Взятие измаила год

22 декабря 1790 года генерал Александр Суворов взял неприступнейшую крепость Османской империи — Измаил

Штурм этой крепости стал одной из самых ярких страниц истории русской армии и ярчайшей страницей в судьбе одного из самых знаменитых полководцев, Александра Суворова. В мировую военную историю это сражение вошло как уникальный пример успешного и быстрого штурма хорошо укрепленной цитадели войском, численность которого уступала численности обороняющихся, да еще и в кратчайшие сроки. А для Оттоманской Порты, которая вела в то время очередную войну с Россией за Северное Причерноморье, падение Измаила стало тяжелейшим ударом как с политической, так и с психологической точки зрения, ускорившим начало мирных переговоров между Константинополем и Санкт-Петербургом.

Политический штурм

Очередная русско-турецкая война, начавшаяся в 1787 году по инициативе Оттоманской Порты в надежде на возвращение земель, потерянных в результате предыдущей войны, практически с самого начала обернулась тяжелыми поражениями для турок. Но отказаться от своих претензий на Крым, Грузию и от получения доходов от черноморской торговли Константинополь уже не мог; к тому же такой шаг мог крайне негативно отразиться на отношениях с Англией и Пруссией, которые изо всех сих поддерживали реваншистские стремления Порты. Поэтому начавшиеся переговоры с Россией представители Турции затягивали, как только могли. Требовалось по-настоящему невероятное событие для того, чтобы сподвигнуть Порту к принятию русских условий, и наилучшим вариантом была бы еще одна решительная победа, желательно на сухопутном театре боевых действий.

Таким серьезным козырем могло бы стать взятие крепости Измаил, расположенной в нижнем течении Дуная. В ходе предыдущей русско-турецкой войны войска под командованием генерала Николая Репнина штурмовали и захватили ее, но по условиям заключенного в 1774 году Кючук-Кайнарджийского мирного договора она вернулась в руки Порты. После этого крепость серьезно модернизировали под руководством иностранных фортификаторов, и она стала считаться практически неприступной — во всяком случае, если штурмующие не имеют многократного перевеса в живой силе. А Измаил к концу осени 1790 года серьезно усилил свой гарнизон за счет того, что принял за свои стены остатки разгромленных в ходе кампании гарнизонов других крепостей. Все это хорошо понимали и командующий Южной армией Григорий Потемкин, и его военачальники, которым он в начале осени 1790 года поручил осадить и взять Измаил: генералы Иван Гудович и Павел Потемкин и командующий Днепровской гребной флотилией генерал-майор Хосе де Рибас. Они не спешили со штурмом, рассчитывая на осаду, а потом и вовсе приняли на военном совете решение начать отвод войск от крепости, чтобы не вынуждать их зимовать в полевых условиях, что было чревато большими людскими потерями из-за холода и эпидемий.

Штурм Измаила 11 декабря 1790 года. Акварельный рисунок художника Михаила Иванова, сделанный по наброску с натуры, конец XVIII века

Обмен любезностями

Григорий Потемкин, от которого Екатерина II требовала успеха и только успеха, не утвердил этого решения. Он еще до того, как собрался военный совет, своим приказом вызвал к Измаилу генерал-аншефа Александра Суворова, на чьем счету были все крупные победы в кампаниях последних лет, и поручил ему возглавить штурм Измаила. Генерал-аншеф Александр Суворов прибыл на русские позиции под Измаилом 2 (13 по н. ст.) декабря, заодно по пути вынужден был разворачивать обратно уже уходившие от крепости полки. Проведя рекогносцировку, Суворов вынес краткий и неутешительный вердикт: «Крепость без слабых мест». Но каким бы ни было впечатление командующего от увиденного, отказываться от штурма он не был намерен, хотя много позднее признался, что на подобное можно было решиться лишь один раз в жизни.

Понимая, как мало времени ему отпущено (плачевное состояние полевого лагеря русской армии не укрылось от опытного военачальника, да и политические резоны победы были для него очевидны), Суворов начал ускоренную подготовку своих войск к атаке Измаила. Он приказал возвести вне зоны видимости от стен крепости точные копии ее основных укреплений — рвов, валов, насыпей и бастионов. Каждую ночь русские войска под личным командованием Суворова учились штурмовать их, отрабатывая действия до автоматизма: генерал понимал, что только так можно будет обеспечить высокую скорость атаки, за счет которой он намеревался взять Измаил. А пока офицеры и солдаты осваивали тонкости штурма измаильских укреплений, командиру ее гарнизона, сераскиру трехбунчужному Айдослу-Мехмет-паше был направлен ультиматум. «Я с войсками прибыл сюда. 24 часа на размышление — воля. Первый мой выстрел — уже неволя, штурм — смерть», — писал Суворов, на что получил ставший знаменитым ответ, что скорее небо упадет на землю и Дунай потечет вспять, чем сдастся Измаил. Для такого ответа у паши были основания: он хорошо понимал, что крепость серьезно укреплена, а гарнизон под его командованием будет стоять насмерть, поскольку в любом другом случае и его, и всех подчиненных ждет смерть по распоряжению султана.

Александр Суворов и Михаил Кутузов перед штурмом Измаила в 1790 году. Рисунок художника Ореста Верейского, 1950 год

«Потемкинская война»

Эту войну в дореволюционной историографии называли Потемкинской. В советское время — второй Русско-турецкой или второй Крымской. В каждом названии заложен определенный смысл. Крым действительно был в центре конфликта. В результате первой войны (1768–1774) полуостров был взят нашими войсками, но потом оставлен — по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору Крымское ханство получило независимость. Некоторое время в нем шла борьба за влияние, которую турки в конечном счете выиграли. После этого нам ничего не оставалось, как ввести войска и объявить о присоединении Крыма к России. Турецкая гордость снести такого оскорбления не могла, и султан объявил войну, хотя по большому счету готовы к ней османы не были.

Григорий Александрович Потемкин-Таврический — русский государственный деятель, создатель Черноморского военного флота и его первый главноначальствующий, генерал-фельдмаршал

Фото: commons.wikimedia.org

Инициатором захвата Крыма был светлейший князь Григорий Потемкин-Таврический, он же командовал всеми силами России на юге. Так что его именем война называлась вполне заслуженно. Он прекрасно понимал расклад сил в целом и осознавал, что война для России является делом довольно бессмысленным и бесполезным. Султан был заложником внутренних проблем и не мог показать себя мягкотелым, к тому же европейские страны старательно втравливали его в войну, надеясь ослабить своих конкурентов — Россию и Австрию. У турок была надежда воевать с одной из сторон, но Екатерина II и австрийский монарх Иосиф II после совместного посещения Крыма выступили как союзники. Кстати, превратившиеся в исторический анекдот потемкинские деревни были явлены именно Иосифу и входившим в императорскую свиту представителям европейских стран, которых необходимо было убедить в том, что Россия принесла на новые земли благополучие и достаток. Турки проиграли дипломатическую кампанию и были заранее обречены, но и отступить они не могли. Так началась странная война, которую вроде бы объявила Порта, но боевые действия в которой шли на ее же территории.

Турки демонстративно высадили в районе русской крепости Кинбурн небольшой десант, который был сброшен в море отрядом Суворова. Единственным призрачным шансом турок была надежда разбить русских и австрийцев по частям, не дав им объединиться. Этого сделать не удалось. Османам оставалось только старательно избегать генерального сражения, держать свои крепости и пытаться за счет маневров добиваться небольших успехов при численном преимуществе в конкретном месте и в конкретный момент. Война распалась на множество эпизодов, в которых отряды противников действовали самостоятельно и решали локальные задачи. Потемкин главной целью поставил взятие Ачи-Кале (Очаков), и большая часть русских войск под его командованием приступила к осаде крепости. Дело шло неспешно: турки уже склонялись к миру, и Потемкин не хотел больших жертв, ожидая капитуляции. С другой стороны, небоевые потери от болезней и холода косили полгода осаждавшую Очаков армию не хуже турецких пуль.

Александр Васильевич Суворов — русский полководец, основоположник отечественной военной теории, национальный герой России

Фото: commons.wikimedia.org

Сознательная пассивность вызвала противостояние и даже конфликт главных действующих лиц русской армии — Суворова и Потемкина. Первый требовал немедленного штурма и взятия города, второй же, будучи в большей степени политиком, нежели полководцем, не спешил с радикальными мерами. Потемкин не раз выказывал личное мужество в сражениях, но выдающихся талантов как военачальник не проявлял, что не помешало Екатерине назначить его командующим, отдав ему в подчинение таких признанных армейских авторитетов, как Румянцев, Суворов и Репнин. Это не могло не вызвать их возмущения, и в результате первые двое покинут действующую армию до окончания кампании. Под Очаковом же уставший стоять на месте Суворов попросил перевести его в другое место.

В декабре 1790 года крепость всё же была взята, причем на штурм потребовалось всего несколько часов. Потери русских войск составили около 2,5 тыс. человек — гораздо меньше, чем погибло за время осады. Вскоре султан Абдул-Хамид I скончался от апоплексического удара, и на престол вступил новый молодой правитель Селим III. Ему война, по сути, досталась в наследство, и, хотя прервать ее сразу не позволяли гордость и опасение мятежа военных, в России считали, что при первом удобном случае новый правитель постарается ускорить переговоры о мире.

Русско-турецкая война

В 1774 году Османская империя из-за военных неудач отказалась от Крыма и значительной части Северного Причерноморья, однако смириться с этим в Константинополе не могли. Кроме того, турецкие власти были недовольны Георгиевским трактатом 1783 года, согласно которому Восточная Грузия переходила под протекторат России.

Также по теме«Феномен фундаментальной русскости»: почему Севастополь занимает особое место в истории России 235 лет назад был основан Севастополь. Из четырёх каменных строений, заложенных летом 1783 года в районе Ахтиарской бухты, вырос город…

Окружение султана постоянно плело интриги на Кавказе и отправляло в Северное Причерноморье своих эмиссаров, склонявших местное население к участию в антироссийских акциях.

Такое поведение турок вызывало раздражение в Санкт-Петербурге, поэтому в 1787 году российский посол в Константинополе Яков Булгаков потребовал от властей Османской империи прекратить нарушения границ России и Грузии. В ответ Порта предъявила России свои требования: отказаться от защиты Грузии, передать туркам окрестности Кинбурна и возвратить Крым под контроль Турции.

Не получив положительного ответа, османские власти заточили Булгакова в замок. 13 августа 1787 года Порта официально объявила России войну, в которой союзником Санкт-Петербурга выступила Вена.

Овладеть Кинбурнским полуостровом турки не смогли — пятитысячный десант османов был разбит четырёхтысячным отрядом Суворова.

  • Кинбурнская баталия
  • © Wikimedia Commons

В последующие годы войска полководца одержали ряд побед над турецкими силами. Так, в Северном Причерноморье солдаты под командованием Суворова и Григория Потёмкина взяли одну из мощнейших турецких крепостей — Очаков. Кроме того, 25-тысячный русско-австрийский отряд разбил 30-тысячный турецкий корпус в сражении под Фокшанами.

Сражение при Рымнике

Турецкий главнокомандующий Юсуф-паша собрал 100-тысячное войско, перешёл Дунай и двинулся на реку Рымник, чтобы атаковать уступавшие в численности российские силы. Он знал, что в отряде Суворова было менее 7 тыс. солдат, а под командованием действовавшего с ним в союзе австрийского принца Кобургского насчитывалось 18 тыс.

Также по теме«Расколотый народ»: как присоединение Правобережной Украины повлияло на историю России 225 лет назад императрица Екатерина II издала манифест о присоединении к России земель Правобережья Днепра. До этого на протяжении…

Турки потеснили австрийцев и разбили лагерь у деревни Тырго-Кукули. 21 сентября 1789 года на помощь союзникам прибыл Суворов, который привёл девять пехотных батальонов, девять эскадронов карабинеров, два казачьих полка и тысячу вспомогательных арнаутских войск. Общая численность объединённого русско-австрийского отряда достигла примерно 25 тыс. человек.

Турецкие войска стояли между реками Рымна и Рымник тремя уступами. У Тырго-Кукули находились 12 тыс. османских бойцов под командованием Хаджи Сальтари-паши, у деревни Маринешти — 70 тыс. воинов Аги-паши, включая 20 тыс. янычар, а у селения Одая — 20 тыс. бойцов под руководством Юсуф-паши.

Турецкие отряды были хорошо прикрыты берегами рек, болотами и зарослями. Австрийцы боялись атаковать врага в такой ситуации, но Суворов решил сделать ставку на скорость и неожиданность.

Утром 22 сентября русские войска скрытно переправились через Рымну, выбили турок с укреплённых позиций в Тырго-Кукули и развили наступление. Австрийцы отбили атаки турецкой кавалерии, пытавшейся разделить союзников, и соединились с русскими.

Суворову удалось войти во фланг отряда Юсуф-паши. Он бросил на турецкий лагерь кавалерию, вызвавшую среди османов панику, и развил успех с помощью пехоты. Растерянные турки бежали с поля боя.

Согласно оценкам Юсуф-паши, его войско потеряло в ходе сражения свыше 20 тыс. человек убитыми и ранеными. Кроме того, турки при отступлении бросили знамёна, артиллерию и запасы провианта. Потери русско-австрийского войска составили около 500 человек.

  • Сражение при Рымнике
  • © Х. Г. Шютц

Поражение при Рымнике стало серьёзным ударом для турецкой армии. Единственным её крупным успехом в ходе войны была победа над принцем Кобургским в 1790 году под Журжей.

Облегчило положение Османской империи изменение международной политической обстановки. Австрийский император Иосиф II умер, а его преемник Леопольд II решил прекратить войну. Воспользовавшись расколом союза, турки попытались атаковать русских, но были снова разбиты в нескольких сражениях.

22 декабря 1790 года Суворов взял крепость Измаил, считавшуюся до этого неприступной. В следующем году турки были разгромлены Николаем Репниным в Мачинском сражении. Османской империи пришлось вести мирные переговоры с Санкт-Петербургом.

9 января 1792 года был заключён Ясский мирный договор, согласно которому Турция передала России земли между Южным Бугом и Днестром, а также отказалась от любых претензий на Крым, оставшуюся часть Северного Причерноморья и Грузию.

  • Манифест о Ясском мирном договоре с Османской империей, 25 февраля 1792 года
  • © Wikimedia Commons

За победу при Рымнике Суворов был возведён Екатериной II в графское достоинство с названием Рымникский и получил целый ряд высоких наград, включая бриллиантовые знаки Андреевского ордена, бриллиантовый эполет, усыпанную бриллиантами шпагу и орден Святого Георгия 1-й степени.

«Суворов был величайшим русским военачальником, гениальнейшим стратегом, тактиком. Это был полководец, что называется, милостью Божьей», — заявил в интервью RT историк Евгений Пчелов.

По его словам, «сражение при Рымнике — это одно из ярчайших военных событий времён Екатерины II». Суворову всегда удавалось с наименьшими потерями достигать наивысших результатов, отметил Пчелов.

«Даже на фоне ярких людей екатерининской эпохи полководец был уникальной личностью, хоть и являлся достаточно своеобразным, непростым человеком. Екатерина высоко ценила его и говорила, что она ему многим обязана и готова выполнить любую его просьбу», — добавил эксперт.

В свою очередь, историк и писатель Дмитрий Володихин отметил в беседе с RT, что сражение при Рымнике — «это наиболее крупный успех русского оружия на суше на протяжении всей второй Русско-турецкой войны».

«Характер боя был таков, что относительно небольшие силы взломали несколько турецких позиций и всякий раз громили врага с такой силой, что довели его армию до полного поражения. Это блистательная победа, настоящий триумф», — подытожил эксперт.

Как Турция разбудила лихо

Среди выдающихся исторических побед, одержанных русской армией, не так уж много таких, которые не просто остались в памяти потомков, а вошли даже в народный фольклор и стали частью языка. Штурм Измаила как раз относится к таким событиям. Он фигурирует и в анекдотах, и в обычной речи — «взятием Измаила» нередко шутливо называют «штурмовщину», когда за короткий промежуток времени необходимо выполнить чрезвычайно большой объём работ.

Штурм Измаила стал апофеозом русско-турецкой войны 1787-1791 годов. Война вспыхнула с подачи Турции, пытавшейся взять реванш за предыдущие поражения. В этом стремлении турки опирались на поддержку Великобритании, Франции и Пруссии, которые, однако, сами не вмешивались в военные действия.

Ультиматум Турции 1787 года требовал от России возвращения Крыма, отказа от покровительства Грузии и согласия на осмотр проходящих через проливы русских торговых судов. Естественно, Турция получила отказ и начала военные действия.

Россия, в свою очередь, решила использовать благоприятный момент для расширения владений в Северном Причерноморье.

Полководец Александр Суворов. Репродукция картины. Источник: www.russianlook.com

Боевые действия складывались для турков катастрофически. Русские армии наносили противнику поражение за поражением, причем как на суше, так и на море. В сражениях войны 1787-1791 годов блистали два русских военных гения — полководец Александр Суворов и флотоводец Федор Ушаков.

К концу 1790 года было очевидно, что Турция терпит решительное поражение. Однако русским дипломатам никак не удавалось склонить турков к подписанию мирного договора. Нужен был ещё один, решающий военный успех.

Лучшая крепость Европы

Русские войска подступили к стенам Измаильской крепости, которая являлась ключевым объектом турецкой обороны. Измаил, находившийся на левом берегу Килийского рукава Дуная, прикрывал важнейшие стратегические направления. Его падение создавало возможность прорыва русских войск за Дунай в Добруджу, что грозило туркам потерей огромных территорий и даже частичным развалом империи. Готовясь к войне с России, Турция максимально укрепила Измаил. Фортификационными работами занимались лучшие немецкие французские военные инженеры, так что Измаил в этот момент стал одной из самых сильных крепостей в Европе.

Высокий вал, широкий ров глубиной до 10 метров, 260 орудий на 11 бастионах. Кроме того, гарнизон крепости к моменту подхода русских превышал 30 тысяч человек.

Князь Григорий Потемкин. Репродукция картины. Источник: www.russianlook.com

Главнокомандующий русской армией светлейший князь Григорий Потемкин отдал приказ овладеть Измаилом, и отряды генералов Гудовича, Павла Потемкина, также флотилия генерала де Рибаса приступили к его выполнению.

Однако осада велась вяло, генеральный штурм не назначался. Генералы вовсе не были трусами, но войск в их распоряжении было меньше, чем находилось в гарнизоне Измаила. Предпринимать решительные действия в подобной ситуации казалось безумием.

Просидев в осаде до конца ноября 1790 года, на военном совете Гудович, Павел Потемкин и де Рибас приняли решение уводить войска на зимние квартиры.

Удар с трех сторон

Чтобы дезориентировать противника и не дать ему возможности понять, в какой момент начнется штурм, Суворов приказал регулярно выпускать сигнальные ракеты, что держало турецких наблюдателей в напряжении. Сам он постоянно появлялся на одном и том же участке напротив Измаила, вынуждая обороняющихся стягивать основные силы именно сюда: всем была известна привычка русского полководца возглавлять войска на самом главном направлении удара. Но на сей раз Суворов собирался изменить этому обычаю и не участвовать в штурме лично, отдав все в руки своих подчиненных. Им предстояло тремя колоннами двинуться на штурм перед рассветом, чтобы после того, как будут взяты внешние укрепления, иметь достаточно светлого времени на завершение битвы внутри крепости — а в том, что она будет, не сомневался никто.

Ранним утром 10 (21 по н. ст.) декабря окружавшая Измаил русская артиллерия, как полевая, так и установленная на гребных судах де Рибаса, начала артподготовку, завершившуюся чуть позднее полуночи. В три часа ночи русские войска начали покидать лагерь, а в начале шестого утра устремились на приступ. И хотя буквально перед самым штурмом несколько перебежчиков из лагеря Суворова успели раскрыть основные детали его плана противнику, в точности указать место главного удара они не смогли — и это вынудило защитников Измаила в спешке маневрировать резервами, не имея возможности собрать достаточно сил для отражения штурма. В итоге уже в восемь утра сопротивление на внешнем обводе укреплений, превышавшем в длину 6 километров, было сломлено, и русские войска начали бои на улицах Измаила. По своему напряжению и кровопролитности они не уступали первой фазе штурма: сопротивление оказывал каждый дом, отошедшие от стен и валов турецкие солдаты отступали медленно, огрызаясь огнем. Лишь после того, как в город доставили легкие пушки и начали вести огонь картечью, сопротивление пошло на убыль. И все равно только через двенадцать часов, в пятом часу вечера, штурм был окончен, а крепость — взята.

«Штурм крепости Измаил в 1790 году». Картина художника-баталиста Федора Усыпенко, 1950 год

Переходящая крепость

Впечатление от этой победы было тем более ярким, если учесть, что русские войска по численности уступали турецким: 31 тысяча штыков против как минимум 35 тысяч. Обычным для того времени соотношением потерь между штурмующими и обороняющимися было три к одному, но Суворов добился невозможного: русские войска потеряли, даже по самому большому счету, не более 4000 убитыми и 6000 ранеными, тогда как потери турок составили 26 тысяч только убитыми! На очистку Измаила от тел погибших защитников пришлось потратить шесть суток, в течение которых постоянно сменяющиеся команды пленных турок (их было всего около 6000 человек, треть из которых в первые же сутки умерла от ран) выносили убитых за пределы внешних укреплений.

Русская армия захватила в Измаиле серьезные трофеи на общую сумму более одного миллиона рублей, в том числе 265 орудий и свыше трехсот знамен. Но самым главным результатом победы стало то гнетущее впечатление, которое она оказала на Турцию и ее союзников. Оправиться от этой потери Оттоманская Порта уже не смогла, хотя и сделала все, чтобы оттянуть заключение тяжелого и невыгодного для нее Ясского мира, подписанного 29 декабря 1791 года. И как ни удивительно, по условиям этого договора Измаил пришлось вернуть Турции, поскольку граница между двумя странами была установлена восточнее, по Днестру! Поэтому русским войскам пришлось еще дважды — в 1809-м и в 1877-м годах — брать его, прежде чем он окончательно перешел во владение Российской империи.

Генерал-аншеф Александр Суворов награждает воинов после штурма Измаила. Картина художника Николая Кочергина, 1950 год

фрагмент картины А.В.Русина «Въезд А.В.Суворова в Измаил» из Измаильского исторического музея А.В.Суворова

Единственный в России памятник героям взятия турецкой крепости Измаил в 1790 году под командованием Александра Суворова будет открыт в полдень 4 декабря в селе Павловское Ковровского района Владимирской области. На территории этого населенного пункта усилиями краеведов, администрации Ковровского района и компании «Сельскохозяйственное предприятие «Муравия» с 2015 года создается новый музейный комплекс «Усадьба двух генералов»: Андрея Леванидова и Василия Юкичева.

строящийся памятник

Памятник будет открыт в сохранившемся усадебном парке. Мемориал представляет из себя белокаменную пирамиду на постаменте высотой примерно 4,5 метра, увенчанную восьмигранным православным крестом. На пирамиде укреплены три гранитные доски с изображением офицерского креста «За храбрость при взятии Измаила», учрежденного Екатериной II, и кратким описанием исторического события.

Элла Фролова (фото интернет-журнала iKovrov)

Одна из создателей музейного комплекса, ковровский краевед Элла Фролова подчеркивает, что появление памятника в честь победы русского оружия над турками с последними международными событиями никак не связана. Идея установки монумента появилась еще в 2014 году, заказали памятник весной 2015 года, выполнен одним из ковровских предприятий из местного белого камня, а открытие приурочено к Дню воинской славы России — Дню взятия Измаила. В этом году этому событию исполняется 225 лет.

Место установки памятника выбрано не случайно. Один из владельцев дворянской усадьбы в Павловском в конце 18 — начале 19 века — генерал Андрей Яковлевич Леванидов — был другом Михаила Кутузова, героя Измаила. Леванидов сам участвовал в штурме турецкой крепости — командовал одной из штурмовых колонн.

После Леванидова, усадьба в Павловском принадлежала его внучатому племяннику Василию Семеновичу Юкичеву, участнику войны 1806-1807 с Францией, войны со Швеций и Финляндией 1808-1809 годов, Отечественной войны 1812 года. В сражении при Бородино Юкичев получил ранение в ногу. По излечении от раны, в 1813-1814 годах сражался с французами при Люцене, Бауцене, Дрездене и Лейпциге, вместе с полком дошел до Парижа. С 1834 до самой смерти в 1872 году Юкичев прожил в Павловском. Похоронен герой Бородино при местной церкви, его надгробие в 1939 году было уничтожено.

От самой усадьбы в настоящее время сохранилось здание школы 19 века, большой усадебный парк и пруд. Новый музей усадьбы разместилась в школе. Вместе с памятником героям Измаила, 4 декабря в этом здании будет открыта экспозиция «Страшись, о рать иноплеменных! России двинулись сыны!». Она посвящена полководцам нашей страны, чья жизнь была связана с историей Ковровского района, начиная со времен Стародубского княжества и заканчивая Великой Отечественной войной. Среди них — герой Полтавской битвы генерал-фельдмаршал князь Аникита Иванович Репнин, начальник Главного штаба во время Отечественной войны 1812 года князь Петр Михайлович Волконский, генерал-фортификатор и последний ковровский предводитель дворянства Александр Кириллович Орлов, начальник медицинской службы Красной Армии (1939-1946) генерал-полковник Ефим Иванович Смирнов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *