Теория морали

Transcript

Проблема общественного прогресса Бочкарёва Т.Н., учитель обществознания МАОУ «Лицей №62» Социальные группы. Дай определения представленным социальным группам. Ответь на вопрос теста        Учитель на уроке обществознания характеризовал народности и нации. Сравните эти две этнические общности. Выберите и запишите в первую колонку таблицы порядковые номера черт сходства, а во вторую колонку – порядковые номера черт отличия. 1)имеет единую территорию проживания 2)объединяется устойчивыми экономическими связями 3)имеет общие культурные традиции 4)складывается в условиях становления государственности ЧЕРТЫ СХОДСТВА ЧЕРТЫ ОТЛИЧИЯ Эволюция человечества – 800 поколений 650 – жили в пещерах  730 – не знали письменности  6 последних пользуются печатным станком  4 последних – научились точно определять время  1. Прогресс и регресс. Что означает слово «прогресс»?(у.147) 2. Противоречивость прогресса. 3. Критерии прогресса. 4. Многообразие путей и форм общественного развития. Направление развития, для которого характерен переход от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному, называется в науке прогрессом. Сам термин «прогресс» происходит от латинского слова progress, которое означает «движение вперед». Понятию прогресса противоположно понятие регресса. Для регресса характерны движение от высшего к низшему, процесс деградации, возврат к изжившим себя формам и структурам. Мудрые о прогрессе:     Если в древности люди носили шкуру леопарда, то сейчас они носят сшитую из нее шубу, — прогресс, как говорится, налицо, но только не для леопарда. (Тойшибеков Бауржан) Если кричат: «Да здравствует прогресс!», всегда справляйся: «Прогресс чего?» (Станислав Ежи Лец) Весь прогресс, на который можно надеяться, — это сделать людей несколько менее злыми. (Гюстав Флобер) Возражения против прогресса всегда сводились к обвинениям в аморальности. (Джордж Бернард Шоу) Философы о прогрессе (у.147-148) Философы Взгляды Аристотель и Платон Гесиод (8-6 вв.. до н.э. Жан Антуан Кондорсе Георг Гегель (конец 18-19 в.)(у.150) Карл Поппер (20 век) Философы 20-21 века. Говорил о возможности прогресса только для человеческих индивидуумов, но не для исторического процесса (у.150) По мере роста сознания свободы Приведите примеры из отечественной истории, соответствующие этим графическим рисункам Приведите примеры противоречивости Общественного прогресса (у.149-150) Противоречивость общественного прогресса 1.Прогресс в одной области не является прогрессом в другой. Примеры Рост производства прогрессивно влияет на материальное благополучие людей → отрицательное влияние на экологию природы. Технические устройства, облегчающие работу и быт человека, → неблагоприятное влияние на здоровье человека. 2.Прогресс сегодня Открытия в области ядерной физики (рентгеновские может обернуться лучи, деление ядра урана) → оружие массового катастрофой. поражения – ядерное оружие 3.Прогресс в одной Тамерлан способствовал развитию своей страны → ограбление и разорение чужих земель. стране не влечет прогресс в другой. Колонизация европейцами Азии и Африки способствовала росту богатств и уровню развития народов Европы → разорение и стагнация общественной жизни в разоренных странах Востока. Модели развития общества Социальная статика циклическая прогресс Социальная динамика линейная регресс спираль Противоречивость общественного прогресса    Вывод: общественный прогресс – это явление крайне сложное и противоречивое. Практически любое явление жизни общества несёт оборотную сторону и может быть неоднозначно оценено с позиций общественного прогресса. Являются ли положительными изменения, которые оплачиваются столь высокой ценой прогрессивными? Можно ли при такой неоднозначности перемен говорить об общественном прогрессе в целом? Критерии — это те обстоятельства, которые обуславливают существование и развитие какого-либо явления. Философы о критериях прогресса(у.150-151) Философы А.Кондорсе и просветители Социалисты-утописты Ф. Шеллинг Г. Гегель Современные философы Взгляды Критерии общественного прогресса. Какой критерий прогресса можно считать универсальным? В чём его преимущества? Пути общественного развития Многообразие путей общественного развития: Пути развития реформа революция ПРОБЛЕМА ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОГРЕССА Тестовый контроль 1. Под прогрессом понимается: а) упадок культуры; б) движение вперед; в) циклическое развитие; г) состояние стабильности. 2. «Золотым веком» называл древнейшее общество: а) Платон; б) Аристотель; в) Лукреций Кар; г) Гесиод. 3. Французские просветители к критериям прогресса относили: а) развитие разума и нравственности; б) усложнение юридических институтов; в) развитие производительных сил; г) покорение природы. 4. Революция это: а) быстрые, качественные изменения в жизни общества; б) медленное, постепенное развитие; в) состояние застоя; г) возвращение в исходное состояние. 5. Верно ли суждение? А. Прогрессивное развитие общества — это всегда необратимое движение вперед. Б. Общественный прогресс противоречив, не исключает возвратные движения и регресс. а) верно только А; б) верно только Б; в) верно А и Б; г) оба неверны. 6. К. Поппер считал, что: А. Исторический процесс прогрессивен. Б. Прогресс возможен только для отдельного человека. а) верно только А; б) верно только Б; в) оба неверны; г) верно А и Б. 7. Критерием развития общества не является: а) уровень развития науки: б) степень удовлетворения личностью своих потребностей; в) религиозные предпочтения общества; г) состояние экономики. 8. Мыслитель, назвавший развитие нравственности главным критерием прогресса: а) Ф. Шеллинг; б) Г. Гегель; в) А. Сен-Симон; г) Ш. Фурье. 9. Реформа — это преобразование: а) изменяющее политическое устройство общества; б) ликвидирующее старые социальные структуры; в) изменяющее какую-либо сторону общественной жизни; г) приводящее к регрессу общества. 10. Необходимым условием самореализации человека выступает: а) свобода; б) техника; в) мораль; г) культура. 11. Полное изменение всех сторон общественной жизни, включая основы существующего строя — это: а) реформа; б) инновация; в) революция; г) прогресс. 12. Одним из первых обосновал идею общественного прогресса: а) древнегреческий поэт Гесиод; б) французский философ А. Тюрго; в) немецкий философ Г Гегель; г) основатель марксизма К. Маркс. 13. Закончите определение: «Общественный прогресс это…»: а) уровень (ступень) развития общества, его культура; б) состояние общества в целом на определенном этапе исторического развития; в) направление общественного развития, при котором происходит поступательное движение общества от простых и низших форм общественной жизни к более сложным и высоким; г) развитие и переход общества от высшего к низшему. 14. Сен-Симон считал, что высшим достижением общественного прогресса было общество: а) всеобщей гармонии; б) феодально-сословное; в) промышленно-индустриальное; г) социэтарное. 15. Мысль о том, что общество развивается по пути регресса, отстаивали: а) древнегреческий философ Платон; б) древнегреческий философ Аристотель; в) древнегреческий поэт Гесиод; г) французский просветитель Ж.А. Кондорсе. 16. Высшим критерием общественного прогресса, по К. Марксу, является: а) развитие производительных сил; б) моральное, духовно-нравственное состояние общества; в) степень возрастания человеческой свободы; г) развитие человеческого разума. 17. Что из перечисленного можно отнести к причинам общественных изменений: а) внешние факторы, влияние природной среды; б) противоречия, возникающие между различными социальными силами внутри общества; в) стремление людей к новому, более совершенному; г) все, перечисленное выше. 18. Что является высшим критерием общественного прогресса? а) интересы развития производительных сил; б) моральное, духовное состояние общества; в) человек, качество его жизни (прогрессивно то, что способствует возвышению гуманизма); г) все, перечисленное выше. 19. Древнегреческие философы Платон и Аристотель рассматривали историю как: а) циклический круговорот; б) движение вперед; в) движение по спирали; г) развитие от сложного к простому. 20. Критерием общественного прогресса можно считать: а) развитие разума; б) развитие производства, науки и техники; в) развитие нравственности; г) все перечисленное выше. 21. Верны ли следующие суждения? А. Развитие науки и техники — есть универсальный критерий общественного прогресса. Б. Развитие гуманизма — есть универсальный критерий общественного прогресса. а) верно только А; б) верно только Б; в) верно А и Б; г) оба суждения неверны. 22. Верны ли следующие суждения? А. Для прогресса характерен переход от высшего к низшему. Б. Для прогресса характерны процессы деградации, возврат к низшим формам и структурам, а) верно только А; б) верно только Б; в) верно А и Б; г) оба суждения неверны.

Этика

Курс лекций

ТЕМА 1. ВВЕДЕНИЕ В УЧЕБНЫЙ КУРС «ЭТИКА» 5

Лекция 1. Введение в учебный курс «Этика» 5

ТЕМА 2. ИСТОРИЯ ЭТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ 6

Лекция 2. История этических учений 6

Этические учения древнего мира 6

Этические учения Древней Индии 6

Этические учения Древнего Китая 8

Этические учения Древней Греции 10

Этические учения средневековья 13

Евангельская моральная доктрина 13

Основные проблемы этики средних веков 14

Особенности и основные проблемы этики Нового времени 15

Этика И.Канта (1724-1804) 17

Этические направления в XIX веке 19

Некоторые учения в этике ХХ века 20

Контрольные вопросы по теме №2 23

ТЕМА 3. ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ НРАВСТВЕННОСТИ 25

Лекция 3. Историческое развитие нравственности 25

Донравственные формы социальной регуляции 25

Традиционная нравственность 27

Принцип патриархальности 27

Принцип коллективизма (общинности) 28

Принцип трудолюбия 28

Принцип патриотизма 29

Воинский этос 30

Взаимодействие религиозной морали с традиционной нравственностью 32

Нравы средневековья 33

Нравственность modernity. Буржуазная мораль 34

Изменения в способе регуляции 35

Ценностные ориентации буржуазной морали 35

Нравственность modernity. Мораль советского общества 37

Современная нравственность и ее перспективы 39

Контрольные вопросы по теме №3 40

Лекция 4. Теория морали 41

Свойства морали 41

Антиномии в морали 42

Структура морали 47

Понятийная структура морального сознания 48

Иерархическая структура морального сознания 50

Функции морали 51

Контрольные вопросы по теме №4 53

Тема 5. Высшие моральные ценности 55

Лекция 5. Высшие моральные ценности 55

Свобода как нравственная ценность 55

Свобода как проблема 55

Ступени нравственной свободы 57

Ситуация нравственного выбора 58

Структура нравственного поступка 60

Смысл жизни как нравственная ценность 62

Счастье как нравственная ценность 65

ВОПРОСЫ К ЗАЧЕТУ 69

ЛИТЕРАТУРА 70

Что говорит теория моральных ошибок

Чтобы проще объяснить, что такое теория моральных ошибок, ее часто сравнивают с атеизмом. Как атеисты утверждают, что Бога не существует и, соответственно, перестают верить, что мир им создан, — так и философы, которые поддерживают теорию моральных ошибок, говорят, что морали нет, а потому отказываются описывать мир как добрый или злой, а свои и чужие поступки как правильные или неправильные.

Основателем теории моральных ошибок считается австралийский философ Джон Мэки. В 1977 году он издал книгу под названием «Этика: изобретение правильного и неправильного» (Ethics: Inventing Right and Wrong), которая начиналась с того, что нет никаких объективных ценностей, и философам приходится изобретать добро, а не открывать его как уже существующее в этом мире.

По мнению Мэки, в этом и заключается главное отличие этики от других наук, и о нем пора серьезно поговорить. В то время как, например, атом всегда существовал в мире и просто ждал момента, когда наши технологии достигнут необходимого уровня, чтобы его открыть, добра и зла попросту никогда не существовало, а все наши рассуждения о них — только фантазии.

Добро не нужно «искать» и «открывать», его не существует вообще, а потому философам пора перестать выдавать его за объективную истину.

Такой резонансный тезис, конечно же, не остался без внимания, и на теорию Мэки посыпались горы критики. Многие сомневались: неужели совсем никаких объективных ценностей не существует? А как же те случаи, когда всё человечество уверено, что перед ним однозначное добро или зло: например, тоталитарный режим Гитлера, бомбардировки атомными бомбами и убийство невинных людей. Большая часть людей (если вообще не все люди) согласятся с тем, что всё это зло, и вряд ли это когда-либо изменится.

Мэки с этим не спорил: конечно, мы вряд ли поменяем свое мнение относительно всего вышеперечисленного, но «зло» — всего лишь ярлык, который мы навешиваем на все эти события, чтобы их проще было себе объяснить. Если бы мы жили в Средневековье, то, скорее всего, говорили бы, что Вторая мировая война или атомные бомбардировки — это «божья кара» или «дьявольские происки», и винили бы Гитлера в первую очередь не в том, что он аморален, а в том, что ослушался Бога.

Человеческий мозг всегда ищет легкие и простые пути для того, чтобы что-то объяснить и систематизировать, и сейчас ученые всё внимательнее изучают когнитивные искажения.

Что, если мораль — тоже своего рода когнитивное искажение? Что, если это просто ярлык, который нам удобно наклеить на то или иное событие, чтобы объяснить для себя, почему мы так или иначе поступаем, но за яркой наклейкой скрывается пустота?

Кроме того, преступники редко соглашаются с тем, что поступают плохо: так же, как и мы, они верят, что их действия принесут добро, а те, кто пытаются им помешать (то есть мы), — главные злодеи. Как тут не запутаться и понять, кто же действительно на стороне добра, а кто — на стороне зла, и вообще, что скрывается за этими понятиями — этот неудобный вопрос задают философы.

Те, кто поддерживают теорию моральных ошибок, напоминают: история знает немало примеров, когда понятия добра и зла использовали, чтобы оправдать порой противоположные поступки. Например, убивать в целом — плохо, но убивать врага во время войны — хорошо.

Подобная двойственность морали показывает, что мир гораздо сложнее и многообразнее, чем просто черное и белое, моральное и аморальное, а потому пора отказаться от старой системы, которая загоняет нас в эти рамки.

В целом философы, развивающие теорию моральных ошибок, пытаются совершить похожую революцию в обществе, которую уже когда-то совершили ученые, освободив науку от мифологии и религии. В древности гром объяснили гневом богов, а еще несколько столетий назад Декарт и другие ученые Нового времени верили, что конечное объяснение для многих явлений — их божественное происхождение. Любые размышления начинались и заканчивались с утверждения, что Бог существует, и его нельзя было оспорить. Когда же философы и ученые стали в этом сомневаться, наука шагнула вперед и нашла другие объяснения многим феноменам, которым раньше приписывались только сверхъественные причины. Может, теперь настало время перестать прикрываться моралью и поискать другую мотивацию для наших поступков?

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Рецепция нравственного учения И. Канта в русской философии конца XIX — начала XX вв.: историко-философский анализ»

ВВЕДЕНИЕ

Иммануил Кант — немецкий мыслитель, которого справедливо признают одной из центральных фигур в истории философии. Интерес к Канту никогда не ослабевал, выразили свое отношение к основателю критицизма и русские философы. Они интересовались как гносеологией, так и этикой Канта, которая в свою очередь неразрывно связана с его философией религии. Этика у немецкого мыслителя обозначает учение о нравственности, учение о морали. В то же время понятия «нравственное учение», «нравственная философия» и «моральное учение», «моральная философия» (а в более общем смысле — «нравственность» и «мораль») в тексте кантовских сочинений, переведенных на русский язык, употребляются как эквивалентные.1 В работах русских философов конца 19 -начала 20 веков, посвященных этике Канта, чаще употребляется слово «нравственность», хотя иногда употребляется и слово «мораль» как эквивалентное «нравственности». В данном исследовании эти термины употребляются (а также выражения «нравственное учение» и «моральное учение», «нравственный закон» и «моральный закон» и т.п.) как равнозначные.

Актуальность темы исследования. Углубляющиеся процессы глобализации в современном мире ставят специфические задачи перед историко-философской наукой. Взаимодействие, диалог философских традиций разных стран и культурных регионов Европы есть несомненный факт совместной истории культуры. Однако этот диалог имел в каждом случае свои особые формы. Может быть, в особенности это относится к соотношению западноевропейской и российской философских традиций. Россия достаточно поздно, по сравнению с Западной Европой, вступила на путь выработки своих философских систем. Однако философский путь России никогда не был голым ученичеством. Накопленный багаж духовной культуры, мировоззренческих споров, исторического опыта не позволял русским мыслителям просто перенять

европейские стандарты мысли. Даже российские «западники» всегда находились в ситуации определенного диалога с европейской мыслью. Процессы глобализации, которыми охвачен сегодняшний мир, и которые имеют свою основу в четырехвековой истории новоевропейской цивилизации, ставят в этом плане двойственную задачу: понять, что из философского наследия Запада вошло в русскую философскую традицию, и в какой форме произошла эта рецепция? В связи с этим, несомненный научный интерес представляет историко-философский анализ взаимодействия западной и отечественной философии на примере рецепции нравственного учения Канта в сочинениях русских философов конца XIX — начала XX веков.

С 40-х годов XIX века русское академическое сообщество и, шире, «читающая публика» уже внимательно следили за всеми философскими новостями Западной Европы. Поэтому совершенно неслучайно, что вновь обострившийся к концу XIX века интерес к Канту в западноевропейской мысли не оставил русских философов равнодушными. Важными проблемами, которые решали здесь русские философы, были вопросы о том, как относиться к основным положениям кантовской нравственной философии, в том числе к постулатам практического разума; что можно принять, а что нужно отвергнуть или откорректировать? Увеличивают или уменьшают ценность нравственного поступка положительные чувства, добавленные к разумному осознанию долга? Каким образом человек должен морально совершенствоваться — только своими силами или обращаясь к благодатной помощи свыше? И что такое религия -только подпорка для этики или нечто большее? Русские мыслители оставили нам в наследие сочинения, в которых предлагаются ответы на эти вопросы. Это позволяет исследователю осуществить реконструкцию идей, выдвинутых в русской философии в конца XIX — начала XX веков под влиянием этики и неразрывно связанной с ней философии религии Канта, оценить как степень этого влияния, так и «степень сопротивления» моральным идеям Кенигсбергского мыслителя.

Представляют научный интерес вопросы о том, как и почему складывается

рецепция нравственного учения Канта в русской философии конца 19 — начала 20 веков, почему основатель критицизма сравнительно поздно был воспринят в России, и благодаря каким процессам в русской философии он был востребован?1 Выявление характера специфического восприятия нравственного учения Канта и его причин в сочинениях русских мыслителей помогает углубить понимание наиболее важных аспектов диалога западной и отечественной философии.

Учитывая вышеизложенное, представляется актуальной формулировка темы диссертационной работы: «Рецепция нравственного учения И.Канта в русской философии конца XIX — начала XX вв. Историко-философский анализ». Вообще говоря, эта тема имеет полидисциплинарный характер, так как может рассматриваться в контексте этики, культурологии, философии религии, но в данном исследовании берется ее историко-философское измерение.

В диссертации осуществлена реконструкция восприятия нравственного учения Канта в русском университетском кантианстве, русской религиозной философии в широком смысле слова и русской духовно-академической философии конца XIX — начала XX вв. Выбор именно этих направлений обусловлен следующими соображениями.

Русское университетское кантианство по самой специфике своей профессии, образованию и научным связям, испытало сильное влияние философии Канта, в частности, влияние этики основателя критицизма. Многие положения кантовской философии были прояснены ее последователями и популяризованы для русской интеллигенции. Поэтому важно реконструировать восприятие идей Канта в трудах наиболее близких ему мыслителей, хотя и с уточнением, что многих из них лишь в особом смысле можно назвать кантианцами (или неокантианцами).

В русской религиозной философии в широком смысле о Канте также написано достаточно много — от положительных мнений до серьезной критики. Исследование трудов представителей данного направления необходимо потому,

1 Имеется в виду то, что в конце 19 — начале 20 веков интерес к Канту возрос, и русские философы на достаточно высоком теоретическом уровне критически оценивали его систему. В то же время интерес к немецкому мыслителю присутствовал в России и ранее, что показано в трудах А.З.Дмитровского, З.А.Каменского, А.Н.Круглова.

что его результаты помогают понять генезис многих идей в отечественной философии, связанных с учением Канта, в том числе при его критической оценке.

Изучение трудов духовно-академических философов представляет собой интерес, во-первых, потому что некоторые из сочинений представителей этого направления еще малоизвестны. А во-вторых, в кон. XIX — нач. XX вв. духовно-академическая философия оказывала несомненное влияние на историко-философский процесс в России, в частности, на представителей русской религиозной философии вне стен академий.

В диссертации осуществлена историко-философская реконструкция особенностей рецепции именно нравственного учения Канта в русской философии конца XIX — начала XX вв. Учитывая то, что Кант разделял разум на теоретический и практический только условно, в работе в некоторой степени затрагиваются вопросы гносеологии немецкого мыслителя, но только в том случае, когда это имеет значение для раскрытия темы; специально «Критика чистого разума» не исследуется. В то же время уделяется повышенное внимание философии религии основателя критицизма и ее восприятию в сочинениях русских философов, так как философия религии Канта основана на его нравственном учении и неразрывно связана с ним.

Хронологические рамки исследования — от 80-х годов XIX века до 20-х годов XX века. Однако в работе обращается внимание на некоторые труды русских философов, которые были написаны ранее обозначенных границ, по причине их влияния на последующих мыслителей, выразивших отношение к этике Канта и, в частности, использовавших идею совершенства. Исследуются и сочинения русских философов, которые написаны позднее 20-х годов XX века, как имеющие особое значение для понимания проблематики работы.1)

Степень научной разработанности темы. Темы восприятия критицизма Канта в русской философии в той или иной степени еще в первой половине XX века касались отдельные мыслители — В.В.Зеньковский, А.Ф.Лосев, Н.О.Лосский, Э.Л.Радлов, Г.Г.Шпет, Б.ВЛковенко — выступавшие в качестве историков

1 В частности, касающиеся противопоставления благодатной и нормативной этики.

философии и анализировавших взаимовлияние западной и русской философии в фундаментальных историко-философских трудах, а также рассматривавших некоторые стороны данного процесса, в том числе, и восприятие Канта отдельными русскими мыслителями.1 Однако чаще всего указанные русские философы лишь касались данной темы и, как правило, рассматривали восприятие в отечественной мысли критицизма Канта в целом или его гносеологии, не исследуя специально рецепцию этики немецкого мыслителя в русской философии.

Необходимо отметить авторов историко-философских исследований, в которых рассматривается как история русской философии в целом, так и влияние критицизма Канта на русскую мысль (более всего в этой связи рассматривается русское неокантианство): А.И.Абрамова, А.А.Галактионова, Б.В.Емельянова, А.Ф.Замалеева, М.АМаслина, П.Ф.Никандрова, А.И.Новикова.2 В данных трудах выявляется как своеобразие русской философии, так и основные направления ее диалога с западноевропейской философской мыслью.

Тему восприятия учения Канта в русской философии первой половины XIX столетия в специальных исследованиях разрабатывали А.З.Дмитровский, З.А.Каменский, А.Н.Круглов.3 Особенно по данной теме следует отметить фундаментальный труд А.Н.Круглова4, в котором собран большой как фактический, так и аналитический материал, касающийся отношения к Канту в России в конце ХУ1П — первой половине XIX столетия, более всего — в университетской и духовно-академической философии.

4 Круглое А.Н. Философия Канта в России в конце 18 — первой половине 19 вв. М., 2009.

Что касается конца XIX — начала XX вв., то восприятие критицизма в этот период развития русской философской мысли пока не изучено с такой же полнотой. В специальных исследованиях рассмотрены в основном вопросы восприятия Канта в отдельных направлениях русской философии и еще более узко — в трудах отдельных русских философов.

3 Богатырев А.И. Развитие идей С.И. Гессена в современной педагогике и методике обучения истории: диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. Екатеринбург, 1999; Валицкий А. Послесловие к публикации «жизнеописания» С.И. Гессена // Вопросы философии. 1994. №7-8; Гребешев И.В. Метафизика личности: персоналистические традиции в русской философии конца 19 — нач. 20 вв.: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук. М., 2010; Дерюга B.E. Идеи критической дидактики в

B.Соловьева // Материалы к сравнительному изучению западноевропейской и русской философии: Кант, Ницше, Соловьев. Калининград, 2002; Булгакова И.Я. Нравственный идеал И.Канта и русская религиозная философия конца 19 — начала 20 вв.: диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. М., 2001; Длугач Т. Б. Проблема времени в философии И. Канта и П. Флоренского // Кант и философия в России. М., 1994.

2 Масарик Т. Г. Россия и Европа. Эссе о духовных течениях в России. СПб, 2004; Munzer.E. Solovyev — Prophet of Russia — Western unity. New York, 1956; Randall A. The Neo-Idealist Reception of Kant in the Moscow Psychological Society // Journal of the History of Ideas. 1999. V.60, №2; Хаардт А. Персональность в морали и праве. Встреча Вл.

авторов исследуются как общие вопросы рецепции философии Канта в русской религиозной философии, так и вопросы восприятия кантовского критицизма в трудах отдельных мыслителей: более всего сравнивают систему Канта с философией всеединства В.С.Соловьева, проводится анализ отношения к Канту в трудах П.Флоренского, Н.А.Бердяева, Б.П.Вышеславцева.

М.А.Старокадомского, М.Л.Ткачука, М.В.Федоровой, Г.Флоровского, И.В.Цвьпс.1

Необходимо выделить исследование О.Д.Мачкариной2, в котором рассматриваются как общие вопросы рецепции философии Канта в 19 веке, так и проводится анализ в этой связи отдельных направлений русской философии. При этом основное внимание уделено первой половине 19 столетия и первой четверти второй половины 19 века, меньшее внимание уделено последней четверти 19 века.

Соловьева с Кантом // Персоналыгасть. Язык философии в русско-немецком диалоге. С. 149-166.

Кроме того, в диссертации О.Д.Мачкариной внимание уделяется не столько рецепции этики, сколько гносеологии Канта.

Несмотря на большое количество исследований, которые так или иначе касаются проблем рецепции критической философии Канта в русской философии, в настоящее время все же недостаточно трудов, которые специально и в достаточной полноте раскрывают рецепцию именно морального учения Канта в трудах русских философов рубежа кон. 19 — нач. 20 вв. Исследуются или отдельные стороны данного вопроса, или творчество отдельных мыслителей; в обобщающих исследованиях рассмотрены другие периоды развития русской философии, а также в основном проанализированы вопросы рецепции в русской философии гносеологии Канта или его учения в целом без достаточного углубления в этическую проблематику. По существу, можно сказать, отсутствуют работы, представляющие собой целостный историко-философский анализ рецепции нравственного учения Канта в русской философии кон. 19 — нач. 20 вв. и обобщения по данной теме.

Объектом исследования в диссертации являются труды Канта, в которых содержится его нравственное учение, а также сочинения русских университетских кантианцев, представителей русской религиозной философии и русской духовно-академической философии кон. XIX — нач. XX веков.

Предмет исследования: историко-философский анализ рецепции нравственного учения Канта в трудах русских философов кон. XIX — нач. XX веков.

Целью работы является историко-философское исследование особенностей восприятия нравственного учения Канта в трудах русских философов кон. XIX -нач. XX веков.

Для реализации поставленной цели решается ряд задач:

1. Осуществить реконструкцию идей русских университетских кантианцев, выработанных ими под влиянием этики Канта (уделив особое внимание А.И.Введенскому и С.И.Гессену), эксплицировать их особые мнения по обозначенным основателем критицизма проблемам и разработку ими

собственных оригинальных идей в русле развития кантовской философии.

2. Провести сравнительный анализ решения проблемы чужого «Я» И.И.Лаппшным и А.И.Введенским, выявить значение обращения Введенского к кантовской этике для решения данной проблемы.

3. Проанализировать влияние этического учения Канта на творчество В.С.Соловьева.

4. Дать общий историко-философский анализ критики нравственной философии и философии религии Канта П.А.Флоренским, С.Н.Булгаковым, Н.А.Бердяевым.

5. Рассмотреть проблему противопоставления благодатной и нормативной этики в трудах С.Н.Булгакова, Н.А.Бердяева и Б.П.Вышеславцева.

6. Реконструировать оценку этики Канта в сочинениях представителей русской духовно-академической философии В.Д.Кудрявцева-Платонова и В.И.Несмелова и др.

7. Установить причину специфической рецепции морального учения Канта в русской философии кон. XIX — нач. XX вв.

Методологическая основа исследования. В ходе работы применятся историко-философский анализ, предполагающий реконструкцию идей, содержащихся в изучаемых первоисточниках. Применяются аналитико-синтетический, логический, компаративный методы. Изучаются специальные исследования по теме работы и сходные диссертационные исследования. Определяются общие тенденции и различия в постановке и решении проблемы рецепции нравственного учения Канта в трудах русских философов конца XIX -начала XX веков. В диссертации применяется целостный подход к моральному учению Канта и его влиянию на указанных философов в России.

Научная новизна данной диссертации заключается в том, что в ней осуществлен целостный историко-философский анализ рецепции морального учения Канта в трудах русских университетских кантианцев, русских религиозных философов, русских духовно-академических философов конца ХЗХ — начала XX вв.

Проанализированы малоизученные труды духовно-академических философов — представителей Киевской Духовной Академии Д.И.Богдашевского, М.А.Олесницкого, П.Смирнова, представителей Санкт-Петербургской Духовной Академии КГ.Айвазова, Д.П.Миртова, И.ЛЯнышева, представителя Московской Духовной Академии НЛстребова — на предмет отношения этих мыслителей к нравственному учению Канта.

В процессе исследования установлена специфика восприятия нравственной концепции Канта в трудах русских философов кон. XIX — нач. XX веков, которая заключается во включении этических положений немецкого мыслителя в контекст их собственных построений с коррекцией, трансформацией этих положений, в одних случаях, и с критикой и попыткой преодоления — в других.

Установлены причины специфической рецепции нравственного учения Канта, которые связаны с особенностями развития русской философии в конце XIX — начале XX вв., ее местом в историко-философском процессе, а также с особенностями традиционных духовных ценностей русской культуры.

Проведен анализ взаимосвязи отношения русских философов к этике Канта и его философии религии. Выявлены основные принципы, по которому русские философы одни положения в моральном учении Канта принимают, а другие критикуют и отвергают. Определены общие тенденции в восприятии кантовской нравственной философии в России и особенности, характерные для рассматриваемых направлений и творчества конкретных мыслителей.

Раскрыта специфика рецепции этики Канта в духовных академиях, представители которых считали возможным использовать нравственный аргумент в пользу бытия Бога и бессмертия души в апологетических целях, но критиковали отрицание Кантом опыта богообщения и его религию в пределах только разума.

Установлено, что рецепция нравственного учения Канта связана с постановкой и попытками решения русскими философами фундаментальных мировоззренческих проблем, которые важны, прежде всего, для процесса духовно-нравственного совершенствования личности.

Положения, выносимые на защиту

1. Данное исследование выявило, что во всех трех рассматриваемых направлениях русской философии признаются заслуги Канта в области этики и философии религии («математическая точность» учения о нравственности, утверждение свободы и бескорыстности нравственного поведения, очищение религии от суеверий). Представители этих направлений используют в собственных построениях идеи нравственного учения немецкого философа, при этом трансформируя их в соответствии с решаемыми ими задачами.

2. В диссертации установлено, что русские кантианцы не только заимствовали этические идеи Канта, но и преобразовывали их: Г.Д.Гурвич развил учение об автотеургии и «светском богослужении», видоизменяя кантовские положения об автономии воли и о богослужении через нравственность; С.И.Гессен развил учение о ступенях нравственной жизни, считая моральный императив Канта лишь одной из них, а к кантовскому пониманию свободы присоединил понимание ее как творчества; как С.И.Гессен, так и Г.И.Челпанов отмечали, что для нравственности мало одного чувства долга, но нужна еще любовь, как более высокое чувство; А.И.Введенский интерпретировал и дополнил нравственное учение Канта на основе логицизма и учения о вере, обосновал основные метафизические положения при помощи их логической неопровержимости и нравственно-ценностной достоверности (то есть при помощи сознательной веры), в целом придав большее значение вере, чем Кант, и не отрицая возможность религиозного опыта и интуитивного познания.

3. При сравнительном анализе трудов И.И.Лапшина и А.И.Введенского, касающихся проблемы существования «чужого Я», выявлено, что в критической философии доказать, сделать знанием, существование чужой душевной жизни невозможно (что показывают как Введенский, так и Лапшин), но ее можно утверждать при помощи сознательной (моральной) веры, основывающейся на неопровержимости со стороны знания и нравственно-ценностной достоверности, что и сделал Введенский.

4. В исследовании установлено, что, используя этические идеи Канта,

русские религиозные философы, однако, критикуют его за отрицание культа и возможности реального богообщения в религиозном опыте, за учение о полной автономии человеческой личности, чрезмерный формализм и нормативизм кантовской этики.

5. В диссертации показано, что русские философы, в отличие от основателя критицизма, считающего высшим достижением нравственности полную победу над природными склонностями для чистого исполнения морального закона, признают высшим нравственным достижением обретение совершенной любви. Кроме того, они считают, что положительные чувства (симпатия, сочувствие, жалость) не уменьшают, а увеличивают ценность нравственного поступка. Причем этого мнения вопреки Канту придерживаются не только русские религиозные и духовно-академические философы, но и русские кантианцы, в частности, А.И.Введенский, С.ИХессен, Г.ИЛелпанов;

6. В исследовании продемонстрировано, что Б.П.Вышеславцев, С.Н.Булгаков и Н.А.Бердяев считают, что своими силами человек не может победить радикальное зло в своей природе, а через внутренний нравственный закон может только осознать его. Русские философы противопоставили нормативной этике Канта религиозную этику благодати, которая не только, по их мнению, выявляет грех, но и преодолевает его. Особенно развивал данную тему Вышеславцев, который разработал учение о благодатной сублимации -сублимации как подсознательных сил (а в кантовской терминологии -склонностей), так и человеческой свободы. Кроме того, выявлено, что, по Вышеславцеву, источником безнравственного поведения может быть и свобода, как сознательный выбор зла человеком (а не только природные склонности, как считал Кант). Сублимация свободы возможна через содействие благодати Божьей и направлена на включение в высшую свободу, свободу творчества, свободы низшей, свободы произвола.

7. В диссертации доказано, что духовно-академические философы находили в этике Канта положения, которые можно использовать в апологетических целях (бескомпромиссная борьба за исполнение морального закона, моральный

аргумент, очищение религии от формализма и фарисейства), но отбрасывали то, что, по их мнению, было вредно для православного учения. Прежде всего, они критикуют кантовскую религию в пределах только разума и формализм этики немецкого мыслителя. Русские духовно-академические мыслители используют идею совершенства, носителем которого есть Бог, как абсолютно совершенное Существо. Эта идея сходна с положением Канта о гармонии между добродетелью и счастьем. Однако у Канта Бог, являющийся гарантом этой гармонии, есть только средство, к тому же только в виде постулата. У духовно-академических философов Сам Бог есть цель, так как именно Он — источник и носитель искомого абсолютного совершенства. Стремление к совершенству целостно и включает в себя и религиозный опыт. В конечном итоге — это есть стремление к богоподобию, которое, согласно христианскому богословию, составляет сущность человеческой личности;

8. Выявлено, что на основании сочинений русских мыслителей можно сделать вывод о вскрытой ими неполноте нравственной философии Канта. По мнению немецкого мыслителя, постулат бытия Бога обязателен для нравственного сознания, однако Кант не признавал возможность реального богообщения, строя религию в пределах только разума. Из работ русских философов следует, что богообщение должно быть реальным. Нравственное сознание требует не только установления посмертной гармонии между добродетелью и счастьем, но и уверенности в том, что Бог ответит на наши молитвы, так как в противном случае Его нельзя назвать всеблагим.

9. Установлены причины специфической рецепции нравственного учения Канта русскими философами конца XIX — начала XX вв., которые заключаются в их положении в историко-философском процессе. В рассматриваемый период Россия переживала так называемый духовно-религиозный ренессанс. От позитивизма и материализма многие мыслители двигались в сторону религиозной философии, причем часто этот путь лежал через Канта, прежде всего, через его нравственное учение. Появлялось понимание необходимости дать ответ на вызов марксистской философии, в том числе и при помощи идей критицизма; а также

осознавалась необходимость духовного обновления и поиска нравственного идеала. Несмотря на интерес к Канту в той или иной степени еще с конца XVIII века, он особенно возрос в конце XIX — начале XX веков, то есть тогда, когда русская философия достигла достаточного теоретического уровня, чтобы вступать в равноправный диалог с основателем критицизма, и когда понадобилось особое осмысление дальнейших путей философской мысли в России. Подход русских философов был связан с традиционными духовными ценностями русской культуры.

10. В диссертации выявлено, что влияние этики немецкого мыслителя выражалось не только в использовании и трансформации его идей, но и в критике, благодаря которой русские философы предлагали новые решения нравственных проблем. Усиление критического отношения к идеям Канта, как правило, появлялось в процессе творческой эволюции русских философов, когда их гносеологические и культурологические интересы сменяли интересы онтологической и религиозной проблематики. Рецепция нравственного учения Канта затрагивала не только собственно критическую философию, но и важнейшие мировоззренческие проблемы, в частности, проблемы личности, соотношения веры и знания, духовно-нравственного совершенствования, достоверности религиозного опыта. Анализ восприятия нравственного учения Канта в России позволяет утверждать, с одной стороны, о своеобразии русской философии, а с другой стороны, об ее включенности в общеевропейскую философскую мысль.

Теоретическая значимость диссертации заключается в систематизации и обобщении существующих на данном этапе представлений о месте русской философии в мировом философском процессе. Диссертационное исследование может быть полезно для понимания специфики развития русской философской мысли, ее этики, философии религии в плане ее диалога с философской традицией Западной Европы.

Практическая значимость заключается в возможности использования результатов исследования как в процессе преподавания при изучении

соответствующих вопросов, так и в использовании при проведении научных исследований подобной тематики. Результаты диссертационного исследования могут служить для дальнейшей разработки поставленной проблемы, углубления анализа сочинений Канта и русских философов, для уточнения представлений о взаимодействии отечественной и западной философии, об общих путях развития философии. Результаты работы могут быть использованы для разработки лекционных курсов и спецкурсов по истории философии, этики, философской антропологии, философии религии.

Апробация работы. Основные положения диссертации нашли отражение в выступлениях автора на научных конференциях, в частности, на XIX Ежегодной богословской конференции ПСТГУ (9-12 октября 2008 г., Москва); XXI Ежегодной богословской конференции ПСТГУ (19-23 ноября 2010 г., Москва); круглом столе «С.И.Гессен (1887-1950) в эмиграции» в Доме русского зарубежья им. А.Солженицына (27 сентября 2012 г., Москва). Результаты, полученные в ходе исследования, были опубликованы в пяти статьях в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК МОиН РФ. Диссертация обсуждена на заседании кафедры философии религии и религиозных аспектов культуры Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета (сентябрь 2012 г., Москва), а также на заседании кафедры истории русской философии философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова (апрель 2013 г., Москва) и рекомендована к защите.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных

ВАК МОиН РФ для публикации основных научных результатов:

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, двенадцати параграфов, заключения и списка источников и литературы. Общий объем диссертации -232 е., в том числе: основного текста — 218 с. и 14 с. библиографии, включающей в себя 197 наименований, из которых 72 источника и 125 научных трудов, из которых 8 — на иностранных языках.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Бережко, Елена Валерьевна, 2003 год

1. Международно-правовые, законодательные, ведомственные, нормативные акты

2. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим 4 ноября 1950 года) // Права и свободы личности: Международные документы, комментарии. М., 1995.

3. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. М., 1993.

4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят 18 декабря 2001 года, введен в действие 1 июля 2002 года // Российская газета. 2001. — 22 декабря.

5. Уголовный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 24 мая 1996 года. Введен в действие 1 января 1997 года.

6. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 25 мая 1922 года // СУ ■РСФСР. -1922. № № 20-21. — Ст. 230.

7. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Принят 27 октября 1960года.

8. Уголовно-процессуальный кодекс Украины. Принят 28 декабря 1960 года.

9. Федеральный Закон» «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи сратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 20 марта 2001 года // Российская газета. 2001. 23 марта.

10. Постановления Конституционного Суда Российской Федерации, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Судебная практикаI

12. Постановление Конституционного Суда РФ от 14. 01. 2000 г. № 1- П по делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела // Собрание законодательства РФ. 2000. — № 5. — С. 611.

13. Архив Центрального райрнного суда г. Оренбурга. 2002 год. Дело № 1-364/02.

14. Архив Ленинского районного суда г. Оренбурга. 2001 год. Дело № 1-61/00.

15. Архив Оренбургского районного суда. 2002 год. Дело № 1-154/ 02.

16. Архив Центрального районного суда г. Оренбурга. Дело № 1-364/02.

17. Архив Кувандыкского районного суда. 2000 год. Дело № 1-34/00.1. Специальная литература

18. Абушахмин Б. Ф., Баренбойм П. Д. Почему нарушаются нормы профессиональной этики: Пути повышения эффективности воздействия судебных процессов // Социалистическая законность. 1986. — № 12.

19. Авторитет судебной власти зависит от каждого судьи // Российская юстиция. 2002. — № 2. — С. 61-62.

20. Адаменко В. Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск: Из-во Томского университета, 1983. — 158 с.

21. Аксенов О. Е. Об этике допросов // Советская законность. 1983. — № 10.

24. Ария С. О культуре защитительной речи // Советская юстиция. 1969. -№ 14.

25. Ария С. Доброта спасет мир. О нравственных началах адвокатской деятельности // Российская юстиция. 1996. — № 2. — С. 49 — 50.

26. Ария С. Язык и стиль процессуальных документов // Российская юстиция. 2002.-№7.-С.59-61.

27. Ароцкер JI. Е. Тактика и этика судебного допроса. М.: Юридическая литература, 1969. — 120 с.

28. Ароцкер Л. Судебная этика // Социалистическая законность. -1969. № 9.

29. Баев М. О., Баев О. Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной защиты по уголовным делам. Воронеж: Из-во Воронежского университета, 1995.

31. Барщевский М. Адвокатская этика. М.: Профобразование, 2000. — 312 с.

32. Безуглов А. Судебное красноречие: (книги, мысли, проблемы) // Советская юстиция. -1986. № 10.

33. Бозров В. Гласность и тайна в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2002. — № 2. — С. 30 — 31.

34. Бозров В. М. Действующий УПК ограничивает право обвиняемого на защиту // Российская юстиция. 1999. — № 12. — С. 25 — 27.

35. Бозров В. М. Современные проблемы российского правосудия по уголовным судам в деятельности военных судов: Авгореф. докт. дисс. -Екатеринбург, 1999.

36. Бозров В. М., Кобяков В. М. Судебное следствие. Екатеринбург: Из-во Каменный пояс, 1992.

37. БозроЁ В. На смену «народным» должны прийти профессиональные судьи // Российская юстиция. 2000. — № 6. — С. 6 — 7.

38. Бойков А. Д. Взаимодействие права и морали в уголовном судопроизводстве // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1984.

39. Бойков А. Д. Нравственные основы судебной защиты. М., 1978.

40. Бойков А. Д. О законности и культуре судебной деятельности //

41. Настольная книга судьи. М., 1972. — Гл. 1.

42. Бойков А. Д. Проблемы адвокатской этики. М.,1972.

43. Бойков А. Д. Профессиональная подготовка юристов в свете требования судебной этики // Опыт и актуальные проблемы идейно-политического, нравственного и профессионального воспитания кадров юстиции. М., 1980.

44. Бойков А. Д. Судебная этика и законность // Настольная книга судьи. М., 1972.-Гл. 2.

45. Бойков А. Д. Уголовное судопроизводство и судебная этика // Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989.

46. Бойков А. Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. -М., 1978.

47. Бойков А. Еще раз о культуре правосудия // Советская юстиция. 1973. -№ 16.I

48. Бойков А. Что такое судебная этика // Советская юстиция. 1971. — № 1.

49. Бойков А. Этические нормы деятельности советского адвоката // Советская юстиция. 1966. — № 10.

50. Бородинов В. Нарушение принципов уголовного процесса основание отмены приговора // Российская юстиция. — 2002. — № 8. — С. 24.

51. Бровин Г. О профессиональной этике прокурора // Социалистическая законность. 1984. — № 6. — С. 42 — 43.

52. Будников В. Субъект доказывания не может быть свидетелем по уголовному делу // Российская юстиция. 2002. — № 8. — С.30-31.

53. Васильев В. JI. Юридическая психология. Санкт-Петербург: Из-во Питер, 2000. — 624 с.

54. Ватман Д. П. Адвокатская этика // Советское государство и право. 1972. -№9. -С. 111 — 115.

55. Ведерникова О. Профессиональная этика судей (опыт США) // Российская юстиция. 1995.-№ 3. — С. 51 — 52.

56. Виницкий Л. В. Уравнять права сторон в уголовном процессе // Российская юстиция. 1999. — № 6. — С. 43 — 44.

57. Владимир Путин. Нам необходим такой суд, который уважают и в странеIи за ее пределами // Российская юстиция. 2002. — №. 6. — С.2 — 3.

58. Волкодаев Н. Воспитательное воздействие судебного разбирательства // Социалистическая законность. 1969. — № 2.

59. Волкодаев Н. Ф. Правовая культура судебного процесса. М., Юридическая литература, 1980. — 64 с.

61. Гольдинер В. Д. Об этике в деятельности адвоката. М., 1965.

63. Гофштейн М. А. Этика и уголовный процесс // Проблемы Российской адвокатуры. М., 1997.

65. Гриненко А. Потерпевший должен иметь не меньше процессуальных прав, чем обвиняемый // Российская юстиция. 2002. — М> 9. — С.51 — 52.

66. Грошевой Ю. М. Проблемы формирования судейского убеждения в уголовном судопроизводстве. Харьков: Из-во Вища школа, 1975. — 144 с.

67. Грошевой Ю. М. Профессиональное правосознание судьи и социалистическое правосудие. Харьков: Из-во Вища школа, 1986. — 183 с.

69. Гуськова А. П. Каким должно быть предание суду // Российская юстиция. 2002. — № 2. — С. 43 — 44.

72. Гуськова А. П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по УПК РФ. Оренбург: Издательство ОГУ, 2002.

73. Гуськова А. П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в уголовном судопроизводстве. М.:I1. Юрист, 2002.

74. Даровских С. М. Принцип состязательности в уголовном процессе России и механизм его реализации: Автореф. канд. дисс. Челябинск, 2001. — 21с .

75. Дашутин Н., Гуськова А. На пути к судебно-правовой реформе // Советская юстиция. 1989. — № 1. — С. 10 — 11.

76. Демидов И., Тушев А. Отказ прокурора от обвинения // Российская юстиция. 2002. — № 8. — С. 25.

77. Джатиев В. С. Общая методология и современные проблемы обвинения и защиты по уголовным делам: Автореф. докт. дисс. Владикавказ, 1995. -43 с.

79. Еникеев 3. Д. Уголовное преследование. Уфа, 2002. — 130 с.

80. Жеребцов А. С нарушениями судейской этики мириться не будем // Российская юстиция. 2001. -№ 1.-С. 12 — 13.

81. Зеленин С. Потерпевший в состязательном процессе // Российская юстиция. 2001. — № 3. — С. 48 — 49.

83. Зинатуллин 3. 3., Зинатуллин Т. 3. Общие проблемы обвинения и защиты. Ижевск, 1997.

84. Зинатуллин Т. 3. Этика адвоката-защитника. Ижевск: Из-во институт экономики и управления УдГУ, 1999. — 100 с.

87. Как стать федеральным судьей // Российская юстиция. 2002. — № 9. -С. 73-76.

88. Какие условия дают судье право на отставку // Российская юстиция. -2001.-№7.-С. 43.

89. Калашникова Н. Я. Гарантия права обвиняемого на защиту при изменении обвинения и наказания. М.: Издательство Московского университета, 1975.- 144с.

90. Кан Н. П. Некоторые вопросы адвокатской этики // Вопросы защиты по уголовным делам. JL, 1967.

91. Карпец И. И. Дело, которому мы служим. М., 1989.

92. Карякин Е. А. Проблемы процессуального доказывания в российском уголовном судопроизводстве на основе принципа состязательности:I

93. Автореф. канд. дисс. Оренбург, 2002. — 23с.

94. Киселев Я. С. Нравственные критерии судебных прений // Социалистическая законность. 1976. — № 3.

95. Киселев Я. С. Этические основы деятельности адвоката // Проблемы судебной этики. М., 1974.

96. Кисилев Я. С. Этика адвоката. Л., 1974.

97. Кобликов А. С. Юридическая этика. М.: Норма, 1999.- 168 с.

98. Козак Д. Три «не» судебной реформы независимость, неприкосновенность, несменяемость // Российская юстиция. — 2001. -№11.-С. 1.

99. Кокорев Л. Д. Нравственные начала доказывания // Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: Из-во Воронежского университета, 1978.

100. Кокорев Л. Д. Нравственные начала судебного разбирательства // Суд и применение закона. М., 1982.

103. Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Этика уголовного процесса. Воронеж: Из-во Воронежского университета, 1993.

104. Коновалова В. Нравственные начала советского судопроизводства // Социалистическая законность. 1984. — № 5.

105. Кореневский Ю. Этика «поддержания государственного обвинения // Социалистическая законность. 1973. — № 3. — С. 13 — 17.

106. Котов Д. П. Вопросы судебной этики. М.: Знание, 1976.- 64 с.

107. Котов Д. П. Профессиональный долг. М., 1979.

108. Котов Д. П. Развитие нравственных начал уголовного процесса //

109. Развитие и применение уголовно-процессуального законодательства.1. Воронеж, 1979.

110. Кречетова Л. В. Механизм функции защиты в судебном разбирательстве: Автореф. канд. дисс. -Екатеринбург, 2000. 17 с.

111. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под ред. А. Д. Бойкова, И. И. Карпеца. М.: Юридическая литература, 1989. — 640 с.

112. Куссмауль Р. Дискриминационная норма нового УПК // Российская юстиция. 2002. — № 9. — С. 32.

114. Лебедев В. Судейская беспристрастность и социальный контроль за судом // Российская юстиция. 2001. — № 6. — С. 2 — 4.

115. Леоненко В. В. Профессиональная этика участников уголовного судопроизводства. Киев: Наукова думка, 1981.- 164 с.

117. Лившиц Ю- Д. Воспитательная функция советского уголовного судопроизводства. Караганда, 1974.

118. Ликас A. JI. Законность и культура социалистического правосудия //

119. Советское государство и право. 1981. — № 3.

120. Ликас А. Л. Культура правосудия. М.: Юридическая литература, 1990. • -176 с.

121. Ликас А. Л. Культура судебного процесса. М., 1971.

122. Ликас А. Л. Основные требования советской судебной культуры // Советская юстиция. 1968. — № 23.

123. Лукашева Е. А. Социально-этические проблемы социалистической законности И Советское государство и право. 1982. — № 4.

124. Лупинская П. Справедливость решений в уголовном судопроизводстве // Социалистическая законность. 1972. — № 3.

125. Макарова 3. В. Гласность уголовного процесса. Челябинск: Из-во при Челябинском государственном техническом университете, 1993. — 177 с.

126. Макарова 3. В. Культура судебного процесса. Челябинск: Из-во южно-Уральского государственного университета, 1999.

128. Макарова 3. В. Нравственный идеал адвоката в советском уголовном процессе // Правоведение. 1981. — № 3.

129. Марков О. Нравственные начала судейской профессии (опыт и размышления) // Российская юстиция. 2001. — № № 1 1,12. — С. 43 — 45.

130. Марович Дж. За хрупкий приз, который зовется репутацией // Российская юстиция. 2001. — № 6. — С. 43 — 46.

131. Мартынчик Е. Г. Авторитет советского судьи. Кишинев, 1991.

132. Мартынчик Е. Профессиональная этика и культура судебных отношений // Советская юстиция. 1978. — № 3.

133. Мастеров М. Профессиональное мастерство судьи и судебная этика //

134. Советская юстиция. 1973. — № 19.

135. Матвиенко Е. А. Нравственно-психологическая характеристика личности подсудимого в защитительной речи // Вопросы судебной психологии. Минск, 1972. — Вып. 2.

136. Махова Т. М. О формах уголовного процесса // Российский следователь. 2001. — №2. — С. 11 — 14.

137. Москалькова Т. Н. Честь и достоинство личности как объект охраны в уголовном процессе // Совершенствование законодательства о суде и правосудии. М., 1985.

138. Мельник В. Нравственные основы искусства защиты и обвинения // Российская юстиция. 1996. — № 5. — С. 10 — 11.

139. Михайловская И. Права личности новый приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российская юстиция.2002. № 7.

140. Наниев А. Точный протокол укрепит доверие к суду // Российская юстиция. 2002. — №. 6. — С. 58.

141. Никандров В. О качестве и культуре осуществления правосудия // Советская юстиция. 1990. — № 2.

142. Николаева Т. П. Деятельность защитника на судебном следствии. -Саратов, 1987.

143. Новый шаг к гласности // Российская юстиция. 2002. — № 11.- С.68 -69.

144. Нуркаева Т., Щербаков С. Уголовно-правовая охрана чести и достоинства личности // Российская юстиция. 2002. — № 2. — С. 50 — 51.

145. Об этико-психологической культуре практических работников // Социалистическая законность. 1984. — № 11.

146. Обеспечить нормальную деятельность судебной системы. Постановления Совета судей // Российская юстиция. 2002. — № 3. -С. 5 -7.

147. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1989. -921 с.

148. Падва Г. Этика и тактика допроса потерпевших защитником обвиняемого // Советская юстиция. 1987. — № 7.

149. Пейсиков В. Обучение судей: международный опыт и российские перспективы // Российская юстиция. 2001. — № 6. — С. 59 — 61.

150. Перлов И. Д. Судебная этика // Советское государство и право. 1970. -№ 12.

151. Перлов И. Д. Судебное разбирательство в советском уголовном процессе. М., 1960. — 263 с.

152. Перлов И. Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. -М., 1955.

153. Перлов И. Д. Судебные прения и последнее слово подсудимого. М., 1957.-203 с.

154. Подголин Е. О стиле судебной речи // Советская юстиция. 1981. -№ 20.

155. Поддерживание государственного обвинения в суде / Под ред.• М. П. Малярова. М., 1970.

156. Подольный Н. Аудиозапись исключит фальсификацию протокола судебного заседания // Российская юстиция. 2002. — № 8. — С. 36.

157. Подольный Н. Новый УПК новая идеология уголовного процесса // Российская юстиция. — 2002. — № 11. — С. 2 — 3.

158. Положение о квалификационных коллегиях судей // Российская юстиция. 2002. — № 10. — С. 72 — 78.

159. Полозов Г. Культура обвинительной речи прокурора // Социалистическая законность. 1970. — № 9.

160. Полстовалов О. В. Криминалистическая конфликтология: современные нравственные и психологические проблемы. Уфа: РИО БашГУ, 2002. -152 с.

161. Поляк А. Этические особенности судебной речи адвоката // U Социалистическая законность. 1976. — № 2.

162. Поляков С., Худяков Ю. Прокурор в судебном процессе фигура безответственная // Российская юстиция. — 2002. — № 1. — С. 54 — 55.

163. Полянский Н. Н. Правда и ложь в уголовной защите. М., 1927.

164. Попов Л. А. Этика (курс лекций). М.: Из-во Центр, 1998.- 160 с.

165. Проблемы судебной этики // Под ред. М. С. Строговича. М.: Из-во Наука, 1974. — 272 с.

166. Д 67. Проступок одного судьи умаляет авторитет судебной власти в целом // Российская юстиция. 2001. — № 4. — С.57 — 58.

168. Профессиональные навыки юриста. Опыт теоретического обучения. -М.: Дело, 2001.-416 с.

169. Психодиагностическое обследование кандидатов на должность судьи // Российская юстиция. 2002. — № 10. — С. 7 — 9.

170. Радутная Н. В. Народный судья. Профессиональное мастерство и * подготовка. М., 1977. — 144 с.

171. Ратинов А. Р. Лжесвидетельство и борьба с ним // Социалистическая законность. 1974. — № 5.

172. Рахунов Р. Д. Свидетельские показания в советском уголовном процессе. М., 1955.

173. Рахунов Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1974.

174. Резник Г. М. Адвокат: престиж профессии // Адвокатура и современность. М., 1987.

175. Резниченко И. Защита клиента, не признающего своей вины // Российская юстиция. 2001. — № 9. — С. 54 — 55.

176. Резниченко И. Издержки в защитительной речи // Российская юстиция.- 2002. № 11.-С. 66-67.

177. Ривлин A. JT. Нравственные начала в уголовном судопроизводстве // Советское государство и право. 1971. — № 8. — С. 110 — 114.

178. Российско-американский семинар для представителей судов и представителей квалификационных коллегий судей субъектов РФ «Подбор судей, судейская этика и дисциплина» // Государство и право. -1999.-№6.- С. 97- 119.

179. Рудацкая Е. Запретить адвокату защищать двух обвиняемых по одному делу // Российская юстиция. 2002. — № 9. — С. 38.

180. Савицкий В. М. Государственное обвинение в суде. М.: Наука, 1971. -342 с.

181. Савицкий В. М. Как производится расследование и судебное разбирательство уголовных дел. М., I960.- 52 с.

182. Савицкий В. М., Петеружа И. И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963. — 171 с.

183. Садовский И. Язык судебной речи прокурора // Социалистическая законность. 1975. — № 5.

184. Сердюков С. Обвиняемому надо разъяснять возможность смягчения наказания // Российская юстиция. 2002. — № 6. — С. 50 — 51.

185. Серков П. Имеет ли суд право на право? // Российская юстиция. 2002.- № 2. С. 6 — 7.

186. Сероштан В. Порядок оглашения в суде показаний потерпевшего и свидетеля // Российская юстиция. 2003. — № 1.

187. Смирнов В. Суд, государственный обвинитель и адвокат: этика взаимоотношений // Российская юстиция. 1995. — № 6. — С. 39 — 40.

188. Соболева А. Образ русского оратора // Российская юстиция. 2002. -№ 3. — С. 67 — 69.

189. Стецовский Ю. И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. -Киев, 1991.

190. Стешенко Л. А., Шамба Т. М. Адвокатура в РФ. М.: Из-во Норма,2001.- 544 с.

191. Строгович М. С. Актуальные вопросы судебной этики // Совершенствование законодательства о суде и правосудии. М., 1985.

193. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2: Порядок производства по уголовным делам по советскому уголовно-процессуальному праву. М.: Издательство Наука, 1970. — 516 с.

194. Строгович М. С. Судебная этика, ее предмет и сущность // Советское , государство и право. 1971. — № 12.

195. Строгович М. С. Этика судебной защиты по уголовным делам // Социалистическая законность. 1976. — № 10.

196. Субботина И. Г. Нравственные начала предварительного расследования (на основе сравнительного анализа УПК РСФСР и УПК РФ): Автореф. канд. дисс. Иркутск, 2002. — 26 с.

197. Судейский корпус становится чище // Российская юстиция. 2000. -№7.-С. 55 — 56.

199. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. проф. П. А. Лупинская. М.: Юрист, 2003.

200. Уголовный процесс. Учебник / Под ред. проф. В. П. Божьева. М.: Спарк, 1998.-591 с.

201. Ульянов В. Вопросы государственного обвинения к новому УПК // Российская юстиция. 2002. — № 10. — С.58.

203. Филиппов В. У защитника не должно быть прав больше, чем у подзащитного // Российская юстиция. 2000. — № 7. — С. 43.

204. Филонов JL Б., Давыдов В. И. Психологические приемы допросаIобвиняемого // Вопросы психологии. 1966. — № 6.

205. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2-х томах. -СПб: Издательство Альфа, 1996.

206. Халдеев JI. С. Судья в уголовном процессе. М.: Из-во Юрайт, 2000. -501 с.

207. Халдеев Л., Симкин Л. Подготовка судей во Франции // Законность. -1994.-№1.-С.56 58.

208. Холоденко В. Учет мнения потерпевшего и его представителя при изменении обвинения прокурором в стадии судебного разбирательства //

209. Российская юстиция. 2002. — № 3. — С.49 — 50.

210. Царев В. Структура и стиль судебной речи прокурора // Социалистическая законность. 1983. — № 4.

211. Чеджемов Т. Б. Судебное следствие. М., 1979. — 93 с.

212. Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. Издание 4-е, исправ. и переработ. М.: Госюриздат, 1962. — 504 с.

213. Чельцов М. А. Уголовный процесс. М., 1948. — 622 с.

214. Черкашина Е. П. Логические и этические начала судебных прений // Проблемы теории и практики борьбы с преступностью. Томск, 1982.

215. Черноморец А. Е. Культура правосудия и гражданско-правовая ответственность судей // Российский судья. 2001. — № 10. — С. 38 — 43.

216. Шамардин А. А. Частные начала обвинения и становление принципа диспозитивности в уголовном процессе России: Автореф. канд. дисс. -Оренбург, 2001.-26 с.

217. Ширинский С. Самоотвод и отвод свидетеля // Российская юстиция. -2001.-№2.-С. 20.

218. Шугрина Е. С. Техника юридического письма. М.: Из-во Дело, 2001. -272 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *