Призвание рюрика год

«Рюрик. Великий князь Российский». Гравюра. 1805 г.

Рюрик (ум. 879) — летописный основатель Новгородского княжества на Руси, варяг, князь новгородский с 862 года и родоначальник княжеской, ставшей впоследствии царской, династии Рюриковичей.

Впервые имя Рюрика упоминается в «Житии святого князя Владимира», написанном предположительно около 1070 года монахом Иаковом Черноризцем: «самодержцю всея Рускыя земля Володимеру, вънуку же Иолъжину (княгини Ольги) а правнуку Рюрикову». Самый ранний летописный свод из дошедших до нас, «Повесть временных лет», был написан примерно на сорок лет позже, и там подробно излагалась история варяга Рюрика. Историкам не известны другие независимые источники по князю Рюрику, за исключением попыток связать его с викингом Рёриком Ютландским из Западной Европы.

Илья Сергеевич Глазунов. «Рюрик и его братья»

Под сомнение в разное время ставилась и хронология призвания Рюрика, и реальность Рюрика и его братьев, и их происхождение, и, особенно, сама политическая идея «призвания варягов» — властителей-иноземцев. В историографии XIX−XX веков (особенно советской) этот вопрос был излишне идеологизирован. Заявлялось, что версия об иноземном происхождении первых князей — «антинаучная норманнская теория», якобы призванная доказать, что славяне не могли самостоятельно создать государство.

Некоторые норманисты отождествляют Рюрика с конунгом Рёриком (Hrørek) из ютландского Хедебю (Дания) (ум. до 882). По славянской версии, Рюрик — представитель княжеского рода ободритов, а его имя — это славянское родовое прозвище, связанное с соколом, который на славянских языках назывался также рарогом.

Согласно древнерусскому летописному своду XII века «Повести временных лет», в 862 году варяг Рюрик с братьями по приглашению таких племён как: чудь, ильменские словене, кривичи и весь был призван княжить в Новгород. Это событие, с которого традиционно отсчитывается начало государственности восточных славян, в историографии получило условное название Призвание варягов. Летописец назвал причиной приглашения междоусобицу, охватившую жившие на новгородских землях славянские и финно-угорские племена. Рюрик пришёл со всем своим родом, называемым русь, этническая принадлежность которого продолжает дискутироваться.

Жертвоприношение Рюрика 862 год. Гравюра Б. Чорикова. XIX в.

Летопись сообщает, как после смерти братьев власть сосредоточилась в руках старшего из них, Рюрика:

…И пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик

По официальной исторической версии, в то время, когда южные славянские племена платили дань козарам, северные не могли защищаться от норманнов, жителей Швеции, Норвегии и Дании, которых славяне называли варягами и русью. Эти варяги покорили себе славян северных, живших в нынешних Новгородской и Псковской губерниях, покорили также соседние финские племена. Чрез несколько времени племена эти, как славянские, так и финские, собрались вместе и выгнали варягов, но когда после этого стали управляться сами, то никак не могли мирно улаживаться; опять каждый род стал жить отдельно и силою разделываться с другими родами. Тогда племена собрались и сказали: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву».

Порешивши так, послали они за море к варягам-руси сказать им:

«Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет: приходите княжить и владеть нами». На этот зов в 862 году собрались три князя варяго-русских, три брата — Рюрик, Синеус и Трувор и пришли с родными своими. Рюрик утвердился в Новгороде, у славян, живших по Ильменю; Синеус – среди финского племени на Белоозере; Трувор — у славян, живших в нынешней Псковской губернии, в городе Изборске.

«Прибытие Рюрика в Ладогу» В.М. Васнецов

Родителями Рюрика были: Годослав (808х), князь бодричей; Умила. Есть летописные известия, позволяющие предположить, что по матери Рюрик был внуком новгородского князя Гостомысла;

Ефанда, любимая жена, дочь князя урманского, из рода норвежских королей, умершая неизвестно в котором году, но раньше мужа и вскоре по рождении сына (Игоря), кроме которого (от нее или нет) Рюрик имел еще дочь, по имени неизвестную; сыновья этой дочери Акун и Улеб существовали действительно.

В тех же летописях повествуется, что Олег, самодержавный правитель государства после Рюрика, был родным братом Ефанды. Дети: Игорь (877-946).

Новгородцы приносят дары приглашенному на княжение Рюрику

Чрез два года в 864 г., по кончине Синеуса и Трувора, старший брат, присоединив области их к своему Княжеству, основал Монархию Российскую. Уже пределы ее достигали на Восток до нынешней Ярославской и Нижегородской Губернии, а на Юг до Западной Двины; уже Меря, Мурома и Полочане зависели от Рюрика: ибо он, приняв единовластие, отдал в управление знаменитым единоземцам своим, кроме Белаозера, Полоцк, Ростов и Муром, им или братьями его завоеванные, как надобно думать.

Там русский дух. Худ. Б. Ольшанский

Таким образом, вместе с верховною Княжескою властию утвердилась в России, кажется, и система Феодальная, Поместная, или Удельная, бывшая основанием новых гражданских обществ в Скандинавии и во всей Европе, где господствовали народы Германские.

Монархи обыкновенно целыми областями награждали Вельмож и любимцев, которые оставались их подданными, но властвовали как Государи в своих Уделах: система, сообразная с обстоятельствами и духом времени, когда еще не было ни удобного сношения между владениями одной державы, ни уставов общих и твердых, ни порядка в гражданских степенях, и люди, упорные в своей независимости, слушались единственно того, кто держал меч над их головою. Признательность Государей к верности Вельмож участвовала также в сем обыкновении, и завоеватель делился областями с товарищами храбрыми, которые помогали ему приобретать оные.

Из темной глубины веков. Б. Ольшанский

К сему времени Летописец относит следующее важное происшествие. Двое из единоземцев Рюриковых, именем Аскольд и Дир, может быть, недовольные сим Князем, отправились с товарищами из Новагорода в Константинополь искать счастия; увидели на высоком берегу Днепра маленький городок и спросили: «Чей он?»

Им ответствовали, что строители его, три брата, давно скончались и что миролюбивые жители платят дань Козарам. Сей городок был Киев: Аскольд и Дир завладели им; присоединили к себе многих Варягов из Новагорода, начали под именем Россиян властвовать как Государи в Киеве и помышлять о важнейшем предприятии, достойном Норманской смелости.

Таким образом, Варяги основали две Самодержавные области в России: Рюрик на Севере, Аскольд и Дир на Юге. Невероятно, чтобы Козары, бравшие дань с Киева, добровольно уступили его Варягам, хотя Летописец молчит о воинских делах Аскольда и Дира в странах Днепровских: оружие без сомнения решило, кому начальствовать над миролюбивыми Полянами; и ежели Варяги действительно, претерпев урон на Черном море, возвратились от Константинополя с неудачею, то им надлежало быть счастливее на сухом пути, ибо они удержали за собою Киев.

Ночь на Ивана Купалу. Борис Ольшанский

Наряду с легендой о «призвании варягов» русские летописи сохранили некоторые конкретные данные о Рюрике, позволяющие составить представление о событиях в Новгороде, которые образуют реальную основу этой легенды. В Ипатьевской летописи содержатся данные о том, что до Новгорода Рюрик сидел в построеном им городе-замке в Ладоге. Это свидетельство, подтверждаемое скандинавскими источниками, а также археологическими находками предметов скандинавского происхождения в районе Ладоги, подрывает саму основу легенды о «призвании варягов» из-за моря.

По мысли В.О.Ключевского, Рюрик прибыл в Новгород из Ладоги, находящейся от Новгорода всего в двухстах километрах вниз по течению р.Волхов, в качестве предводителя наемной варяжской дружины, приглашенной туда новгородскими старейшинами во время внутренних усобиц. Эти усобицы и помогли ему захватить власть в Новгороде.

Превращение Рюрика из предводителя наемной дружины в новгородского князя способствовало прекращению усобиц и усилению роли Новгорода как политического центра союза северной группы славянских племен.

Б. А. Чориков. Олег пред Царьградом, 906 год. Гравюра. XIX в.

Это позволило преемнику Рюрика Олегу организовать поход на юг, завершившийся завоеванием Олегом Киева и перенесением центра объединенного государства в Киев. Это событие, относимое летописью к 882 году, традиционно считается датой образования Древнерусского государства.

Реально родоначальником русской княжеской династии был Игорь (877-946х). И лишь в XII веке летописец Нестор в «Повести временных лет», стремясь идеологически укрепить единство Русской земли, создает свою легендарную родословную, в которой княживший в Новгороде Рюрик становится «отцом» Игоря, княжившего в Киеве.

С утверждения Рюрика князем среди северных племен славянских и финских начинается русская история, потому что этим положено основание русскому государству. Несколько северных племен славянских и финских соединились под властью одного князя; чрез это у них прекратились междоусобия, силы их собрались в одно, а поэтому они стали сильнее всех других племен; князья их, преемники Рюрика, воспользовались этою силою и покорили себе все другие племена, которые, живя отдельно друг от друга, не могли сильно и долго сопротивляться. Таким образом племена, жившие прежде отдельно, соединились вместе, составили один народ русский. Вследствие соединения племен в один народ князья этого народа, пользуясь соединенными силами его, отражают степные, кочевые народы, не дают им грабить и пленять славянские племена, брать с них дань, как бывало прежде.

Мало того, князья пользуются соединенными силами племен для того, чтобы предпринимать походы на Греческую империю, на Константинополь; вследствие этих походов завелись и мирные, торговые сношения с греками; русские стали ездить в Константинополь, познакомились там с христианством православного восточного исповедания и стали принимать его. Таким образом христианство явилось и усилилось сперва на юге русских владений, ближайших к Греции, а потом отсюда распространилось и по всем этим владениям.

Щит на вратах Царьграда. Б. Ольшанский

Итак, в деятельности первых русских князей мы замечаем три главные стороны:

1) покорение племен славянских, соединение их под одну власть;
2) борьбу с степными, азиатскими народами;
3) войны и сношения с Грециею, вследствие которых распространяется христианство.

Рюрик умер в 879 году, оставив малолетнего сына Игоря, и княжить стал родственник его Олег.

Наконец, остается последний вопрос: какое значение имеет призвание Рюрика в нашей истории? Призвание первых князей имеет великое значение в нашей истории, есть событие всероссийское, и с него справедливо начинают русскую историю. Главное, начальное явление в основании государства — это соединение разрозненных племен чрез появление среди них сосредоточивающего начала, власти. Северные племена, славянские и финские, соединились и призвали к себе это сосредоточивающее начало, эту власть. Здесь, в сосредоточении нескольких северных племен, положено начало сосредоточению и всех остальных племен, потому что призванное начало пользуется силою первых сосредоточившихся племен, чтоб посредством их сосредоточивать и другие, соединенные впервые силы начинают действовать.

Память Рюрика, как первого Самодержца Российского, осталась бессмертною в нашей Истории и главным действием его княжения было твердое присоединение некоторых Финских племен к народу Славянскому в России, так что Весь, Меря, Мурома наконец обратились в Славян, приняв их обычаи, язык и Веру.

Рюрик на памятнике «Тысячелетие России». Великий Новгород. Скульпторы Михаил Микешин, Иван Шредер и архитектор Виктор Гартман.

«Рюрик разрешает Аскольду и Диру отправиться с походом на Царьград»

Лит.: Н.М. Карамзин. История государства Российского. Том I. Глава IV.

Ковер, сани и конь: главные атрибуты князя

Древнейшие русские летописи сохранили для нас лишь минимальные сведения об обиходных предметах, которые окружали Рюриковичей в домонгольское время. Зато о вещах, обладавших не только практическими, но и символическими функциями, мы все же можем кое-что в них прочесть.

Великий князь Владимир II Всеволодович Мономах. Портрет из «Царского титулярника». 1672 год © Wikimedia Commons

Князь на санях — признак тяжелой болезни и смерти

Сани были предназначены не только для зимних путешествий и погребаль­ных процедур. Совершать длинные переезды летом на санях князь мог и при жизни, если ему случалось тяжело заболеть. Оттого столь многозначным и наполненным разными смысловыми оттенками оказывается упоминание Владимира Мономаха о том, что он принимается писать свое «Поучение детям», «седя на санех», — невозможно сказать наверняка, имеет ли он в виду долгие зимние поездки, трудную болезнь, неминуемо приближаю­щуюся смерть, или князь ритори­чески обыгрывает все эти значения.

Конечно, у всякого князя было личное оружие, доспехи, стяг и некие таинственные сокровища, которые он мог хранить, раздавать перед смертью или показывать иностранным послам. При перечислении этих богатств летописец часто упоминает не только привычные золото и серебро, но и поволоки, драгоценные ткани, которые явно ценились не меньше. Праздничное облачение князей, как и оружие, могло передаваться по наследству, а могло и жертвоваться в храмы — к началу XIII века в киевских церквях висели одежды древних князей, которые те оставили «на память собе».

Огромную роль в жизни Рюриковича играл ковер. Дипломатические переговоры и съезды князей подразумевали расстилание ковра и рассаживание на нем основных участников. Отказ или невозможность сидеть с кем-либо на одном ковре были фактически равны невозможности поддерживать дружеские отношения. Умершего князя заворачивали в ковер, и эта процедура была, по всей видимости, важной частью похоронного обряда. Однако обернуть в ковер могли не только покойника, но и тяжело раненного или больного правителя, и здесь нам очень трудно отделить медицинские, практические соображения от соображений сугубо символических.

Столь же двойственным и необходимым для свершения княжеского пути предметом были сани. Значительную часть жизни каждый Рюрикович проводил в дороге, и зимой они были для него едва ли не основным транспортным средством. Независимо от времени года на сани возлагали тела скончавшихся правителей — именно таким образом их зачастую и везли в церковь, а скандинавским их родичам в языческие времена сани клали в погребальные курганы.

Конь был, разумеется, для князя чем-то гораздо большим, чем любой предмет, которым он владел. «Посажение на конь» олицетворяло для маленького Рюриковича начало династической жизни, нередко оно сопровождалось большим съездом гостей-родичей. В бою на героизм коня могли иногда обратить не меньшее внимание, чем на доблесть его хозяина. Молодой Андрей Боголюбский велел с почестями похоронить на берегу реки такого верного спутника, который вынес его с поля битвы и упал замертво. Весь эпизод со смертью Олега Вещего и пророчеством волхва построен, в сущности, на той же очевидной привязанности, которую князь питает к своему коню. Для лучших из них, на которых отправлялись в походы, существовало и особое слово «комонь» — если в муже-дружиннике чтилось мужество, то коня жаловали за «комоньство его». 

Русь как часть Европы

Домонгольская Русь — государство в чем-то чрезвычайно открытое, то есть обращенное в своих интересах в самые разные стороны и направления, она достаточно легко налаживала связи и контакты как с Западной Европой, так и с миром Востока. Несомненно при этом, что Русь была полноценной частью европейского мира.

Весь XI век Рюриковичи налаживали связи с другими государствами путем династических браков. Подробнее о всех браках можно узнать .

Княгиня Ольга, Святослав и Игорь — каждый по-своему, но очень активно контактировал с Византией. Русские князья пускай и вынужденно сперва, но с завидной регулярностью взаимодействовали с кочевниками и, например, часто брали в жены половецких княжон, связывая себя узами свойства и родства с кочевыми правителями. В то же время не будет преувеличением сказать, что в XI–XII веках династия Рюриковичей во многом была обращена лицом на Запад, и дело здесь не только в династических браках, хотя и в них тоже. Например, когда в Норвегии в середине XII века разразился чрезвычайно серьезный династический кризис и началась масштабная борьба за власть, среди прочих претендентов на королевский престол оказался малолетний потомок русского князя Мстислава Великого. Его родословная по женской линии (а его мать приходилась Мстиславу внучкой) была вполне весомым аргументом в политической борьбе. С Русью, несомненно, считались, она была, так сказать, полноценным собеседником, участником, а иногда и инициатором разного рода событий если не мирового, то во всяком случае общеевропейского масштаба. Русские князья постоянно входили в союзы и альянсы военно-политического характера и особенно охотно обменивались дочерьми с французскими, польскими, венгерскими и прочими королями. При этом уже тогда Русь по отношению к остальному миру занимала в каком-то смысле особенное положение. С точки зрения скандинавов, Северной или Западной Европы — Русь примыкала к Византии, была как бы ее продолжением, если не частью. В перспективе же Византии Русь — это северяне, которые лишь какой-то из своих сторон обращены к византийскому миру.

Подпись Анны Ярославны, королевы Франции, под грамотой Филиппа I в пользу аббатства Святого Криспина в Суассоне. 1063 годКириллицей: АНА РЪИНА © Bibliothèque Nationale de France, Department of Manuscripts

Норманнская теория: как к ней относиться

Дискуссия о роли скандинавов (норманнов) в формировании русской государственности должна рассматриваться в двух плоскостях — научной и идеологической.

С научной точки зрения норманнский вопрос в целом был решен в конце XIX века, когда лингвистами, главным среди которых был великий датский ученый Вильгельм Томсен, было обосновано скандинавское происхождение десятков имен и названий, известных из древнерусских источников и византийских, греческих, описаний Руси: слов «русь» и «варяги», имен Рюрик, Олег, Игорь и т. д. Не подлежит никакому сомнению, что на Руси с VIII века присутствовало значительное число скандинавов. Изучение роли скандинавского компонента в формировании древнерусской культуры продолжается и остается одним из важнейших и актуальных вопросов русской истории.

Однако есть и идеологический вопрос, уходящий еще в XVII век, когда сведениями о скандинавских истоках Руси воспользовались шведские историки для оправдания шведской экспансии в Восточной Европе того времени. Эта трактовка вызвала ответное отрицание всяческой связи Руси и варягов со Скандинавией со стороны российских идеологов XVIII века, самым ярким среди которых был М. В. Ломоносов. К концу XIX века противников норманнской теории практически не осталось, антинорманнизм умер естественной смертью, и его возрождение стало возможным лишь в условиях сталинской диктатуры — оно было вызвано отторжением нацистской пропаганды расового превосходства германцев над славянами. Однако возрождение это было и остается временным и объясняется исключительно вопросами идеологии — научные аргументы антинорманнизма отсутствуют.

Вторая месть Ольги древлянам. Миниатюра из Радзивилловской летописи. XV век © Wikimedia Commons

ДРЕВНЕРУССКОЕ ГОСУДАРСТВО

Образование Древнерусского государства в 9–10 вв. представляло собой сложный процесс, в котором взаимодействовали как внутренние (общественная эволюция местных, прежде всего вост.-славянских племён), так и внешние факторы (активное проникновение в Восточную Европу военно-торговых дружин варягов – выходцев из Скандинавии). Роль последних в строительстве древнерусской государственности является основой т.н. норманнской теории, согласно которой норманны (варяги) считались основателями государства в Древней Руси (формулировалась со 2-й четв. 18 в. Г.З. Байером, Г.Ф. Миллером и др.; временами приобретала политическое звучание). К норманнской проблеме тесно примыкает вопрос о происхождении названия «русь». Попытки найти скандинавские корни слова «русь» не привели к успеху. Вместе с тем достаточно многочисленные византийские, западноевропейские, арабо-персидские источники подтверждают, что в 9 – 1-й пол. 10 вв. название «русь» прилагалось именно к варягам и что русь в это время отличали от славян.

«Зловредный норманизм»

1000-летие Руси широко отмечалось в 1862 году. В Новгороде возвели известный памятник в виде колокола, украшенный 109 скульптурами великих россиян. По распоряжению Александра II из списка вычеркнули Ивана Грозного.

В 1892 году «Рюриком» назвали новейший броненосный крейсер, впоследствии погибший под Цусимой.

Серьезные историки в реальности Рюрика и роли варягов в основании государства Российского никогда не сомневались. Дискуссии велись о деталях.

Единственным исключением был Ломоносов, да и то не столько по научным, сколько по политическим причинам. Михаил Васильевич являлся, прежде всего, крупным организатором и лоббистом научных и образовательных проектов. Во все времена, а при абсолютизме и подавно, успех в таких делах был невозможен без конъюнктурности.

Императрица Елизавета позиционировала себя как глубоко национальная правительница, «дщерь Петрова». Предыдущее царствование, ознаменовавшееся «бироновщиной» и «немецким засильем», считалось черной страницей истории.

Ломоносов уловил тренд: в российской Академии наук засели немцы, едят наш хлеб, да еще разводят при этом теории, будто цивилизацию и государственность России дали скандинавы, то есть, практически, те же немцы!

Когда академик Миллер в 1749 году опубликовал работу «О происхождении имени и народа российского», Михаил Васильевич написал на нее «Возражения», изобиловавшие политическими ярлыками и руганью.

Обе стороны апеллировали ко двору. Миллер, кроме того, жаловался европейским коллегам, обвиняя Ломоносова в интригах и научной недобросовестности.

В результате Миллера, виновного лишь в том, что он исправно читал и цитировал древнерусские летописи, понизили в должности с академика до адъюнкта и урезали ему годовое жалование с тысячи до 360 рублей.

Миллер еще легко отделался. При Сталине за приверженность «норманизму» можно было получить срок. «Возражения» Ломоносова переиздали и объявили непререкаемой истиной.

Вплоть до распада СССР Рюрик и варяги в школьных учебниках не упоминались. В солидных трудах проводилась мысль, что возникновение Древнерусского государства было результатом долгого самостоятельного развития восточных славян, и, в конце концов, неважно, кем по национальности были первые князья.

1100-летие русской государственности прошло незамеченным. Зато в 1982 году широко отметили условное 1500-летие Киева, приурочив его к 60-й годовщине образования СССР.

В современной России историю вновь учат по Карамзину и Соловьеву. Галерея выдающихся лидеров России в Большом Кремлевском дворце открывается портретом Рюрика. Разумеется, условным — как он выглядел на самом деле, неизвестно.

Чего стесняться?

Советские историки были отчасти правы: не месте Рюрика действительно мог оказаться кто угодно. Тот же Вадим Храбрый вполне мог победить и основать династию.

Основатель Французского королевства Хлодвиг был не местным жителем, галлом, а вождем пришлого германского племени салических франков. Английский престол в 1066 году захватил Вильгельм Завоеватель — такой же норманн, как Рюрик, только предварительно офранцузившийся. И это не мешает французам и англичанам гордиться своей историей.

Варяги превосходили славян воинственностью и организованностью, но никак не культурой, и быстро ассимилировались. Рюрик, по словам современного историка Игоря Бунича, являлся «неграмотным язычником в рогатом шлеме».

Культуру, религию и письменность Русь получила от Византии.

Данного факта отчего-то никто никогда не стыдился. То ли дело в особой неприязни «квасных патриотов» именно к Западной Европе, то ли заимствовать гуманитарные знания, с их точки зрения, не зазорно, но уж управлять и воевать мы сами поучим кого угодно!

«Отец городов русских»

Так назвал свою книгу историк Андрей Буровский.

Ученый указывает на очевидный, но слабо запечатленный в массовом сознании факт: колыбелью русской государственности является не Киев, а Новгород.

Даже после переноса столицы политика Древней Руси еще сто с лишним лет делалась, в основном, в Новгороде.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti Image caption Президент решил отметить юбилей «в целях дальнейшей консолидации российского общества»

Новгородцы пять раз захватывали Киев, сажая там угодных им князей, киевляне же не брали Новгорода никогда.

По мнению исследователя, историческая роль Древнего Новгорода и в царское, и в советское время искусственно принижалась. Его жителей представляли если не изменниками, то безответственными эгоистами, никак не желавшими понимать всей прелести и необходимости самодержавия.

«Новгород — это народная вольница, демократия, вечевой колокол, — пишет Буровский. — Это какое-то особое место на Руси, где с монархами разговаривают на «ты», да еще и выгоняют их порой. Это слишком уж тесная связь со Скандинавией и немцами. Новгород — это соблазнительная, опасная легенда, таящая в себе вред для других государственных мифов».

Данная проблема имеет еще один злободневный аспект, считает исследователь.

После того, как Киев стал столицей другого государства, утверждает он, Украина начала «приватизировать» историю Киевской Руси, а современная Россия оказалась без исторических корней на своей территории.

Ученый призывает россиян вернуться к истокам и осознать себя наследниками не только Московского княжества, но и Новгородской республики.

Кто он?

Во времена Рюрика Русь была бесписьменной. Главный источник знаний о той эпохе — «Повесть временных лет» — появился два с лишним столетия спустя.

О месте и времени рождения и происхождении Рюрика достоверной информации нет.

Иван Грозный выводил родословную далекого предка аж от первого римского императора Октавиана и называл себя «сродником Августу кесарю», но всерьез к его притязаниям никто не относился.

До классических монархий, в которых старший сын короля наследовал трон, даже будучи полуидиотом, а самый великий деятель без «легитимности» мог рассчитывать, максимум, на пост министра, было еще далеко. В раннем средневековье постоянно шла реальная борьба за власть. Сын правителя, конечно, имел преимущество, но, чтобы утвердить себя во главе буйной вооруженной ватаги, требовалась, прежде всего, сильная собственная харизма.

Древний польский король Пяст начинал мастером-колесником, Само, создавший в VII веке сильную державу на территории современной Чехии — торговцем.

Мы не знаем, насколько знатен был Рюрик в позднейшем смысле этого слова. С современной точки зрения гораздо важнее то, что первый русский князь, несомненно, являлся незаурядной личностью.

Викинг

Он был одним из, по выражению Василия Ключевского, «морских королей», которые вели из холодной скудной Скандинавии «ватаги удальцов», чтобы «на дальних берегах снискать славу и добычу», а при возможности охотно садились на землю в теплых богатых странах.

Правообладатель иллюстрации PA Image caption По морям и посуху викинги прошли полмира

Они называли себя «викингами» от слова древнескандинавского «вик» — «поход». На западе Европы их звали «норманнами» — «северными людьми». На Руси утвердился термин «варяги» — от слова «варингер», обозначавшего наемных телохранителей византийских базилевсов (отсюда же произошла «гвардия»). Викинги с одинаковой охотой шли на службу к византийцам, и грабили их.

Викинги основали норманское Сицилийское королевство, Нормандское герцогство на севере Франции и Область Датского закона на юго-востоке Англии, в 845 году взяли и разграбили Париж, добрались до Гренландии и Ньюфаундленда.

«Рюрик» или «Рорик» — распространенное древнескандинавское имя. Его носил, в частности, живший в VII веке датский король, доводившийся дедом принцу Гамлету. Сюжет для трагедии Шекспир взял из «Хроники Саксона Грамматика». Современное голландское «Родерик» и испанское «Родриго» — того же корня.

Казнь Храброго

Позднее в летописях появляются свидетельства о том, что против варяжских правителей восстали новгородцы. Предводителем восстания стал некий Вадим Храбрый. Рюрик с братьями сумел подавить мятеж, а Храброго казнил. Синеус и Трувор, по всей видимости, погибли в этих сражениях. После этого Рюрик присоединил к Новгородской области их земли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *