Проблемы в школе

На теперешнее положение дел в школе и системе образования в целом много жалуются. Однако психологи советуют любить или, как минимум, ценить свои кризисы. Ведь кризис любой системы — повод для пересмотра ситуации. Так как же нам обустроить школу?

В подборку вошли аналитические материалы экспертов и работников сферы образования, посвящённые тому, что со школой не так, и что делать. Для кого-то статьи могут стать поводом для дискуссий, ведь в подборку вошли разные мнения. Но это и хорошо, если верить расхожей фразе о том, что в споре рождается истина.

Российская школа — нервные дети

Почему в российских школах спокойно учиться невозможно, с какими психологическими трудностями сталивается ребёнок на пути к знаниям и чем эмоциональная атмосфера в отечественных школах отличается от чешской? Что нужно сделать, чтобы учиться и учить стало проще? Рассказывает кандидат педагогических наук, живущий в Чехии.

(источник: Pinterest)

Школа как заповедник инфантилизма

«А на каком листочке писать, на двойном?», «Я ручку забыл», «Мне не сказали». Всё это хорошо знакомо каждому учителю. Но проблема не только в детской несамостоятельности, которая преодолевается со временем, но и в детских представлениях взрослых людей. Кто-то ностальгирует по советскому детству и от этого не видит очевидного, кто-то считает, что все ему должны, а кто-то прячется от настоящих проблем.

(источник: Pinterest)

Детские качели и другой важный контекст

Какие проблемы и вызовы стоят перед начинающими специалистами, уезжающими работать в другие города? Что такое современный подход к образованию в контексте отношений центра и периферии? Каково «учителю из столицы» нести свет и знание, когда аудитория не расположена слушать? Молодые преподаватели, которые покинули большие города, чтобы преподавать в сельских школах, рассказывают о своей работе.

(источник: Wikipedia)

Школа не научит рыбок залезать на деревья

Почему в школах ученики получают бумажки, которые показывают что угодно, но не реальный уровень их знаний? Как быть с тем, что школьный мир вообще сильно отличается от реального? Почему в школьную программу не попадают многие вещи, которые заслуживают обсуждения? И другие проблемы школьного образования.

(источник: Pinterest)

Школа как тухлое место

Ещё одно высказывание о том, почему всё, связанное со школой, автоматически вызывает скуку и чувство разочарования — и у детей, и у взрослых. Почему-то даже в качестве площадок для актуальных образовательных мероприятий чаще стремятся выбрать более модные пространства, ведь в школе всё дышит застарелой тоской. В школу ходят разве что на выборы — и это, наверное, тоже не просто так.

(источник: Tumblr)

Как поступить?

В интернете и на образовательных ярмарках можно найти множество предложений зарубежных школ и колледжей. Разобраться своими силами в особенностях и нюансах образовательных программ довольно сложно. Ведь для объективного выбора нужно сравнить условия и требования к поступлению в интересующих вас учебных заведениях, ознакомиться с рейтингами и отзывами.

Лучшим вариантом будет обратиться в компанию «ИНСАЙТ-ЛИНГВА», сотрудники которой помогут вам разобраться во множестве предлагаемых вариантов. На совместной встрече с родителями и ребенком мы определим степень готовности к обучению, посоветуем на что обратить внимание и как готовиться к поступлению.

Компания «ИНСАЙТ-ЛИНГВА» специализируется на предоставлении полного комплекса услуг:

  • консультирование по подбору учебного заведения;
  • помощь в оформлении пакета документов;
  • информационная поддержка по всем интересующим вопросам
  • курирование во время обучения

Наша компания сотрудничает с лучшими частными и государственными школами и колледжами за рубежом. Мы подготовим для вас подробный сравнительный анализ образовательных программ, чтобы вы могли сделать объективный выбор.

Великобритания
Подготовка к поступлению
От 1 триместра до 1 года. Подготовка по английскому языку и академическим предметам, интеграция в жизнь другой страны
Школы-пансионы
Многовековые традиции и высокие мировые стандарты. Более 500 частных школ-пансионов как совместного, так и раздельного обучения для мальчиков и девочек
Ирландия
Школа-пансион совместного обучения в пригороде Дублина имеет многовековую историю и считается одной из самых престижных школ Ирландии.
Швейцария
Среднее образование в Швейцарии по праву считается одним из наиболее качественных и эффективных в мире. Серьезная академическая подготовка, возможности для занятий спортом и творчеством.
США
Американское образование во всем мире ценится за высокое качество обучения и возможности, открывающиеся перед выпускниками.
Австрия
Школа-пансион совместного обучения в Зальцбурге. Обучение по системе американской средней школы с получением High School Diploma.
Испания
Частная британская школа-пансион, основана в 1987 году. Обучение по английской и испанской системам.

Учить нельзя гуглить

В начале XXI века образовательная система дрогнула перед новой угрозой, скрывающейся в смартфоне каждого ученика. «Окей, Google» — и все ответы как на ладони, а значит, и учителя, вроде бы, больше не нужны. Статья о новой функции учителя, особенностях мышления «цифрового поколения» и о том, как свободный доступ к информации меняет образование.

(источник: )

В современном мире нужно быть «продюсером» своего образования

Перестраиваться и быстро реагировать на изменения пока что трудно, но очевидно, что назрела необходимость нового подхода к системе. Директор Московского международного салона образования рассказывает о том, как выстроить своё обучение, и о новых путях развития и педагогического творчества для всех, кто учит подрастающее поколение.

(источник: Pinterest)

Быть можно дельным человеком и не знать, куда впадает Волга

Чтобы уроки стали осмысленными, а школьное образование — полезным, сегодняшнему учителю недостаточно просто пересказывать учебник. Нужно обосновывать разные точки зрения и критически относиться к информации, передавая то же умение ученикам. Ректор московского педагогического университета и бывший заместитель министра образования — о том, каких учителей нужно воспитывать современным педагогическим вузам, и о знаниях, которые школьнику необходимы (или нет).

(источник: Pinterest)

На уроках ОБЖ нужно изучать киберугрозы, а не противогазы

Сведения о газах, бинтах и сапёрных лопатках — штука хорошая, однако современный мир таит угрозы, которые 10-20 лет назад мы просто не могли представить. Поэтому имеет смысл рассказывать ученикам, что такое кибербезопасность, как нужно вести себя в сети, чтобы не стать жертвой преступления, и как правильно защищать свои цифровые устройства.

(источник: beshere.org)

«Мы верим в то, что педагогика — дело творческое и прикладное»

Ещё немного о том, какие вопросы ставит перед педагогическими работниками школа, и как их решают энтузиасты. По словам организатора проекта «Учитель для России», успешным педагогическим специалистам пригодятся занятия по актёрскому мастерству, умение медитировать, взятые из бинес-образования навыки и способность пробиваться сквозь нечеловеческие формулировки ФГОС.

В этой статье мы хотим поговорить о современных школах.

У многих родителей есть представление о школе с одной стороны, со стороны получателя услуг. Мы же хотим осветить то, как все это выглядит с другой стороны, со стороны школы.

Итак, 3 главных проблемы директора современной школы.

Проблема 1 — Недостаток квалифицированного персонала

Дуг Лемов, профессор и педагог, в своей книге «Мастерство учителя” доказал, что не важно, сложная программа или простая, интересная на первый взгляд или скучная, ребенок из богатой семьи или бедной, все результаты класса и каждого ребенка в целом зависят прежде всего от мастерства учителя.

Сегодня учителя «от Бога” встречаются редко, хороших учителей также очень мало, не больше 30%

А остальные учителя — люди, которые попали в школу случайно.

Случайно поступили в педагогический вуз (там дешевле всего учиться) и не нашли другую работу.

Выбрали работу рядом с домом.

Выбрали самый простой способ устроиться в бюджетную организацию.

Поступили в педагогический ВУЗ, потому что в другой не прошли по баллам.

Сейчас для многих это просто работа. Причем та, которая не сильно и нравится.

И эти факторы очень сильно влияют на знания детей.

Большинство учителей сегодня когда составляют планы уроков, преследуют при этом одну-единственную цель – удовлетворить требования, предъявляемые к отчетности.

В результате у учителей уроки получаются описательно-повествовательными, неинтересными и зачастую не достигающими цели.

Система вынуждает учителя все так же соблюдать правила, но не стремиться к совершенству.

Из этого следует вторая проблема:

Проблема 2 — Неинтересный материал, который должны использовать учителя

Сегодня школа — это образовательная услуга.

Услуга, которая за бюджетные деньги оказывается населению. Задача учителя все больше сводится к тому, чтобы выдать согласно регламенту материал учебника. И… задать объемное домашнее задание.

Новые программы, переписанные не в лучшую сторону учебники, увеличившийся объем нагрузки для ребенка — одно из следствий ухудшения качества образования.

Многие учителя просто перекладывают понятное объяснение материала на родителей, на уроке проговаривая материал из методички.

Но в методичке все очень сухо и неинтересно.

А ведь очень важно правильно подбирать материал!

Я пришла к осознанию данного постулата в результате личного, причем не слишком удачного опыта.

В свое время, начав преподавать в четвертом классе, который собрали учеников по принципу «не успевают в основном”, я решила, что мне следует выбирать материал, «привлекательный» для учеников и не прогадала.

Потому что уже через полгода дети, успеваемость которых была ранее только между «двойкой и тройкой”, стали увереннее в себе и написали проверочные работы наравне с «сильными детьми” из параллельного класса.

Например, уравнения мы решали с помощью кружки и яблока. Задачи на движения с помощью «треугольника”, стихотворения «рисовали”.

Да, бывали темы сложные. Но убежденность в том, что преподаваемый материал скучен, работает как самосбывающееся пророчество.

Великие учителя превращают в захватывающее и вдохновляющее событие буквально каждую тему, даже ту, которую другие педагоги считают скучной до зевоты.

Какие слова можно использовать, чтобы заинтересовать детей?

  • У нас сегодня такая-то тема. А может пропустим ее? Как вы думаете, зачем ее вообще изучать? (здесь дети сами отвечают на вопрос, зачем это и связывают с жизнью)
  • Многие люди в этом не разбираются до тех пор, пока не начнут изучать эту тему в шестом классе, а вы узнаете сейчас. Разве не круто?
  • Изучать этот материал будет трудно, но весело и интересно.
  • Многие люди боятся этой темы, поэтому, освоив этот материал, вы будете знать больше, чем большинство взрослых.

Но чтобы это делать, нужен индивидуальный подход к детям.

А это как раз и есть третья проблема:

Проблема 3 — Отсутствие возможности индивидуального подхода к ребенку, из-за большого числа учеников в классах

Например, учителя исправляют ошибки или наоборот, рано принимают неправильный ответ, т.к у него просто нет времени докручивать каждого ученика.

Приведу пример. Когда я начала работать в классе, который собрали из «слабых детей”, для меня частой была ситуация, когда ученик не знает ответ или не хочет отвечать.

На одном из первых занятий по математике я спросила Максима О., сколько будет 7 умножить на 8.

Максим ответил — «не знаю”.

Почему он так ответил? Отказываться отвечать на заданный вопрос ребенок может по многим причинам, в том числе:

  • привык так отвечать, и таким ответом хочет быстрее сесть на место, чтобы вернуться в «серую зону”. Потому что чаще, когда он так отвечал, ему говорили: «Садись, два”
  • действительно не знает ответа
  • стесняется того, что не знает ответа
  • не хочет выделяться среди одноклассников
  • не слышал, о чем его спросили
  • не понял, о чем его спросили

«Серая зона” — это возможность «отсидеться”, ничего не делать и не пытаться делать. Дети рассуждают так: «Мне все-равно ничего не будет, максимум привычная «двойка”, зачем напрягаться»

Что делать?

Улыбка – наилучший инструмент обучения, а радость – наилучшая учебная среда.

Используем прием «до результата”.

Как это сделать?

Способ первый — Дать ответ самостоятельно, чтобы ребенок его повторил

Максим, семью восемь будет 56. А теперь ты мне скажи, сколько будет семь умножить на восемь?

Способ второй — попросить ответить другого ученика, и попросить повторить

Способ третий — показать интересную и новую методику, которая может помочь ребенку найти правильный ответ. Например, систему умножения «по-японски”:

Способ четвертый — дать подсказку, пояснить вопрос

А что значит 7*8? Чем можно заменить? Сложением? Отлично. Давай запишем и посчитаем.

Итак, Максим, сколько будет 7*8? 56! Правильно.

Только один этот простой прием позволяет по-настоящему учить детей, а не создавать иллюзию обучения.

Но все это возможно только при индивидуальной работе с учениками, а учителям просто некогда этим заниматься.

К сожалению, современная школа — это типовая услуга.

С шаблонным подходом ко всем детям.

Это продиктовано законодательством, большими классами, маленькой зарплатой, большим количеством лишней работы, которую делает учитель(отчеты, бумаги, совещания…)

Поэтому талантливые учителя редко задерживаются в системе образования. Ведь вместо реализации своих способностей они должны быть как все и делать массу ненужных действия.

Но что делать, если хочется, чтобы ребенок учился у талантливых учителей?

Что делать, если хочется дать ребенку лучшее образование?

Я тоже в свое время не смогла найти хорошее образование для своих детей.

Поэтому мы создали такую школу, она называется «Школа 60 минут»

  • Уроки школы «Шестьдесят минут» разработаны и записаны специально для детей, с учетом их личных особенностей: ведущий тип восприятия, способность концентрировать и удерживать внимание, необходимость переключения внимания и конечно, поддержание интереса.

    Все объяснение и отработка проходит прямо во время занятия, поэтому ребенку не требуется выполнять домашнее задание.

Мы обучаем по собственной программе, которая учитывает все требования ФГОС, однако не останавливаемся на одном УМК и позволяем детям получать информацию в интересном для них ключе: создаем и рисуем графических роботов, внедряем «паук-карты» и интеллект-карты, играем в игры и проводим исследования.

В нашей школе совсем нет домашних заданий, а вся отработка проходит прямо на уроке. Мы используем авторские и мировые техники эффективного обучения, что позволяет учиться быстро и интересно.

При этом учиться можно из любой точки мира!

Школа 60 минут рассчитана на то, чтобы дети могли усвоить всю школьную программу за 100 дней по 60 минут в день.

Уроки выглядят следующим образом:
1. Каждый день ребенок получает миссию. В ней три образовательных учебных видео и три предмета.

Всего в школе изучаем: русский язык, математику, английский, окружающий мир. Развиваем память, внимание и изучаем техники эффективного обучения.

2. Уроки по техникам, памяти и вниманию, или приходят отдельным днем, или сразу встроены в расписание.

После каждого учебного видео есть миссия-задание, выполняя которое ребенок закрепляет материал.

3. Миссия задание может быть: аудио (и тогда ребенок в паузы отвечает, после слышит правильный ответ), видео (ставит на паузу в процессе просмотра, выполняет расчет или задание и смотрит правильный ответ), текстовое (создать карту, помогатор или что-то написать)

Так вся школьная программа проходит с интересом, увлечением и за 100 дней. То есть начав обучение в сентябре, к декабрю ребенок полностью будет владеть материалом.

Сейчас проходит акция на «Школу 60 минут». До конца недели «Школа 60 минут» в 2 раза дешевле.

При оплате участия Вы получаете доступ к системе обучения, рассчитанной на сто дней:

А именно: объяснение материала и практические занятия по предметам (русский язык, математика, окружающий мир, английский язык) без ограничений по времени, начиная с 1 сентября.

Уже сейчас доступна библиотека с книгами для изучения.

Присоединяйтесь к программе прямо сейчас.

Дать детям лучшее обучение по минимальным ценам>>

Вам понравилась статья? Сохраните себе на стену, чтобы не потерять

Образование должно готовить к будущей жизни и работе. Можно ли сказать, что оно справляется с этой ролью?

Михаил Поваляев: Роль образования в элитогенезе (формировании элиты. — И. Л.) изменилась. К элите (властителям не столько дум, сколько внимания) относятся люди часто не слишком образованные (артисты, певцы, спортсмены).

Анна Елашкина: У современных детей нет образа будущего. В советское время вся информационная индустрия работала на то, чтобы транслировать молодежи, как и с кого жизнь строить. Мы смотрели фильмы и читали про сталеваров, про физиков и врачей, про геологов и учителей. Нам понятно было, какова карта профессий в стране. Сейчас студенты демонстрируют полную дезориентацию. Они понятия не имеют, что происходит во взрос­лом мире. Даже если рядом есть успешные инновационные фирмы (а у нас в Новосибирске это так, во многом за счет Академгородка), студенты про это ничего не знают, не понимают, как эта жизнь устроена, а рассказом не передать…

Не все готовы быть супербойцами. Хорошие люди часто вовсе не вояки, не жаждут заработать много денег, они хотят просто заниматься чем-то осмысленным и дающим возможность выжить. На таких людях держится страна, и именно такой молодежи сейчас очень тяжело.

Дмитрий Шноль: Нынешняя школа — феномен новый, необычный в истории человечества: современный ребенок не видит, как работают взрослые, по сути, школа — это его место встречи с тем, как работает взрослый мир. Отсюда тяжелые профориентационные проблемы: ребенок не представляет, кем он может быть. Он не пробовал себя в разном деле, как раньше деревенский ребенок или городской подмастерье. И от того, видел ли он взрослых, которые работают с удовольствием, будет зависеть, вырастет ли он потребителем, убежденным, что работа — это мука, а хорошо только отдыхать. И школа вряд ли решит эту проблему в ближайшем будущем.

Существует ли реальная альтернатива массовой школе?

Анна Елашкина, преподаватель философии Новосибирского государственного университета, директор по развитию проекта межвузовской магистратуры ГАУ НСО «Центр»: Образование становится все более жесткой, конкурентной средой, в которой ребенок сразу включается в гонку за призовые места и участвует в ней вплоть до окончания вуза. Организационно этот подход подразумевает массовость, однотипность и жесткий отбор. Плюс такого подхода в том, что он дает результат «на больших числах». А минус — те, кто не вписываются в систему, не получают внутри системы способов движения: они просто не нужны.

Сегодняшняя альтернатива усредненному массовому обучению — индивидуальная работа с ребенком, семейное обучение. Минусы семейного обучения: это дорого, нужно время, деньги, квалифицированные педагоги. Плюсы: ребенок не участвует в конкуренции, разве что соревнуется сам с собой, может найти неожиданное дело по вкусу. Конкурентный жесткий подход дает прекрасных сотрудников корпораций (научные институты и госслужба — это тоже корпорация). Индивидуальный подход дает собственников своего дела, пусть и небольшого, сохраняет в ребенке предпринимательский интерес к жизни.

Какие сейчас в мировом образовании самые главные нерешенные вопросы?

Александр Ковальджи: Противоречие между эффективностью дифференцированного образования и теориями социальной справедливости. Как ни странно, в западном мире идеи социальной уравниловки сейчас стали сильнее, чем они были в Советском Союзе.
Противоречие между выгодным для государст­ва хорошим образованием трудоспособного населения и опасным для чиновников и правителей свободомыслием умных людей. Как писал Л. Н. Толстой, «сила правительства основана на невежестве народа, оно знает об этом, и потому будет всегда бороться против просвещения».

Иллюстрации Марины Сосниной

Техническая революция и глобализация всех процессов создают иллюзию, что людям не нужно думать, а нужно только знать и уметь то, что уже достигнуто. Творческие личности нужны в минимальных количествах для крупных корпораций, которые занимаются новыми технологиями, а основная масса населения — это винтики в огромном механизме.

Но великие ученые всегда были вершиной пирамиды. Условно говоря, чтобы появился 1 академик, нужно 50 членов-корреспондентов; чтобы появился 1 членкор, нужно 50 докторов наук; чтобы появился 1 доктор наук, нужно 50 кандидатов наук, а чтобы появился 1 кандидат наук, нужно выпустить 50 студентов. То есть, чтобы на выходе получить одного академика, необходимо обучить 6 миллионов студентов.

Все более узкая специализация — это хорошо или плохо?

Александр Ковальджи: Все вузы, включая университеты, всё более специализируются в ущерб целостному знанию и мировоззрению. Мировая тенденция — знать всё о какой-нибудь мелочи, например, производстве шин для автомобиля или светодиодов, быть в курсе всех новостей о ней, от технологии производства до рынков сбыта. В технике это не так страшно, но, например, в медицине страшновато, когда есть специалист только по коже, только по сосудам, только по печени и так далее. При этом никто из них не видит человека в целом.

Возможно ли обучение без стресса?

Дмитрий Шноль, методист Центра педагогического мастерства, г. Москва: Когда говорят, что образование должно быть комфортным, бестравматичным, от успеха к успеху — это перенос в наши реалии условно «западного» взгляда на жизнь: чем жизнь комфортней, тем «качественней». Смерть вообще исключена из этого взгляда, она считается странным и неестественным событием. Эта культурная и философская традиция опасна: человек падает, когда учится ходить, и набивает шишки, обжигается горячим чаем — но это позволяет ему понять, что нужно быть осторожным. Когда учитель возвращает тебе работу, и ты видишь, что в ней полно ошибок, — это тоже травматично, но это твой опыт, который позволяет тебе вырасти. Да, если все время больно, ходить не научишься, но если учиться ходить в комнате, обитой ватой, на асфальте можно расшибиться. Идея бестравматичного обучения — это реакция на те трудно переносимые травмы, которые были у нашего поколения. «Я сделал это плохо, значит, меня нельзя любить». Но базовые понятия при смене подхода остаются те же: отождествляются результат работы и сам человек. Идея постоянной успешности приводит к глубинному неврозу, дети же не дураки, они понимают, когда сделали что-то хорошо, а когда нет. И если мне учитель не может честно сказать, что сегодня я напортачил, значит, со мной в целом что-то не так. Просто нужно разделять человека и результаты его работы. Отношение к работе должно быть строгим, отношение к человеку — принимающим и благожелательным. Тогда вполне можно дать хорошее образование.

Ребенку трудно сидеть сорок минут и слушать учителя. Говорят: как можно заставлять ребенка? Но есть другая правда: учиться сдерживаться физичес­ки очень важно. Хочешь в туалет, но сдерживаешься, пока добежишь. Долго сидеть трудно, но трудно — не значит вредно. Обучение всегда связано с преодолением. Даже физическая поза и интеллектуальные занятия связаны: сидя за столом и лежа в теплой ванне, можно делать разные вещи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *