Тетюхин Владислав

По данным сайта госзакупок, стоимость первого контракта – 184 млн руб., другого – около 9,5 млн руб. Согласно условиям, УКЛРЦ должен провести около тысячи операций. Речь идет о высокотехнологичной помощи по травматологии и ортопедии, включая эндопротезирование суставов конечностей при выраженных деформациях, дисплазии, неправильно сросшихся и несросшихся переломах области сустава, остеопорозе и системных заболеваниях. Это основная специализация клиники, где 98% операций оплачивает государство.

Сам Владислав Тетюхин, вложивший в медицинский центр 3,3 млрд руб., скончался 11 апреля 2019 г. в возрасте 86 лет. За два месяца до смерти он обвинил Минздрав Свердловской области в сокращении бюджетного финансирования – вместо ожидаемых 4500 квот на операции клинике выделили 3506. После открытого письма губернатору с призывом о помощи, подписанного сотрудниками УКЛРЦ, глава региона пообещал загрузить госпиталь работой.

При жизни Владислав Тетюхин сетовал, что для частных центров стоимость операций, которые выставляются на аукцион, определяет региональный Минздрав, и эта сумма обычно ниже тарифов, по которым работают федеральные клиники такого же профиля. «Порой мы ужимаемся до такой степени, которая за пределами экономической целесообразности, – говорил он. – Но у нас есть ответственность перед людьми – мы обязаны это делать, хотим того или нет».

После смерти Владислава Тетюхина общественность высказывала беспокойство о судьбе его медицинского центра, и бывший депутат Госдумы РФ от Нижнего Тагила Анатолий Котков даже собирался обратиться за содействием к Президенту США Дональду Трампу.

Теперь обстановка разрядилась.

Стартап Тетюхина

После сделки с «Ростехом» у него осталось около 4% акций «ВСМПО-Ависмы», но и их пришлось продать. «Сейчас у меня акций нет, все продал», — признается Тетюхин. Он обратился за господдержкой.

В отреставрированном особняке Министерства здравоохранения Свердловской области на презентацию проекта Тетюхина собралось почти все руководство ведомства — министр, его заместители, руководители департаментов. «Нам постоянно приходилось его приземлять, планы у него были грандиозные», — вспоминает замминистра здравоохранения области Елена Чадова.

Тетюхин хотел специализироваться на ортопедии, вертебрологии (лечении позвоночника) и заниматься эндопротезированием. Для области такой центр был бы спасением: ежегодно в местных клиниках делают 2000 операций по эндопротезированию, еще 2000 пациентов направляют в другие регионы, но очередь все равно составляет около 3500 человек. «Пациентов все больше. Можно жить и без протеза, но если сделать операцию, то уровень жизни повысится», — объясняет Чадова.

Проект Тетюхина в министерстве понравился, но ему рекомендовали расширить специализацию, что экономически более выгодно. Бизнесмен возражать не стал.

После одобрения Минздравом и местной Думой губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев лично рассказал президенту Владимиру Путину о проекте медицинского центра, который бывший глава «ВСМПО-Ависма» строит за свой счет, и доложил, что не хватает 1 млрд рублей.

«Прошу рассмотреть. Дело хорошее», — размашисто написал Путин на обращении.

«Конечно, президент хорошо отнесся. Я вообще считаю, что это гражданский подвиг Тетюхина», — говорит Куйвашев в интервью Forbes. В итоге за 1,2 млрд рублей государство получит 20–25% в медцентре. «Он был готов отдать государству и больше, лишь бы достроить центр», — говорит старший сын Тетюхина Дмитрий.

Деньги выделялись через «Корпорацию развития Среднего Урала» — это структура регионального правительства, через которую область участвует в совместных проектах с частными инвесторами. «Патриарху титановой отрасли» решать проблемы финансирования было проще, чем другим высокотехнологичным стартапам. Пару раз, когда задерживали деньги, он звонил Росселю, тот помогал ускорить процесс. Россель же познакомил его и с Вероникой Скворцовой, министром здравоохранения России.

В августе 2014 года Уральский медицинский центр получил лицензию, а в сентябре начал делать операции.

Описание

Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр им.В.В.Тетюхина (рейтинг на Zoon — 3.5) осуществляет свою деятельность согласно общепринятым стандартам качества оказываемой медицинской помощи.

Учреждение функционирует как диагностический центр, больница, амбулатория, центр здоровья, медицинский центр, медицинская лаборатория, поликлиника для взрослых и стоматологическая клиника, где работают врачи различных направлений, в том числе дерматологи, урологи и колопроктологи.

Для вас доступны услуги косметолога, центра реабилитации, физиотерапии, трихолога, лечебного массажа, эффективной коррекции веса, ЛФК, бальнеотерапии и другие возможности восстановительной медицины, ряд врачебных процедур, в том числе кинезиотейпирование, миниабдоминопластика, ринопластика, пункция сустава и удаление мениска, а также лечение эрозии шейки матки, эндометриоза и ячменя.

Работающие в учреждении офтальмологи оформляют рецепты для изготовления очков. Следует помнить, что проверять зрение на остроту следует прежде, чем вы выберете оправу: нередко ее материал будет зависеть от толщины линз, которая, в свою очередь, непосредственно связана со степенью нарушения зрения и в особенности с наличием или отсутствием астигматизма.

В центре также предлагают записаться на электрофорез — физиопроцедуру, основанную на действии электрического тока. Чтобы она была безопасной, должен выполняться ряд условий: отсутствие у пациента заболеваний воспалительной природы, целостность кожного покрова в местах, где будут крепиться прокладки с электродами и т.д. Если все эти условия соблюдены, процедура может быть назначена для лечения большого количества заболеваний, традиционно — бронхита и прочих легочных патологий.

Еще одна услуга, которую здесь предоставляют — это операция по удалению миомы матки. Способ проведения операции выбирают в зависимости от размера и расположения миомного узла, а также возраста женщины — от эмболизации артерий матки до лапаро- и гистероскопии.

Для тех, кто желает позаботиться о тканях своего организма на клеточном уровне, здесь проводится процедура дарсонвализации. Импульсный ток считается неотъемлемой составляющей современной аппаратной косметологии, это связано с тем, что он улучшает тонус кожи и в целом здоровье тканей, однако широко используется и врачами-физиотерапевтами для комплексного лечения различных болезней.

Кроме того, здесь выполняют лимфодренажный массаж — с целью восстановить циркуляцию лимфы в организме и повысить эластичность сосудов, избавиться от отечности, придать коже здоровый вид. Назначается лимфодренаж и для лечения варикоза.

Если вам интересна услуга лазерного отбеливания зубов, в стоматологическом кабинете вы найдете зубных врачей соответствующей квалификации. Следует иметь в виду, что, несмотря на то, что эта манипуляция в большинстве случаев безболезненна и действительно позволяет добиться заметного эффекта, в определенной степени она травматична. В связи с этим отбеливание лазером противопоказано людям с гиперчувствительной эмалью и кариесом. Кроме того, здесь оказываются услуги лазерной, эстетической и хирургической стоматологии, осуществляется рентгенологическая диагностика, синуслифтинг, лечение кариеса, пародонтита, пульпита и периодонтита, зубопротезирование, установка металлокерамики и виниров, чистка, компьютерная томография, базовое лечение, удаление, отбеливание, имплантация зубов, а также удаление зубного камня, восстановление зубов и установка брекетов.

Ведет прием детский стоматолог.

Центр также предлагает богатый выбор диагностических процедур: здесь у вас есть возможность сделать функциональную диагностику, флюорографию, УЗИ, лабораторную диагностику, КТ, эндоскопию, рентген, медосмотр, маммографию и МРТ.

На базе клиники работают кабинеты урологической, пластической, нейро, травматологической, сосудистой, кардио, эндоскопической, ЛОР, гинекологической хирургии и анестезиологии.

При необходимости вы можете оформить здесь больничный лист.

По тому же адресу расположены: медицинский магазин Доброта.нт, банкомат Сбербанк на Уральском мосту, 55.

Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Миллиардер Вячеслав Брешт больше 14 лет проработал рука об руку с гендиректором уральского завода ВСМПО Владиславом Тетюхиным, для него даже была придумана специальная должность — «друг Тетюхина». Отойдя от дел, основатели уникального уральского предприятия почти не общаются. Один все деньги вложил в медицинскую клинику, другой пополняет капитал за счет вложений в стартапы, облигации и акции активно развивающихся компаний и постоянно ездит… в оперу.

Примерно 950 млн долларов своего состояния Брешт заработал именно на титане. В 90-х годах прошлого века вместе с гендиректором уральского завода ВСМПО Владиславом Тетюхиным он консолидировал контрольный пакет металлургического гиганта — пишет Forbes.

Первая встреча Тетюхина и Брешта произошла в тот период, когда последний зарабатывал свой капитал на перепродаже компьютеров в России. «Вы спекулянт?» — без обиняков спросил Тетюхин Брешта на первой встрече в столичной гостинице «Турист».

Брешт много слышал о производстве титана. Детство и юность сына румынского эмигранта прошли в Нижнем Тагиле, в 40 км от Верхней Салды. Там он окончил педагогический университет. Его дипломная работа об адаптации молодежи на крупных предприятиях понравилась не только преподавателям, но и людям из органов. «Пришли люди в костюмах и предложили послужить Родине. Я хорошо владел английским и немецким, отказываться не стал», — рассказал Брешт.

Брешт и Тетюхин вместе отбивали атаки на ВСМПО Фото: www.kommersant.ru

Затем начинал бизнес в Германии, но, быстро поняв, что в России есть «золотая жила» при продаже компьютеров, переключился на неё. Тогда-то и произошла знаковая встреча в «Туристе». Тогда титановый гигант был любимым детищем Тетюхина, но производство было в упадке. Владислав Тетюхин пригласил нового знакомого помочь разобраться с финансовыми проблемами. Последним доводом в уговорах Брешта стало то, что в Верхнюю Салду можно будет приезжать всего на два дня в месяц (тогда он постоянно жил в Вене). Глава завода даже придумал своему новому партнеру должность — «друг Тетюхина». «В этом звании я пользовался на заводе большим авторитетом», — вспоминает миллиардер.

Выкупив акции предприятия у сотрудников, Вячеслав Брешт и Владислав Тетюхин смогли получить контроль над ВСМПО. В 1997 году они приобрели у банка «Менатеп» (Михаила Ходорковского) и поставщика сырья компанию «Ависма» в Березниках. Затем акции «Ависмы» они обменяли на 17% ВСМПО.

Вскоре австрийцы стали претендовать на контрольный пакет, а в 2003 году ВСМПО заинтересовался и Виктор Вексельберг. Обе атаки Брешт с Тетюхиным отбили. «Брешт достаточно мягко ведет переговоры, если не передавить, конечно», — рассказывает Олег Царьков, который сначала работал в Creditanstalt, а потом стал советником «Реновы» Вексельберга. Однако третью атаку отбить уже не смогли: новым собственником стала госкорпорация «Ростех», руководит которой друг Путина и бывший разведчик Сергей Чемезов. Отстаивание завода грозило уголовными делами в отношении партнеров. После проигрыша Брешт улетел во Франкфурт-на-Майне, получив отходные в сумме 680 млн долларов.

В последний раз Тетюхин с Брештом разговаривали в 2013 году. Тогда уральский металлург уже вложил все деньги, полученные от продажи завода, в клинику под Нижним Тагилом. Тетюхин просил у миллиардера-эмигранта 40 млн долларов на строительство дополнительных корпусов, но Брешт в дело бывшего партнера вкладываться не стал. «У него все очень завязано на государственные квоты, я бы делал по-другому», — объяснил изданию свою позицию Брешт. Он признался, что хотел бы посмотреть, каким сегодня стал Верхне-Салдинский завод. «Хочу в Москву — послушать оперуи в Верхнюю Салду — посмотреть, как выглядит сейчас завод. А в другие города мне не надо», — признается Брешт. Однако билеты на самолет в Россию покупать не стремится.

Корпорация ВСМПО-АВИСМА с прискорбием сообщает о смерти Владислава Валентиновича ТЕТЮХИНА, возглавлявшего Корпорацию ВСМПО-АВИСМА с 1991 по 2007 годы, являвшегося одним из создателей титановой промышленности России.

Талантливый учёный-металлург и металлург-практик, Владислав Валентинович стал автором десятков изобретений, в том числе лучших отечественных титановых сплавов и технологий.

Обладавший замечательными организаторскими способностями и энергией убеждения, Владислав Валентинович Тетюхин в начале 90-х не просто сохранил уникальный Верхнесалдинский титановый завод, но и, сплотив вокруг себя команду единомышленников, сумел вывести уральское предприятие в мировые лидеры по производству титана.

Уважаемый коллегами во всём мире, Владислав Тетюхин имел непререкаемый авторитет профессионала в области производства титана и надёжного партнёра в общении с самыми крупными компаниями в десятках стран мира.

Сделавший из провинциальной Верхней Салды мировой титановый бренд, Владислав Валентинович снискал искреннюю любовь и уважение всех жителей города.

Сегодня коллективы двух заводов, объединённых Тетюхиным в мощную Корпорацию ВСМПО-АВИСМА, скорбят и выражают соболезнования семье Владислава Валентиновича.

М.Е.Шелков, заместитель Председателя Совета директоров ПАО «Корпорация ВСМПО-АВИСМА»:

– Смерть Владислава Валентиновича Тетюхина – это утрата не только для его родных и близких. Не только для Корпорации ВСМПО-АВИСМА, Верхней Салды, Свердловской области. Это огромная потеря для всей мировой титановой индустрии, с которой он был с самого начала её развития. С именем этого выдающегося человека связаны самые смелые, прорывные, дерзкие начинания. Его принципиальная позиция по всем вопросам – пример того, как надо отстаивать и продвигать дело, ради которого живёшь. Он жил делом. Он служил делу. И он нам запомнится именно таким.

М.В.Воеводин, генеральный директор ПАО «Корпорация ВСМПО-АВИСМА»:

– Печальная весть сегодня настигла нас. Не стало Владислава Валентиновича Тетюхина, большого учёного и большого человека.

Этот факт трудно принять. Здесь, в Салде, абсолютно всё и все имеют к нему отношение: и Завод, который был для него делом всей жизни, и люди, с которыми он работал практически до последнего дня.

Скорбят ВСМПО и АВИСМА, Салда и Березники, скорбят все, кому выпала честь знать, работать, дружить с человеком – легендой, профессором Владиславом Валентиновичем Тетюхиным.

Для многих из нас Владислав Валентинович стал частью не только профессиональной судьбы, но и всей жизни.

Потрясающая эрудиция, душевное тепло и удивительная интеллигентность делали общение с ним незабываемым.

Пока ещё с трудом представляю дальнейшую работу без советов Владислава Валентиновича, его, действительно, будет очень не хватать.

Уральский лечебно-реабилитационный центр в Нижнем Тагиле оказался на грани закрытия

Алексей БУЛАТОВ

В этом госпитале-красавце построенном на деньги мецената, многие люди обрели здоровьеФото: Алексей Булатов

– Мы строили наш медицинский центр с расчетом, что в год будем делать 7000 операций, – вздыхает Владислав Валентинович, – 4000 из них ортопедические (замена сустава, — Ред.). Но сейчас мы загружены лишь на 50-60%. Мы уже четыре года работаем, а загрузка у нас, как при старте. А ведь я создал на Урале клинику, которая ничем не уступает немецким центрам! У нас протезы делают из титана.

Госпиталь Тетюхина» построили за два года. Сдали в 2014-м. Три года работали нормально, а потом медучреждению запретили делать операции на позвоночнике.

– Два хороших нейрохирурга уехали из-за этого, – сокрушается Тетюхин. – Мы врачей по всей России ищем. Дом на 90 квартир построили специально для них. Но раз работы для них здесь нет, они уезжают.

А уже в этом году Центру уменьшили объемы госпитализации на 25%. То есть количество людей, которые могут прийти в центр и по полису бесплатно заменить себе тазобедренный сустав стало меньше. В 2018 году «Госпиталь Тетюхина» мог принять 4519 человек, а в 2019-м только 3506.

– Что значит снять, допустим, с завода 25% заказов – это просто убить завод! – возмущается бывший миллиардер. – Нокаутирующий удар, который не выдержать. Но на заводе, если такое происходит, объясняют, почему так сделано, ищут, чем заменить потерянные объемы производства. А здесь что? Минздрав нам ничего не объяснил.

«ВРАЧИ РАЗЪЕЗЖАЮТСЯ ПО ДРУГИМ РЕГИОНАМ»

Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр — дело, которому Владислав Тетюхин посвятил последние 10 лет жизниФото: Алексей Булатов

По широкому коридору на костылях передвигаются пациенты, у которых недавно была операция.

– Я на машине ехал, когда дорожники вылили гудрон на дорогу, а знаки не поставили, – вспоминает Анатолий Белков, приехавший на операцию из Крыма. – Ну, я заскользил и врезался в бордюр моста. Это было в 2006 году. С той поры у меня болел тазобедренный сустав. Я постоянно прихрамывал. А последние два года вообще стало невыносимо – хрящик исчез, и косточки в суставе просто цеплялись друг за друга.

На каждом этаже есть пост медсестер. Они должны улыбаться, чтобы поддержать пациентов, но в глазах у них беспокойство. Боятся, что скоро останутся без работы.

– Раньше пациенты постоянно поступали, – вздыхает Лариса Овчинникова, постовая медсестра отделения ортопедии и травматологии. – А сейчас кровати простаивают. Стабильности нет. Врачи, специалисты высокого уровня просто уезжают. А ведь их все устраивало, они здесь с семьями жили.

За 5 лет работы в госпитале провели более 22 тысяч операцийФото: Алексей Булатов В Верхней Салде Владислав Валентинович жил все время, что работал в ВСМПО-АВИСМАФото: Алексей Булатов

«В СОВЕТСКИЕ ГОДЫ ТАКОЕ БЫЛО БЫ НЕМЫСЛИМО»

– Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр был построен не только на мои деньги, но и на областные. Это инвестиционный проект, серьезный вклад, – говорит Тетюхин. – Если Центр закроют, какое настроение будет у инвесторов? Инвесторы перестанут вкладываться.

Сотрудники чудо-госпиталя опасаются, что уже через три месяца останутся без работы.

– Может и через пять месяцев… – задумывается директор Центра. – Да и прекратим ли мы работать? Но когда не хватает ресурсов, рано или поздно наступит критическая ситуация. Поэтому и написали коллективное письмо губернатору с просьбой отменить все эти занижения. В Свердловской области не уменьшилось число госпитализаций. Почему же нам их уменьшили?

Владислав Тетюхин задумывается на десять секунд и продолжает:

– В советские годы такое было бы просто немыслимо, – говорит Тетюхин. – Во время войны колхозы и заводы собирали деньги на танк или на самолет и дарили его армии. Так представьте, что им в ответ говорят: «Пошел ты со своим самолетом куда подальше! Летай в другом месте, а здесь тебе делать нечего». Это просто безумно! Если Центр закроется, то в материальной части я ничего не потеряю. Я просто ни на что и не рассчитываю, кроме того, чтобы он жил, развивался и приносил пользу.

Дон Кихот Тетюхин: стоило ли миллиардеру из списка «Форбс» вкладывать все свое состояние в чудо-госпиталь?

Андрей ГОРБУНОВ

Журналист «Комсомолки» вспоминает свое общение с уральским меценатом, который скончался 11 апреля.

Биография Владислава Валентиновича идеально вписывалась в посты для соцсетей. Периодически в фэйсбуках и «вконтактах» возникала очередная волна гордых сообщений: «Уральский миллиардер (153 место в списке самых богатых людей России), генеральный директор мощного титанового предприятия продал все свои акции, и на вырученные деньги построил в Нижнем Тагиле госпиталь для восстановления суставов. Гордись, страна!»

И страна гордилась. А как иначе? Когда человек вкладывает 3,2 миллиарда собственных рублей в строительство больницы — случай реально уникальный. При этом Владислав Тетюхин вложил в госпиталь не часть своих сбережений, а вообще всё, что у него было. Он жил с женой в скромной квартире (в обшарпанном доме 30-х годов), сам ходил в магазин.

Я познакомился с Тетюхиным в 2015 году. При встрече экс-миллиардер разделил на троих шоколадку — себе, мне и своему водителю («День будет долгий, давайте подкрепимся»). Я долго расспрашивал его о роскошной жизни, пытался выведать какие-то тайны. А тот стоял на своем: «Личный самолет, футбольный клуб, остров — это все удовольствия для идиотов». И неизменно все разговоры про личную жизнь переводил на госпиталь — расписывал, какие там невероятные возможности у пациентов, рассказывал, как собирал медперсонал по всему миру и построил для врачей отдельный жилой дом рядом с медкорпусами.

Но ближе к вечеру Владислав Валентинович разоткровенничался и признался, что госпиталь — на грани закрытия: «Сейчас вопрос стоит так – или государство все-таки выделяет нам квоты на пациентов, и тогда госпиталь будет жить, или он просто закончится. Представьте, что вы создали супер-самолет. А он не летает, а стоит в ангаре».

Дело в том, что лечение в «Тетюхинском госпитале» за свой счет стоит минимум 130 тысяч рублей. Понятное дело, у большинства уральцев таких денег нет. Поэтому Владислав Валентинович просил областное правительство, чтобы минздрав оплачивал пациентам операции. Но проблема была в том, что госпиталь — не государственный, а частно-государственный. Чиновники в первую очередь давали квоты государственным больницам, а потом уже частно-государственным. Нет, разумеется, правительство помогало госпиталю Тетюхина квотами, но их хватало лишь для того, чтобы заполнить больницу наполовину.

Когда я готовил об этом материал в 2015 году, один сотрудник минздрава в личной беседе очень жестко заявил: «А кто-то просил Тетюхина строить этот госпиталь? Это ведь была его блажь! Он не консультировался с нами, имеется ли на Урале такое количество пациентов, у которых проблемы с суставами. Не спрашивал у нас, реально ли заполнить госпиталь такого масштаба пациентами. Тетюхин просто сказал: «Хочу!» И стал строить. Мы, конечно, помогаем по мере сил и возможностей. А он еще и обижается…»

За прошедшие четыре года ничего не изменилось. Вплоть до смерти уральский меценат, как Дон Кихот, сражался со своими мельницами: писал письма в правительство с просьбой помочь, рассказывал журналистам про самолет, который стоит в ангаре, а количество пациентов в госпитале неуклонно сокращалось. Я периодически созванивался с Владиславом Валентиновичем. Он любил вспоминать мою статью в «Комсомольской правде». Тетюхина очень зацепили комментарии читателей на сайте, в том числе и довольно обидные. Он предлагал сделать новый материал, где бы ответил всем своим критикам. У меня для этой публикации тоже был вопрос, который, увы, теперь так и останется в воздухе. Если бы можно было вернуться в прошлое, потратили бы вы все свои деньги на госпиталь? Может, стоило распорядиться этим богатством как-то по-другому?

Но в любом случае Владислав Валентинович воплотил свою мечту, пусть жизнь и внесла в нее свои коррективы. По-моему, это неплохой итог для жизни длинной в 86 лет.

ДОСЬЕ «КП»

Владислав Валентинович Тетюхин родился 29 ноября 1932 года в Москве. Окончив школу с золотой медалью, он пошел по стопам отца – выбрал техническую специальность. К тому времени в Московском институте стали и сплавов создали новый факультет, занимающийся редкими металлами: титаном и цирконием. После его окончания по распределению Тетюхина направили на промышленное предприятие в Верхнюю Салду. На Верхнесалдинском металлообрабатывающем заводе он поработал в должностях от мастера до заместителя начальника цеха. В 80-х он трудился начальником научно-исследовательского отделения Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов (Москва). А в 1992 года был назначен гендиректором ОАО «ВСМПО». Владислав Тетюхин — автор 131 изобретения, был членом Академии инженерных наук РФ. По данным журнала «Форбс», в свое время Тетюхин занимал 153-е место в списке самых богатых людей России, его состояние оценивалось в 650 миллионов долларов.

Миллиардер, вложивший все состояние в чудо-госпиталь: Если мы не найдем пациентов, больницу придется закрыть

Я предлагаю Владиславу Валентиновичу встретиться утром у его подъезда в Верхней Салде. И уже оттуда поехать в его чудо-госпиталь. Но бывший миллиардер на полуслове осекает меня: — Ни в коем случае! Ты умрешь от ужаса, если увидишь мой дом! (Подробности)

На что надеяться?

Решение по созданию центра было принято Тетюхиным во второй половине нулевых, центр открылся в 2014 году. А в 2015 было принято постановление правительства РФ, по которому квоты на оказание высокотехнологичной медпомощи оказалось возможным предоставлять только государственным медучреждениям.

С 2017 года квоты на операции по вертебрологии минздрав Свердловской области предоставлять центру прекратил, а в начале 2019 года объёмы госпитализаций по ОМС сократились еще на 1 000. Тяжелобольной Владислав Тетюхин 6 марта этого года, меньше чем за пять недель до смерти проводил переговоры с губернатором области Евгением Куйвашевым, в том числе и по вопросам загрузки центра. В результате объёмы медпомощи на 1 000 госпитализаций по ОМС были восстановлены. В конце апреля проведены аукционы на первичное и ревизионное эндопротезирование и пластику крупных суставов в объёме 1 115 госпитализаций для жителей Свердловской области за счёт средств регионального бюджета. С мая минздравом Свердловской области рассматривается заявка центра на увеличение объёмов специализированной медицинской помощи до конца 2019 года еще дополнительно на 1 000 госпитализаций по ОМС.

— В четверг, 31 октября, комиссия по разработке территориальной программы ОМС рассмотрела вопрос увеличения объёмов оказания медпомощи, – пояснил «Облгазете» пресс-секретарь областного минздрава Константин Шестаков. – Принято решение о выделении дополнительных квот, но информация о точном количестве госпитализаций будет позже. УКЛРЦ имеет три государственных контракта на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, не включённой в базовую программу ОМС, а также участвует в соглашении с Минздравом РФ на оказание высокотехнологичной медпомощи за счёт софинансирования из федерального бюджета.

Такая поддержка, по словам представителя министерства, обусловлена потребностью в высоких технологиях, которых ещё недостаточно в подведомственных учреждениях здравоохранения. И оказывается такая поддержка медучреждениям разных форм собственности.

Но даже в случае если обещанные 1 000 квот будут предоставлены, загрузка всё равно не будет полной. Хотя центр является местом притяжения специалистов со всей страны. Для них созданы комфортные условия. Так, в медгородке построен дом на 90 квартир – это служебное жильё для приглашённых врачей. Сейчас он заполнен наполовину (всего в центре работают 54 врача). И в то же время нередко приехавшие врачи вынуждены покидать центр в результате всё того же отсутствия квот и, как следствие, отсутствия операций. И это несмотря на наличие пациентов, желающих прооперироваться. Так, например, вынуждены были поступить в 2017 году два вертебролога.

Позиция наследников Владислава Тетюхина по поводу сложившейся ситуации неизвестна – попытки «Облгазеты» связаться с ними не увенчались успехом. И, пожалуй, надежду пока вселяют только планы по изменению нормативно-правового документа на федеральном уровне, который регламентирует ситуацию.

— Мы пытались решить вопрос о передаче в Свердловскую область неизрасходованных квот других субъектов. Готовится новое постановление Правительства РФ, согласно которому квоты на оказание высокотехнологичной медпомощи будут предоставляться не только государственным клиникам, но и медучреждениям государственно-частного партнёрства, – рассказал «Облгазете» депутат Госдумы по Нижнетагильскому округуАлексей Балыбердин. — В 2020 году ситуация должна измениться.

На рецепции клиники. Фото: Павел Ворожцов Так проходит обследование. Фото: Павел Ворожцов На операции. Фото: Павел Ворожцов И после неё… Фото: Павел Ворожцов Обед для пациентов. Фото: Павел Ворожцов Так больных начинают «расхаживать» уже на следующий день после операции. Фото: Павел Ворожцов

  • Опубликовано в №202 от 02.11.2019

История с грустным концом: Владислав Тетюхин создал уникальный прецедент, вложив миллиарды в российскую медицину, однако государство этого не оценило.

86-летний Владислав Тетюхин — бывший совладелец «ВСМПО-Ависма» решил создать прецедент: вложить все свои деньги в российскую медицину. Из «титанового короля» он превратился в «святого миллиардера». Во-первых, потому что клиника, равная лучшим в мире по всем параметрам, появилась далеко от столиц. Во-вторых, в головах многих не укладывалось, как можно, находясь на 153 месте в списке Forbes с состоянием 690 миллионов долларов, инвестировать их в провинциальную медицину. Не в акции, шедевры живописи, яйца Фаберже или футбольные клубы Европы. А в здоровье простых уральцев.

В сентябре 2014 года Тетюхин открыл Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр в Нижнем Тагиле. Главные направления деятельности: области травматологии и ортопедии. На этот проект миллиардер потратил большую часть своего состояния — 3,3 млрд рублей. В 2015 году журнал Forbes называл Тетюхина одним из лауреатов в номинации «Филантроп года».

В центре собрались лучшие врачи со всей России, однако уже через четыре года уникальный госпиталь оказался на грани уничтожения: Минздрав Свердловской области год за годом сокращает объёмы госпитализации за счёт средств областного бюджета. По заявлению директора госпиталя жить уникальному центру осталось три месяца. Некоторые эксперты видят в ситуации попытку захвата некими структурами.

Благими намерениями

Всю предыдущую жизнь Владислав Тетюхин занимался металлом. Москвич, после института он попал по распределению на завод ВСМПО в городке Верхняя Салда. В 1976 году защитил в Москве докторскую диссертацию, в начале 1990-х вернулся на предприятие уже в статусе директора. После приватизации ВСМПО они с бизнес-партнером Вячеславом Брештом стали владельцами 60% акций. К середине 2000-х корпорация «ВСМПО-Ависма» занимала около трети мирового рынка титана, обеспечивая 30–50% потребностей в этом металле таких гигантов, как Boeing и Airbus.

Идея построить медицинский центр появилась после продажи контрольного пакета «ВСМПО-Ависма» госкорпорации «Ростехнологии» в 2006 году.

«Медицина — это его главная любовь после титана и авиации», — говорил о бывшем партнере Вячеслав Брешт.

В сентябре 2014 года Тетюхин открыл Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр. На этот проект он потратил большую часть своего состояния — 3,3 млрд рублей. Еще тогда злые языки говорили: «купил бы лучше футбольный клуб».


Это все госпиталь, включая жилые корпуса

Две смены

Яркие стены отделений медцентра — у каждого свой цвет — увешаны репродукциями импрессионистов, которые Тетюхин выбирал лично. В такой обстановке, считает он, пациенты быстрее восстанавливаются, да и врачам работать приятнее. В 2015 году у Тетюхина работало почти 60 врачей, из них только четверо местных. Дело в том, что с другими больницами Свердловской области было заключено джентльменское соглашение о непереманивании специалистов. «Нельзя запретить человеку, если он хочет. Но никакой пропаганды нет», — говорит Тетюхин. «Соглашение действительно соблюдается, никаких конфликтов не было», — подтверждала Елена Чадова. С медсестрами дело обстоит проще, в Тагиле есть медучилище.

Откуда специалисты? В центре несколько «колоний», как называет их Тетюхин, — из Томска, Тюмени, Омска, Забайкалья, Оренбурга. Пять врачей из Донецка и Луганска переехали в Нижний Тагил после начала конфликта на юго-востоке Украины. Центр оплачивал докторам дорогу на собеседование. «Из столиц очень сложно привлечь специалистов», — признается Тетюхин.

«Это не те люди, что бегут за морковкой. Они — ученые. Им важен процесс! Как сложится жизнь — никто не знает. Они могут завтра уехать в Москву, Питер, Берлин или Нью-Йорк. Это их дело. Но сегодня им интересно у нас. Мы сделали для них нормальное достойное жилье. Большой благоустроенный дом с одно-, двух и трехкомнатными квартирами, парковки, детские площадки. Зарплата в среднем 77 тысяч рублей: реальный интервал от 40 до 120 тысяч рублей. Сестры тоже не в обиде»,- рассказывал год назад Тетюхин.

Тетюхин построил на территории медцентра шестиэтажные дома для персонала. А вот зарплаты в центре не рекордные.

«Мы предупреждали, что не можем платить деньги, к которым они привыкли. Мы еще строим», — говорит Тетюхин.

Чем заманивают специалистов? Возможностью работать с современным оборудованием и продолжать научную деятельность. Ведущие хирурги, по словам бизнесмена, уже побывали в клиниках Германии и Словении.

Бизнес-процессы Тетюхин отстраивал по европейским стандартам. Дежурства отменил. Зато операционные были загружены в две смены. Его сын Дмитрий поясняет, что современные операционные (их в центре пять) «жутко дорогое удовольствие», поэтому нужно минимизировать простой.

За три года в центре сделали около 16800 операций, из них около девяти тысяч — это ортопедические; 5600 — эндопротезирование коленных и бедренных суставов. Большую часть операций оплачивает Минзрав по ОМС.

Однако бюджет не покрывает в полном объеме реабилитацию после лечения. Это разрушает концепцию Тетюхина: в его центре реабилитации уделяется едва ли не больше внимания, чем самим операциям. Процесс восстановления разбит на три этапа. Неделя в послеоперационной палате, потом пациента переводят в отделение реабилитации. На заключительном этапе пациенты живут вне больницы — на территории есть гостиница. С ними занимаются 20 инструкторов — для полного комплекта, говорит Тетюхин, надо набрать еще столько же. Тренажеры бизнесмен отбирал лично: закупил последние модели немецких и итальянских производителей. «Это типичный подход инженера. То, что сейчас лучшее, через 5–10 лет будет середнячком», — рассуждал экс-мэр Сергей Носов.

Тетюхин сам разрабатывал методику реабилитации, изучив весь арсенал. Дмитрий Тетюхин вспоминает, что во время визитов в Москву отец набрал в магазине медицинской литературы целую тележку книг. «Это же для студентов начальных курсов», — пытался он отговорить отца, но учебники все равно поехали в Нижний Тагил отдельной посылкой.

По плану через реабилитационное отделение Тетюхина смогут проходить десятки тысяч пациентов в год. Но для этого нужно построить гостиницу на 550 мест.

«Для него это социальный проект, но любой проект, конечно, должен быть рентабельным», — рассуждает Тетюхин-младший. Сам бизнесмен на возврат состояния не рассчитывает: всю прибыль он вкладывает в медцентр.

В 2017 году Владислав Тетюхин стал почётным жителем Нижнего Тагила.

Ученый, организатор производства, широко известный своими разработками в области вакуумной металлургии и технологии обработки полуфабрикатов из титановых сплавов. Окончил МИСиС (1956), д.т.н. Был направлен на Верхнесалдинский металлообрабатывающий завод. Работал мастером плавильного участка, начальником технологического бюро, начальником литейного цеха, заместителем главного металлурга по титановому производству. В 1976 г. переведен в ВИАМ на должность начальника сектора, а затем назначен начальником лаборатории титановых сплавов.

В 1992 г. по приглашению коллектива В.В. Тетюхин возвращается в Вехнюю Салду и единогласно избирается Генеральным директором «ВСМПО-АВИСМА» — одной из крупнейших в мире производственно-технологических корпораций по изготовлению широкого комплекса изделий авиационного и космического назначения из титановых сплавов. В.В. Тетюхин внес большой вклад в изучение и создание технологии вакуумной дуговой плавки.

Под его руководством была разработана технология получения титановых слитков большого диаметра. Под его научным руководством был освоен и внедрен ряд новых технологий, например, технология тройного переплава для особо ответственных изделий: дисков, валов, лопаток турбин для пассажирских и транспортных самолетов. Созданы несколько новых сплавов, превосходящих по прочности и жаропрочности все отечественные сплавы для лопаток вентилятора и компрессоров низкого давления ГТД; разработаны и исследованы высоколегированные титановые сплавы с высокой коррозионной стойкостью в агрессивных средах. В.В. Тетюхин в условиях кризиса экономики сохранил уникальное производство полуфабрикатов из титановых сплавов и высокопрофессиональный работоспособный коллектив. Были налажены деловые контакты с международными фирмами по сертификации слитков, поставки титана увеличились в шесть раз.

Автор более чем 100 публикаций и 50 авторских свидетельств на изобретения. Лауреат Ленинской премии (1972) и премии Совета Министров СССР (1985). Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Почета, медалями.

Офшор

Одной из причин такого отношения Минздава к центру источники называют его регистрацию в офшоре. По данным системы СБИС, конечными бенефициарами госпиталя являются компании, зарегистрированные за пределами РФ: «Паренако холдингз лимитед» (81%), «Инвестсаут лимитед» (9%) и «Стэншоу лимитед» (8%).

Исполнительный директор госпиталя Алексей Щелкунов назвал это спецуляциями, подтвердив что «в акционерном капитале госпиталя ВИТ есть несколько участников, некоторые из которых зарегистрированы на Кипре. Но Кипр не входит в перечень оффшорных зон».

Но как признаются пациенты, им без разницы где зарегистрированы собственники учреждения, пролечившись бесплатно в центре Тетюхина, возвращаться в муниципальные больницы больше желания нет.

В социальных сетях можно прочитать десятки гневных комментариев, авторы которых клеймят областных чиновников вообще и регионального министра здравоохранения Андрея Цветкова в частности.

«Осенью делала операцию, – делится жительница Свердловской области Елена Журавлёва. – Именно такой должна быть больница в XXI веке. Прекрасные условия. Вежливый и внимательный персонал. Перед операцией неоднократно проинструктировали. Оперирующий врач всё объяснил. Анестезиолог тоже проконсультировал. Очередь на операцию – 8 месяцев. Я думаю, это не мало, а очень долго. Есть необходимость и желание обратиться ещё в УКРЛЦ. О каком сокращении квот может идти речь? Это антинародное решение!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *