Свет фаворский

Григорий Палама и Фаворский свет

27.03.2016 20:45

27 марта, во второе воскресенье (неделю) Великого поста, Православная Церковь вспоминает святителя Григория Паламу, архиепископа Солунского. Он учил, что в ответ на молитву и праведную жизнь человеку может открыться Божественный свет — тот же, что исходил от Христа в момент Его преображения на горе Фавор.

Философ и монах

Родился Григорий Палама в Константинополе в 1296 году в семье сенатора Константина. Его отец рано умер, и Григорий воспитывался при дворце, под покровительством императора Андроника II.

Григорий получил блестящее образование. Философии его обучал лучший учитель той эпохи Феодор Метохит. Позже он назвал Григория своим самым талантливым учеником. Однако сам Григорий был прохладен к земной славе. Когда ему исполнилось 20 лет, он ушел на Афон, где проводил все время в молитвах, а также изучал богословие.

В 1325 году турки напали на Святую гору, и монахи были вынуждены ее покинуть. Григорий переехал в Фессалоники, где принял сан священника и продолжил практику уединенных молитв. Пять дней в неделю он прятался от мира в тесной келье у подножия скалы и лишь по выходным выходил к людям, чтобы поучаствовать в богослужении и пообщаться с другими монахами.

Вскоре он вернулся на Афон. Выбрав для молитв пустынь на афонском предгорье, которую называли пустынью святого Саввы, он продолжил молиться в тишине. И так бы он и остался там в безмолвии и уединении, если бы не монах из Италии по имени Варлаам. В те времена богословские споры между восточными и западными христианами обострились. Среди части латинских богословов существовало представление о том, что Бог в тварном мире непознаваем, а свет, которым озарился Иисус в момент Преображения на горе Фавор, имел тварную природу, то есть это никак не сам Бог или проявление божественного.

Палама жестко критиковал подобный богословский «агностицизм» и творения самого Варлаама. Он считал, что Фаворский свет — не просто красивый «спецэффект» или природное явление, а что он имеет нетварное происхождение и является чистым средоточием Божественной сущности.

Позже учение Григория Паламы стало одной из вех всей православной философии. В 1341 году Варлаам был осужден собором, а через 10 лет учение Паламы утвердили на соборе в Константинополе. Сам Григорий впоследствии был причислен к лику святых.

Учение Паламы

Святитель Григорий стал основателем духовной практики под названием исихазм. Если вкратце, то это так называемая умная молитва, направленная на постижение Божественного света. Свет Божий — сущность самого Бога, к которой может прикоснуться каждый человек во время непосредственного общения с Всевышним при помощи молитвы, читаемой в соответствии с особой практикой.

«Бог, как свет, видится, и светом творит чистых сердцем, почему и называется светом», — эти слова Григория Паламы как нельзя лучше дополняют слова Христа о блаженных, чистых сердцем, ибо они Бога узрят. Увидеть Божественный свет можно, лишь полностью освободив душу и мысли, а достичь этого можно при помощи особой техники молитвы, когда человек участвует в ней весь целиком — душой, телом, умом и сердцем. В исихазме был важен процесс созерцания, а также методы молитвенных медитаций, помогающие достичь состояния покоя и отрешенности от всего мирского. Концентрироваться на молитве лучше в уединенном месте — в удаленном монастыре либо келье отшельника.

Григорий Палама писал свои труды не на основе «голых» философских рассуждений. Его познания были подкреплены практикой и собственным духовным опытом, который он пережил как монах.

Наследие

Исихазм не только дополнил собой философские догматы христианства, но и оказал влияние на развитие всей философской мысли, затронув также литературу, искусство и политику. Исихазм распространился и в России, где исихастов называли «молчальниками» — за привычку тихо молиться в уединении. Постепенно именно Россия стала главным центром исихазма в послевизантийский период, а активное монашеское движение во многом предопределило развитие страны и глубоко укоренилось в нашей культуре. Наиболее известными русскими исихастами считают Антония Печерского, Сергия Радонежского, Нила Сорского, а позже — Серафима Саровского и Феофана Затворника. Исихазм сильно повлиял на творчество Андрея Рублева: его «Троица» стала воплощением глубинного, философского смысла идеи триединства и изображала молчаливую беседу в традициях исихазма.

Учение Паламы сильно повлияло на русскую философскую школу XX века. Для Алексея Лосева исихазм — не только высокое богословское учение, служащее догматическим основанием православия, но живой аскетический опыт подвижничества. Известно, что сам Лосев молился с помощью «умной» молитвы до конца своей жизни.

Фаворский свет — тот таинственный свет, которым просияло лицо Господа И. Христа при преображении (просияло лице Его, как солнце, одежды его сделались белы, как свет: Матф. XVII, 2; ср. Марка IX, 3 и Луки, IX, 29). В XIV столетии на Афоне, а затем и во всей греческой церкви возник по вопросу об «умной» молитве и Фаворском свете любопытный богослово-философский спор между Варлаамом Калабрийским, Никифором Григорой, Акиндином, патриархом Иоанном Калекой и др. с одной стороны и прп. Григорием Синаитом, прп. Григорием Паламой, митрополитом Солунским (1297—1360), монахом Давидом, Феофаном Никийским, Николаем Кавасилой и патриархами Калмитом и Филофеем — с другой. Последние принадлежали к защитникам так называемого «умного» делания — особого вида молитвенного созерцания или так называемого исихазма. Противная партия считала такое созерцание делом не христианским, называла исихастов омфалопсихами (т. е. пупоумами) и признавала свет на Фаворе светом созданным для просвещения апостолов и бесследно исчезнувшим. Она рассуждала по силлогизму: все видимое — создано, свет на Фаворе был видим, следовательно он был создан. Исихасты или «Паламиты» видели в Ф. свете таиственное проявление Божественной славы, «Света присносущного». Борьба, в связи с переменами на императорском троне и попытками соединения церквей, продолжалась долго и упорно (соборы 1341 (два), 1347, 1351 и 1352 г.) и окончилась победой партии Гр. Паламы уже по его смерти. Учение его было признано истинно православным на соборе 1368 г., и сам он причислен к лику святых. Большая часть документов и сочинений той и другой стороны еще не изданы: из 60 сюда относящихся сочинений пр. Григория Паламы напечатано лишь одно — Θεοφάνης. Взгляды на борьбу варлаамитов и паламитов различны: И. Е. Троицкий, П. В. Безобразов, А. С. Лебедев считают ее борьбой белого духовенства с черным, борьбой, проявившейся еще в XIII веке, в деле так назыв. арсенитов;О. И. Успенский видит в ней борьбу аристотеликов с неоплатониками и сближает исихастов с богомилами; К. Радченко находит здесь борьбу западной рационалистической схоластики с восточной мистикой. Кое-что в учении исихастов сходно с учением западных мистиков Эригены и Эккарта. Учение их вошло в известный монашеский сборник «Добротолюбие» и выразилось у нас на Руси впервые в учении великого старца пр. Нила сорского, основателя скитского жития в России.

О спорте, филфаке и армии

— Я родился в городке Барань под Оршей и получил типичное советское воспитание и образование. Сколько себя помню — занимался спортом, что впоследствии очень помогло мне в жизни. Это позволило мне натренировать силу воли: ежедневно поднимался в 6 утра и бежал 10 километров в любую погоду. В 1979 году стал чемпионом Витебской области на дистанции 1500 м. Я и сегодня регулярно тренируюсь, чтобы поддерживать себя в форме.

C самого детства я проводил время в кругу более старших ребят — это позволило мне как личности развиваться быстрее. После окончания школы я всерьез заинтересовался философией и решил поступать на философский факультет БГУ. Но с первого раза в университет поступить не получилось — пошел работать. На военном заводе получил специальность слесаря-механика по ремонту радиоаппаратуры.

После второй неудачной попытки поступить я пошел служить в армию. Мне было тогда 19, я был комсоргом роты и решил снова готовиться к поступлению. На этот раз по совету армейского друга поехал поступать в Питер, где, наконец, стал студентом философского факультета Ленинградского государственного университета (сейчас переименован в Санкт-Петербургский государственный университет).

Санкт-Петербург. Фото с сайта rg.ru

О первом бизнесе

В 1986 году, когда я все еще был студентом, начали появляться первые кооперативы. Однажды я познакомился в поезде с земляком, который занимался самиздатом — печатал запрещенную тогда литературу: Гурджиева, Кастанеду, Бердяева, Булгакова и т.д. Меня очень все это вдохновило, и я решил к нему присоединился.

Тексты мы доставали через парижские издания — то есть мы сами привозили книги зарубежных русскоязычных эмигрантских издательств и тиражировали их на ксероксе в питерском горисполкоме. Делали это под страхом преследования — тогда это было подсудное дело.

Деньги, которые получал за книги, едва покрывали издержки на печать. На жизнь не хватало, поэтому я подрабатывал дворником, даже в банях убирал. Возвращался домой после полуночи. Все доходы от подработки я пускал на развитие бизнеса, потому что видел, что польза от этого дела была огромной.

Кто-то скажет, что в бизнесе в первую очередь важны деньги: если нет прибыли, то нет и бизнеса. И это верно. Но я также уверен, что вначале важно получить опыт, приобрести связи — тогда и деньги будет заработать гораздо проще.

В общем, я продолжал заниматься самиздатом вплоть до окончания университета в 1989 году. Были мысли остаться в аспирантуре в Питере, но меня непреодолимо тянуло домой.

Предпринимательская жилка

Вернувшись в Беларусь, я стал преподавать в Могилевском институте курс по истории мировой и отечественной культуры. Программу сам разрабатывал с нуля. У меня было так много вдохновения и так нравилось работать, что буквально за полгода я сам написал книгу «Воспоминания отрока перестройки» на 500 страниц.

В 1990 году я перебрался в Минск, устроился на кафедру по истории философии и продолжал заниматься самиздатом. Мой руководитель, заметив предпринимательскую жилку, порекомендовал обратиться к его другу, у которого было свое издательство в Москве, взять у него книги на реализацию.

Первую партию книг (200−300 экземпляров) я привез в Минск в кабине фуры, попросил знакомых помочь. Но потом понял, что один с закупками и реализацией не справлюсь, взял себе в помощь двух единомышленников. Так мы открыли собственную компанию ЗАО «Лучи Софии», все трое стали учредителями. Решили специализироваться на философской и религиозной литературе.

Одним из первых договоров, которые мы заключили, был с БГУ — начали торговать со столика в университетском дворе. Ни офиса, ни склада — ничего такого у нас не было тогда. Даже кассового аппарата не было — мы просто выписывали отрывные квитанции.

Интересно, что наш ассортимент оказался настолько востребованным, что дело сразу пошло. Мы поняли, что «попали в рынок». Это заблуждение, что как только открываешь свой бизнес, почему-то сразу должно быть очень трудно. Я убежден, что если выбрал правильную нишу, то просто начинаешь работать, исправляешь допущенные ошибки, растешь и постепенно увеличиваешь обороты.

Мы закупали книги в Москве в СК «Олимпийский», где размещался знаменитый книжный рынок. Набирали 30−50 пачек книг, забивали ими все сумки и рюкзаки, привозили на железнодорожный вокзал и, полуживые от усталости, вваливались с этим добром в купе.

Позже появилась возможность купить ЗИЛ-130 в Казахстане — тогда как раз шла массовая распродажа советской техники. Мы установили газовое оборудование, чтобы сэкономить на топливе, и начали ездить на закупки на нем. Доверху заполняли кузов (это около 10 т) и возвращались в Минск. Сейчас в это трудно поверить, но вся машина распродавалась за 2−3 дня — потребность в литературе была колоссальной. Торговая наценка у нас была 50%, я до сих пор ее придерживаюсь.

На тот момент ниша была совершенно не разработана и можно было торговать чуть ли не всем подряд. Впрочем, я видел, что крупные игроки на рынке — издательства «Харвест», «Эридан», «Попурри», которые зарабатывали на обороте, именно так и действовали.

Как $ 6000 долга превратились в $ 12 000

В 1993 году я уехал на стажировку в Парижский богословский институт. По возвращении в Минск продолжал развивать бизнес. В 1994 году мы заключили договор с Академией наук и открыли свой киоск и склады на их территории — этот киоск просуществовал почти 25 лет. Но одной торговли мне было мало — я мечтал стать издателем, создать этакую книжную корпорацию между Питером, Минском и Москвой.

Для этого я подготовил текст книги, взял в долг $ 6000 (столько стоила тогда однокомнатная квартира в Минске) под 50%. Сейчас я понимаю, что был неопытным и не осознавал, что это очень рискованный заем. Курс доллара на тот момент скакал чуть ли не на 100% в месяц — сумма долга росла как на дрожжах. Я отпечатал 5000 экземпляров книги и запустил в продажу во всех наших точках продаж. Но с долгом мне удалось полностью рассчитаться только спустя 3 года. С учетом процентов я отдал $ 12 000.

Но первый неудачный опыт не отпугнул меня. Я продолжил развивать издательское направление, но действовал уже осторожнее. Сам искал авторов, которых хотел издать, брал у них разрешение на публикацию, периодически под издание конкретной книги привлекал гранты. Таких кредитов, как раньше, больше не брал:)

И в основном работал с оглядкой на интересы рынка, потому что основную выручку нам по-прежнему давала так называемая популярная духовная литература, которой к тому времени очень заинтересовались церкви и стали закупать у нас пачками на реализацию через свои киоски и лавки.

В 1996 году я купил свою первую двухкомнатную квартиру в Минске. В тот период я активно торговал книгами с Литвой и Россией. Помню, что из Костромы мы привезли целый ЗИЛ отрывных календарей и продавали их через «Белкоопсоюз» по всей Беларуси.

Кроме того, я почти каждый месяц ездил в Вильнюс, изучая местный книжный рынок. Тогда еще не было никаких растаможек и НДС. Мне удалось завязать партнерские отношения с университетским киоском и договориться о продаже книг. Так что в Минске я просто заполнял «Опель Кадет» книгами и ехал в Литву. Там со мной сразу же рассчитывались, я на эти деньги закупался и возвращался с другой литературой обратно.

Так продолжалось вплоть до 2000 года, пока не ужесточились правила перемещения через границу, выросли накладные расходы и работать стало сложнее, а потом — и вовсе нерентабельно.

Наконец-то свой бизнес

В ЗАО «Лучи Софии» я проработал до 2010 года. К тому времени у нас с партнерами уже наметились определенные разногласия и по структуре бизнеса, и по его ведению, и я психологически созрел для самостоятельного ведения бизнеса. Наше общее дело заметно сбавило обороты, и дальше нельзя было сидеть и жить на доходы от одного киоска, тем более спрос на книги неуклонно снижался. При расставании с партнерами я получил свою долю книгами. В денежном эквиваленте это было около $ 10 000.

Нужно было как-то все эти книги продать. За сутки я сам объезжал около 15 магазинов, которые занимаются реализацией книг, показывал свои книги, развозил товар, налаживал связи с новыми издательствами в Москве. Домой я приходил полуживой от усталости. А у меня как раз родился четвертый ребенок:)

Таким образом, за два года самостоятельной работы в качестве ИП я сформировал новый список востребованной литературы. Заказы из Москвы можно было уже делать по прайс-листам и электронной почте. Тратить время на поездки было не нужно. Может быть, по этой причине все как-то очень ускорилось — с 2010 по 2013 год мои обороты выросли в 5 раз. Грубо говоря, если на старте это было $ 10 000, то за три года они превратились уже в $ 50 000.

К 2013 году у меня появились два наемных сотрудника, а в 2015 году, в дополнение к книгам, я начал заниматься церковной утварью, рождественскими и пасхальными сувенирами и расширил штат. У нас появился собственный офис.

В том же году я запустил торговлю через интернет — открыл собственный интернет-магазин «Свет Фавора», которым руководит сейчас Савенкова Екатерина. На разработку, запуск и продвижение (для этого сразу наняли сотрудницу) ушло около полугода и ориентировочно $ 2000. Через год магазин начал генерировать прибыль.

Точным подсчетом рентабельности я никогда не занимался. Если считать из 50% наценки, то схема выглядит так: вкладываешь $ 1000 на закупку товара, получаешь $ 1500 выручки. Оплатил налоги, 10% работнику, который занимается интернет-магазином, остается чистыми около 25% от $ 500.

Мы стали анализировать целевую аудиторию и увидели, что в офлайне — это в основном прихожане церквей, люди старшего поколения, от 40 лет. А по интернет-магазину картина совершенно другая: люди постарше остались за волной компьютеризации. Тут уже делают заказы люди помоложе — от 25 до 40 лет. Чтобы привлечь их внимание, мы завели аккаунты в соцсетях. Сейчас видим, что наша аудитория находится в основном во ВКонтакте, поэтому активно продвигаемся именно в этой сети. Постить там стараемся регулярно — рассказываем о книжных новинках, религиозных праздниках и пр. Но самым действенным способом продвижения для нас оказалось участие в ярмарках.

С приходом кризиса обороты упали ровно наполовину. Церкви почти закрыты. Но сайт нас более или менее вытягивает, надеюсь, мы сможем продержаться.

Бизнес — это тоже философия

За время самостоятельной работы как бизнесмен я вырос, тем не менее я как был, так и остаюсь прежде всего философом. Считаю, что это тоже очень важное качество для бизнесмена.

На практике мы все вроде и перестраховываемся, проверяем контрагентов, подписываем документы, просим предоплату, и все равно это не спасает от обмана. Стать настоящим бизнесменом можно, если есть совесть, и, чтобы не деградировать, любой бизнесмен должен к ней обращаться. А когда предпринимателя интересуют только деньги и все — ради денег, ничего хорошего из этого не выходит.

Например, до революции в той же России самыми главными бизнесменами являлись староверы. У них была совсем другая структура жизни и образования, капитал был общинным и не передавался детям по наследству. Они не заключали даже договоры: купец вступил в гильдию и сказал свое слово. Если не сдержал — все, ты не человек.

Для меня такой подход к ведению дел всегда был эталоном. И в этом контексте я себя тоже считаю купцом. Для меня главное — слово. На моей памяти я еще не подвел ни одного человека, и моя совесть чиста.

По своей психологической структуре я не люблю долго заниматься одним и тем же — поэтому сейчас есть планы по открытию своего медицинского центра. А в текущем бизнесе буду выступать уже больше как консультант. Потому что пока в моем бизнесе заменить меня никто не может. Никто не сможет подобрать ассортимент так, как это сделаю я. Потому что для этого необходимы фундаментальное философское образование и накопленный опыт.

Есть планы по написанию книги и ведению блога. Несмотря на то, что я удовлетворен пройденным путем и мог бы уже остановиться, ссылаясь на тот же возраст и некие другие обстоятельства, мне все равно хочется развиваться дальше. В этом и заключается смысл не только бизнеса, но и жизни. Но сейчас, во время кризиса, важно хотя бы просто продержаться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *