малыша защитить. Как мы уговаривали его туда пойти… — рассказывает со слезами на глазах Наталья. — Он до этого и слышать не хотел ничего о папе, а тут нужно уговорить его пойти к нему! Мы сказали ему, что это на чуть-чуть, что вечером мы его заберем. Если бы он знал, что это навсегда, он бы никогда туда не пошел…”

В тот же вечер ребенок позвонил около полуночи маме и сказал: ”Мама, забери меня скорее отсюда!” Но когда Мария пришла в квартиру, где был бывший муж с ребенком, он ее даже не пустил на порог. Она вызвала полицию, чтобы все же увидеть сына и убедиться, что с ребенком все нормально.

”Когда прибыл патруль, он сказал, что офицер штаба. Те сразу сникли, — описывает Наталья. — Он всегда так: наденет форму, начинает говорить по-эстонски и сразу же располагает к себе. В общем, ситуация ужасная. Ночь на дворе, ребенок не спит, хочет к маме, а он его не пускает… Мы внуку дали и телефон, и планшет, но отец сменил номер, и после этого давал ему сказать только по телефону два-три слова, и связь обрывалась”.

Соцработник по месту жительства, по ее словам, встала в этой ситуации на сторону отца. Долгое время мать не видела своего ребенка. И только когда Мария написала напрямую старейшине, ей дали увидеть сына.

”Он был забитый, боялся слово лишнее сказать, все время оглядывался на отца, — описывает бабушка. — Худой, синяки под глазами, какой-то осунувшийся”.

В итоге Мария и Наталья потратили огромные суммы денег на суды, чтобы защитить своего ребенка от отца, который, по словам малыша, делал с ним страшные вещи, а в итоге мальчика отдали отцу, и они теперь его могут лишь изредка видеть.

”Ладно, пусть полиция и прокуратура не увидели в его действиях состава преступления… — говорит Наталья. — Но ребенок теперь постоянно живет в этих условиях, он полностью во власти отца, он может делать с ним теперь все это безнаказанно. Он же полностью лишит его детства! А суды встали на его сторону, и все попытки защитить мальчика и спасти его психику потерпели поражение…”

Она говорит, что дочь продала машину, что они обе работают только на адвокатов, однако все суды — на стороне отца.

Стихи на завтрак

NT: И как это было?

Хорошо. Спокойно. Были приколы, но я поняла, что я слишком болезненно отношусь к этим приколам, потому что я забыла, как выглядят нормальные дети. У меня же старший сын давно вырос, и я решила, что все, что нехорошее делает Маша, это связано с ее особенностями. А потом мне Елена Антоновна сказала: «Ира, давайте я вас возьму в детский сад, и вы посмотрите на нормальных детей — что они вытворяют…» Я посмотрела — и успокоилась.

Короче, мы притирались друг к другу, и вдруг, когда Маше исполнилось 14 лет, я поняла, что у меня появилась подружка. Например, с ней удивительно ходить в магазины. Приходим. Маша: «Ты будешь здесь мерить?» — «Да». — «Я пойду на улицу, посижу на скамеечке». И все, и сидит там, книжки свои смотрит. Я куплю какие-то тряпки, Маша: «Ой, как красиво на тебе это сидит!» — «А тебе?» — «Нет, мне ничего не надо». То есть у человека ни зависти нет, ни жадности, ничего — сто процентов доброты. 14 лет — переходный возраст, подростки очень тяжелые — я помню, я же воспитала не только собственного сына, а и приемного, я знаю, что это такое. А тут… Маша каждое утро приходит ко мне и говорит: «Мамочка, я тебя так люблю! Я пошла в школу. Любимая моя, я тебе стихи сочинила»… И дальше белый стих: «Любимая моя мама, я не могу без тебя жить, ты идешь утром на работу, ты там работаешь, работаешь, а я сижу в школе и думаю о тебе, какая ты у меня красивая — Хакамада». Такое утром получить — это же обалдеть! И после этого я заговорила. Да и что-то вокруг стало меняться: появился фонд «Даунсайд Ап», появились программы, инклюзивные школы — в одну из них, когда ей было 7 лет, пошла и Маша.

«Это Машка обиделась», — говорит Хакамада, увидев эту фотографию, съемка 21 мая 2015 года

Без комментариев!

Александр отказался комментировать ситуацию, заявив лишь, что все, что говорят бывшие жена и теща, не соответствует действительности.
”Звоните в управу, там есть сотрудник службы защиты детей, там и прокомментируют все”, — сказал он.

Если же почитать акт экспертизы, то выясняется, что мужчине даже думать противно о тех деяниях, которые ему приписывают бывшая жена и теща, и он считает, что они специально все это выдумывают, чтобы не давать ему общаться с сыном. Также он полагает, что нахождение ребенка в таких условиях, где на него постоянно оказывается психологическое давление, где его унижают, настраивают против отца и заставляют говорить всякие мерзости, просто опасно для психики малыша.

В управе по месту жительства семьи сказали, что есть решение суда. И если родители не могут договориться о порядке общения с ребенком, они могут обратиться к специалисту по защите детей, который поможет найти решение в интересах ребенка.

Тем не менее, после звонка ”МК-Эстонии” отцу ребенка и запроса в управу ситуация улучшилась, и отец разрешил маленькому Саше провести с мамой и бабушкой почти целую неделю.

”Да, сейчас он нам дает видеть ребенка, но как долго это все продлится — неизвестно, — констатирует бабушка. — Ребенок теперь все время, когда приходит к нам, говорит: ”Я не хочу с ним жить! Папа говорит, что закон такой, что я должен с ним жить. Но когда-нибудь будет другой закон?”.

Она добавляет, что ребенок явно хочет жить с мамой, каждый раз не хочет уходить, каждое утро, когда они расстаются, потому что надо вести его в садик, плачет. Но желание ребенка не учитывает пока что никто — ни суд, ни соцотдел.

Природа или воспитание?

Однако семейные ссоры воздействуют на детей по-разному.

К примеру, всегда считалось, что развод или решение родителей жить раздельно особенно пагубно воздействуют на большинство детей.

Однако теперь психологи считают, что в некоторых случаях детям вредят именно ссоры, которые происходят между родителями до, во время и после развода, а не их непосредственное расставание.

Также ранее считалось, что в том, как ребенок реагирует на конфликт, ключевую роль играет наследственность.

И это правда, что природный фактор — главный в том, что касается детского психического здоровья; наследственность играет существенную роль в возникновении таких ответных реакций, как беспокойство, депрессия и психоз.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Однако домашняя обстановка и воспитание также имеют очень большое значение.

Детские психологи все больше склонны полагать, что врожденная предрасположенность к психическим заболеваниям может усугубиться — или, напротив, улучшиться — в зависимости от обстановки в семье.

И здесь качество отношений между родителями играет центральную роль — вне зависимости от того, живут они вместе или раздельно, и связаны ли с детьми узами кровного родства.

Молодой отец поделился лайфхаком, как убедить капризную дочурку поесть, если она не хочет. Пользователям Сети его способ совсем не понравился, ведь так ребёнка хорошему не научишь. Люди уверены: девочку ждёт трудная жизнь, и всё из-за папаши-абьюзера.

Пользователь твиттера с никнеймом L E O 21 февраля опубликовал видео, на котором кормит свою маленькую дочку. Девочка сидит на детском стульчике, а напротив неё отец, который пытается её покормить. У мужчины есть свой метод убеждения маленьких детей, и это насилие. Но не над собственной дочерью.

L E O

Оригинал Она больше никогда на откажется от моей стряпни ???Оригинал

Мужчина берёт в руки плюшевого единорога и предлагает ложку с едой сначала ему, а потом качает головой игрушки, будто она отказывается есть. Затем L E O показывает, что бывает с теми, кто не хочет этого делать: он кладёт зверя на стол и бьёт его по голове. Лицо испуганной девочки в этот момент достойно мемов.

Увидев, какая участь постигла единорога, девочка решает не следовать его примеру и съедает следующую ложку, которую предлагает отец.

Видео посмотрели более четырёх миллионов человек, и за несколько дней оно собрало почти 110 тысяч лайков. Но комментаторы недовольны методами воспитания L E O.

Kianii?

Оригинал Прекрасно, давайте с юных лет учить наших дочерей, что если мужчина угрожает им физической силой, они должны подчиниться ему.
Есть много других способов учить дочерей таким вещам, и это не один из них!Оригинал

Пользователи твиттера уверены, что всё это до добра не доведёт.

I am Cassianne

Оригинал Это эмоциональная и ментальная манипуляция и абьюзивное использование страха для манипуляции ребёнком , а потом это выкладывается в интернет, чтобы воздействовать на других… Мусор.Оригинал

Один из комментаторов предположил, что L E O хотел добиться своим видео совсем другого эффекта, но прогадал.

Ben Stephens

Оригинал Думаю, в первую очередь это должно было стать одним из тех великих видео, где большой крепкий мачо делает что-то милое и нежное в качестве родителя, но не удалось, и он просто хвастается тем, что угрожает ребёнку своей физической силой. Оригинал

Правда, у брутального папаши нашлись и защитники.

emma frost

Оригинал О боже, эмоциональный твиттер, успокойтесь. Вы же не знаете, как он заботится о своём ребёнке. Оригинал

А кто-то и вовсе не понимает, как люди могли увидеть здесь что-то плохое.

Chief RAMPAGE! Sheed

Оригинал Каким образом это абьюзивно? Лол, неженки. Оригинал

Видео даже перекочевало в русскоязычный твиттер, и там оно людям тоже не понравилось.

роrosilver

Оригинал Опять это дерьмо. Отец угрожает силой маленькой девочке, пытаясь обучить её чему-то, а потом она будет ходить к психологам со своей тревожностью, нервными расстройствами и абсолютным недоверием к родителю. Если бы я увидела, что так пытаются воспитывать моего ребёнка, этот психопат у меня быстро бы отправился либо на улицу, либо в лечебницу. , хватит заводить детей, если не умеете обращаться с ними. Просто представьте воспоминания из детства: как папа бьёт при тебе твои игрушки, показывая, что будет с тобой, если ты не съешь еду. .Оригинал

Остаётся только надеяться, что опасения пользователей твиттера не оправдаются, и у маленькой героини видео всё будет в порядке.

Её отец не единственный мужчина, чьи методы воспитания суровы. Папа из Китая был так недоволен своим сыном, что отправил его собирать милостыню на улице, чтобы научить жизни.

Женщины тоже многое могут рассказать о жёстком воспитании своих отпрысков. Мама из США в наказание заставила своего сына отжиматься в общественном туалете, но другие родительницы её не осуждают, а, наоборот, считают своим кумиром.

Пять месяцев Вера не понимала, за что ей это, плакала целыми днями и, как многие мамы детей-инвалидов, задавалась вопросом: «Почему он такой родился?» А потом сама нашла ответ: «Не почему, а для чего!»
Семья Остряниных живет в Новомосковске, в большой и очень уютной квартире. В декрете по уходу за малышом находится папа, глава семейства Владимир. У Веры же – бизнес в сфере красоты, а еще она – руководитель общественной организации, очень активный и неравнодушный человек.
Сейчас в семье Остряниных восемь человек: Вера, Владимир и шестеро детей – Вениамин, Илюша, Маша, Лиза, Вова и Кеша. Причем Маша и Лиза – приемные.

– Когда мы с мужем решили взять в семью девочку, у нас уже было два сына – Веня и Илюша, – рассказывает Вера Острянина. – Почему решили взять? Ну, у меня с девочками никак не получалось (смеется). А еще мы с мужем совпали взглядами на жизнь, приоритетами на то, что ценно. Было понимание, что если у нас есть возможность дать кому-то семейное воспитание, есть такой потенциал, мы обязательно его реализуем. И когда наступило это благополучное спокойное время, у нас уже была финансовая стабильность, квартира, два сына, мы взяли Машу.

Маша с младшим братом Кешей.

Помню, мы отдыхали на море и мне пришла sms от врача. Она писала, что у них в больнице лежит семимесячная девочка из дома ребенка, очень хорошенькая, всем улыбается, дружелюбная, всегда хочет на ручки. Родители – наркоманы. Мы приехали из отпуска, и я пошла оформлять документы. Когда я пришла забирать Машу, увидела, что у нее в деле пять отказов.

Пять семей ее смотрели и не захотели взять. Я все время думаю – видели бы они ее сейчас, какой умницей и красавицей она стала!

Их пугал анамнез. Маша родилась с абстинентным синдромом, у нее была ломка – ее мама употребляла наркотики всю беременность. Несмотря на кучу диагнозов, Маша росла домашним ребенком, как будто родилась в нашей семье. Спасибо ее биомаме за то, что не убила и родила. Понимала, что не воспитает, и оставила в роддоме. Машу мы забрали в ноябре, а в марте узнали, что биомама умерла. Маша подарила нам большую любовь, мы с мужем наслаждались родительством, дочка радовала нас каждую минуту. Наш лучик, всегда веселая, хохотушка.

Вера тогда училась в Тульском педуниверситете на кафедре социальной педагогики, и ей надо было проходить практику. Ее всегда интересовала тема сирот, и Вера по­просилась на практику в территориальный отдел опеки и попечительства. Молодой маме дали задание: распечатать фотографии сирот с диска и оформить стенд «Хочу в семью».

– На одной фотографии была очень красивая годовалая девочка, с хвостиками, в платье, с такими глазками! – вспоминает Вера. – Мы с мужем решили, что нам нужна еще одна дочка. Я снова собрала пакет документов и поехала за Лизой. То, что я увидела, было очень далеко от той фотографии. Ей было год и восемь месяцев, она еще не ходила сама, мне вывели коротко стриженную под мальчика девочку с открытым ртом, кривыми ножками… Она всего пугалась, много плакала… Биомама Лизы страдала глубоким алкоголизмом. Когда мы забирали Лизу, нам сказали, что мы берем тяжелого инвалида, но я была молодая, беззаботная, бесстрашная и верила, что родительская любовь всё победит.

Лиза и кот Иосиф.

Первый год было очень сложно, Лиза тяжело адаптировалась в семье, но сейчас она у меня первая помощница. У нее есть особенности развития, связанные с плохим зрением, но других нет. Совсем. Она учится в обычной школе. В общении с ней много приятных минут. У меня кружится голова, когда я представляю, какая она будет красивая. Очень!

Вера признается, что это не они с Владимиром осчастливили девочек, взяв их в семью, а дочки сделали их счастливыми.

– Я абсолютно далека от мыслей: «Какие мы спасители, приютили сироток». Мы забрали в свой дом счастье. Видеть их, обнимать, разговаривать, быть для них мамой и папой, заботиться и ухаживать, учить и открывать мир – это счастье! Дети дарят очень много теплых эмоций. Цените время, проведенное с детьми, ведь они растут так быстро!

В семье Остряниных не скрывают от дочек, что они приемные. Им объясняют, что просто они росли «не в животе у мамы». Уполномоченный по правам ребенка в Тульской области Наталия Зыкова подарила Вере книжку Дины Сабитовой «Сказки про Марту». Там рассказывается о том, что родители – кот и кошка – пошли в дом котенка и взяли себе дочку Марту. Благодаря этой книжке Маша и Лиза поняли, что их взяли из дома ребенка.

А потом родился Володя. Крупный, очень красивый мальчик. В роддоме Вера была счастлива и всем говорила: «Посмотрите на моего сына, какой он красивый!»

Володя.
Володя и Лиза.

И вскоре Вера и Володя решили, что им нужен шестой ребенок. Беременность была легкой, роды хорошими, анализы на протяжении всех девяти месяцев не показывали ничего особенного.

Вера и Иннокентий.

– Я родила Кешу, лежу на родильном кресле, и как ушат холодной воды слова врачей: «Давайте покажем маме». Мне дают крохотку мою с личиком, где носик и ротик – одно целое. Шок. Боль. Страх. Позже, в палате, выдавливая в ротик Кеши капли молозива, я еще надеялась на обычное кормление. Потом поняла – мой малыш не может сосать, у него не создается вакуум.

Кеша родился с расщелиной губы (заячья губа) и нёба (волчья пасть). А через некоторое время после сдачи анализов Вере объявили еще один диагноз – синдром Дауна.

– Пять месяцев я плакала без остановки, – говорит Вера. – У меня была жуткая депрессия. Родные уже стали за меня волноваться… Сил не было ни на что, жизненный тонус отсутствовал. Я умерла внутри, была совершенно пустая, все падало из рук, ничего не получалось. Я могла только жалеть сына, себя и плакать… Я ощущала себя неполноценной, как будто я произвела на свет брак. А потом я выплакала всю боль и взяла себя в руки. Мне открылся мир особенных мам, мир мягких сердец, принятия и добра. Я поняла, что Кеша – моя радость, мое счастье, моя большая любовь. Я очень изменилась, стала другой. Дети с синдромом Дауна – очень хорошие. Они умеют только то, чему мы их научим. Они очень теплые, добрые, солнечные, с благодарностью принимают любовь и дарят ее без остатка.

Вера с Кешей за его недолгую жизнь уже четыре раза лежали в больницах. Расщелину губы Кеше прооперировали, но после наркоза проявила себя эпилепсия с синдромом инфантильных спазмов.

Политик и публицист Ирина Хакамада долгое время скрывала, что у ее дочери синдром Дауна. Она хотела оградить девочку от излишнего внимания и спокойно строить карьеру. При этом она с детства социализировала ребенка: сначала отправила ее в обыкновенный детский сад, а затем — в самую обычную — не не коррекционную – школу. «Я быстро поняла, что таких детей в обыкновенных школах просто терпят. Там нет коуча, который с ними рядом сидит, им положены только два занятия с дефектологом в неделю. Ребенка запускают в общий класс, программа идет своим ходом, он ничего не успевает, не получает знаний», — посетовала Ирина.

Тем не менее, школа пошла девочке на пользу — Маша стала социально активной, и Хакамада начала брать ее с собой на различные мероприятия. Впервые они вместе появились на публике в 2008 году на премьере сказочного фильма «Хроники Нарнии: Принц Каспиан». «Я начала везде таскать Машу с собой, учить общаться с людьми. Я играла с ее амбициями. Говорила: «Мы идем во взрослую тусовку, куда детей не берут. А я тебя беру. Постарайся вести себя как светская дама. Хочешь быть похожей на меня? Я – леди, и ты тоже будешь леди». Она спрашивала: «А что это значит?» Я говорила: «Это значит, что при встрече с незнакомым человеком ты говоришь – здравствуйте, меня зовут Мария, а как вас зовут?» Постепенно она стала играть эту роль гениально», — рассказала Хакамада.

Ирина Хакамада с дочерью Марией

О том, что у ее дочери синдром Дауна, Ирина узнала, когда находилась в положении. Прерывать беременность политик не стала — она хотела родить ребенка от любимого человека. «Случился сумасшедший роман, безумная любовь. В 42 года я понимала, что она, наверное, последняя в моей жизни. Мы хотели ребенка. Я не верила, что получится, и вдруг получилась Маша – желанное дитя. Когда на пятом месяце беременности выяснилось, что есть особенности развития, мы с мужем сразу полезли искать информацию. Мы очень любознательные и уже тогда, 20 лет назад, активно пользовались Интернетом. Изучили все досконально, до мелочей, и поняли – справимся. Рожать поехали в Штаты. Там нам объяснили, что любой ребенок может быть счастливым – и наша дочь в том числе. Да, счастье сильно зависит от продвинутости страны, но никакая страна не поможет, если родители не готовы. Все в руках мам и пап», — уверена Хакамада. По ее словам, отец девочки Владимир Сиротинский быстрее нее адаптировался к Маше, научил девочку кататься на горных лыжах, всячески поддерживал, хотя и не был рядом все время.

Ирина Хакамада с семьей

Ирина Хакамада призналась, что поддерживает дочь во всех ее начинаниях. «Маша колледж закончила по гончарному искусству, пошла на следующий факультет – лепки и раскраски­, но я понимаю, что она не будет этим заниматься. У каждого свое, главное, чтобы общество предоставляло им выбор так же, как обыкновенным людям», — считает она. Девушка, в свою очередь, помогает маме справляться с жизненными трудностями. «Переживала я долго и много. Но со временем осо­знала, что уже не я Машу тащу, а Маша меня вытаскивает из любой ямы. У меня же полно неприятностей и на работе, и личных тоже. Но я вижу Машу утром и думаю: «Какая красивая девка! Я это сделала!» Когда ваше достижение ходит у вас перед глазами, есть за что благодарить жизнь», — призналась Хакамада в интервью Наталье Водяновой для Marieclaire.ru.

Напомним, что в настоящее время Маша встречается с блогером и спортивным журналистом Владом Ситдиковым, у которого тоже синдром Дауна. Ирина Хакамада полностью одобряет выбор дочери. Полтора года назад пара даже планировала пожениться, но о смене статуса своих отношений до сих пор не сообщила. В июле прошлого года влюбленные улетели на отдых в Испанию, чем породили волну слухов о своей свадьбе.

Особенная дочь Ирины Хакамады Мария отдыхает в Испании с возлюбленным

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *