Юрий 2 Всеволодович

Князь Ярослав Всеволодович (1191-1246 гг.) – князь Владимирский, князь Переяславо-Залесский, князь Переяславский, князь Новгородский, князь Владимирский, великий князь Киевский; сын Всеволода Большое Гнездо, отец Александра Невского.

Участвовал в междоусобицах князей, вел активную борьбу за власть с многочисленными родственниками.

Ярослав Всеволодович первым из русских князей во время татаро-монгольского нашествия получил от татарского хана ярлык на княжение в новой столице Древней Руси – городе Владимире.

Ярослав Всеволодович. Краткая биография

Князь Ярослав родился в 1191 году и был одним из многочисленных отпрысков Всеволода Большое Гнездо. В 1212 году, после смерти отца, Ярослав становится князем в городе Переяславль Залесский, однако уже вскоре вынужден был его покинуть для того, чтобы принять участие в борьбе за власть между двумя своими братьями – Юрием (Ярослав выступил на его стороне) и Константином – в 1213 и 1214 годах.

После междоусобицы между братьями принял активное участие в борьбе за Новгород, которая продолжалась с переменным успехом с 1215 по 1236 годы (за этот период Ярослав несколько раз обретал и терял титул князя Новгородского). В 1236 году стал князем Владимирским, явившись на поклон в Золотую Орду и получив там ярлык на княжение.

Смерть настигла Ярослава во время его второй поездки в Золотую Орду, когда он был призван на поклон к матери хана, где принял из ее рук угощение. Спустя неделю Ярослав скончался. Точная причина смерти неизвестна, однако считается, что князь мог быть отравлен.

Борьба Ярослава Всеволодовича за власть

Во внутренней политике особенно примечательна многолетняя борьба Ярослава за право княжить в Новгороде. Впервые он был призван Новгородцами в 1215 году, когда город покинул Мстислав Мстиславич. Ярослав прибыл в город, однако был недоволен беспорядками, которые там случились из-за его приезда, поэтому вскоре уехал княжить в Торжок, приняв, однако, титул Новгородского князя. В Новгороде остался наместник Ярослава. Спустя некоторое время Ярослав хитростью и силой попытался завоевать власть в Новгороде во время голода, настигнувшего город, отказывая в помощи и отсылая гонцов из Новгорода обратно. О сложной ситуации в городе узнал Мстислав и тут же предложил Ярославу отпустить всех пленных новгородцев, однако тот отказался. Так началась многолетняя борьба.

1 марта 1216 года Мстислав, недовольный поведением Ярослава и переживающий за новгородцев, собрал горожан и двинулся в Торжок с предложением перемирия. Ярослав отверг предложение, и войско Мстислава двинулось в сторону Твери, разоряя по пути все города. Вскоре к Мстиславу присоединился брат самого Ярослава Константин (против которого Ярослав воевал в свое время), Юрий, Святослав и Владимир же встали на сторону Ярослава. Завязался междоусобный конфликт.

21 апреля 1216 года произошло знаменитое сражение на реке Липице между войсками Мстислава и Ярослава, в результате которого Ярослав потерпел поражение и вынужден был отдать титул князя Новгородского обратно Мстиславу.

Однако борьба за Новгород на этом не закончилась. Ярослав еще несколько раз становился князем Новгородским: в 1218 году был отправлен туда отцов, в 1221 и 1224 годах был призван на княжение самими горожанами. Только после призвания в 1224 году Ярослав, наконец, надолго остался в Новгороде в титуле князя и стал править городом.

Уже совместно с новгородцами Ярослав совершил несколько успешных военных походов. В 1225 году он выступил против литовцев, согнав их с русских земель обратно в княжество Литовское, в 1227 году состоялся поход на Ямь против финских племен и в 1228 году Ярослав успешно отразил ответное нападение со стороны финнов.

В 1226 году Ярослав снова вынужден был доказывать свое право править в Новгороде. На этот раз против него выступил князь Черниговский Михаил Всеволодович, однако борьба не увенчалась для Михаила успехом. Более того, в 1231 году Ярослав совместно с братом Юрием собрал войско и вторгся в Чернигов.

В 1234 году Ярослав выступил против немецкого войска под городом Юрьев, результатом сражения стал разгром войск противника и выгодный для Руси мир.

В 1236 году Ярослав получает титул Великого князя Киевского и отправляется в Киев, оставив в Новгороде своего сына.

В 1238 году Ярослав возвращается во Владимир и начинает княжить уже там. Спустя несколько лет успешного княжения, во время которых Владимир окончательно становится столицей Руси, Ярослав получает приказ явиться от хана Батыя. Из поездки в Золотую Орду Ярослав возвращается с ярлыком на Великое княжение во Владимире. В этот период Киев окончательно теряет статус столицы Древней Руси.

Итоги правления Ярослава Всеволодовича

За годы княжения Ярослава Владимир официально становится новой столицей Руси, Киев теряет свою власть, политическую и экономическую. Также благодаря деятельности Ярослава Русь смогла восстановиться после нападения западных крестоносцев, сохранив при этом свою государственность и не распавшись на отдельные территории.

Во внешней политике Ярослав старался урегулировать отношения с Золотой Ордой, а также обезопасить страну, которая итак находилась в тяжелом положении, от нападения со стороны немцев и литовцев.

Внутренняя политика

Получив престол во Владимире, Всеволод делал все, чтобы фактическая центральная власть из Киева сместилась во Владимир. При этом Всеволод говорил об усилении сотрудничества между Киевом и Владимиром, но активно принимал участие в междоусобных войнах, добиваясь, чтобы власть других князей постепенно ослабевала. Всеволод добился того, что смог выбирать себе епископа, установил единоличную власть, подчинив себе бояр и дворян. Ему удалось подчинить себе Новгород и установить власть князя. Народное вече (народное собрание) практически прекратило свое существование.

Краткое житие благоверного князя Георгия Всеволодовича, Владимирского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий (1189–1238) был вто­рым сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. В 1212 го­ду по­сле смер­ти от­ца и стар­ше­го бра­та Кон­стан­ти­на он уна­сле­до­вал Вла­ди­мир­ский ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем и во­ин­ской доб­ле­стью. Им был ос­но­ван Ниж­ний Нов­го­род. В 1237 го­ду на Рус­скую зем­лю дви­ну­лись мон­го­ло-та­тар­ские ор­ды Ба­тыя. Они ра­зо­ри­ли Ря­зань и со­жгли Моск­ву. Свя­той Ге­ор­гий оста­вил столь­ный град на по­пе­че­ние сво­их сы­но­вей Мсти­сла­ва и Все­во­ло­да (тре­тий сын – Вла­ди­мир – был в то вре­мя в пле­ну у та­тар) и опыт­ных во­е­вод, а сам дви­нул­ся с вой­ском и пле­мян­ни­ка­ми – сы­но­вья­ми Кон­стан­ти­на – на се­вер, чтобы со­еди­нить­ся с дру­ги­ми кня­зья­ми. В на­ча­ле мар­та он вы­шел на бе­ре­га ре­ки Си­ти. Там 4 мар­та 1238 го­да про­изо­шла кро­ва­вая бит­ва с та­та­ра­ми. Еще пе­ред бит­вой бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий по­лу­чил из­ве­стие о том, что столь­ный град Рус­ской зем­ли – Вла­ди­мир – пал и все его сы­но­вья уби­ты. Вы­слу­шав пе­чаль­ную весть, ве­ли­кий князь об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к Бо­гу, в ко­то­рой про­сил Все­выш­не­го спо­до­бить его му­че­ни­че­ской смер­ти за ве­ру хри­сти­ан­скую и на­род пра­во­слав­ный. И мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на: в бит­ве на ре­ке Си­ти ве­ли­кий князь по­гиб му­че­ни­че­ской смер­тью – ему бы­ла от­се­че­на го­ло­ва. Через неко­то­рое вре­мя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл II. Его путь ле­жал через по­ле бра­ни. Сре­ди пав­ших во­и­нов он по одеж­дам узнал обез­глав­лен­ное те­ло ве­ли­ко­го кня­зя. С бла­го­го­ве­ни­ем он взял его и пе­ре­нес в Ро­стов. Там, при ве­ли­ком пла­че все­го на­ро­да, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и чест­ная гла­ва ве­ли­ко­го кня­зя, ко­то­рая бы­ла при­ло­же­на к те­лу. Через два го­да гроб с те­лом бла­го­вер­но­го кня­зя Ге­ор­гия с боль­шой тор­же­ствен­но­стью был пе­ре­не­сен во Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор. В 1645 го­ду те­ло свя­то­го кня­зя бы­ло об­ре­те­но нетлен­ным, и со­сто­я­лось цер­ков­ное про­слав­ле­ние свя­то­го. Мо­щи кня­зя Ге­ор­гия бы­ли пе­ре­ло­же­ны в се­реб­ря­ную ра­ку, устро­ен­ную Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Иоси­фом.

Полное житие благоверного князя Георгия Всеволодовича, Владимирского

Ве­ли­кий князь Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич был тре­тьим сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да III Ге­ор­ги­е­ви­ча, по про­зва­нию Боль­шое Гнез­до, и кня­ги­ни Ма­рии Швар­нов­ны. Он ро­дил­ся 26 но­яб­ря 1187 го­да в го­ро­де Суз­да­ле и по же­ла­нию от­ца по­лу­чил имя де­да. Пя­ти лет от ро­да кня­жич Ге­ор­гий по обы­чаю то­го вре­ме­ни был «по­са­жен на конь», со­вер­ше­ны бы­ли его по­стри­ги. Тор­же­ство про­ис­хо­ди­ло в Суз­да­ле. Ко­гда ему ис­пол­ни­лось 19 лет, его мать Ма­рия, силь­но за­болев­ши, по­стриг­лась в мо­на­сты­ре Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ди­ми­ре на Клязь­ме, и Ге­ор­гий про­во­жал свою мать до оби­те­ли. Через несколь­ко дней она скон­ча­лась, и Ге­ор­гий опла­ки­ва­ет кон­чи­ну ма­те­ри, осо­бен­ной лю­бо­вью ко­то­рой он поль­зо­вал­ся. В 1211 го­ду князь Ге­ор­гий всту­пил в брак с до­че­рью ки­ев­ско­го кня­зя Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча Черм­но­го, род­ной сест­рой свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го. От это­го бра­ка князь Ге­ор­гий имел трех сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра.

В XII–XIII ве­ках, ко­гда жил бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий, Рус­ская зем­ля силь­но стра­да­ла от меж­до­усо­бий удель­ных кня­зей, меж­ду ко­то­ры­ми бы­ла раз­де­ле­на. Отец Ге­ор­гия, ве­ли­кий князь Все­во­лод III, пы­тал­ся до­стиг­нуть объ­еди­не­ния и за свои за­слу­ги по­лу­чил имя Ве­ли­ко­го Все­во­ло­да, од­на­ко не был в со­сто­я­нии пре­кра­тить удель­ную враж­ду и при сво­ей жиз­ни не раз при­вле­кал де­тей сво­их к уча­стию в меж­до­усоб­ной борь­бе. Та­ким об­ра­зом мо­ло­дой Ге­ор­гий в пер­вый раз вы­сту­па­ет в ис­то­рии дей­ству­ю­щим вме­сте с от­цом и бра­тья­ми в оса­де Прон­ска в 1207 го­ду. В сле­ду­ю­щем го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич от­ра­жал на­па­де­ние преж­не­го прон­ско­го кня­зя Ми­ха­и­ла и дво­ю­род­но­го его бра­та Изя­с­ла­ва на мос­ков­ские во­ло­сти ве­ли­ко­го кня­зя, дей­ство­вал по­том про­тив мя­теж­ных нов­го­род­цев.

В 1212 го­ду ве­ли­кий князь Все­во­лод стал из­не­мо­гать и за­хо­тел при жиз­ни уря­дить сы­но­вей, ко­то­рых у него в то вре­мя оста­ва­лось ше­сте­ро: Кон­стан­тин, Ге­ор­гий, Яро­слав, Свя­то­слав, Вла­ди­мир и Иоанн. Он по­слал за стар­шим Кон­стан­ти­ном, кня­жив­шим в Ро­сто­ве, же­лая дать ему по­сле се­бя столь­ный го­род Вла­ди­мир, а в Ро­стов по­са­дить Ге­ор­гия. Но Кон­стан­тин не со­гла­шал­ся на та­кое рас­по­ря­же­ние и от­ве­тил от­цу: «Ес­ли хо­чешь сде­лать ме­ня стар­шим, то дай мне на­чаль­ный го­род Ро­стов и к нему Вла­ди­мир, или, ес­ли те­бе так угод­но, дай мне Вла­ди­мир и к нему Ро­стов».

Все­во­лод, по­со­ве­то­вав­шись с бо­яра­ми и епи­ско­пом Иоан­ном, ре­шил на­ка­зать непо­слуш­но­го Кон­стан­ти­на – от­дать стар­шин­ство Ге­ор­гию и 14 ап­ре­ля 1212 г. на 64 го­ду жиз­ни скон­чал­ся. Кон­стан­тин оскор­бил­ся на Ге­ор­гия и «воз­дви­же бро­ви своя со гне­вом».

Так сде­лал­ся ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич, по­лу­чив­ший в на­сле­дие неустро­ен­ную зем­лю, борь­бу го­ро­дов и кня­зей и нерас­по­ло­же­ние оби­жен­но­го стар­ше­го бра­та. Уже в сле­ду­ю­щем го­ду Кон­стан­тин, недо­воль­ный по­те­рей стар­шин­ства, воз­бу­дил всю зем­лю Суз­даль­скую и под­нял вос­ста­ние на бра­та Ге­ор­гия. И осталь­ные бра­тья при­ня­ли уча­стие в меж­до­усо­бии. Со­бран­ные ими вой­ска со­шлись под Ро­сто­вом у ре­ки Иш­ни. На сей раз бра­тья по­ми­ри­лись и разо­шлись по сво­им го­ро­дам без бит­вы, так как ве­ли­кий князь, силь­ный ми­ро­лю­би­ем и преду­смот­ри­тель­но­стью, имел сред­ства из­бе­жать кро­во­про­ли­тия. В дру­гой раз усо­би­цу на­чал Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич, вы­бе­жав­ший из сво­е­го го­ро­да Юрье­ва-Поль­ско­го спер­ва на Во­лок, а от­ту­да на Моск­ву, чтобы от­нять их у Ге­ор­гия. За по­след­не­го стал брат Яро­слав. Пол­ки Вла­ди­ми­ра бы­ли про­гна­ны дмит­ров­ца­ми, до боль­шой бит­вы де­ло не до­шло, ве­ли­кий князь не по­же­лал мстить на­па­дав­ше­му, и бра­тья опять по­ми­ри­лись. Князь Яро­слав рассо­рил­ся с нов­го­род­ца­ми, ко­то­рые взя­ли се­бе кня­зем храб­ро­го Мсти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча Уда­ло­го; воз­ник­ла но­вая усо­би­ца, в ко­то­рой Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич дол­жен был под­дер­жи­вать Яро­сла­ва, а с нов­го­род­ца­ми со­еди­ни­лись пско­ви­чи, смоль­няне и все сто­рон­ни­ки кня­зя Кон­стан­ти­на Ро­стов­ско­го. В ап­ре­ле 1216 го­да про­изо­шла Ли­пиц­кая бит­ва (бит­ва на­зы­ва­ет­ся от реч­ки Ли­пи­цы в Юрьев­ском уез­де Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии, близ ко­то­рой она разыг­ра­лась), в ко­то­рой ве­ли­кий князь и его со­юз­ни­ки бы­ли раз­би­ты на­го­ло­ву, и ему при­шлось усту­пить пер­вен­ство бра­ту Кон­стан­ти­ну. Ухо­дя из Вла­ди­ми­ра в Ра­ди­лов – го­ро­док на Вол­ге, Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич мо­лил­ся у от­цов­ско­го гро­ба и со сле­за­ми го­во­рил: «Су­ди Бог бра­ту мо­е­му Яро­сла­ву, что до­вел ме­ня до это­го».

В 1217 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич по­лу­чил от бра­та Кон­стан­ти­на пред­ло­же­ние взять кня­же­ние в Суз­да­ле; а ко­гда 2 фев­ра­ля 1218 го­да ве­ли­кий князь Кон­стан­тин скон­чал­ся, то сле­ду­ю­щий за ним по стар­шин­ству Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич воз­вра­тил­ся на ве­ли­ко­кня­же­ский стол, ко­то­рый за­ни­мал до сво­ей стра­даль­че­ской кон­чи­ны.

От­ме­чен­ные чер­ты смут­но­го со­сто­я­ния Ру­си вы­сту­па­ли во всей си­ле в те­че­ние даль­ней­ше­го прав­ле­ния Ге­ор­гия Все­во­ло­до­ви­ча и при­ве­ли го­су­дар­ство к страш­но­му по­гро­му, из­вест­но­му под име­нем мон­голь­ско­го (та­тар­ско­го) ига. Нов­го­род­ская воль­ни­ца при­чи­ня­ла ве­ли­ко­му кня­зю ве­ли­кие за­бо­ты и от­вле­ка­ла его си­лы на бес­плод­ную внут­рен­нюю борь­бу. По прось­бе нов­го­род­цев он неод­но­крат­но по­сы­лал им в пра­ви­те­ли то сы­на сво­е­го Все­во­ло­да, то шу­ри­на сво­е­го свя­то­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го, вы­нуж­дал­ся ид­ти по­хо­дом на зем­ли Нов­го­род­ские и за­ни­мал сво­и­ми пол­ка­ми Тор­жок: по­ряд­ка в Нов­го­ро­де не уда­лось до­стиг­нуть. Меж­ду тем го­су­дар­ство тер­пе­ло от на­бе­гов во­сточ­ных со­се­дей – кам­ских бол­гар и морд­вы. В боль­шом по­хо­де бол­гар в 1220 го­ду по пред­ло­же­нию ве­ли­ко­го кня­зя при­ня­ли уча­стие брат его Яро­слав, кня­жив­ший в Пе­ре­я­с­лав­ле, пле­мян­ник Ва­силь­ко Кон­стан­ти­но­вич из Ро­сто­ва, Му­ром­ский князь Свя­то­слав Да­ви­до­вич и дру­гие. По­ход был удач­ный, но уто­ми­тель­ный. Чтобы за­кре­пить до­стиг­ну­тые успе­хи, ве­ли­кий князь ос­но­вал (в 1221 г.) при устье Оки кре­пость – го­род Ниж­ний Нов­го­род.

За­ло­жен был го­род на Мор­дов­ской зем­ле, а по­то­му по­сле 1221 го­да долж­ны бы­ли воз­ник­нуть и воз­ник­ли осо­бен­но враж­деб­ные дей­ствия со сто­ро­ны морд­вы. В 1229 го­ду морд­ва при­хо­ди­ла с кня­зем сво­им Пур­га­сом к са­мо­му Ниж­не­му Нов­го­ро­ду и успе­ла сжечь устро­ен­ные здесь Бо­го­ро­диц­кий мо­на­стырь и за­го­род­ную цер­ковь. Про­дол­жа­лась борь­ба и с бол­га­ра­ми. Но глав­ные за­бо­ты ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да вы­зы­ва­лись внут­рен­ней враж­дой кня­зей. Ве­ли­ко­му кня­зю Вла­ди­мир­ско­му при­хо­ди­лось ве­сти вой­ну с Чер­ни­го­вом и вся­че­ски уми­ро­тво­рять бес­по­кой­но­го бра­та Яро­сла­ва. Глав­ным по­во­дом к раз­до­ру был тот же Нов­го­род, где враж­до­ва­ли сто­ро­на Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го и суз­даль­ская. Яро­слав под тем пред­ло­гом, буд­то Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич про­дол­жа­ет под­дер­жи­вать Ми­ха­и­ла в Нов­го­ро­де, воз­бу­дил про­тив ве­ли­ко­го кня­зя его пле­мян­ни­ков Кон­стан­ти­но­ви­чей – Ва­силь­ка, Все­во­ло­да и Вла­ди­ми­ра. В 1229 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич со­би­рал к се­бе во Вла­ди­ми­ре недо­воль­ных род­ствен­ни­ков и успо­ко­ил их. За то ско­ро воз­му­тил­ся Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский и вме­сте с кня­зем Вла­ди­ми­ром Ки­ев­ским дви­нул­ся на во­лын­ских кня­зей Да­ни­и­ла и Ва­силь­ка Ро­ма­но­ви­чей, быв­ших в близ­ком род­стве с ве­ли­ким кня­зем, вы­дав­шим за Ва­силь­ка свою дочь. По­ход в Чер­ни­гов­ские во­ло­сти, хо­тя и не со­про­вож­дав­ший­ся бит­ва­ми и по­бе­да­ми, не уве­ли­чил ни рус­ской во­ен­ной си­лы, ни еди­но­ду­шия кня­зей рус­ских, про­тив ко­то­рых уже сто­ял вбли­зи страш­ный враг – мон­го­лы.

Еще под 1229 го­дом на­ши ле­то­пи­си упо­ми­на­ют, что сак­си­ны и по­лов­цы при­бе­жа­ли с ни­зо­вьев Вол­ги к бол­га­рам, го­ни­мые та­та­ра­ми, при­бе­жа­ли и сто­ро­жа бол­гар­ские, раз­би­тые та­та­ра­ми на ре­ке Яи­ке. В 1236 го­ду 300 тыс. та­тар под на­чаль­ством Ба­тыя во­шли в зем­лю Бол­гар­скую, со­жгли го­род Ве­ли­кие Бол­га­ры, ис­тре­би­ли всех жи­те­лей и опу­сто­ши­ли зем­лю; а в сле­ду­ю­щем го­ду лес­ною сто­ро­ною с во­сто­ка та­та­ры яви­лись и в пре­де­лах Ря­зан­ских. Кня­зья Ря­зан­ские, не до­пус­кая та­тар к го­ро­дам, от­пра­ви­лись к ним на­встре­чу в Во­ро­неж и объ­яви­ли: «Ко­гда ни­ко­го из нас не оста­нет­ся, то­гда все бу­дет ва­ше».

Та­кая ре­ши­мость не спас­ла го­су­дар­ства. Раз­роз­нен­ные уде­лы один за дру­гим бы­ли по­ко­ре­ны вра­гом, не встре­тив­шим объ­еди­нен­но­го от­по­ра всей зем­ли.

Крайне тя­же­ло, ве­ро­ят­но, бы­ло на ду­ше у ве­ли­ко­го кня­зя, по­свя­тив­ше­го всю жизнь свою объ­еди­не­нию и внут­рен­не­му ми­ру и те­перь пе­ред страш­ной опас­но­стью ви­дев­ше­го Рус­скую зем­лю раз­де­лен­ной и обес­си­лен­ной. Ря­зань со­жже­на. При­шла оче­редь и столь­но­му Вла­ди­ми­ру. Опу­сто­шив Ря­зан­скую зем­лю, та­та­ры дви­ну­лись к Ко­ломне. Здесь до­жи­дал­ся их сын ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­лод с бег­лым Ря­зан­ским кня­зем Ро­ма­ном и во­е­во­дой Иере­ми­ей Гле­бо­ви­чем. По­сле креп­кой се­чи ве­ли­ко­кня­же­ское вой­ско по­тер­пе­ло по­ра­же­ние. В чис­ле уби­тых бы­ли князь Ро­ман и во­е­во­да Иере­мия, а Все­во­лод Ге­ор­ги­е­вич успел спа­стись с ма­лой дру­жи­ной бег­ством во Вла­ди­мир. Та­та­ры шли даль­ше; взя­ли Моск­ву, где уби­ли во­е­во­ду Филип­па Нянь­ку, за­хва­ти­ли кня­зя Вла­ди­ми­ра Ге­ор­ги­е­ви­ча и от­пра­ви­лись с ним к Вла­ди­ми­ру. Ве­ли­кий князь оста­вил здесь сво­их сы­но­вей Все­во­ло­да и Мсти­сла­ва с во­е­во­дой Пет­ром Ос­ля­ду­ко­ви­чем, а сам с тре­мя пле­мян­ни­ка­ми Кон­стан­ти­но­ви­ча­ми по­ехал на Вол­гу и стал на ре­ке Си­ти. По­том, оста­вив здесь во­е­во­ду Жи­ро­сла­ва Ми­хай­ло­ви­ча, от­пра­вил­ся по окрест­ным во­ло­стям со­би­рать рат­ных лю­дей, под­жи­дал и бра­тьев Яро­сла­ва и Свя­то­сла­ва. Меж­ду тем та­та­ры быст­ро дви­га­лись впе­ред. Ско­ро к ве­ли­ко­му кня­зю на Си­ти бы­ла при­не­се­на страш­ная весть: его сын князь Вла­ди­мир убит, дру­гой князь – Все­во­лод, по­няв­ши, что си­лой го­ро­да не от­сто­ять, вы­шел к Ба­тыю с да­ра­ми и был так­же умерщ­влен, Мсти­слав с ча­стью жи­те­лей пы­тал­ся укрыть­ся в ста­ром го­ро­де и был убит та­та­ра­ми. Епи­скоп Мит­ро­фан, ве­ли­кая кня­ги­ня с до­че­рью, сно­ха­ми и вну­ча­та­ми, дру­гие кня­ги­ни со мно­же­ством бо­яр и про­стых лю­дей за­пер­лись в Успен­ском со­бо­ре на хо­рах. Та­та­ры от­би­ли две­ри, цер­ковь огра­би­ли, а быв­ших там со­жгли вме­сте с цер­ко­вью. Пе­ред смер­тью мно­гие при­ня­ли ино­че­ский об­раз от епи­ско­па Мит­ро­фа­на. Вы­слу­шав скорб­ную по­весть, ве­ли­кий князь за­пла­кал. «Гос­по­ди, Бо­же мой! – взы­вал он. – Ис­пы­та­ние, То­бою нис­по­слан­ное, тя­же­ло мне! Ты ли­шил ме­ня, как неко­гда Иова, все­го, что у ме­ня бы­ло. Же­на и де­ти мои по­гиб­ли. Взя­ты То­бою и лю­ди, вве­рен­ные То­бою же мо­ей дер­жа­ве. Что же де­лать мне? Со­гре­ши­ли мы пред То­бою, Гос­по­ди, и Ты сми­рил нас: пра­ве­ден Ты, Гос­по­ди, и пра­вы су­ды Твои о нас. Но эта кровь мно­же­ства лю­дей, не по­вин­ных в на­ших гре­хах? Гос­по­ди, Гос­по­ди! Ты при­звал к Се­бе это мно­же­ство но­вых му­че­ни­ков: поч­то же ме­ня еди­но­го со­хра­нил по­срам­лен­ным? Все­ми­ло­сти­ве Гос­по­ди! Не ли­шай и ме­ня, греш­но­го и недо­стой­но­го, Тво­е­го уча­стия в их сла­ве, спо­до­би и ме­ня по­стра­дать со Хри­стом, как они по­стра­да­ли, ра­ди име­ни Тво­е­го свя­то­го, От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха. Но да бу­дет во­ля Твоя свя­тая, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки. Аминь».

Мо­лит­ва укре­пи­ла его, и князь стал спо­кой­но го­то­вить­ся к бит­ве и к смер­ти. Во­е­во­да До­ро­жа с трех­ты­сяч­ным от­ря­дом по­слан был раз­уз­нать о непри­я­те­ле; но он ско­ро воз­вра­тил­ся и до­нес, что та­та­ры уже обо­шли рус­ское вой­ско кру­гом. То­гда князь сел на ко­ня и вме­сте с бра­том Свя­то­сла­вом и тре­мя пле­мян­ни­ка­ми вы­сту­пил про­тив вра­гов. Про­изо­шла страш­ная се­ча, рус­ские пол­ки по­бе­жа­ли, и ве­ли­кий князь был убит. Та­та­ры от­сек­ли ему го­ло­ву. Мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на, он пал как доб­рый во­ин, как му­че­ник за ве­ру и Русь Пра­во­слав­ную.

Как бу­ря, про­нес­лось вра­же­ское вой­ско, оста­вив за со­бою по­ле, по­кры­тое тру­па­ми. Недол­го спу­стя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл. Путь его ле­жал неда­ле­ко от Си­ти. Ар­хи­пас­тырь за­шел сю­да, чтобы воз­не­сти свои мо­лит­вы к Бо­гу об упо­ко­е­нии душ за ве­ру и оте­че­ство пав­ших во­и­нов. Сре­ди мно­же­ства мерт­вых тел свя­ти­тель узнал по ве­ли­ко­кня­же­ско­му оде­я­нию те­ло ве­ли­ко­го кня­зя Ге­ор­гия, но ту­ло­ви­ще его ле­жа­ло без го­ло­вы. С бла­го­го­ве­ни­ем взял он те­ло кня­зя, при­нес его в Ро­стов и здесь при ве­ли­ком пла­че на­ро­да, от­пев обыч­ные по­гре­баль­ные пе­ния, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном Бо­го­ро­дич­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и гла­ва кня­зя-стра­даль­ца, при­не­се­на и при­ло­же­на к те­лу. Но­вый ве­ли­кий князь, брат по­чив­ше­го, Яро­слав Все­во­ло­до­вич, устро­ив­шись во Вла­ди­ми­ре, очи­стив от тру­пов и воз­об­но­вив церк­ви, в 1239 го­ду по­слал в Ро­стов за те­лом бла­го­вер­но­го Ге­ор­гия. Чест­ные остан­ки ве­ли­ко­го стра­даль­ца воз­ле Вла­ди­ми­ра встре­тил мит­ро­по­лит Ки­рилл II со всем ду­хо­вен­ством, ве­ли­кий князь Яро­слав с бра­том Свя­то­сла­вом и детьми, со все­ми бо­яра­ми и все­ми жи­те­ля­ми Вла­ди­ми­ра от ма­ла до ве­ли­ка. При ви­де гро­ба раз­дал­ся об­щий плач и ры­да­ния, за­глу­шав­шие цер­ков­ное пе­ние. Гроб был по­ло­жен в со­бо­ре Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где ле­жал и Все­во­лод, отец кня­зя Ге­ор­гия. Див­ный во свя­тых Сво­их Гос­подь бла­го­во­лил уте­шить серд­ца рус­ско­го на­ро­да, явив в бла­го­вер­ном кня­зе Ге­ор­гии Сво­е­го угод­ни­ка. Все быв­шие при пе­ре­не­се­нии те­ла уви­де­ли пре­слав­ное чу­до: гла­ва свя­то­го Ге­ор­гия, от­се­чен­ная та­тар­ским ме­чом, при­рос­ла в гро­бе к те­лу, так что не вид­но бы­ло на те­ле и сле­да от­се­че­ния ее, но все со­ста­вы бы­ли це­лы и нераз­луч­ны. Ка­мен­ный гроб, в ко­то­ром бы­ли по­ло­же­ны мо­щи свя­то­го Ге­ор­гия, уста­нов­лен в воз­гла­вии гроб­ниц с те­ла­ми его сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра. В этом гро­бе те­ло пре­бы­ва­ло до 1645 го­да, ко­гда об­ре­те­но бы­ло нетлен­ным и пе­ре­ло­же­но в среб­ро­по­зла­щен­ную гроб­ни­цу, устро­ен­ную пат­ри­ар­хом Иоси­фом, пи­тав­шим осо­бен­ное ува­же­ние к это­му свя­то­му.

Тропарь, кондак и канон благоверному князю Юрию Всеволодовичу

Тропарь, глас 8-й:

На высоте великого княжения седя, явися, благочестием и верою сияя отечеству своему, яко солнце, по Святей Троице ревностию разжегся и за веру крепко пострадав, кровь свою пролия. Тем и отсеченая ти глава за Христа свидетельствует яве о тебе, прилепшая по смерти к телеси твоему, с неюже и до днесь нетленны пребывают мощи твоя, от нихже источаеши исцеления душам и телом нашим. Но яко дерзновение имея ко Христу, страстотерпче Георгие, непрестанно моли державу твою и сродник твоих безвредну сохранити молитвами твоими.

Кондак, глас 8-й:

Христове смерти подобаяся и Того испити чашу возжелев, яко Живота, за Негоже мужески подвизався, презрев земное царство, от безбожных варвар пострадав до смерти, Георгие Богомудре. Тем моли спастися христолюбивому царю нашему молитвами твоими.

Библиотека Русской веры
Канон святому благоверному князю Георгию →

Читать онлайн

Святой благоверный князь Георгий Владимирский. Иконы

Святой благоверный князь Георгий Владимирский. Икона. Русь. Около 1645 г. ГТГ. МоскваСв. благоверный князь Георгий Владимирский. Фреска. Архангельский собор Московского Кремля. XVII в.Вседержитель с припадающими свв. князьями Александром Невским и Георгием Владимирским. Икона. Русь. Середина XVII века (около 1649-1654 гг.). Из Успенской (Богородицкой) церкви во ВладимиреСвятой Георгий Владимирский. Шитьё. Русь. XVII в.Святой Георгий Владимирский. Икона. Россия. XIX в.Святой благоверный князь Георгий Владимирский

Святой великомученик Георгий Победоносец, родом из Каппадокии (область в Малой Азии), вырос в глубоко верующей христианской семье. Его отец принял мученическую кончину за Христа, когда Георгий был еще в детском возрасте. Мать, владевшая имениями в Палестине, переселилась с сыном на родину и воспитала его в строгом благочестии. Поступив на службу в римское войско, святой Георгий, красивый, мужественный и храбрый в сражениях, был замечен императором Диоклитианом (284—305) и принят в его стражу со званием комита — одного из старших военачальников. Император-язычник, много сделавший для возрождения римского могущества и ясно понимавший, какую опасность представляет для языческой цивилизации торжество Распятого Спасителя, в последние годы правления особенно усилил гонения на христиан. На совете сената в Никомидии Диоклитиан предоставил всем правителям полную свободу в расправе над христианами и обещал свою всемерную помощь.

Святой Георгий, узнав о решении императора, раздал нищим свое наследство, отпустил на волю рабов и явился в Сенат. Мужественный воин Христов открыто выступил против императорского замысла, исповедал себя христианином и призвал всех признать истинную веру во Христа: «Я раб Христа, Бога моего, и, уповая на Него, предстал среди вас по своей воле, чтобы свидетельствовать об Истине». «Что есть Истина?» — повторил вопрос Пилата один из сановников. «Истина есть Сам Христос, гонимый вами»,— отвечал святой. Ошеломленный дерзновенной речью доблестного воина, император, который любил и возвышал Георгия, попытался уговорить его не губить своей молодости, славы и чести, но принести, по обычаю римлян, жертву богам. На это последовал решительный ответ исповедника: «Ничто в этой непостоянной жизни не ослабит моего желания служить Богу». Тогда, по приказу разгневанного императора, оруженосцы стали копьями выталкивать святого Георгия из зала собрания, чтобы увести в темницу. Но сама смертоносная сталь становилась мягкой и гнулась, как только копья касались тела святого, и не причиняла ему боли. В темнице мученику забили ноги в колодки и придавили грудь тяжелым камнем. На другой день на допросе, обессиленный, но твердый духом, святой Георгий вновь отвечал императору: «Скорее ты изнеможешь, мучая меня, нежели я, мучимый тобою».

Тогда Диоклитиан повелел подвергнуть Георгия самым изощренным пыткам. Великомученика привязали к колесу, под которым были устроены доски с железными остриями. При вращении колеса острые лезвия резали обнаженное тело святого. Сначала страдалец громко призывал Господа, но вскоре затих, не испуская ни единого стона. Диоклитиан решил, что истязаемый уже умер, и, распорядившись снять истерзанное тело с колеса, отправился в капище вознести благодарственную жертву. В этот момент вокруг потемнело, грянул гром, и был слышен глас: «Не бойся, Георгий, Я с тобою». Затем воссиял дивный свет и у колеса появился Ангел Господень в образе светоносного юноши. И едва возложил он руку на мученика, сказав ему: «Радуйся!» —как святой Георгий восстал исцеленным.

Когда воины отвели его в капище, где был император, последний не верил глазам своим и думал, что пред ним другой человек или призрак. В недоумении и ужасе всматривались язычники в святого Георгия и убеждались в том, что действительно произошло чудо. Многие тогда уверовали в Животворящего Бога христиан. Два знатных сановника, святые Анатолий и Протолеон, тайные христиане, тотчас открыто исповедали Христа. Их тут же, без суда, по приказу императора, усекли мечом. Познала истину и царица Александра, супруга Диоклитиана, находившаяся в капище. Она тоже порывалась прославить Христа, но ее удержал один из слуг императора и увел во дворец. Император еще более ожесточился. Не теряя надежды сломить святого Георгия, он предавал его на новые страшные пытки. Сбросив в глубокий ров, святого мученика засыпали негашеной известью.

Через три дня его откопали, но нашли его радостным и невредимым. Святого обули в железные сапоги с раскаленными гвоздями и с побоями погнали до темницы. Утром же, когда его привели на допрос, бодрого, со здоровыми ногами, он сказал императору, что ему понравились сапоги. Его били воловьими жилами так, что тело и кровь смешались с землей, но мужественный страдалец, подкрепляемый силой Божией, оставался непреклонным. Решив, что волшебство помогает святому, император призвал волхва Афанасия, чтобы тот сумел лишить святого чудодейственной силы, или отравил его. Волхв преподнес святому Георгию две чаши со снадобьями, одно из которых должно было сделать его покорным, а другое — умертвить. Но и зелья не действовали — святой по-прежнему обличал языческие суеверия и славил Истинного Бога. На вопрос императора, какая же сила помогает мученику, святой Георгий отвечал: «Не думай, что не вредят мне муки благодаря человеческому усилию,— я спасаюсь только призыванием Христа и Его силою. Верующий в Него ни во что вменяет мучения и способен сотворить дела, которые сотворил Христос». Диоклитиан спросил, каковы же дела Христовы.— «Слепых просвещать, прокаженных очищать, подавать хромым хождение, глухим — слух, изгонять бесов, воскрешать умерших». Зная, что еще никогда ни волхвование, ни ведомые ему боги не могли воскресить мертвого, император, чтобы посрамить упование святого, велел ему на его глазах воскресить умершего. На это святой сказал: «Ты искушаешь меня, но ради .спасения народа, который увидит дело Христово, Бог мой сотворит это знамение».

И когда святого Георгия подвели к гробнице, он воззвал: «Господи! Покажи предстоящим, что Ты Бог Единый по всей земле, да познают Тебя, Всесильного Господа». И потряслась земля, гробница отверзлась, мертвец ожил и вышел из нее. Воочию увидев явление всемогущей силы Христовой, народ рыдал и прославлял Истинного Бога. Волхв Афанасий, припав к ногам святого Георгия, исповедал Христа Всесильным Богом и просил прощения за грехи, совершенные в неведении. Однако закоснелый в нечестии император не вразумился: он в ярости приказал обезглавить уверовавшего Афанасия, а также воскрешенного человека, а святого Георгия опять заточил в темницу. Люди, обремененные недугами, разными способами стали проникать в темницу и там получали от святого исцеление и помощь. Обратился к нему в скорби и некий земледелец Гликерий, у которого пал вол. Святой с улыбкой утешил его и заверил, что Бог возвратит вола к жизни. Увидев дома ожившего вола, земледелец по всему городу стал прославлять Бога христианского. По приказу императора святой Гликерий был схвачен и обезглавлен. Подвиги и чудеса великомученика Георгия умножали число христиан, поэтому Диоклитиан решил сделать последнюю попытку заставить святого принести жертвы идолам. Начали готовить судилище при капище Аполлона.

В последнюю ночь святой мученик усердно молился, а когда задремал, увидел Самого Господа, Который поднял его Своей рукой, обнял и поцеловал. Спаситель возложил на главу великомученика венец и сказал: «Не бойся, но дерзай и сподобишься царствовать со Мною». Наутро в судилище император предложил святому Георгию новое испытание — он предлагал ему стать своим соправителем. Святой мученик с мнимой готовностью ответил, что императору с самого начала следовало не мучить его, а оказать подобную милость, и при этом выразил желание немедленно идти в капище Аполлона. Диоклитиан решил, что мученик принимает его предложение, и последовал с ним в капище в сопровождении свиты и народа. Все ждали, что святой Георгий принесет жертву богам. Он же, подойдя к истукану, сотворил крестное знамение и обратился к нему как к живому: «Ты ли хочешь принять от меня жертву как Бог?» Бес, обитавший в идоле, закричал: «Я не Бог и никто из подобных мне не Бог. Един Бог только Тот, которого ты проповедуешь. Мы из служащих Ему Ангелов сделались отступниками и, одержимые завистью, прельщаем людей». «Как же дерзаете вы быть здесь, когда сюда пришел я, служитель Истинного Бога?»—спросил святой. Послышался шум и плач, идолы пали и сокрушились. Поднялось всеобщее смятение.

На святого мученика в неистовстве накинулись жрецы и многие из толпы, связали его, стали бить и требовать немедленной казни. На шум и крики поспешила святая царица Александра. Пробираясь через толпу, она кричала: «Бог Георгиев, помоги мне, так как Ты Един Всесилен». У ног великомученика святая царица славила Христа, уничижая идолов и поклонявшихся им. Диоклитиан в исступлении немедленно вынес смертный приговор великомученику Георгию и святой царице Александре, которая без сопротивления последовала за святым Георгием на казнь. По дороге она изнемогла и без чувств прислонилась к стене. Все решили, что царица скончалась. Святой Георгий возблагодарил Бога и молился, чтобы и его путь окончился достойно. На месте казни святой в горячей молитве просил Господа, чтобы Он простил мучителей, не ведавших, что творят, и привел их к познанию Истины. Спокойно и мужественно святой великомученик Георгий преклонил свою главу под меч. Это было 23 апреля 303 года. В растерянности взирали на своего Победителя палачи и судьи. В кровавой агонии и бессмысленных метаниях бесславно кончалась эра язычества. Прошло всего десять лет — и святой равноапостольный Константин, один из преемников Диоклитиана на римском престоле, прикажет начертать на знаменах Крест и завет, запечатленный кровью Великомученика и Победоносца Георгия и тысяч неведомых мучеников: «Сим победиши». Из многих чудес, совершенных святым великомучеником Георгием, наиболее известное запечатлено в иконографии. На родине святого, в городе Бейруте, было много идолопоклонников. Около города, близ Ливанских гор, находилось большое озеро, в котором жил громадный змей. Выходя из озера, он пожирал людей, и жители ничего не могли поделать, так как от одного его дыхания заражался воздух. По научению бесов, живших в идолах, царь принял такое решение: каждый день жители должны были по жребию отдавать в пищу змею своих детей, и, когда очередь дойдет до него, он обещал отдать свою единственную дочь. Прошло время, и царь, нарядив ее в лучшие одежды, отправил к озеру. Горько плакала девушка, ожидая смертного часа. Неожиданно к ней подъехал на коне великомученик Георгий с копьем в руке. Девушка упрашивала его не оставаться с ней, чтобы не погибнуть. Но святой, увидев змея, осенил себя крестным знамением и со словами «во Имя Отца и Сына и Святого Духа» устремился на него. Великомученик Георгий пронзил гортань змея копьем и попрал его конем. Затем он велел девушке связать змея своим поясом и, как пса, вести в город.

Жители в страхе разбегались, но святой остановил их словами: «Не бойтесь, но уповайте на Господа Иисуса Христа и веруйте в Него, ибо это Он послал меня к вам, чтобы спасти вас». Затем святой убил змея мечом, а жители сожгли его за городом. Двадцать пять тысяч человек, не считая женщин и детей, крестились тогда, и была построена церковь во имя Пресвятой Богородицы и великомученика Георгия. Святой Георгий мог стать талантливым полководцем и удивить мир воинскими подвигами. Он скончался, когда ему не было и 30-ти лет. Спеша соединиться с воинством Небесным, он вошел в историю Церкви как Победоносец.

С этим именем прославился он с самого начала христианства и на Святой Руси. Святой Георгий Победоносец был ангелом и покровителем нескольких великих строителей русской государственности и русской военной мощи. Сын святого равноапостольного Владимира, Ярослав Мудрый, во святом Крещении Георгий (+1054), много способствовал почитанию святого в Русской Церкви. Он построил город Юрьев, основал Юрьевский монастырь в Новгороде, воздвиг храм святого Георгия Победоносца в Киеве. День освящения киевского Георгиевского храма, совершенного 26 ноября 1051 года Иларионом, митрополитом Киевским, вошел в литургическую сокровищницу Церкви как особый церковный праздник, Юрьев день, любимый русским народом «осенний Георгий». Имя святого Георгия носил основатель Москвы Юрий Долгорукий (+1157), создатель многих Георгиевских храмов, строитель города Юрьева-Польского. В 1238 году героическую борьбу русского народа с монгольскими ордами возглавил великий князь Владимирский Юрий (Георгий) Всеволодович (+1238; память 4 февраля), сложивший голову в битве на Сити. Память о нем, как о Егории Храбром, защитнике родной земли, отразилась в русских духовных стихах и былинах. Первым великим князем Московским, в период, когда Москва становилась центром собирания земли Русской, был Юрий Данилович (+1325) — сын святого Даниила Московского, внук святого Александра Невского. С того времени святой Георгий Победоносец — всадник, поражающий змия — стал гербом Москвы и эмблемой Русского государства. И это еще глубже укрепило связи христианских народов России с единоверной Иверией (Грузией— страной Георгия).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *