Забрать ребенка

В России много историй о том, как органы опеки забирают детей. Иногда причины кажутся сомнительными: неубранная квартира или отсутствие документов у ребёнка, вышедшего на прогулку с бабушкой, вряд ли должны быть поводом немедленно изымать его из семьи. Разбираемся, в каких случаях к вам может прийти опека и что с этим делать.

Почему у меня могут забрать ребёнка?

Если есть «непосредственная угроза» его жизни и здоровью. Определение «непосредственной угрозы» при этом остаётся на усмотрение органов опеки.

Основанием в таком случае будет статья 77 Семейного кодекса — она позволяет изъять ребёнка из семьи немедленно (например, из школы или с детской площадки — такие случаи были). Сообщить о нарушении прав ребёнка может любой человек (в том числе и сам ребёнок), а дошкольные и общеобразовательные заведения имеют право подать иск об ограничении родительских прав.

Для этого у органов опеки обязательно должен быть акт от имени исполнительной власти или главы муниципалитета.

Юлия Савиновских из Екатеринбурга сделала операцию по удалению груди — по её словам, после кормления грудь увеличилась и доставляла ей неудобства. Органы опеки заподозрили, что она хочет сменить пол — и забрали из её семьи двоих приёмных детей на основании 77 статьи Семейного кодекса. Опека вменила ей беспорядок в квартире, но не предоставила акт для изъятия, хотя это прямое нарушение норм закона. Савиновских с родными детьми уехала из России и пожаловалась в ЕСПЧ.

Если угрозы жизни нет, опека не вправе забрать ребёнка без акта — в таком случае она может только зайти, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке: оценить жилищные условия, посмотреть фото или собрать свидетельства соседей.

Куда заберут ребёнка?

В детдом или школу-интернат.

Органы опеки должны обеспечить временное устройство ребёнка, а затем незамедлительно уведомить прокурора и обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав.

Меня лишат родительских прав?

Это решит суд.

Лишить родительских прав могут если родители:

— не выполняют свои обязанности (не заботятся о здоровье, развитии и обучении ребенка);

— злостно уклоняются от уплаты алиментов;

— отказываются забрать ребёнка из роддома или другого места, где он находится временно;

— злоупотребляют своими правами (препятствуют обучению, склоняют ребёнка к попрошайничеству, проституции, употреблению спиртных напитков);

— жестоко обращаются с ребёнком;

— больны хроническим алкоголизмом или наркоманией;

— совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей или другого члена семьи.

Доказательствами для суда могут служить фото, видео, письма, свидетельские показания, а также — заявление об отказе забрать ребёнка из роддома, справка о неуплате алиментов или медицинское заключение, если родитель, например, болен хроническим алкоголизмом.

Лишение родительских прав — крайняя мера для тех случаев, когда защитить интересы ребёнка другими способами невозможно. Если в семье возникли обстоятельства, не зависящие от родителей, но опасные для ребёнка (например, психическое расстройство или тяжёлое заболевание), то суд может не лишить прав, а ограничить в них.

У Олеси Уткиной из Петербурга забрали детей после того, как она не открыла дверь врачу, приехавшему по вызову. Уткина — мать-одиночка с инвалидностью — у неё нарушение слуха. Когда у неё заболел ребёнок, она вызвала педиатра, но из-за сломанного слухового аппарата не услышала звонок в дверь, а врач пожаловалась в опеку. Обоих детей забрали на основании статьи 77. На суде Уткиной вынесли предупреждение, но не лишили родительских прав. Её дети временно будут жить с бабушкой.

Каждый год в России довольно много детей лишаются родителей по суду: по данным Росстата, в 2015 году их было 40 025, в 2016 — 41 302, в 2017 — 37 966.

После суда ребёнка передадут либо второму родителю (если прав лишён только один), либо опекуну, либо его устройством займутся сами органы опеки. Ребёнка, переданного в детдом, могут усыновить — но не раньше чем через шесть месяцев со дня лишения прав его биологических родителей.

Что нужно, чтобы забрать ребенка у матери

Для того, чтобы законно забрать ребенка у бывшей жены, родителю потребуется обратиться в суд и составить исковое заявление. В нем необходимо указать:

  • требование определить место проживания несовершеннолетнего с отцом;
  • аргументы, на которые опирается родитель;
  • доказательства своей позиции.

В зависимости от того, на чем основано требование бывшего мужа, к иску можно приложить дополнительные документы. Если отец опирается на собственные возможности по воспитанию ребенка, он может предоставить суду:

  • справки о доходах;
  • характеристики с места работы и места жительства;
  • заключение экспертизы о жилищных условиях;
  • свидетельские показания, доказывающие, что отец принимает активное участие в жизни детей и занимается их воспитанием.

Если же требования основаны на неисполнении бывшей женой материнских обязанностей, аргументами для суда могут стать:

  • медицинские справки, свидетельствующие о пагубных зависимостях бывшей супруги или ее хронических заболеваниях;
  • характеристики с места жительства и мест работы, доказывающие склонность матери к асоциальному поведению (если она пьет, не адекватна и др.);
  • информация о неисполнении бывшей женой родительских обязанностей (например, если она не живет с ребенком, не участвует в его жизни и иное).

К заседанию будут привлечены специалисты: психологи и социальные работники. Именно они до основных слушаний могут провести с ребенком беседу и выяснить его эмоциональное состояние и степень привязанности к каждому из родителей. Однако также они во время разговора с ребенком могут исключить влияние бывших мужа и жены на его мнение.

  • Ответьте на несколько простых вопросов и получите подборку материалов сайта по своему случаю ↙

1 Ваш пол Выберите свой пол. Женщина Мужчина Ваш прогресс ответов

«Забрать ребенка просто, вернуть — очень сложно»

В последнее время в СМИ и социальных сетях появляется огромное количество сообщений об изъятии родных и приемных детей.

Причины изъятия очень разные: предполагаемое насилие в семье, бедность, нетрадиционная сексуальная ориентация, алкогольная или наркотическая зависимость и даже участие родителей в акциях протеста (хотя в последнем случае дело решилось в пользу родителей).

С 2015 года существует такая форма устройства ребенка в интернат, как трехстороннее соглашение.

Когда родители сталкиваются с бытовыми, финансовыми и другими трудностями, органы опеки предлагают им на время отдать ребенка в детский дом, пока они не решат проблемы.

Ничего страшного, убеждают родителей сотрудники опеки, в детском доме есть необходимые условия, игрушки, школа. А вы пока найдете работу, наладите быт, сделаете ремонт в доме.

Казалось бы, государство действительно пытается позаботиться о благополучии и безопасности ребенка.

Однако правозащитники и работники благотворительных фондов утверждают, что на практике многие дети получают психологическую травму, когда из привычных семейных условий попадают в интернаты.

Помимо травмы от разлуки с родителями, в учреждениях дети могут столкнуться с сексуальным, физическим и психологическим насилием.

У родителей опускаются руки из-за чувства вины от того, что их дети не с ними. Некоторые родители понимают, что никогда не смогут обеспечить ребенка такими же бытовыми условиями, как в детских домах.

«Среди родителей, у которых отобрали ребенка, смертность в ближайший год просто взлетает. Потому что единицы могут в ответ на это мобилизоваться, прорваться и вернуть ребенка, — рассказывает психолог Людмила Петрановская, которая более 20 лет занимается темой сиротства, — забрать ребенка очень просто, вернуть его очень сложно».

«Получается, что если с этой семьей не работают, она ухудшает свое состояние, и возвращать ребенка просто некуда», — объясняет Алина Киприч, сотрудница благотворительного фонда «Дети наши».

Алина — социальный педагог, она ведет уникальный проект фонда по профилактике социального сиротства в Смоленской области под названием «Не разлей вода».

Image caption Практически каждый день Алина ездит по деревням Смоленской области и пытается помочь семьям в беде

Благотворительный фонд заключил договор с местной опекой. Теперь в этом районе прежде чем изъять детей из неблагополучных семей, органы опеки просят фонд попробовать помочь родителям справиться с кризисной ситуацией.

«Опека — это не тот орган, который направлен на помощь априори. Их задача — обеспечить безопасность ребенка, — рассказала Алина, — то есть даже если бы они очень хотели, дело в том, что у них нет таких ресурсов».

Алина согласилась познакомить меня с семьями в Смоленской области, в которых дети могут попасть в интернат из-за материальных трудностей родителей.

Исходя из своего опыта

Президент благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» и эксперт Фонда поддержки детей в трудной жизненной ситуации Елена Альшанская считает, что перегибы на местах случаются из-за того, что в законодательстве не раскрыто понятие «угроза жизни и здоровью», которое фигурирует в 77-й статье Семейного кодекса «Отобрание ребёнка при непосредственной угрозе жизни ребёнка или его здоровью».

«Не существует конкретных критериев, всё происходит на усмотрение человека, который приходит в семью. При этом нет специалистов в данной сфере, которые проходили бы обучение и понимали, что такое оценка рисков и угрозы», — отмечает Альшанская.

По словам эксперта, на данный момент детей забирают из семей только на основании странных актов оценки бытовых условий.

«Ребёнку угрожают не условия, а поведение родителей. В этом плане у нас законодательство вообще слепое. Основные претензии у нас связаны с тараканами в квартире и прочими бытовыми проблемами, которые не говорят о жестоком обращении. Дети оказываются совершенно незащищёнными в случае, если они проживают в хороших условиях, а дети, проживающие в плохих, — под риском изъятия из семьи», — считает Альшанская.

Глава Социального центра Святителя Тихона, специалист по социальному сиротству и помощи людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, Александр Гезалов особо подчёркивает, что сейчас органы опеки реагируют только на жалобы и не обладают рычагами и возможностями для выявления социального неблагополучия в семьях на ранних стадиях и предотвращения изъятия детей.

Также по теме«Семья на учёте не состояла»: СК выясняет обстоятельства смерти ребёнка-инвалида в заваленной мусором квартире В Москве семилетний мальчик-инвалид умер в квартире, полностью заваленной мусором, из-за остановки сердца. Ребёнок страдал несколькими…

«Неблагополучные семьи выявляются по сигналу сотрудников поликлиники, школы или соседей. После этого сотрудники приходят в семью для измерения социального благополучия. Как можно его замерить? А если нет сигнала?» — рассуждает эксперт.

20 февраля стало известно о трагической гибели девочки в Кирове. 21-летняя мать Мария Плёнкина сознательно оставила ребёнка одного на несколько дней без еды и воды. Обнаружила Кристину её бабушка, которая пришла поздравить внучку с днём рождения. Девочке должно было исполниться три года.

Против матери было возбуждено уголовное дело, однако уже сейчас известно, что семья не состояла на учёте в органах опеки и считалась благополучной.

На прошлой неделе Следственный комитет России сообщил о возбуждении уголовного дела в отношении москвички, которая бросила свою пятилетнюю дочь в квартире на Ленинградском шоссе. Девочка прожила почти неделю без еды и воды в помещении, заваленном хламом. Семья также не состояла на учёте.

  • © Кадр: видео СК РФ / vk.com

Комментарии государственных ведомств

Поскольку в России нет единого ведомства, которое отвечает за детскую правозащиту, Би-би-си попросила об интервью или письменном комментарии на тему социального сиротства у уполномоченного по правам ребенка Анны Кузнецовой и трех министерств (просвещения, труда и социальной защиты, а также сельского хозяйства).

Все отказались от интервью, но министерство просвещения и министерство труда прислали письменные ответы.

Image caption Министр труда сообщил, что около 80% семей, которые находятся за чертой бедности, это семьи с детьми

Минтруда ответило, что создание рабочих мест к полномочиям министерства не относится, однако снижение уровня бедности — одна из приоритетных задач правительства России. Социальная поддержка населению, в том числе малоимущим гражданам, находится в ведении регионов. В то же время поддержка семей осуществляется и на федеральном уровне.

«С 2018 года малоимущим семьям предоставляются ежемесячные выплаты в связи с рождением (усыновлением) первого и второго ребенка за счет средств материнского капитала. В 2019 году средний размер выплаты составляет 11,2 тыс. рублей. Срок осуществления выплат — до достижения ребенком возраста 1,5 лет. С 2020 года данные выплаты смогут получать больше семей поскольку изменен критерий нуждаемости. С 1 января 2020 года увеличен срок осуществления данных выплат — с 1,5 до 3 лет», — объяснила пресс-служба минтруда.

Министерство просвещения, которое занимается вопросами опеки и попечительства, заверило Би-би-си, что российское законодательство гарантирует право каждого ребенка воспитываться в семье.

Согласно минпросвещения, в каждом субъекте российской федерации организована работа по сопровождению семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, действует разветвленная сеть центров помощи семье и детям, насчитывающая свыше 3,8 тысяч организаций.

Данные центры предоставляют бесплатное комплексное медицинское, психологическое, педагогическое, юридическое сопровождение и социальную помощь.

«Только в том случае, когда иные формы работы с семьей не дали должного результата, встает вопрос о временном помещении ребенка по желанию родителей на полное государственное обеспечение», — разъяснила пресс-служба Министерства просвещения.

Русская служба Би-би-си попыталась узнать, есть ли один из таких центров в Смоленской области, где живет Надежда, однако нам так и не ответили.

Пресс-служба министерства сельского хозяйства сообщила, что ответ на запрос Би-би-си почти готов и скоро будет отправлен, однако за два месяца мы так и не дождались заявления от ведомства.

Мы также направили свои вопросы о деле Алексея и Татьяны, которых ограничили в опеке, министру социальной защиты Республики Карелия Ольге Соколовой, в ведении которой находятся местные органы опеки. Несмотря на то, что запрос был направлен в июле, ответа мы так и не дождались.

«Прокуратура не уполномочена предавать гласности данные о ходе предварительного следствия», — ответила на наш запрос об информации по делу Татьяны прокуратура Республики Карелия.

Людмила Петрановская считает, что сокращение количества доступных социальных услуг в сельской местности, например, детских садов, школ, больниц и реабилитационных центров — одна из других глубинных причин социального сиротства.

Людмила и ее коллеги часто сталкиваются с ситуациями, когда родители, живущие в отдаленных районах, где нет школ или медицинских услуг для ребенка с инвалидностью, вынуждены отдавать детей в интернат, чтобы они смогли получить образование или необходимую реабилитационную помощь.

«Сиротский закон»

Минпросвещения разрабатывает законопроект, предлагающий ужесточить требования к кандидатам в приемные родители.

Этот законопроект, который в народе прозвали «сиротским законом», вызвал негативную реакцию со стороны многих специалистов и общественности.

Чтобы избежать возвратов детей в интернаты, ведомство предлагает ввести обязательное психологическое обследование потенциальных приемных родителей.

Также предлагается ввести ограничения на свободу передвижения семей с приемными детьми: переезд в другой регион будет возможен только с разрешения органов опеки. Детей в семью можно будет принять только при наличии достаточного количества квадратных метров в квартире.

Минпросвещения предлагает ввести дополнительное сопровождение приемных семей педагогом-психологом. По расчету адвоката Антона Жарова, который участвовал в обсуждении законопроекта, социальный работник сможет приходить к семьям в любое время суток и должен будет провести с семьей не менее пяти часов в месяц.

Image caption Согласно новому законопроекту, приемные семьи будут вынуждены каждый месяц проводить почти полный рабочий день в компании педагога-психолога

По подсчетам адвоката, на дополнительные расходы, связанные с психологическим тестированием и сопровождением семей, предлагается тратить 8 млрд рублей в год.

Критики законопроекта считают, что «сиротский закон» приведет к уменьшению количества приемных родителей и росту числа детей в учреждениях.

«Это разрушит всю систему усыновления и опекунства», — считает Антон Жаров.

На вопросы Би-би-си по поводу законопроекта минпросвещения не ответило.

Если бы существовал эффективный психологический тест, с помощью которого можно было определить, будет ли человек хорошим приемным родителем для конкретного ребенка или нет, говорит психолог Людмила Петрановская, этим тестом пользовались бы все социальные службы мира.

К сожалению, несмотря на многочисленные попытки исследователей, такое тестирование еще не изобрели.

Все остальные возможные психические отклонения должны выявляться во время прохождения кандидатами в приемные родители обязательных медицинских проверок.

Людмила Петрановская говорит, что вся система детской правозащиты в России нуждается в кардинальных реформах, которые бы основывались на интересах ребенка, на его праве на семейную жизнь, а не на принципе «лишь бы не было проблем».

Система детских домов, по ее мнению, требует срочных перемен.

«Это огромная система обмана, дорогостоящий самообман общества. Когда за большие деньги налогоплательщиков детям наносится вред, — рассказала Людмила Петрановская. — Поэтому государственные дети — это дети, которым не очень хорошо. Это всегда дети, которым реально не помогли».

Старая мера

Заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина считает, что действующая схема защиты детей устарела.

«Ребёнка из привычной среды без согласия забирают якобы для спасения. При угрозе жизни и здоровью необходимо в первую очередь помочь, а уже потом принимать экстренные меры, если они необходимы. Но зачастую они и не требуются. Эта мера использовалась как политический инструмент и является сомнительным способом защиты», — считает Мизулина.

Как рассказала RT сенатор, механизм изъятия детей из семьи был введён большевиками в 1926 году как способ разрушения буржуазной семьи, если родители неправильно готовили ребёнка к социальной деятельности.

«Семейный кодекс — единственный, который не подвергался системным изменениям с 1995 года. Поскольку Россия сейчас идёт по пути стратегии сбережения, то необходимо новое, современное законодательство. Семьи нуждаются в помощи, а не в наказании», — считает Мизулина.

По мнению сенатора, в изменённом кодексе, например, должно быть прописано приоритетное право родственников на усыновление, чего в данный момент нет.

«Сейчас создана сеть инфраструктуры с социальными центрами реабилитации, которая постоянно поддерживает максимальную наполняемость таких учреждений. Несмотря на это, количество изымаемых детей с каждым годом сокращается. Органы опеки стали действовать аккуратнее, но система всё равно даёт сбои», — констатирует Мизулина.

Слова собеседницы RT о сокращении изъятий подтверждаются статистикой. Так, по данным Росстата, в 2012 году были лишены родительских прав более 52 тыс. родителей. В 2017 году их число сократилось до 37,9 тыс. А вот количество родителей, которых ограничили в правах, возросло с 8,8 тыс. в 2012-м до 9,6 тыс. в 2017-м.

По официальной статистике Министерства просвещения РФ, в 2018 году органы опеки выявили 47 242 ребёнка, оставшихся без попечения родителей (сироты, а также дети из неблагополучных семей и те, чьи родители находятся в тюрьме или были признаны недееспособными по болезни), а в 2017-м — 50 201. Информация о том, сколько из них были в итоге изъяты, сколько возвращены назад родителям, а сколько переданы в приёмные семьи и детские дома, не раскрывается.

RT обращался в Министерство просвещения за официальной статистикой по изъятиям детей из семей, однако в течение двух недель ведомство такие данные не предоставило.

Как вернуть родительские права?

Обратиться в суд — он установит, изменилось ли поведение родителей, их образ жизни или отношение к воспитанию ребёнка.

Для того, чтобы вернуть родительские права, нужно:

— Собрать доказательства (например, справки, если родитель вылечился от алкоголизма).

— Представить положительные характеристики с мест работы, учёбы, жительства.

— Привести свидетелей, которые подтвердят, что образ жизни родителя изменился.

Восстановление в родительских правах в отношении ребёнка, достигшего 10 лет, возможно только с его согласия — в этом случае суд обязан учитывать его мнение.

Родительские права невозможно будет восстановить, если ребёнок усыновлён и усыновление не отменено.

Что делать, если ко мне пришла опека?

Проверьте документы — можно позвонить в опеку и убедиться, что эти сотрудники там работают. Вы имеете право вообще не открывать дверь, но в крайнем случае вместе с опекой может прийти полиция.

Уточните, от кого поступила жалоба на вас — если она не анонимная, органы опеки обязаны это сообщить).

Не подписывайте никакие заявления о временном размещении ребёнка в приюте или детском доме даже если на вас давят или угрожают лишением прав.

Фиксируйте визит опеки на аудио и видео.

Если сотрудники опеки ведут себя подозрительно, сразу обращайтесь за юридической поддержкой: вернуть ребёнка будет намного сложнее, чем предотвратить действия опеки.

Текст: Татьяна Торочешникова, юрист: Анастасия Бочерёнок

Правообладатель иллюстрации Семейный архив Image caption Алексей с приемной дочкой

Просыпаясь по утрам, Алексей первым делом замечает непривычную тишину в доме. Еще год назад их с женой Таней будил смех и беготня трех приемных дочек.

В феврале этого года Татьяну ограничили в опеке по подозрению в умышленном причинении легкого вреда здоровью и неисполнении обязанностей по воспитанию.

Трех сестер поместили в детский дом на время разбирательств.

Следствие по этому уголовному делу идет уже девять месяцев. За это время Татьяна и Алексей видели девочек только на фотографиях в соцсетях, на страницах детского дома.

  • Жизнь с «плюсиком». Как россияне перестали бояться усыновлять детей с ВИЧ
  • Почему дети бывают жестокими и безжалостными

Им не разрешают навещать детей, которые полгода называли их мамой и папой, поскольку в рамках уголовного дела Татьяна в статусе подозреваемой.

Супруги регулярно возили подарки и посылки девочкам в детский дом.

Из последней психологической экспертизы сестер они узнали, что сотрудники учреждения рассказали дочкам, что Татьяну, Алексея, дедушку и всех домашних животных убили полицейские.

«Я не знаю, что было с детьми, когда им сказали, что мы все умерли. Но лично я после этой новости не мог разговаривать два дня, — рассказывает Алексей, — мы тут бьемся, бьемся, а нас уже похоронили до суда».

Правообладатель иллюстрации Семейный архив Image caption Новый 2018 год семья отмечала в Петрозаводске

Алексей и Татьяна пришли к выводу, что подарки и посылки девочкам не передавали или говорили, что их принесли другие люди.

17 июня домой к гродненке Виталии Наумик пришли представители детского сада — проверить условия проживания. Женщине намекнули, что могут забрать ребёнка из-за задержания мужа, пишет hrodna.life.

Владимира Наумика задержали 29 мая на Советской площади в Гродно вместе с блогером Сергеем Тихановским. Как и других участников «дела Тихановского», его обвиняют в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок.

По словам жены, гродненца задержали случайно, когда он проходил рядом и заинтересовался событиями на площади.

На проверку от детского сада №96 к ней приходили заведующая, воспитатель и психолог. «Проверили детскую комнату, шкафы и холодильник. Потом мы вышли в коридор, так как у меня дома в ванной ремонт, и они спросили у меня: почему мой муж пошёл на пикет, возможно, он денег хотел там заработать, почему я давала интервью Hrodna.life и давала ли я его вообще. Также спросили о родителях мужа», — рассказывает женщина.

После этого Виталии зачитали документ, где было написано, что во время обыска после задержания мужа в квартире был беспорядок, валялись бычки и бутылки из-под спиртного. Также там якобы говорилось, что она курила при ребёнке.

«Я сказала, что у нас в семье не курят и не пьют. А они мне в ответ: вы понимаете, что у вас заберут ребёнка? Мол, будем разбираться, собирать документы и характеристику с мест работы», — пересказывает гродненка разговор с администрацией садика.

Виталия Наумик считает, что на неё оказывают давление в связи с задержанием мужа.

Заведующая детским садом №96 Светлана Янченюк заявила журналистам, что никакого давления на Наумик не было. «Мы приехали посмотреть условия проживания и содержания ребёнка в рамках декрета президента №18 от 24 ноября 2006 г. («О дополнительных мерах по государственной защите детей в проблемных семьях». — Ред.). Всё делается по документам. Ребёнок у них активный, девочка весёлая в саду, всегда опрятная. Никаких факторов, способствующих изъятию ребёнка, у них в семье нет», — заверила заведующая.

Сергея Тихановского и ещё нескольких человек задержали 29 мая на избирательном пикете в Гродно после провокации. В отношении него и ещё как минимум 9 задержанных возбудили уголовное дело за подготовку и организацию действий, грубо нарушающих общественный порядок. Задержанные находятся в Минске в СИЗО №1.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *