Житие Марии египетской

Собор возведен на месте церкви Санта-Репарата, которую, в свою очередь, строили на руинах древнеримского храма. Начало строительства относится к 1296 году, тогда работы вели вокруг еще действующей церкви, руководил ими Арнольфо ди Камбио. В 1375 году старую церковь снесли, а основные работы по строительству Санта-Мария-дель-Фьоре были окончены, хотя и не завершены полностью (в частности, фасад здания был создан только в 19 веке).

Возведение купола заняло почти пятнадцать лет (1420—1434), работы велись по новым, разработанным лично Филиппо Брунеллески технологиям, которые не предусматривали наличие лесов. В результате был создан уникальный восьмигранный купол, парящий над стенами собора и увенчанный оригинальным фонарем.

По задумке автора, купол весом 37.000 тонн был сам по себе украшением собора, поэтому не требовал дополнительного декора, но более чем через сто лет его украсили фресками. И вот уже несколько лет рассматривается идея вернуть куполу его первоначальный вид, то есть убрать фрески и покрыть его белоснежной краской.

Не менее впечатляет и внешний фасад здания, выполненный из разноцветных мраморных плит, с разнообразными скульптурными композициями. Его дополняет прямоугольная колокольня, декорированная многочисленными нишами, заполненными статуями и медальонами-шестигранниками, — в них изображены различные библейские сюжеты.

Роскошный интерьер собора выполнен в лучших традициях так называемой итальянской готики — нефы со стрельчатыми сводами, многочисленные арки, галереи, высокие стены, украшенные пилястрами, и т. д. Пол собора сделан из мрамора, над его созданием в 16 веке работали сразу несколько известных скульпторов.

Санта-Мария-дель-Фьоре — один из пяти самых грандиозных соборов мира, его длина превышает полторы сотни метров, а ширина составляет практически сто метров, одновременно здесь может находиться до тридцати тысяч человек. Помимо этого в соборе есть музей, зал, где сохранились остатки старинной церкви, а также шикарная смотровая площадка.

С понедельника по среду собор работает с 10:00 до 17:00, в четверг до 15:30, в субботу до 16:45, а в воскресенье с 13:30 до 16:45. Вход свободный. Смотровая площадка открыта ежедневно с 8:30 до 19:00, в субботу до 16:40. Музей работает по такому же графику. Единый билет на посещение музея, баптистерия, смотровых площадок на колокольне и на куполе — 10 EUR (сентябрь 2014 г.). Билет действителен 6 дней после покупки и 24 часа после первого использования. Не смущайтесь очередью у главного входа, за посещение самого собора платы не берут, смело устраивайтесь в хвост длинной вереницы желающих попасть внутрь.

Преподобная Мария Египетская – Небесная покровительница Сретенского монастыря с момента его учреждения. Даже основан был наш монастырь в 1397 году рядом с деревянным храмом преподобной Марии Египетской, возведенным в 1385 году.

Преподобная Мария Египетская

Сретенский монастырь строился и благоукрашался. Замечательно, что во многом этому помогала сама преподобная Мария Египетская: царица Мария Ильинична Милославская (1624–1669), супруга царя Алексея Михайловича Тишайшего, считала преподобную своей Небесной покровительницей, а единственный посвященный ей храм в те годы в Москве находился как раз в Сретенском монастыре. С момента венчания Марии Милославской и царя Алексея Михайловича в 1648 году вплоть до кончины их сына, царя Иоанна Алексеевича, в 1696 году, то есть почти полвека, празднование дня памяти преподобной в нашей обители было настоящим государственным праздником: сюда приезжали бояре, митрополиты, купцы, простой люд и сам патриарх. Всех их приводила сюда преподобная Мария Египетская.

Мария Ильинична Милославская

По своей милости преподобная решила прийти к нам и сама – своими мощами. Это случилось так. Известный русский дипломат думный дьяк Емельян Игнатьевич Украинцев помогал Иерусалимскому патриарху Досифею в переговорах с турецким султаном Мустафой, и за эту неоценимую помощь патриарх благословил Емельяну Игнатьевичу драгоценный подарок – святые мощи Марии Египетской в серебряном ковчеге.

Ковчег для мощей преподобной Марии Египетской. XVIII век

Господь и сама преподобная положили на сердце обладателю святыни передать ее в дар Сретенской обители, что он от всей души и сделал в 1707 году. Ковчег со святыми мощами преподобной Марии Египетской был помещен во Владимирский собор на самое видное место – перед самым почитаемым образом – перед Владимирской иконой Божией Матери 1514 года, – слева от царских врат. Москвичи считали, что святые мощи преподобной обладают особой, ограждающей от зла силой.

Москвичи считали, что святые мощи преподобной Марии Египетской обладают особой, ограждающей от зла силой

В 1812 году игумен Сретенской обители вывез церковные святыни в Суздаль, чтобы спасти их от разграбления, но ковчег со святыми мощами остался в соборе на аналое – на самом виду у молящегося народа, чтобы не допускать у москвичей паники и уныния. Несколько монахов-подвижников также не покинули обитель и продолжали молиться. Французы ограбили монастырь, но ковчег со святыми мощами чудесно сохранился от грабителей и остался одной из главных московских святынь.

В 1843 году нашему монастырю подарили мощи святого благоверного князя Михаила Тверского, которые были вложены в ковчег со святыми мощами преподобной Марии Египетской. В 1844 году купеческая дочь девица Мария Дмитриевна Лухманова пожертвовала в наш монастырь средства на сооружение нового серебряного ковчега для мощей своей Небесной покровительницы. На новом ковчеге сделали чеканку с изображениями двух святых, мощи которых в нем почивали.

Судьба старого и нового ковчегов оказалась разной. Старый хранился в монастырской ризнице до 1920 года, пока его не изъяли в музей, чем спасли от гибели и переплавки, поскольку большевики переплавляли святыни, не заботясь об их ценности. Потом старый ковчег оказался в фондах Антирелигиозного музея искусств в Донском монастыре, откуда в 1935 году его забрали в Государственный Исторический музей, где он находится и поныне. Новый серебряный ковчег был изъят вместе с другими церковными ценностями в 1922 году, судьба святых мощей из него неизвестна.

Дату начала сноса храма преподобной Марии Египетской – 6 мая 1930 года – архитектор Петр Дмитриевич Барановский (1892–1984) отметил в своем дневнике как трагическую для отечественной культуры.

Возрождение монастыря возобновило и почитание преподобной Марии Египетской в нашей обители. В 2000 году в Сретенском соборе был устроен северный придел в честь этой великой святой. 25 марта 2004 года наместник Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов), ныне митрополит Псковский и Порховский, привез в нашу обитель великую святыню – ковчег с мощами преподобной Марии Египетской. Его подарили нам братия греческого монастыря святителя Николая на острове Андрос. В проповеди отец наместник сказал, что мощи преподобной, которые до революции были главной святыней монастыря, теперь вернулись на свое место.

Монастырь святителя Николая на острове Андрос, Греция

В 2004 году мощи «вернулись в обитель»: их передали в дар братия монастыря святителя Николая на о. Андрос

15 апреля 2009 года Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин малого освящения придела во имя преподобной Марии Египетской. Каждую неделю здесь совершается молебен с акафистом преподобной прямо перед ее мощами.

Храмы во имя преподобной Марии Египетской

В Иерусалиме в храме Гроба Господня располагается часовня в честь преподобной Марии Египетской. Часовня принадлежит греческой православной церкви. Во имя преподобной Марии Египетской была освящена церковь Сретенского монастыря в Москве и располагалась к востоку от собора. Деревянный храм был построен в 1358 году. Предание связывает его строительство с казнью на этом месте, Кучковом поле, тысяцкого Ивана Васильевича Вельяминова и его сообщника купца Некомата, которых народ считал пострадавшими за правду. В 1482 году отстроили каменную церковь. В 1700 году в ней поместили часть мощей Марии Египетской, привезенных из Константинополя послом Емельяном Украинцевым. В феврале 1707 года их перенесли в монастырский собор. Придел Сретения Господня пристроен в 1706 г. фабрикантом А. Милютиным. В 1784 году церковь была обновлена на средства А. Гончарова. С 1832 года богослужения в церкви не бывает в связи с ее ветхостью. В 1883 году стены снаружи охвачены железными обручами, а внутри поставлены подпорки. В 1930 году церковь была разрушена, и на ее месте образовался пустырь. В 1930-х гг. при разборке храма установлено, что он был построен не позже XVI в.

Церкви Никольская и преп. Марии Египетской. Фотография из книги «Московский Сретенский монастырь». Сост. иеромонах Иосиф. М., 1911

О старообрядческих храмах, освященных во имя преподобной Марии Египетской, неизвестно.

Народные традиции в день памяти Марии Египетской

С именем Марии Египетской русский народ связывал легендарное представление о загробном суде, на котором Мария будто бы будет судить всех блудниц. Как говорили крестьяне, Мария может «поставить на первую ступень» заблудшего сына и спасти, по молитве родителей, от блудного жития дочь. День памяти преподобной Марии крестьяне проводили в воздержании. В Тамбовской губернии и некоторых других местах в этот день существовал обычай ничего не есть, кроме пустых щей.

Также этот день в народе называли Пустые щи. Это связывали с тем, что к этому времени заканчивались запасы кислой капусты, поэтому щи на столе были жидкие. Вместо капусты хозяйки в щи добавляли щавель или крапиву.

Душеполезное поучение в Неделю преподобной Марии Египетской

Преподобную Марию Египетскую церковные песнотворцы называют «светильником покаяния»: ее пример служит очевидным показателем, как из самой бездны падения истинное покаяние может возвести к небесной чистоте. Поэтому не следует отчаиваться и самым заблудшим грешникам: милосердие Божие всегда открыто для нас, если только сами поспешим к нему обратиться. Но следует вспомнить, что «история блудного сына», по толкованию Святых Отцов, — это не только радость первой встречи, но и последующий упорный, повседневный труд, чтобы переменить свой навык от греха к добродетели. И труд здесь может быть двойным, по сравнению со старшим, не согрешившим сыном, как, предположим, у земледельца, который долгое время пренебрегал своим полем, но под конец все-таки решился вычистить его.

Без сомнения, чтение житийных повестей всегда оказывает благотворное влияние для духовного роста внутреннего человека. Ибо если и не имеем мы достаточно веры и сил, чтобы подвизаться подобно первым святым, то можем, по крайней мере, скромно упражняться и в малом подвиге, восполняя свои недостатки смирением и сокрушением сердечным, которые никогда не отвергает Господь. При этом следует помнить, что заповеди Божии не подвластны капризам переменчивой моды, и Истина Свыше не переменяется с течением времени. На сегодняшний день подобный образ жизни, в котором так усердно каялась египетская отшельница, становится чуть ли не нормой, усиленно навязываемой русским девушкам от западных стран. Легко согрешить, но легко ли потом исправиться? Тяжкий грех для души — все равно, что смертная болезнь для тела, которую преодолевают со многим страданием и усилием и которая на всю оставшуюся жизнь может иметь свои последствия. Поэтому, учитывая неприглядную ситуацию сегодняшнего дня, следует особенно усердно молиться преподобной Марии, прося ее помощи в искушении от блудной брани, а также духовного вразумления к покаянию для согрешивших. Ибо известно, что нет такого греха, который мог бы победить милосердие Божие, кроме греха нераскаянного.

1-10. «Месяца апреля, в первый день, житие и жизнь, преподобныя матере нашея Марьи Египетския. Списано Софронием патриархом Иеросалимским». Триодь Постная.

Житие преподобной Марии Египетской

В одном палестинском монастыре в окрестностях Кесарии жил преподобный инок Зосима. Отданый в монастырь с самого детства, он подвизался в нем до 53 лет, когда был смущен помыслом: «Найдется ли и в самой дальней пустыне святой муж, превзошедший меня в трезвении и делании?»

Лишь только он помыслил так, ему явился Ангел Господень и сказал: «Ты, Зосима, по человеческой мере неплохо подвизался, но из людей нет праведного ни одного (Рим. 3, 10). Чтобы ты уразумел, сколько есть еще иных и высших образов спасения, выйди из этой обители, как Авраам из дома отца своего (Быт. 12, 1), и иди в монастырь, расположенный при Иордане».

Тотчас авва Зосима вышел из монастыря и вслед за Ангелом пришел Иорданский монастырь и поселился в нем.

Здесь увидел он старцев, истинно просиявших в подвигах. Авва Зосима стал подражать святым инокам в духовном делании.

Так прошло много времени, и приблизилась святая Четыредесятница. В монастыре существовал обычай, ради которого и привел сюда Бог преподобного Зосиму. В первое воскресенье Великого поста служил игумен Божественную литургию, все причащались Пречистого Тела и Крови Христовых, вкушали затем малую трапезу и снова собирались в церкви.

Сотворив молитву и положенное число земных поклонов, старцы, испросив друг у друга прощения, брали благословение у игумена и под общее пение псалма Господь просвещение мое и Спаситель мой: кого убоюся? Господь Защититель живота моего: от кого устрашуся? (Пс. 26, 1) открывали монастырские ворота и уходили в пустыню.

Каждый из них брал с собой умеренное количество пищи, кто в чем нуждался, некоторые же и вовсе ничего не брали в пустыню и питались кореньями. Иноки переходили за Иордан и расходились как можно дальше, чтобы не видеть, как кто постится и подвизается.

Когда заканчивался Великий пост, иноки возвращались в монастырь на Вербное воскресенье с плодом своего делания (Рим. 6, 21-22), испытав свою совесть (1 Пет. 3, 16). При этом никто ни у кого не спрашивал, как он трудился и совершал свой подвиг.

В тот год и авва Зосима, по монастырскому обычаю, перешел Иордан. Ему хотелось глубже зайти в пустыню, чтобы встретить кого-нибудь из святых и великих старцев, спасающихся там и молящихся за мир.

Он шел по пустыне 20 дней и однажды, когда он пел псалмы 6-го часа и творил обычные молитвы, вдруг справа от него показалась как бы тень человеческого тела. Он ужаснулся, думая, что видит бесовское привидение, но, перекрестившись, отложил страх и, окончив молитву, обратился в сторону тени и увидел идущего по пустыне обнаженного человека, тело которого было черно от солнечного зноя, а выгоревшие короткие волосы побелели, как агнчее руно. Авва Зосима обрадовался, так как за эти дни не видел ни одного живого существа, и тотчас направился в его сторону.

Но лишь только нагой пустынник увидел идущего к нему Зосиму, тотчас пустился от него бежать. Авва Зосима, забыв свою старческую немощь и усталость, ускорил шаг. Но вскоре он в изнеможении остановился у высохшего ручья и стал слезно умолять удалявшегося подвижника: «Что ты бежишь от меня, грешного старца, спасающийся в этой пустыне? Подожди меня, немощного и недостойного, и подай мне твою святую молитву и благословение, ради Господа, не гнушавшегося никогда никем».

Неизвестный, не оборачиваясь, крикнул ему: «Прости, авва Зосима, не могу, обратившись, явиться лицу твоему: я ведь женщина, и нет на мне, как видишь, никакой одежды для прикрытия телесной наготы. Но если хочешь помолиться обо мне, великой и окаянной грешнице, брось мне покрыться свой плащ, тогда смогу подойти к тебе под благословение».

«Не знала бы она меня по имени, если бы святостью и неведомыми подвигами не стяжала дара прозорливости от Господа», — подумал авва Зосима и поспешил исполнить сказанное ему.

Прикрывшись плащом, подвижница обратилась к Зосиме: «Что вздумалось тебе, авва Зосима, говорить со мной, женщиной грешной и немудрой? Чему желаешь ты у меня научиться и, не жалея сил, потратил столько трудов?»

Он же, преклонив колена, просил у нее благословения. Так же точно и она преклонилась пред ним, и долго оба один другого просили: «Благослови». Наконец подвижница сказала: «Авва Зосима, тебе подобает благословить и молитву сотворить, так как ты почтен саном пресвитерским и многие годы, предстоя Христову алтарю, приносишь Господу Святые Дары».

Эти слова еще больше устрашили преподобного Зосиму. С глубоким вздохом он отвечал ей: «О мать духовная! Явно, что ты из нас двоих больше приблизилась к Богу и умерла для мира. Ты меня по имени узнала и пресвитером назвала, никогда меня прежде не видев. Твоей мере надлежит и благословить меня, Господа ради».

Уступив наконец упорству Зосимы, преподобная сказала: «Благословен Бог, хотящий спасения всем человекам». Авва Зосима ответил «Аминь», и они встали с земли. Подвижница снова сказала старцу: «Чего ради пришел ты, отче, ко мне, грешнице, лишенной всякой добродетели? Впрочем, видно, благодать Духа Святого наставила тебя сослужить одну службу, потребную моей душе. Скажи мне прежде, авва, как живут ныне христиане, как растут и благоденствуют святые Божии Церкви?»

Авва Зосима отвечал ей: «Вашими святыми молитвами Бог даровал Церкви и нам всем совершенный мир. Но внемли и ты, мольбе недостойного старца, мать моя, помолись, ради Бога, за весь мир и за меня, грешного, да не будет мне бесплодным это пустынное хождение».

Святая подвижница сказала: «Тебе скорее надлежит, авва Зосима, имея священный чин, за меня и за всех молиться. На то тебе и сан дан. Впрочем, все повеленное мне тобою охотно исполню ради послушания Истине и от чистого сердца».

Сказав так, святая обратилась на восток и, возведя очи и подняв руки к небу, начала шепотом молиться. Старец увидел, как она поднялась в воздухе на локоть от земли. От этого чудного видения Зосима повергся ниц, усердно молясь и не смея произнести ничего, кроме «Господи, помилуй!»

Ему пришел в душу помысл — не привидение ли это вводит его в соблазн? Преподобная подвижница, обернувшись, подняла его с земли и сказала: «Что тебя, авва Зосима, так смущают помыслы? Не привидение я. Я — женщина грешная и недостойная, хотя и ограждена святым Крещением».

Сказав это, она осенила себя крестным знамением. Видя и слыша это, старец пал со слезами к ногам подвижницы: «Умоляю тебя Христом, Богом нашим, не таи от меня своей подвижнической жизни, но расскажи ее всю, чтобы сделать явным для всех величие Божие. Ибо верую Господу Богу моему. Им же и ты живешь, что для того и был я послан в эту пустыню, чтобы все твои постнические деяния сделал Бог явными для мира».

И святая подвижница сказала: «Смущаюсь, отче, рассказывать тебе о бесстыдных моих делах. Ибо должен будешь тогда бежать от меня, закрыв глаза и уши, как бегут от ядовитой змеи. Но всё же скажу тебе, отче, не умолчав ни о чем из моих грехов, ты же, заклинаю тебя, не преставай молиться за меня, грешную, да обрящу дерзновение в День Суда.

Родилась я в Египте и еще при жизни родителей, двенадцати лет отроду, покинула их и ушла в Александрию. Там лишилась я своего целомудрия и предалась безудержному и ненасытному любодеянию. Более семнадцати лет невозбранно предавалась я греху и совершала все безвозмездно. Я не брала денег не потому, что была богата. Я жила в нищете и зарабатывала пряжей. Думала я, что весь смысл жизни состоит в утолении плотской похоти.

Проводя такую жизнь, я однажды увидела множество народа, из Ливии и Египта шедшего к морю, чтобы плыть в Иерусалим на праздник Воздвижения Святого Креста. Захотелось и мне плыть с ними. Но не ради Иерусалима и не ради праздника, а — прости, отче, — чтобы было больше с кем предаваться разврату. Так села я на корабль.

Теперь, отче, поверь мне, я сама удивляюсь, как море стерпело мое распутство и любодеяние, как земля не разверзла своих уст и не свела меня заживо в ад, прельстившую и погубившую столько душ… Но, видно, Бог желал моего покаяния, не хотя смерти грешника и с долготерпением ожидая обращения.

Так прибыла я в Иерусалим и во все дни до праздника, как и на корабле, занималась скверными делами.

Когда наступил святой праздник Воздвижения Честнаго Креста Господня, я по-прежнему ходила, уловляя души юных в грех. Увидев, что все очень рано пошли в церковь, в которой находилось Животворящее Древо, я пошла вместе со всеми и вошла в церковный притвор. Когда настал час Святого Воздвижения, я хотела войти со всем народом в церковь. С большим трудом пробравшись к дверям, я, окаянная, пыталась втиснуться внутрь. Но едва я ступила на порог, как меня остановила некая Божия сила, не давая войти, и отбросила далеко от дверей, между тем как все люди шли беспрепятственно. Я думала, что, может быть, по женскому слабосилию не могла протиснуться в толпе, и опять попыталась локтями расталкивать народ и пробираться к двери. Сколько я ни трудилась — войти не смогла. Как только моя нога касалась церковного порога, я останавливалась. Всех принимала церковь, никому не возбраняла войти, а меня, окаянную, не пускала. Так было три или четыре раза. Силы мои иссякли. Я отошла и встала в углу церковной паперти.

Тут я почувствовала, что это грехи мои возбраняют мне видеть Животворящее Древо, сердца моего коснулась благодать Господня, я зарыдала и стала в покаянии бить себя в грудь. Вознося Господу воздыхания из глубины сердца, я увидела пред собой икону Пресвятой Богородицы и обратилась к ней с молитвой: «О Дево, Владычице, родившая плотию Бога — Слово! Знаю, что недостойна я смотреть на Твою икону. Праведно мне, блуднице ненавидимой, быть отвергнутой от Твоей чистоты и быть для Тебя мерзостью, но знаю и то, что для того Бог и стал человеком, чтобы призвать грешных на покаяние. Помоги мне, Пречистая, да будет мне позволено войти в церковь. Не возбрани мне видеть Древо, на котором плотию был распят Господь, проливший Свою неповинную Кровь и за меня, грешную, за избавление мое от греха. Повели, Владычице, да отверзутся и мне двери святого поклонения Крестного. Ты мне будь доблестной Поручительницей к Родившемуся от Тебя. Обещаю Тебе с этого времени уже не осквернять себя более никакою плотскою скверной, но как только увижу Древо Креста Сына Твоего, отрекусь от мира и тотчас уйду туда, куда Ты как Поручительница наставишь меня».

И когда я так помолилась, почувствовала вдруг, что молитва моя услышана. В умилении веры, надеясь на Милосердную Богородицу, я опять присоединилась к входящим в храм, и никто не оттеснил меня и не возбранил мне войти. Я шла в страхе и трепете, пока не дошла до двери и сподобилась видеть Животворящий Крест Господень.

Так познала я тайны Божии и, что Бог готов принять кающихся. Пала я на землю, помолилась, облобызала святыни и вышла из храма, спеша вновь предстать пред моей Поручительницей, где дано было мной обещание. Преклонив колени пред иконой, так молилась я пред ней:

«О Благолюбивая Владычице наша, Богородице! Ты не возгнушалась молитвы моей недостойной. Слава Богу, приемлющему Тобой покаяние грешных. Настало мне время исполнить обещание, в котором Ты была Поручительницей. Ныне, Владычице, направь меня на путь покаяния».

И вот, не кончив еще своей молитвы, слышу голос, как бы говорящий издалека: «Если перейдешь за Иордан, то обретешь блаженный покой».

Я тотчас уверовала, что этот голос был ради меня, и, плача, воскликнула к Богородице: «Госпоже Владычице, не оставь меня. грешницы скверной, но помоги мне», — и тотчас вышла из церковного притвора и пошла прочь. Один человек дал мне три медные монеты. На них я купила себе три хлеба и у продавца узнала путь на Иордан.

На закате я дошла до церкви святого Иоанна Крестителя близ Иордана. Поклонившись прежде всего в церкви, я тотчас спустилась к Иордану и омыла его святою водой лицо и руки. Затем я причастилась в храме святого Иоанна Предтечи Пречистых и Животворящих Тайн Христовых, съела половину от одного из своих хлебов, запила его святой Иорданской водой и проспала ту ночь на земле у храма. Наутро же, найдя невдалеке небольшой челн, я переправилась в нем через реку на другой берег и опять горячо молилась Наставнице моей, чтобы Она направила меня, как Ей Самой будет угодно. Сразу же после того я и пришла в эту пустыню».

Авва Зосима спросил у преподобной: «Сколько же лет, мать моя, прошло с того времени, как ты поселилась в этой пустыне?» — «Думаю, — отвечала она, 47 лет прошло, как вышла я из Святого Града».

Авва Зосима вновь спросил: «Что имеешь или что находишь ты себе в пищу здесь, мать моя?» И она отвечала: «Было со мной два с половиной хлеба, когда я перешла Иордан, потихоньку они иссохли и окаменели, и, вкушая понемногу, многие годы я питалась от них».

Опять спросил авва Зосима: «Неужели без болезней пребыла ты столько лет? И никаких искушений не принимала от внезапных прилогов и соблазнов?» — «Верь мне, авва Зосима, — отвечала преподобная, — 17 лет провела я в этой пустыне, словно с лютыми зверями борясь со своими помыслами… Когда я начинала вкушать пищу, тотчас приходил помысл о мясе и рыбе, к которым я привыкла в Египте. Хотелось мне и вина, потому что я много пила его, когда была в миру. Здесь же, не имея часто простой воды и пищи, я люто страдала от жажды и голода. Терпела я и более сильные бедствия: мной овладевало желание любодейных песен, они будто слышались мне, смущая сердце и слух. Плача и бия себя в грудь, я вспоминала тогда обеты, которые давала, идя в пустыню, пред иконой Святой Богородицы, Поручницы моей, и плакала, моля отогнать терзавшие душу помыслы. Когда в меру молитвы и плача совершалось покаяние, я видела отовсюду мне сиявший Свет, и тогда вместо бури меня обступала великая тишина.

Блудные же помыслы, прости, авва, как исповедаю тебе? Страстный огнь разгорался внутри моего сердца и всю опалял меня, возбуждая похоть. Я же при появлении окаянных помыслов повергалась на землю и словно видела, что предо мной стоит Сама Пресвятая Поручительница и судит меня, преступившую данное обещание. Так не вставала я, лежа ниц день и ночь на земле, пока вновь не совершалось покаяние и меня не окружал тот же блаженный Свет, отгонявший злые смущения и помышления.

Так жила я в этой пустыне первые семнадцать лет. Тьма за тьмой, беда за напастью обстояли меня, грешную. Но с того времени и доныне Богородица, Помощница моя, во всем руководствует мною».

Авва Зосима опять спрашивал: «Неужели тебе не потребовалось здесь ни пищи, ни одеяния?»

Она же отвечала: «Хлебы мои кончились, как я сказала, в эти семнадцать лет. После того я стала питаться кореньями и тем, что могла обрести в пустыне. Платье, которое было на мне, когда перешла Иордан, давно разодралось и истлело, и мне много потом пришлось терпеть и бедствовать и от зноя, когда меня палила жара, и от зимы, когда я тряслась от холода. Сколько раз я падала на землю, как мертвая. Сколько раз в безмерном борении пребывала с различными напастями, бедами и искушениями. Но с того времени и до нынешнего дня сила Божия неведомо и многообразно соблюдала мою грешную душу и смиренное тело. Питалась и покрывалась я глаголом Божиим, всё содержащим (Втор. 8, 3), ибо не о хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе Божием (Мф. 4, 4; Лк. 4, 4), и не имеющие покрова камением облекутся (Иов. 24, 8), если совлекутся греховного одеяния (Кол. 3, 9). Как вспоминала, от сколького зла и каких грехов избавил меня Господь, в том находила я пищу неистощимую».

Когда авва Зосима услышал, что и от Священного Писания говорит на память святая подвижница — от книг Моисея и Иова и от псалмов Давидовых, — тогда спросил преподобную: «Где, мать моя, научилась ты псалмам и иным Книгам?»

Она улыбнулась, выслушав этот вопрос, и отвечала так: «Поверь мне, человек Божий, ни единого не видела человека, кроме тебя, с тех пор, как перешла Иордан. Книгам и раньше никогда не училась, ни пения церковного не слышала, ни Божественного чтения. Разве что Само Слово Божие, живое и всетворческое, учит человека всякому разуму (Кол. 3, 16; 2 Пет. 1, 21; 1 Фес. 2, 13). Впрочем, довольно, уже всю жизнь мою я исповедала тебе, но с чего начинала, тем и кончаю: заклинаю тебя воплощением Бога Слова — молись, святой авва, за меня, великую грешницу.

И еще заклинаю тебя Спасителем, Господом нашим Иисусом Христом — все то, что слышал ты от меня, не сказывай ни единому до тех пор, пока Бог не возьмет меня от земли. И исполни то, о чем я сейчас скажу тебе. Будущим годом, в Великий пост, не ходи за Иордан, как ваш иноческий обычай повелевает».

Опять удивился авва Зосима, что и чин их монастырский известен святой подвижнице, хотя он пред нею не обмолвился о том ни одним словом.

«Пребудь же, авва, — продолжала преподобная, — в монастыре. Впрочем, если и захочешь выйти из монастыря, ты не сможешь… А когда наступит святой Великий четверг Тайной Вечери Господней, вложи в святой сосуд Животворящего Тела и Крови Христа, Бога нашего, и принеси мне. Жди же меня на той стороне Иордана, у края пустыни, чтобы мне, придя, причаститься Святых Таин. А авве Иоанну, игумену вашей обители, так скажи: внимай себе и стаду своему (Деян. 20, 23; 1 Тим. 4, 16). Впрочем, не хочу, чтобы ты теперь сказал ему это, но когда укажет Господь».

Сказав так и испросив еще раз молитв, преподобная повернулась и ушла в глубину пустыни.

Весь год старец Зосима пребыл в молчании, никому не смея открыть явленное ему Господом, и прилежно молился, чтобы Господь сподобил его еще раз увидеть святую подвижницу.

Когда же вновь наступила первая седмица святого Великого поста, преподобный Зосима из-за болезни должен был остаться в монастыре. Тогда он вспомнил пророческие слова преподобной о том, что не сможет выйти из монастыря. По прошествии нескольких дней преподобный Зосима исцелился от недуга, но все же остался до Страстной седмицы в монастыре.

Приблизился день воспоминания Тайной вечери. Тогда авва Зосима исполнил повеленное ему — поздним вечером вышел из монастыря к Иордану и сел на берегу в ожидании. Святая медлила, и авва Зосима молил Бога, чтобы Он не лишил его встречи с подвижницей.

Наконец преподобная пришла и стала по ту сторону реки. Радуясь, преподобный Зосима поднялся и славил Бога. Ему пришла мысль: как она сможет без лодки перебраться через Иордан? Но преподобная, крестным знамением перекрестив Иордан, быстро пошла по воде. Когда же старец хотел поклониться ей, она запретила ему, крикнув с середины реки: «Что творишь, авва? Ведь ты — иерей, носитель великих Тайн Божиих».

Перейдя реку, преподобная сказала авве Зосиме: «Благослови, отче». Он же отвечал ей с трепетом, ужаснувшись о дивном видении: «Воистину неложен Бог, обещавший уподобить Себе всех очищающихся, насколько это возможно смертным. Слава Тебе, Христе Боже наш, показавшему мне через святую рабу Свою, как далеко отстою от меры совершенства».

После этого преподобная просила его прочитать «Верую» и «Отче наш». По окончании молитвы она, причастившись Святых Страшных Христовых Тайн, простерла руки к небу и со слезами и трепетом произнесла молитву святого Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши рабу Твою, Владыко, по глаголу Твоему с миром, яко видеста очи мои спасение Твое».

Затем вновь преподобная обратилась к старцу и сказала: «Прости, авва, еще исполни и другое мое желание. Иди теперь в свой монастырь, а на следующий год приходи к тому иссохшему потоку, где мы первый раз говорили с тобой». «Если бы возможно мне было, — отвечал авва Зосима, — непрестанно за тобой ходить, чтобы лицезреть твою святость!» Преподобная снова просила старца: «Молись, Господа ради, молись за меня и вспоминай мое окаянство». И, крестным знамением осенив Иордан, она, как прежде, прошла по водам и скрылась во тьме пустыни. А старец Зосима возвратился в монастырь в духовном ликовании и трепете и в одном укорял себя, что не спросил имени преподобной. Но он надеялся на следующий год узнать наконец и ее имя.

Прошел год, и авва Зосима снова отправился в пустыню. Молясь, он дошел до иссхошего потока, на восточной стороне которого увидел святую подвижницу. Она лежала мертвая, со сложенными, как подобает, на груди руками, лицом обращенная к Востоку. Авва Зосима омыл слезами ее стопы, не дерзая касаться тела, долго плакал над усопшей подвижницей и стал петь псалмы, подобающие скорби о кончине праведных, и читать погребальные молитвы. Но он сомневался, угодно ли будет преподобной, если он погребет ее. Только он это помыслил, как увидел, что у главы ее начертано: «Погреби, авва Зосима, на этом месте тело смиренной Марии. Воздай персть персти. Моли Господа за меня, преставльшуюся месяца апреля в первый день, в самую ночь спасительных страданий Христовых, по причащении Божественной Тайной Вечери».

Прочитав эту надпись, авва Зосима удивился сначала, кто мог сделать ее, ибо сама подвижница не знала, грамоты. Но он был рад наконец узнать ее имя. Понял авва Зосима, что преподобная Мария, причастившись Святых Тайн на Иордане из его рук, во мгновение прошла свой дальний пустынный путь, которым он, Зосима, шествовал двадцать дней, и тотчас отошла ко Господу.

Прославив Бога и омочив слезами землю и тело преподобной Марии, авва Зосима сказал себе: «Пора уже тебе, старец Зосима, совершить повеленное тебе. Но как сумеешь ты, окаянный, ископать могилу, ничего не имея в руках?» Сказав это, он увидел невдалеке в пустыне лежавшее поверженное дерево, взял его и начал копать. Но слишком суха была земля. Cколько ни копал он, обливаясь потом, ничего не мог сделать. Распрямившись, авва Зосима увидел у тела преподобной Марии огромного льва, который лизал ее стопы. Старца объял страх, но он осенил себя крестным знамением, веруя, что останется невредим молитвами святой подвижницы. Тогда лев начал ласкаться к старцу, и авва Зосима, возгораясь духом, приказал льву ископать могилу, чтобы предать земле тело святой Марии. По его слову лев лапами ископал ров, в котором и было погребено тело преподобной. Исполнив завещанное, каждый пошел своей дорогой: лев — в пустыню, а авва Зосима — в монастырь, благословляя и хваля Христа, Бога нашего.

Придя в обитель, авва Зосима поведал монахам и игумену, что видел и слышал от преподобной Марии. Все дивились, слушая о величии Божием, и со страхом, верой и любовью установили творить память преподобной Марии и почитать день ее преставления. Авва Иоанн, игумен обители, по слову преподобной, с Божией помощью исправил в обители то, что надлежало. Авва Зосима, пожив еще Богоугодно в том же монастыре и немного не дожив до ста лет, окончил здесь свою временную жизнь, перейдя в жизнь вечную.

Так передали нам дивную повесть о житии преподобной Марии Египетской древние подвижники славной обители святого всехвального Предтечи Господня Иоанна, расположенной на Иордане. Повесть эта первоначально не была ими записана, но передавалась благоговейно святыми старцами от наставников к ученикам.

Я же, — говорит святитель Софроний, архиепископ Иерусалимский (память 11 марта), первый описатель Жития, — что принял в свой черед от святых отцов, все предал письменной повести.

Бог, творящий великие чудеса и великими дарованиями воздающий всем, с верою к Нему обращающимся, да вознаградит и читающих, и слушающих, и передавших нам эту повесть и сподобит нас благой части с блаженной Марией Египетской и со всеми святыми, Богомыслием и трудами своими угодившими Богу от века. Дадим же и мы славу Богу Царю вечному, да и нас сподобит милость обрести в День Судный о Христе Иисусе, Господе нашем, Ему же подобает всякая слава, честь, и держава, и поклонение со Отцем, и Пресвятым и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков, аминь.

Версия для печати

Преподобная Мария Египетская. Жизнеописание

Преподобная Мария родилась в Египте в середине V века.

«Тайну цареву добро есть таити, а дела Божия проповедати преславно есть» (1), — так начинает свое повествование св. патриарх Иеросалимский Софроний Премудрый (11/III, 638-644), рассказывая о жизни и подвигах преподобной Марии Египтяныни — одной из самых известных христианских пустынножительниц.

«Никтоже ми от вас не неверуй слышав писания сия, и не мни мене гордящася, дивяся чюдеси сему великому. Не буди ми лгати на святыя; аще ли же суть неции чтущии книги сия, и высоте словеси дивящеся, и не хотяще веровати, буди им милость Господня. Тии бо немощь человеческую помышляюще неприятна творят нами глаголемая о человецех» (2).

В повествовании о житии преп. Марии встречаются многие вещи, далеко превосходящие человеческую природу, но, как известно из Евангелия, для святых чудотворцев, при помощи Божьей, нет ничего невозможного: так, преодолевши своего ветхого человека, они жили подобно бесплотным ангелам уже здесь, на земле. Свт. Софроний упоминает о целом монастыре таких подвижников, из числа которых был преп. старец Зосима (460-560 гг.), случайно обнаруживший египетскую отшельницу, упражняясь в сугубых молитвенных подвигах во времена Великого поста.

Сам Зосима от детства своего пребывал в иноческой обители и никогда не приобщался к мирским занятиям. Достигнув определенной степени духовного совершенства, он стал помышлять в себе, есть ли иные делатели, которые были бы выше его в добродетелях. Тогда Ангел Господень открыл ему в пустыни Иорданской один такой монастырь, насельники которого отличались особенной строгостью жизни в духовных подвигах. Здесь, по обычаю, в начале Великого поста все иноки расходились в уединение и пребывали так до Цветоносного воскресенья, когда возвращались обратно, чтобы подоспеть к праздничному церковному богослужению.

В пустыне Иорданской, где пребывали преподобные отшельники, невозможно было встретить не только человека, но даже и диких зверей или птиц. Поэтому, заметив издали фигуру отшельницы, старец Зосима одновременно и обрадовался, и испугался, смущаемый помыслом о мнимости видения. Была она «нага телом, и черна видением, от солнечнаго горения. Власы же имяше на главе белы, аки волна, и кратки яко точию до выи досяжущя» (3). Но преподобная, взяв у старца половину ветхой ризы для прикрытия наготы телесной, поспешила успокоить его и осенила себя крестным знамением. Зосима все больше дивился и благодарил Бога за это чудесное знакомство. Так, Мария показала себя прозорливицей, ибо без труда назвала незнакомого ей старца и по имени и по сану (св. Зосима был иереем), когда же стала молиться, то, словно бестелесная, вознеслась она на целый локоть от земли и цитировала чудесным образом узнанные ею тексты Писания. Но на все расспросы о своей жизни пустынница отвечала, что она — великая грешница, преисполненная всякого беззакония, о котором ужасно будет и поведать, и послушать.

Умоляемая старцем, Мария стала рассказывать, что, будучи всего только двенадцати лет от роду, тайно покинула она родительский дом и поселилась в Александрии. Здесь, совсем еще юная и неопытная, она всецело предалась порочной жизни и плотским удовольствиям. Около семнадцати лет провела Мария таким образом, хотя жила тогда очень бедно и зарабатывала от рукоделья:

«Седмь надесять лет и боле сотворих, всем невозбранно дающи тело мое, и ни от кого же мзды приемлющи: тако ми истина, и хотящим ми даяти возбранях. Се же умыслих, да множайшыя приобрящу, приходити ко мне туне, и скончевати желание мое. Не мни же мене яко богата бых и не взимах: в нищете бо живях, аще и многажды изгребии прядох, желание же имях не сытно и не удержанно рачение, всегда в тимении валятися. Тожде мнях и жизнь, еже всегда творити хотение телесное» (4).

Однажды во время жатвы Мария увидела, как множество народа из Египта и Ливии стекалось на морскую пристань к кораблю, плывшему во Иеросалим на Праздник Воздвижения Честнаго Креста Господня. Тут и она решила отправиться вместе со всеми, но очень легкомысленно: ради развлечения и новых встреч. Так, и на корабле, и в самом Иеросалиме Мария не отставала еще от своего обычая, но пребывала в прежней беспечности и греховных утехах. В глубоком смирении исповедовалась она теперь о том преподобному старцу, ничего не скрывая из пережитого:

«Какоже ти прочее исповем отче; или кий язык изречет; или который слух вонмет, бывшая злая дела моя, на пути и в корабли, якоже и не хотящим тем, аз же окаянная нуждах я, безстудный образ творити любодеяния, изрицаемый же и неизрицаемый, ему же бых окаянным делом учительница. Ими ми веру отче, дивлюся како стерпе море любодеяние мое. Како ли не раздвиже земля уст своих, и живы мене не сведе во ад прельстившия толико душ. Но мню яко покаяния моего Бог искаше, не хощет бо смерти грешником, но ожидая с долготерпением покаяния моего» (5).

Когда наступило время великоторжественного праздника, Мария вместе с множеством народа поспешила в церковь на поклонение Кресту. И тут в первый раз за все минувшие годы она вдруг увидела и поняла, насколько греховно и пагубно нынешнее ее состояние: невидимая сила Божья не допускала ее пройти вовнутрь и стать на святом месте. Все люди шли и продвигались вперед, Мария же оставалась в притворе и пыталась протиснуться с ними, но как только нога ее касалась церковного порога, она снова оказывалась позади, смущенная и растерянная. Так продолжалось три или четыре раза. Тогда Мария, уразумевши, что это Десница Свыше наказывает ее за грехи, обратилась к иконе Пречистой Богородицы со словами самого искреннего раскаяния и с сокрушением сердца:

«Отшедши стах во угле притвора церковнаго, и едва некогда приидох в чювство, что ради быть ми возбранение Животворящаго Креста. Коснубося Сын Слово очию сердца моего, и показа ми, яко тимения ради дел моих, возбраняет ми вход. И начах убо плакатися и рыдати, и в перси бити, воздыхание из глубины сердца износящи. Плачющижеся на месте, на нем же стоях, и возревши пред ся, и видех икону Пресвятыя Богородицы стоящю, и рекох к Ней, не уклонно зрящи: «О Дево Владычице, Родившая плотию Бога Слова. Веде убо веде, яко несть боголепно ни угодно мне скверней блуднице, на честную икону Твою Присно Девыя Марии зрети. Праведно убо есть мне блуднице, ненавидиме быти Твоею чистотою, и мерзети пред Тобою. Но обаче слышах, яко сего ради Бог человек бысть, Его же родила еси, да призовет грешники на покаяние, помози мне единой, не имущей никоея же помощи; повели, да не ослабно ми будет вхождение церковное… Ты ми буди и Поручница довольна, к Рожденному ис Тебе, яко уже к тому плоти сея не имам осквернити, никоею же скверною плотскою. Но егда узрю Древо Христа Сына Твоего, мира сего отрекуся и абие тогда изыду, аможе Ты Поручница наставиши мя» (6).

Так, смиренно укоряя себя, Мария сподобилась, наконец, невозбранно поклониться Животворящему Кресту Господню. Возвратившись обратно в притвор к иконе Богоматери, она припала к Ней с радостью и страхом, моля Пресвятую Деву быть ей отныне Учителем во спасение. И Пречистая Богородица не презрела сердечного ее прошения, но был от иконы ответный глас: «Аще Иордан прейдеши, добр покой обрящеши» (7). Поблагодарив еще раз со слезами Всемилостивую Богоматерь и причастившись Св. Таин, Мария отправилась ко Иордану. Там нашла она для себя небольшую лодку и, перебравшись на противоположный берег, пребывала в глубине пустыни, никогда не видя, до сей поры, лица человеческого. Единственным человеком, который увидел Марию после ее ухода в пустыню, стал инок Зосима.

Далее Мария поведала старцу, что испытала она, уже сорок семь лет подвизаясь в такой суровой местности, где не было ни воды, ни иной какой пищи, кроме редких пустынных трав. Не имея возможности обновить истлевшую от времени одежду, много страдала она от полуденного жара и холода в ночи, и много раз, обессилив, словно уже бездыханная лежала на голой земле. Особенно тяжко приходилось ей в первые годы, когда ее еще искушали мирские воспоминания:

«Веру ими ми авво Зосимо, шестьнадесять лет сотворих в пустыни сей, яко со зверьми лютыми, со своими помышлении борющися. Егда бо начинах пищи вкушати, абие хотяшемися мясом и рыбам, яже бяше во Египте. Хотяшежемися и вина любимаго мною, много бо вина пиях, егда бех в мире. Зде же не имеющи ни воды вкусити, люте распалахся и бедне терпях. Бываше же ми и желание любодеянных песней, люте возмущающи мя, и бедящи пети песни бесовския, ихже в миру навыкла бех. Абие же прослезившися, и с верою перси своя биющи, воспоминах обеты, яже бех сотворила, влазящи в пустыню сию. Мыслию идях ко иконе Пресвятыя Богородицы, Поручительницы моея, и у Тоя плакахся просящи отгнати ми помышления, тающая окаянную мою душу. Егда же довольнося плаках, и в перси усердно биях, тогда свет видях всюду облистающ мя, и тишина велика в бури место бываше ми» (8).

Окончив свое повествование, Мария просила преподобного старца на следующий год, в Великий Четверток, подойти к Иордану, приготовивши для нее сосуд со Святыми Тайнами. При этом она предсказала ему, что он в этот раз, если и захочет, но не сможет по обычаю удалиться на Великий пост в пустыню.

Вернувшись в свой монастырь, Зосима никому не объявил о бывшем, но с нетерпением ожидал следующего года, чтобы вновь увидеть преподобную. Болезнь телесная действительно не позволила ему выйти тогда вместе со всеми на уединение, в Великий же Четверток поспешил он к условленному месту, приготовив Святые Тайны и немного отшельнической пищи. Так как Мария долго не появлялась, то старец, став на берегу, начал уже с тревогой помышлять в себе, не случилось ли чего-либо, что послужило бы препятствием к столь желаемой встрече. Одолевали его и другие сомнения: как сможет перебраться она через реку, не имея здесь ни лодки, ни моста для переправы. Когда же еще думал так, преподобная, показавшись наконец и осенив себя крестным знамением, быстро направилась к нему поверх воды так, словно бы ступала по твердой дороге.

Причастившись с благоговением Пречистого Тела и Крови Христовой, Мария прочитала молитву св. праведного Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши рабу Твою, Владыко…» и просила Зосиму на следующий год опять подойти к ней на место первой их встречи, предсказывая ему, что тогда он еще раз сможет ее увидеть, но таким образом, как изволит Господь. Старец же, возвращаясь обратно, зазирал себе, что не вспомнил вовремя спросить и самого имени преподобной. По просьбе Марии Зосима возвратился ровно через год на место их первой встречи и увидел тело святой, лежавшее на песке, а рядом надпись:

«Погреби авво Зосимо на сем месте тело убогия Марьи, даждь персть персти. За мене же Господа ради молися, умершую, месяца фармутия по египетски, по римски же априлия, в первый день, в самую ночь спасеныя Тайныя Вечери» (9).

Зосима понял, что после того как год назад он причастил Марию, она чудом перенеслась в это место, куда он шел 20 дней, и преставилась ко Господу. Но и здесь Господь явил ему еще одно чудесное знамение: огромный лев, неизвестно каким образом оказавшийся в этом необитаемом месте, принялся по повелению преподобного рыть когтями могильную яму для погребения. Так упокоилось многострадальное тело этой великой подвижницы, ничего при себе не имевшей, кроме той убогой, разодранной ризы, что досталась ей от святого старца.

На этот раз Зосима уже рассказал все бывшее игумену и братии, ничего от них не утаивая, но благословляя Бога за преславные Его чудеса. Как пишет патриарх Софроний, это его повествование иноки поначалу передавали друг другу изустно, он же, когда узнал, решил предать слышанное писанию, чтобы сохранить к назиданию и для грядущих поколений.

«Да даст (Бог) мзду чтущим се, и послушающим, и повелевшему предати повесть сию написанием» (10).

Преподобная Мария Египетская. Богослужение

Вечером в среду пятой недели поста совершается служба «Мариино стояние» с чтением Великого канона Андрея Критского. На каждом стихе молящиеся кладут по три земных поклона — метания, всего их 798. А вместе с поклонами на вечерне, павечернице и часах получается около тысячи земных поклонов. В этот день полностью читается покаянный Канон Андрея Критского.

Библиотека Русской веры
Великий канон св. Андрея Критского →

Читать онлайн

Чтобы молящиеся могли немного отдохнуть, согласно церковному Уставу во время службы читается житие великой подвижницы преподобной Марии, включенное в состав Триоди Постной. В последующее воскресенье Церковь чтит память преподобной Марии Египетской. Канон преподобной был написан Симеоном Метафрастом.

Библиотека Русской веры
Канон преподобной Марии Египетской →

Читать онлайн

Тропарь, глас 8:

О тебе мати Марие, известен бысть спасения образ. Восприимши бо крест, последовала еси Христу. Творящи же и учащи, еже презрети плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней. Тем же и со ангелы радуется преподобная дух твой.

Кондак, глас 4:

Греховныя мглы отбегши, и покаяния светом озаривши свое сердце славная, приступила еси ко Христу. Сего пренепорочную и святую, Матерь, ходатаицу милостивну приведши. От онуду же и согрешением обрете отложение, и со ангелы присно радуешися.

Библиотека Русской веры
Житие преподобной Марии Египетской. Великие Минеи Четьи →

Читать онлайн в оригинале

Преподобная Мария Египетская. Иконы

Согласно традиции преподобная Мария Египетская на иконах изображается обнаженной или полуобнаженной, завернутой в часть гиматия, данного ей Зосимой. Преподобная может быть изображена с руками, скрещенными на груди, с жестом говорения или с двумя раскрытыми ладонями. На иконе с изображением преподобного Алексия Человека Божия и Марии Египетской из Сретенского монастыря в Москве мы видим традиционный для риторики жест говорения, при котором указательный и средний палец слегка перекрещены, а большой, безымянный и мизинец сомкнуты, заимствованы из античной культуры. Этими жестами святые обращались с покаянной молитвой к Богу и ко всем людям, пришедшим в храм.

Преподобные Мария Египетская и Алексий, человек Божий. Из Сретенского монастыря в Москве. Москва, музей им. Андрея Рублева. Середина XVII века

В русской иконописи середины — второй половины XVII века были распространены патрональные изображения преподобной Марии Египетской и Алексия, человека Божия — небесных покровителей царя Алексея Михайловича и его первой супруги Марии Милославской. Милославская считала ее своей небесной покровительницей. Часто преподобная Мария Египетская изображается со святым Зосимой в эпизодах, которые описаны в иконописном подлиннике следующим образом: «…стоит Мария нагая, а Зосима дает мантию, зрит назад. В другом месте дает Зосима причастие Святых Таин, стоят у реки Иордана, гора низка вохра над Иорданом, около их деревца, приличныя пустынным местам, изображена» (Филимонов. Иконописный подлинник.).

Преподобные Зосима и Мария. Икона-таблетка. Русь. XVI векСвятитель Алексий Человек Божий и преподобная Мария Египетская. Весна 1648 г. Икона написана к бракосочетанию царя Алексея Михайловича с царицей Марией ИльиничнойЭпизоды из Жития преподобной Марии Египетской. Строгановский иконописный лицевой подлинник. 1 апреля (фрагмент). Русь. Конец XVI — начало XVII в. (издан в Москве в 1869 году). В 1868 году принадлежал графу Сергею Григорьевичу Строганову

Известна икона с житием преподобный Марии Египетской второй половины — конца XIV веков из ризницы монастыря Хиландар на Афоне, все ее поле занято шестнадцатью клеймами, в которых иллюстрируются отдельные сцены жития преподобной.

На Руси житийные иконы Марии Египетской получают распространение в XVII веке, что связано, как говорилось выше, с тем, что Преподобная была патрональной святой царицы Марии Ильиничны Милославской.

Икона преподобная Мария Египетская с житием. XVII век

Помимо поясных и ростовых изображений преподобной Марии Египетской широкое распространение в византийском и древнерусском искусстве получил сюжет причащения Марии преподобным Зосимой. В византийской живописи сложилась устойчивая иконографическая схема данного сюжета. Старец Зосима и преподобная Мария Египетская изображаются в рост, обращенными вполоборота друг к другу. Святой Зосима облачен в монашескую рясу, мантию и куколь, снятый, обычно, с головы. В одной руке он держит чашу со Святыми Дарами, в другой — лжицу, которую подносит к устам Марии. Преподобная Мария изображается с непокрытой головой, одетой в рубище. Ее худые руки крестообразно сложены на груди или в молитвенном жесте протянуты к Святой Чаше.

Причащение преподобной Марии. Фреска. Церковь св. Андрея на Треске в Македонии. Сербская Православная Церковь. 1388 — 1389 годыПреподобная Мария. Дионисий. Фреска. Ферапонтово. 1502 годПреподобная Мария Египетская с житием. Рождественский собор на Рогожском кладбище в Москве

На миниатюрах рукописей история Зосимы и преподобной Марии стала предметом для иллюстрации Псалтыри. Например, в Киевской Псалтыри (1397 г.) соединены два события: встреча в скалах (Зосима отворачивается, протягивая Марии свою верхнюю одежду); ниже — на берегу Зосима причащает Марию.

Встреча преподобных Зосимы Палестинского и Марии Египетской. Миниатюра из Киево-Печерской Псалтири. 1397 г. (РНБ. ОЛДП. F. 6. Л. 175 об.)

Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС Р17-701-0028

© Издательский дом «Никея», 2017

© ООО «Никея», 2017

* * *



Кто такой святой человек? Наверное, это тот, кто с самого детства всё и всегда делал правильно – слушался родителей, не грубил старшим, хорошо учился… А потом вырос, ушёл в монастырь и стал там святым! Ведь так же, верно?

Так-то оно так. Но бывают случаи, когда и детство, и юность свою человек проводит ну совсем не по-святому. И хулиганит, и безобразничает, и учится кое-как. Увидишь такого на улице, обойдёшь десятой дорогой на всякий случай. Но коснётся Бог его сердца – и человек вдруг изменится. Да так сильно, что его и не узнаешь, если встретишь. Вместо пакостей начнёт делать людям добро, помогать, заступаться за слабых.

А иногда – удивительное дело – как раз из таких людей и получались самые великие святые. Об одном подобном случае эта книга.

* * *

Тиха весенняя ночь в Палестине. Лишь ветерок шепчет что-то зарослям тростника на берегу реки Иордан. Или большая рыба лениво плеснёт хвостом по водной глади и снова скроется в тёмной глубине. Яркая луна сияет на чёрном небе. Спит природа. Спит и небольшой монастырь, стоящий на берегу. Монахи отдыхают после дневных трудов и вечерней службы. Но что это?

Еле слышно скрипнули ворота монастыря. Высокий седобородый монах аккуратно прикрыл их за собой и торопливыми шагами поспешил к реке. В одной руке у него корзинка с инжиром, финиками и маленькой плошкой варёной чечевицы. Другой рукой он бережно прижимает к груди потир – Чашу с Пречистым Телом и Кровью Христовыми. Но кого же собрался он тайком причащать ночью на берегу Иордана? Кому приготовил своё скудное угощение?

В пятое воскресенье Великого поста, 5 апреля (23 марта ст.ст.) совершается память прп. Марии Египетской, жизнь которой явилась для нас образцом истинного покаяния и неизреченного милосердия Божия к кающимся.

Неделя шестая. Мария Египетская
Священномученик Сергий Мечёв

«Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В последнюю неделю Великого поста Церковь дает нам образ жены, шедшей долгим путем покаяния, очищения своей души и пришедшей к Господу – образ Марии Египетской. Она говорит нам как бы о том, что если в предыдущей седмице мы соприкоснулись с другим великим подвижником – Иоанном Лествичником – соприкоснулись с образами мужа, то пусть жены не думают о том, что дело спасения – жизнь в Боге – не их меры, не по их силам.

Церковь дает нам образ жены – великой грешницы и великой праведницы. Она дает нам его как подтверждение всего того, что мы слышали в храме в течение Великого поста и того, что говорил нам великий учитель наш –Иоанн Лествичник.

Мария Египетская – одна из величайших грешниц.

Когда читаешь житие Марии Египесткой, убеждаешься, насколько в поучениях Св. Отцов, хотя бы в изложении Иоанна Лествичника, правдиво изображена человеческая душа, и насколько вообще духовная жизнь закономерна. …» azbyka.ru

Тропарь, глас 8:
В тебе́, ма́ти, изве́стно спасе́ся, е́же по о́бразу,/ прии́мши бо крест, после́довала еси́ Христу́/ и, де́ющи учи́ла еси́ презира́ти у́бо плоть, прехо́дит бо,/ прилежа́ти же о души́ ве́щи безсме́ртней.// Те́мже и со А́нгелы сра́дуется, преподо́бная Мари́е, дух твой.
Кондак, глас 4:
Греха́ мглы избежа́вши,/ покая́ния све́том озари́вши твое́ се́рдце, сла́вная,/ пришла́ еси́ ко Христу́,/ Сего́ Всенепоро́чную и святу́ю Ма́терь/ Моли́твенницу ми́лостивную принесла́ еси́./ Отону́дуже и прегреше́ний обрела́ еси́ оставле́ние,// и со А́нгелы при́сно сра́дуешися.
Молитва:
О вели́кая Христо́ва уго́днице преподо́бная Мари́е! На Небеси́ Престо́лу Бо́жию предстоя́щи, на земли́ же ду́хом любве́ с на́ми пребыва́ющи, име́ющи дерзнове́ние ко Го́споду, моли́ спасти́ рабы́ Его́, к тебе́ с любо́вию притека́ющыя. Испроси́ нам у Великоми́лостиваго Влады́ки и Го́спода ве́ры непоро́чное соблюде́ние, градо́в и ве́сей на́ших утвержде́ние, от гла́да и па́губы избавле́ние, скорбя́щым утеше́ние, неду́гующым — исцеле́ние, па́дшим — возста́ние, заблу́ждшим — укрепле́ние, в дела́х благи́х преспе́яние и благослове́ние, сирота́м и вдови́цам — заступле́ние и отше́дшим от сего́ жития́ — ве́чное упокое́ние, всем же нам в день Стра́шного Суда́ одесну́ю страны́ о́бщники бы́ти и блаже́нный глас Судии́ Моего́ услы́шати: прииди́те, благослове́ннии Отца́ Моего́, насле́дуйте угото́ванное вам Ца́рствие от сложе́ния ми́ра, и та́мо пребыва́ния во ве́ки получи́ти. Ами́нь.

(Счетчик просмотров — 15)

Третьей, из святых (наряду со св. Григорием Паламой и преподобным Иоанном Лествичником), ставших символами великопостного «училища благочестия» входит святая Мария Египетская.

В молодости она была всем известной в Александрии блудницей. Она сама признавалась, что, уйдя от родителей в двенадцатилетнем возрасте и потеряв чистоту, «неудержимо и жадно влеклась к мужчинам». Не корысть и не бедность заставляли её жить среди падших, а порок, подчинивший её волю. Поводом, началом ко всему послужила гордость от сознания своей молодости и редкой красоты «Я торговала собой не ради корысти. …Поступала я так, чтобы привлечь к себе большее число желающих. Это была моя жизнь: я почитала жизнью постоянное поругание своего тела».

Разгульная жизнь падшей девушки продолжалась 17 лет. Однажды, Мария примкнула к паломникам, направлявшимся в Иерусалим

Разгуливая по Святому городу и «охотясь за душами юношей», — как гласит житие, — Мария увидела людей, шедших в храм Воскресения Христова. Здесь хранилась величайшая христианская святыня — Голгофский Крест.

Вместе с толпой молящихся, Мария вошла в притвор, но ее попытки проникнуть внутрь храма были тщетны. Какая-то невидимая сила отбрасывала ее с порога обратно. Наконец, она сдалась и отступила в угол притвора.

И только в эту минуту, в притворе, она впервые ужаснулась себе от того, что поняла: Бог её видит.

Изумлённая явным знаком Божия противления и сама увидевшая себя отнюдь не прекрасной, а, напротив, нечистой и недостойной, она заплакала всё сильнее и сильнее, до отчаяния. И тут взгляд её упал на икону Божией Матери.

Как противоположность ей самой — с образа сияла кроткая, одухотворённая красота. Взгляд Девы Марии поразил египтянку, а полуулыбка Матери Христа подала робкую надежду.
«И тогда, — рассказывала она впоследствии, — мне открылась причина, по которой не дано мне было узреть животворящее древо Креста, ибо духовные очи мои озарило слово спасения, указуя, что мерзость дел моих закрывала мне доступ в храм И тогда она припала к Богородице, как к единственной, Кто, вопреки всему, непонятно, необъяснимо не гнушается ею…. Я начала плакать и скорбеть, ударяя себя в грудь и из глубины души испуская стоны, и тут увидела над собой икону Пресвятой Богородицы».

Несвязными, сбивчивыми были её слова, прерывавшиеся рыданиями. Она просила только об одном — не отвергать её до конца, если возможно, просить для неё прощения у Бога, помочь ей подняться, дать ещё время для искупления прошлой осквернённой жизни. Как мать умеет понять невнятный лепет ребёнка, так распознаёт Богоматерь движения в христианской душе. А ещё через некоторое время, уже ясно почувствовав милость Богородицы, Её отзывчивость и святое заступление, египтянка уже не как «чужая», «отвергнутая», а как дитя, нашедшееся, наконец, и ободряемое родителями, свободно прошла сквозь множество народа и не склонилась, а упала возле Распятия на Голгофе. В эту минуту она скорее чувствовала, чем осознавала, что уже искуплена и прощена, что на этом самом месте Господь понёс все её грехи. Надо только отречься от прежней жизни и стать достойной Его, не предать и не забыть этого уже никогда…

Долго молилась грешница ещё перед иконой Богоматери, благодаря свою Заступницу и Поручительницу и обещая исправить жизнь, пока не услышала голос: «Перейди Иордан, и обретёшь блаженное успокоение!»

В храме св. Иоанна Крестителя у Иордана она причастилась, затем переправилась на восточный берег святой реки и исчезла из мира.

Находясь в пустыне, в одиночестве её испытывали искушения. В её Житие говорится:
«Когда я садилась есть, мне хотелось мяса и египетской рыбы, хотелось вина, столь мной любимого, ибо, живя в миру, я много его пила; здесь же, не находя и воды, я сгорала от жажды и несказанно страдала. Посещала меня и безрассудная тоска по разгульным песням, постоянно смущая меня и побуждая напевать их демонские слова, которые я помнила. Тогда я плакала и била себя в грудь, вспоминая об обете, который дала, удаляясь в пустыню, и однажды мысленно очутилась я пред иконой Богоматери, моей поручительницы, и жаловалась ей, умоляя прогнать соблазны, осаждающие мою злосчастную душу. Однажды, когда я долго плакала и сколько доставало сил наносила себе удары, какой-то свет внезапно озарил меня. И с тех пор настала для меня после треволнения великая тишь. Как, авва, поведаю тебе о помышлениях, снова толкавших меня в блудный грех? В моем злосчастном сердце горело пламя и всю меня жгло, возбуждая похоть. Едва этот помысел посещал меня, я бросалась на землю и обливала ее слезами; мне думалось, что моя заступница и хранительница явилась сюда, чтобы покарать нарушительницу обета. Случалось, я по суткам лежала так, пока тот сладостный свет не изливался на меня, прогоняя соблазнявшие ко греху помыслы»

Борясь с искушениями и преодолевая их, Мария провела в пустыне следующие 17 лет, прежде чем встретила первого живого человека — иеромонаха Зосиму, промыслительно уединившегося во время Великого поста именно в этом месте. Он упросил Марию, ставшую теперь подвижницей, поведать ему историю ее жизни. Во время их совместной молитвы святая на локоть отрывалась от земли. Старец исполнился благоговейного трепета, со слезами обнимал ее стопы и просил у нее благословения. А Мария называла себя грешницей, не имеющей добродетелей, и просила у него благословения.

Они условились встретиться у Иордана, ближе к его монастырю, на следующий год, чтобы Мария смогла причаститься. По промыслу Божию, это случилось в Страстной четверг. Стоявший на западном берегу реки старец увидел, как Мария осенила Иордан крестным знамением и «пошла по воде немокренно». Приняв из его рук принесенные Святые Тайны, «она воздела руки к небу, стала стенать и плакать и вскричала: Ныне отпущаешь рабу Твою, Владыко, по слову Твоему, с миром. Ибо видели очи мои спасение Твое». Тайный смысл этой Симеоновой молитвы был для Зосимы скрыт, потому что святая сама попросила его: «Сейчас ступай в свой монастырь, а на следующий год снова приди в то место, где я в первый раз тебя увидела. …И вновь по воле Божией увидишь меня». Старец возвратился, «исполненный ликования и великого страха, коря себя за то, что не спросил имени святой; однако надеялся сделать это в следующем году».

Придя через год в пустыню, он увидел в устье высохшей реки «ту святую женщину, лежащую мертвой; руки ее были сложены по обычаю, а лик обращен к восходу». Оплакав ее и сотворив погребальную молитву, он вдруг увидел начертанную на песке надпись: «Здесь схорони, авва Зосима, останки смиренной Марии и прах предай праху, непрестанно вознося молитвы Господу за меня, скончавшуюся в ночь Страстей Спасителя, по принятии Святых Тайн». Это означало, что она скончалась еще год тому назад, через несколько часов после их второй (и последней) встречи, 1 апреля 522 года, в Великую пятницу. Могилу для ее погребения старцу помог вырыть огромный лев, охранявший тело святой.

Предание о жизни грешницы-святой хранилось в монастыре Зосимы, а позднее было записано как «Житие Марии Египетской, бывшей блудницы, честно подвизавшейся в Иорданской пустыне», написанному, по преданию, святителем Софронием Иерусалимским.

Жизнь св. Марии Египетской это двуединый символ деятельного раскаяния, преображающего все существо человека, и ответное Божие милосердие.

Отчаявшиеся, запутавшиеся в жизненных обстоятельствах люди прибегают к её молитвам. Её пример указывает возможность спасения, для любого человека условиями которого являются : искреннее сердечное покаяние, упование на помощь Господа и Богоматери и твёрдое решение положить предел греховной жизни.

А. Соколовский

икона Богородицы «ЕГИПЕТСКАЯ»

Местночтимая

На древних списках Египетской иконы Пресвятой Богородицы середины XI века Богомладенец держит в левой руке развёрнутый свиток. В более поздних изображениях этого свитка не стало. Существует предположение, что возникло это из-за ошибки иконописца, который копию ЕЛЕЦКОЙ иконы Божией Матери назвал Египетской.

Также читайте у нас на сайте:

Земная жизнь Богородицы — Описание жизни, рождества, успения Божией Матери.

Явления Богородицы — О чудесных явлениях БогоМатери.

Иконы Божьей Матери — Информация о видах иконописи, описания большинства икон Божией Матери.

Молитвы Богородице — Основные молитвы.

Жития Святых — Раздел посвященный Житиям Православных Святых.

Начинающему христианину — Информация для тех, кто недавно пришел к Православной Церкви. Наставления в духовной жизни, базовая информация о храме и т.д.

Православные притчи — Сборник небольших притч (историй)

Литература — Собрание некоторой Православной литературы.

Православие и оккультизм — Взгляд Православия на гадания, экстрасенсорику, сглаз , порчу , йогу и подобные «духовные» практики.

Суеверия — Описание некоторых суеверий.

Православный интернет курс дистанционного обучения (бесплатный)

Рекомендуем пройти этот курс всем начинающим Православным Христианам. Обучение через интернет проходит два раза в год, запишитесь на следующие курсы сегодня!

Первое Православное радио в ФМ диапозоне!

Можете слушать в автомобиле, на даче, везде где у вас нет доступа к Православной литературе или другим материалам.

http://ofld.ru — Благотворительный Фонд «Лучик Детства» — это добрые и великодушные люди, объединившиеся вместе ради помощи детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации! Фонд поддерживает детей из 125 социальных учреждений 8 областей России, в том числе и малюток из 16 домов ребенка. А это дети-сироты из Челябинской, Свердловской, Курганской, Оренбургской и Самарской областей, а также дети Пермского Края, Республики Башкортостан и Удмуртской Республики. Основной задачей при этом остается обеспечение всем необходимым детей из домов ребенка, где находятся самые маленькие наши подопечные – детки в возрасте от 1 месяца и до 4 лет.

Мария Египетская, святая подвижница, десятки лет спасавшаяся в пустыни, вспоминая с великим смущением о бесстыдных грехах молодости, которым предавалась даже в святом граде Иерусалиме, рассказывала и о том, как не пустила ее там в церковь богородичная икона. Сколько Мария ни пыталась войти в храм, чтобы помолиться, какая-то неведомая сила все отбрасывала и отбрасывала ее от порога. Зарыдала она тогда и взмолилась истово перед образом: «О Дево, Владычице! Праведно мне, блуднице, быть отвергнутой от Твоей чистоты, но знаю и то, что для того Бог и стал человеком, чтобы призвать грешных на покаяние. Помоги мне, Пречистая. Будь доблестной Поручительницей. Обещаю с этого времени уже не осквернять себя плотскою скверной, но как только увижу Древо Креста Сына Твоего, отрекусь от мира и тотчас уйду туда, куда Ты наставишь меня». И после этой покаянной молитвы уже никто не оттеснил ее от дверей и вместе со всеми она сподобилась видеть Животворящий Крест Господень.

По отдельным свидетельствам, образом, перед которым молилась преподобная, была икона Божией Матери, находившаяся некогда в храме Воскресения Христова в Иерусалиме. По преданию, она, как и некоторые другие из дошедших до нас древних икон, была создана евангелистом Лукой еще при земной жизни Небесной Владычицы.

В Россию Образ Божией матери Иерусалимской попал в 988 г., год Крещения Руси, в качестве подарка из Константинополя князю Владимиру, крестившемуся в Херсонесе и обвенчавшемуся здесь же с сестрой царей Василия и Константина Анной.

Принесенная из Херсонеса икона пробыла в Киеве недолго. После трудного крещения новгородцев, в котором Добрыня, дядя Владимира, действовал огнем, а его тысяцкий Путятя — мечом, киевский князь отдал им в утешение Иерусалимский образ.

В 1569 г. Иоанн Грозный получил донос от некоего Волынца, что новгородцы надумали переметнуться к польскому королю. Будто бы и грамота об этом была уже написана и положена за образом Божией Матери в Софийском Соборе. Посланными людьми грамота эта была сыскана там, где и указывалось, и по разысканию подписи на ней тоже признали подлинными. Вступив в 1570 г. в Новгород, царь приказал предать полному разгрому все местности, а приведенных к нему на суд новгородцев пытали, жгли и сбрасывали в воду вместе с женами и детьми, где их докалывали, чтобы никто не мог спастись.

Вместе с прочим имуществом была отобрана у новгородцев и их древняя реликвия. В Москве Иерусалимскую икону поместили в Успенском соборе Кремля, где она с почетом хранилась до 1812 г. Во время стояния французских полчищ в Москве в соборе была устроена конюшня. Чтобы удобнее было хранить упряжь, в иконы и стены вбивались гвозди. Образа с икон здесь же переливали в слитки, чтобы удобнее их было переправлять во Францию. Французы вели себя в Кремле хуже татар в Киеве и Владимире. Сберегаемое столетиями погибло в месяц. Что сталось с древней Иерусалимской иконой, неизвестно. По многим утверждениям, она была увезена во Францию, а место ее в Успенском соборе занял список, взятый из другой кремлевской церкви — Рождества Богородицы, что на Сенях, располагавшейся в жилых палатах московских царей.

Второй почитаемый список Иерусалимского образа пребывает ныне в Покровском соборе в Измайлове. Особой любовью москвичей он был окружен после 1866 г., когда крестный ход с ним избавил от холеры жителей нескольких сел близ Коломенского.

Во время крестного хода исцелилась тогда от слепоты и одна семилетняя девочка, дочь раскольников-поповцев. Мать ослепшей давно желала обратиться с молитвой к чудотворной иконе, но ее удерживал страх перед единоверцами. Тут же она решилась, и не только сама припала к Иерусалимской, но и заставила дочь приложиться к иконе. Вначале у девочки на глазах появились слезы, но когда во время крестного хода она припала к иконе во второй раз, даровано было ей и зрение.

Измайловский чудотворный список был написан во второй половине XVII в. в Оружейной палате Кремля. Он велик по размерам и вместе с устроенным для его ношения ковчегом очень тяжел. Несмотря на это икону часто отпускали в дома и селения для молебствований.

В 1932 г. Покровский собор был разорен. Его использовали потом как овощной, бумажный склад, хотели даже переоборудовать в музыкальный зал. Среди немногих сохранившихся икон оказалась и Иерусалимская, которую передали в храм Рождества Христова в Измайлове. После возвращения собора Русской Православной Церкви икона была возвращена на прежнее место почерневшей с едва различимыми деталями, но со временем, даже в условиях ремонта храма, краски ее становились ярче, а контуры отчетливее, будто какая-то высшая сила заботилась об обновлении чудотворного образа.

Еще один чудотворный список с Иерусалимской иконы находился в Троицкой Кривоезерской пустыни, что располагалась у города Юрьевца (ныне Ивановская область). Этот монастырь был затоплен водохранилищем, и светлой памятью о нем служит теперь «Тихая обитель» — едва ли не лучшая левитановская картина, вызвавшая фурор на выставке передвижников: шаткий мосток через реку и вросший в лес монастырь, где ничего нет суетного, лишь один Бог в чести.

Кривоезерская икона была написана в 1709 г. иноком Корнилием до пострижения известного под именем Кирилла Уланова. Во все время ее написания, от всего отстраняясь, он хранил строгое воздержание «чина ради чернеческаго», а более ради «иконы оныя Богородичныя». Только плакал и непрестанно молился Небесной Заступнице, чтобы помиловала она его и труд им задуманный. Ставший в скором времени игуменом монастыря Леонтий, долго молившийся о даровании списка с московской иконы, когда увидел работу Корнилия, так возрадовался душой, что ощутил будто и не земную, а небесную радость: так чуден и благолепен получился писанный Корнилием образ.

Первое прославление этой иконы произошло в 1781 г. Случившийся тогда пожар истребил большую часть монастырских зданий, и казалось, что огонь уничтожит и Троицкий храм. Но хотя пламя проникло и в него, сам он остался цел и Иерусалимская сияла в нем, как и до пожара, хотя все другие иконы были сильно повреждены. Только на левой руке Пречистой образовался бугор, какой бывает у людей от ожога, но и он со временем исчез.

В 1848 и 1853 гг. в окрестностях Кривоезерской обители свирепствовала холера и было замечено, что в тех местах, куда приносили икону, болезнь или совсем прекращалась, или сильно ослабевала. То же благодатное действие иконы замечали и при массовых падежах скота. В 1859 г. Иерусалимский образ по просьбе отчаявшихся жителей был вынесен священниками к огню, неумолимо распространявшемуся по Юрьевцу, и мгновенно ветер переменил свое направление на неопасное…

В памяти окрестных жителей сохранилось предание и об исцелении одной девушки от водянки. Она дала обет сопровождать всюду по деревням носимый образ Иерусалимской Божией матери. В один из дней, идя за иконой по лесу, девушка так ослабела, что упала без чувств. В забытьи привиделась ей благолепная Дева, пытавшаяся ее пробудить. Очнувшись, больная почувствовала себя совершенно здоровой, только на боку у себя она заметила сочившуюся водой язву.

Следы Кривоезерского образа ныне утеряны, но точный список с нее, писанный в 1825 г. иеромонахом Нило-Сорской пустыни Никоном, «по особенному внушению промысла Божия» был препровожден в русский Афонский Пантелеимоновский монастырь, где он хранится над царскими вратами соборного Покровского храма.

Еще одним прославленным списком с чудотворной иконы из Успенского собора был бронницкий, хранившийся в городском храме, посвященном Иерусалимской иконе Божией Матери. Полагают, что список этот был сделан еще в XVI в. Какое-то время он находился в кладбищенской часовне, но в 1771 г. его перенесли в храм. Подмосковная икона прославилась тогда своей целительной силой при излечении больных моровой язвой. Множество исцелений от нее произошло и в холерные эпидемии. В 1866 г. бронницкая икона была принесена в объятый холерой Подольск. Болезнь сразу пошла на спад и вскоре совсем прекратилась. С тех пор Иерусалимская бронницкая икона стала в Подольске чрезвычайно почитаемой. Приносить ее крестным сорокаверстным ходом в Подольск с особенной торжественной встречей под звон колоколов и пение тысяч богомольцев стали ежегодно. С нее сделали и особый список для помещения в подольском Троицком соборе.

Список с бронницкой иконы был передан и в Крестовоздвиженскую женскую обитель Подольского уезда Московской губернии. Сюда же был дарован святителем Московским Филаретом и другой список с Иерусалимской иконы.

Пред иконой Пресвятой Богородицы Иерусалимской молятся в скорби, печали и унынии, об исцелении от слепоты, болезней глаз и паралича, при эпидемии холеры, об избавлении от падежа скота, от пожара, при расслаблении, а также при нападении врагов.

 
Пресвятая Богородица, спаси нас!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *